Вход

Закон и право

Реферат по праву и законодательству
Дата добавления: 23 января 2002
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 290 кб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу
Закон и право Всем , казалось бы , ясные понятия закона и права , явля ющиеся краеугольными понятиями теории , до настоящего времени мало удовлетворяют юристо в . Это может быть объяснено многими причин ами , в частности , сложностью теоретического ра зличения данных понятий в реальной жизни людей и юридической практике , неизменно п риводящими к выводу , что объединение их более полезно нежели предполагаемая возмож ная дифференциация. И прежде и теперь понятия закона и права как разделялись , так и объединялис ь (См .: Общая теория государства и права . Академический курс . М ., 1998. С . 18-2 2.) Однако установление тождественности закона и права л ибо , напротив , проведение разграничительных линий между ними в значительной степени вызван о разнообразностью представлений в теоретических разработках , не позволяющих опереться на исходные понятия дл я использования их в целях изучения и преподавания. В самом деле , когда мы говорим о праве , но подразумеваем под ним законодател ьство , становится невразумительным сам предмет нашего изучения или преподавания . Что препо дают в юридических вузах — право или за конодательство ? Что изучают юристы-исслед ователи — закон или право ? Что применяют судьи — закон или право по аналогии (п . 2 ст . 6 ГК РФ ) ? Множество серьезных исследований посвящено данным проблемам , но сам процесс исследован ия , вероятно , бесконечен , пос кольку любая разработка неизбежно будет отражать авторскую индивидуальность и неповторимость . Нельзя , по- видимому , предложить теорию , с которой все юристы были бы согласны хотя в основном , ибо все по-разному не только понимают , но и оценивают жизненные яв л ен ия и правовую действительность. В настоящей статье будет сделана попы тка показать единство и различие закона и права , основанная на нескольких исходных постулатах из области мистических явлений . Ос новной из них проистекает из веры в Т ворца всего сущего , Господа Бога нашего Иисуса Христа , Который есть путь , истина и жизнь , единственный источник власти на земле и исходящих от нее законов , зап оведей , постановлений . Предвечный Создатель дал Свои законы (в их числе и нравственный закон ) не только людям , но и Ц еркви , Главой которой Он является . Свя тая Церковь как олицетворение Царства Божьего на земле законодательствует для людей , об ъединенных верой и законом Божьим , по всей планете. Через помазание н царство власть зако нодательствовать дается государям земных ц арств. Светская власть законодательствует суверенно , либо согласуя свои законы с законами Божиими , либо действуя от имени народа или своего собственного. Внутри светских государств законодательствую т уполномоченные властью субъекты. Закон как веление Если закон не отождествлять с п равом , то взятый сам по себе он предст анет перед нами велением власти , сформулирова нным как правило поведения . Власть , давая свое веление , желает добиться от людей име нно такого поведения (и соответствующего обра за мыслей ), котор о е в законе вы ражено как эталон , как критерий для сравне ния с фактическим деянием каждого . Закон в ыражает высшую по отношению к человеку во лю , которой в идеале он должен следовать . Поскольку , однако , подвластные закону люди в свою очередь сотворены со своб о дной волей , восприятие ими модели пове дения , установленной законом , всегда будет про блематичным , — их обуревают собственные помы слы и хотения . С этой точки зрения зак он есть словесное выражение конкретного прави ла поведения , продиктованного высшей властью, которое , конечно , нельзя рассматривать в качестве «листов бумаги с чернильными пя тнами» ( Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности . Т . 2. СПб ., 1909. С . 326pan>) Это очень верно , если принять во вниман ие тот дух , который вложен в каждый закон . В таком контексте деление законов на Божии и человеческие (См .: там же С . 543-544) не только оправдано , но и позволяет выстроить иерархи ю законов по присутствию в них именно духовного момента . Историческая школа и осо бенно Фридрих Ка рл фон Савиньи (См .: Шершеневич Г.Ф. Общ ая теория права . Вып . 2. М ., 1911. С . 478-486) не напр асно пытались отыскать в законах «народный дух» . Дух законов может иметь решающее практическое значение для различения «правовых» и «неправовых» законов , поскольк у нек оторые человеческие законы продиктованы светском у законодателю поистине вражескими силами , но не Святым Духом . Для примера достаточно вспомнить законы , отменяющие запрещение абор тов ; о многобрачии ; о разрешении эвтанации ; об уничтожении людей по расо в ым или национальным признакам ; о борьбе с религией и священнослужителями ; о допущении практики сатанинских культов и т.п. Закон как акт , содержащий правило пове дения , можно классифицировать с точки зрения источников , от которых он исходит . Источн иком закон а (властного правила поведения ) прежде всего выступает Бог , даровавший в сем без исключения людям Свои законы , запо веди , постановления ; Он впечатлел в совесть человека Свой нравственный закон , сквозь ко торый фильтруются мысли , слова и дела всех людей , даже отрицающих Его благую волю. Закон как властное правило поведения может иметь своим источником Святую Церковь , государя , государства (его законодательных и учредительных собраний ; групп , утверждающих к онституцию ; народного волеизъявления на референду ме и т. п .), уполномоченных государством субъектов (Государственной Думы , правительства , гла вы государства и т.п .), автономных субъектов , которым государство делегировало полномочия за конодателя для определенных групп людей (лока льные акты акционерных обществ ; по с тановления общин ). Источником закона могут быть акты нескольких государств , международн ых сообществ , признанных обязательными для их участников. Таким образом , понятие «источник закона» можно было бы отнести к той власти , которая излагает правило поведения для подвластных , но не к «форме выражения п рава» (См .: Новицкий И.Б. Источники гражданского права . М ., 1959. С . 7), не к материальному носителю правил поведе ния (каменные скрижали , папирус , дискета , бумага и т.д .), не к духу законов . С этой точки зрения и сточником закона будет власть , от которой исходит правило поведени я , доступное восприятию подвластного субъекта. Обозначение для закона не имеет сущес твенного значения и может быть различным , если сам законодатель в иерархии своих ве лений не дифференцирует их по тем и ли иным причинам . Например , «Правила возмещени я вреда , причиненного работнику увечьем или иным повреждением здоровья...» были утверждены постановлением Верховного Совета РФ (См .: Ве домости РФ . 1993. N 2. Ст . 71). Ни сами «Правила...» , ни утвер д ившее их постановление не именовались законами в строго формальном смысле . Но впоследствии Государственная Дума вносила в них изменения именно законами (См .: СЗ РФ . 1995. N 48. Ст . 4562), подтверждая , что пост ановление и «Правила ...» по сути тот ж е закон. В этом смысле как закон (т.е . акт , содержащий властные правила поведени я и исходящий от одного из упомянутых выше источников ), должно было рассмотрено лю бое правило поведения , поименованное самым ра зличным титулом : декретом , ордонансом , каноном , догматом, правдой , конституцией , заповедью , ук азом , указанием (например , Центробанка России ), приказом , распоряжением и т.д . и т.п . Разнови дностей закона может быть великое множество , но все они должны происходить из стр ого определенного источника , быть актом его в ласти , определять поведение подвласт ных субъектов , наделяя их правами и обязан ностями . Не составляют исключения законы , запо веди , постановления , обращенные к одному или нескольким лицам , поскольку правило поведения для одного лица ничем не отличается от т а кого же правила , данного многим или всем . Действие конституции распрос траняется на каждого , находящегося под юрисди кцией данного государства , что одновременно о значает : и на всех . Закон , принимаемый Госу дарственной Думой для обеспечения семьи депут ата В.С. Мартьемянова (См .: СЗ РФ . 1994. N 33. Ст . 3408), напротив , не распространяется на всех г раждан Российской Федерации , но не перестает от этого быть законом . Отсюда следует , что суть закона заключена не в количес тве лиц , к которым он обращен , а во власти т е х источников , которые могут издавать обязательное правило поведения . Конечно , в научных целях и для пре подавания деление властных актов на общеобяза тельные и индивидуальные имеет определенное з начение , поскольку позволяет установить имеющееся между ними р азличие . Однако это р азличие не раскрывает самостоятельной властной природы законов , взятой самой по себе . В плане обязательности для подвластного субъек та установленного для него правила поведения не меняется ничего , если в силу этого правила он должен с о вершить действие или воздержаться от него . Поэтому можно различать властные акты , содержащие п равила о деяниях , от актов , не имеющих таких правил . Например , указ Президента об отставке председателя правительства удовлетворяет отмеченным выше признакам зак о на , т.к . исходит от надлежащего источника , являе тся актом власти и формулирует правило по ведения конкретного лица , определяющее его пр ава и обязанности . Напротив , указ о награж дении конкретного кавалера орденом или иной наградой , не содержит для награжден н ого правила поведения , хотя и наделяет его правами . Точно так же не будет законом постановление Государственной Думы , сод ержащее заявление по политической проблеме , п риказ о наложении дисциплинарного взыскания и ли штрафа , поскольку в них не сформулирова но правило поведения , а лишь запус кается в действие санкция закона либо выр ажается общественное мнение. В идеале любой закон должен содержать в себе и нравственный закон , поскольку нельзя допускать существование недобрых и несправедливых законов . По мысли В.С . Сол овьева , считавшего право некоторым минимумом нравственности , задача егосостоит «не в том , что лежащий во зле мир превратился в Царство Божие , а в том , чтобы он до времени не превратился в ад» (Цит . по : Трубецкой Е.Н. Л екции по энциклопедии права . М ., 1913. С . 25 ). Подавляющее большинство юристов считает , что мораль и закон , хотя и имеют много общего , но различаются еще существеннее (См .: Общая теория государства и права . Академ ический курс . С . 74-79). С этим , вероятно , нужно согласиться , хотя вопрос о присутств ии нравственности в законах все же остает ся открытым при том несомненном факте , что источники морали и законов одни и те же , а мораль тоже является правилом п оведения . Речь , видимо , должна идти о самом понимании морали , которой руководствуется з а конодатель ; о том , что под мор алью часто понимают «общественное мнение» , «о бщественное осуждение» или «общественное принужд ение» , имеющие с ней мало общего , поскольк у она индивидуально руководит деяниями людей. Какими моральными правилами будет руковод ство ваться законодатель , принимая законы о моногамном браке , запрещении абортов , об отмене смертной казни , о запрещении порнограф ии , о запрещении сатанинских сект и фашист ских организаций ? Ведь мораль есть не толь ко представление о добре и зле , но доб рое или з лое , справедливое или н есправедливое поведение. Вероятно , нужно различать , прежде всего , источники моральных правил . Первым нужно пр ославить Господа нашего Иисуса Христа , явлени е Которого в мир спасло человечество . Учен ие Божие , Его законы , заповеди , поста но вления , Его мораль спасли людей от рабства греху и подчиненности морали дьявола. Можно констатировать , что огромная област ь общественных отношений , подвергающаяся оценкам , биполярна , а нравственность человека определ яется ответом на вопрос , с кем он : с Б огом или вне Его ? И поскольку до настоящего времени не доказано наличие какой-либо иной морали , кроме морали конкрет ных религий , нужно признать , что вне веры нет нравственности. Поэтому нравственность и справедливость н е только «присутствуют» в законах как оценки поведения людей , но и определяют само их существо . Статья 55 Конституции РФ предусматривает возможность ограничения прав и свобод граждан в той мере , в какой это необходимо в целях защиты нравственнос ти. Тем самым не только права и свобо ды человека и гражданина ограничиваются рамками поведения людей в пределах нравств енности данного общества , но и законодатель не вправе при издании законов исходить из безнравственных соображений. Рамки закона , определяющие юридически зна чимое поведение человека , мно гоаспектны и не могут ограничиваться только областью морали и справедливости . Это связано с сод ержанием законов , которое охватывает собой на ряду с правилом поведения , вытекающие из н его права и обязанности субъектов , а также юридические факты и санкции. Де йствующее законодательство как сово купность наличных законов определяет поведение людей на территории суверенного государства , в связи с чем его можно рассматривать не в качестве системы права , но совер шенно самостоятельно , поскольку право , следующее из з а кона , может принадлежать т олько конкретным субъектам и в этом смысл е живет своей отдельной жизнью. Сказанное выше позволяет прийти к выв оду , что закон и право , вытекающее из з акона , представляют собой хотя и органически связанные , но различаемые юр идические явления . Изучение их возможно без отождеств ления закона и права , не позволяющего пров ести необходимую дифференциацию правила поведени я от действий , совершаемых на фактической основе во исполнение этих правил в соотве тствии с наделенными правами и обя занностями. Представляется , что закон как самостоятел ьное юридическое явление можно определить сле дующим образом : Закон есть исходящее от Бога , Церкви , государя , государства или уполномоченного им субъекта властное правило поведения , устанав ливающее на основе юридических фактов п рава и обязанности подвластных субъектов. Право и обязанность как дея ние В юридической литературе «нет единого подхода к определению понятия права , а тем более однозначного о нем представления» (Общая теория государства и пра ва . Академический курс . С . 7). Констатация факта н евозможности юристов договориться между собой об «однозначном» представлении о понятии п рава становится понятной вследствие многих пр ичин идеологического свойства , не совпадающих постулатов различных юриди ч еских шко л и направлений , различной правовой психологи и и т.п . Нужно ли сожалеть о том , чт о недостижимо вообще — единомыслия всех юристов мира ? Ведь его не было даже ср еди советских правоведов , наиболее сплоченных одной идеологической доктриной и подверга в ших критике определения права ка к древних , так и современных авторов. Вопрос , по-видимому , может быть заключен не в наличии или отсутствии «единообразног о» понятия права , а в том практическом значении , которое может дать такое понятие. М.Н . Марченко считае т , что «общее определение права , если оно правильно сформ улировано , имеет ту несомненную теоретическую и практическую ценность , что оно ориентирует на главные и решающие признаки , характерн ые для права вообще и отличающие право от других , смежных , неправо в ых о бщественных явлений» ( Там же. С . 9). Отсюда следует , что общее понятие права необходимо для науки (определ ение его признаков ) и преподавания (отличие от неправовых явлений ). Действительно , для юридической науки важн о отграничить право от нравственности у казанием на неправовой характер последней . Не менее важно выделить главные признаки пр ава , чтобы на их основе дать представление об общем предмете изучения , исключив все , не относящееся к нему . Но не менее существенно разграничение права и закона , п оско л ьку оно может позволить , во-п ервых , изучение законодательства как конкретных правил поведения ; во-вторых , прав и обязанно стей , проистекающих из закона ; в-третьих , права , практически с законом не связанного . В последнем случае речь может идти , например , о п равосознании , прецедентом праве , обычном праве , естественном праве , правотворч естве и т.д. Современные представления о праве подавля ющего большинства российских теоретиков не по зволяют провести разграничительных линий между законом и правом . В качестве при емл емого определения права предлагается его пони мание как системы «общеобязательных , формально определенных норм , обеспечиваемых государством и направленных на регулирование поведения люд ей в соответствии с принятыми в данном обществе устоями социально-эк о номическо й , политической и духовной жизни» (Общая т еория государства и права . Академический курс . С . 269). Однако это определение , фактически от ождествляя закон и право , представляет закон в качестве норм , регулирующих поведение л юдей и , тем самым , подмен я ет за кон теоретической конструкциинормы . Это странно , потому что законодатель и здает законы , но не нормы . Нормы в скры том виде присутствуют , конечно , в законах , придавая им вид нормативного или ненормативно го акта . Ненормативный закон (ненормативный ак т ) — явление хотя и парадоксальное , но признаваемое действующим законодательством (на пример , ст . 116 ГПК РСФСР , ст . 22 АПК РФ ) и судебной практикой . Если отвлечься от иерар хии нормативных актов (конституция , закон , указ , постановление и т.д .) и обобщенно рас с матривать их в качестве носителе й правил поведения , то любой из этих а ктов , не содержащий правил поведения , не б удет законом . При этом акт должен оцениват ься как нормативный , если он содержит не «правовые нормы» , а правила поведения. Норма как гипотеза , ди спозиция и санкция все-таки нечто большее , нежели «п равило поведения» . Это «большее» включает в себя юридический факт , правоспособность и д ееспособность , правоотношение и ответственность , т огда как правило поведения есть описание самого деяния . В теоретич е ской кон струкции нормы заложено все содержание закона , в том числе и то , которое ни при каких условиях не может быть сведено лишь к правилу поведения. С этой точки зрения правило поведения , включенное в закон , есть модель образа действия субъекта в соответ ствии с установленными для него правами и обязанност ями . Что же касается закона , то он впол не мыслим в качестве только гипотезы , или санкции , или понятия , например , — исковой давности (ст . 195 ГК РФ ). Однако такой зак он не должен рассматриваться в качеств е ненормативного юридического акта , поскольку он неразрывно связан с правилами поведения . Говоря иными словами , нет закона (нормы ) без правила поведения . Законодательный акт , не устанавливающий такого правила , м ог бы быть расценен в качестве ненорматив ного. Необходимо отметить , что разделение актов на нормативные и ненормативные на практи ке способно ослабить конституционное право на судебную защиту , поскольку граждане лишаются возможности обжалования нормативных указов п резидента в суде или арбитражном суде. Представляется важным устранение из законодате льства такого разделения , ибо закон не дол жен оцениваться правоприменителями на предмет его нормативности для определения подсудности акта . С этой точки зрения любой акт государства всегда нормативен и подлеж и т судебной проверке при всех обстоят ельствах . А понятие «нормы» права все-таки лучше исключить из законодательства по причи не сугубой его теоретичности . Законодатель из дает законы (акты ), но не нормы права , н ичуть не считаясь с тем , что в большин стве случ а ев норма не совпадает с конкретной статьей или пунктом и мож ет быть выделена в законе только путем сложного научно-теоретического построения. В самом общем виде право можно пр едставить как доброе и справедливое деяние подвластного субъекта , совершаемое на осн ове и в рамках закона. Это , конечно , весьма непривычный для с овременных представлений взгляд , но он позвол яет разграничить закон и право (обязанность ) в целях их наилучшего изучения. Прежде всего , нужно подчеркнуть , что п раво не равнозначно закону , поск ольку проистекает из закона , т.е . из веления влас ти , адресованного подвластному субъекту . В свя зи с тем , что источник власти , издающий законы , не может быть отождествлен исключит ельно с государством , законы , даваемые подвлас тным субъектам охватывают собой как мир духовный , так и материальный . Поэтому сфера действия закона охватывает собой чел овека в целом , включая его духовную природ у , данную от Бога. В этом смысле не только поступки , но помышления и чувства человека регулируются законами , данными от Бога и его Святой Церкви . По причине отделенности Церкви от государства нет оснований не считать ее законодателем , ибо огромное количество людей в мире добровольно считают себя подвластными Законам Божиим , Священному Писанию и канонам Церкви . А если это верно , т о в число деяний (по крайней мере людей Церкви ) можно включить чувства , помышления и слова. «Естественное право» , не имеющее , на п ервый взгляд , источника в законе , как и обычай , представляет собой область чистого права в аспекте доброго и справедливого д ея ния . Источником естественных законов , ка к и добрых обычаев , а также правовых т радиций является Священное предание , внушенное Святым Духом . В отличие от писаных зако нов , из которых следуют права и обязанност и , право естественное , обычное , традиционное , пр е ц едентное , каноническое , общинное и т.д . возникает в глубине человеческого право сознания , коренится в душе человека в каче стве основы всех его деяний . Несмотря на то , что много естественных законов уже включено в действующее законодательство , естест венные п рава остаются именно добрым и и справедливыми деяниями. В целом же можно констатировать , что любое право и обязанность , следующие из закона , представляют собой область человечес ких деяний , включающих в себя чувства , пом ышления , слова , действияи бездействие, а также грех как преступление закона. Отсюда видно , что право находится в сфере деяний человека и потому представляе т собой в узком смысле права и обязан ности или , по-другому , правоотношения. По мнению Ю.И . Гревцова , современное по нятие правоотношения «ос тавалось и , увы , продолжает оставаться во многом непонятными и необъясненным» (Теория государства и прав а . Курс лекций /Под ред . Н.И . Матузова , А.В . Малько . Саратов , 1995. С . 112.). Это верно , поскольк у абстрактное представление о человеке как «сумме общес т венных отношений» про должает оставаться доминирующим и порождающим соответствующие выводы . Связь в правоотношении (как общественном отношении ) двух (или бол ее ) сторон (Там же , С . 270) позволяет предположи ть , что правоотношение как таковое возможно только м ежду людьми (лицами ). Общее определение правоотношения как специфической формы «социального взаимодействия субъектов пр ава с целью реализации интересов и достиж ения результата , предусмотренного законом или не противоречащего закону , а также иным и сточника м права» (Там же , с . 270) не оставляет в этом сомнения . Однако остаютс я необъясненными некоторые факты правовой дей ствительности , свидетельствующие о существовании таинства общения Бога и человека , Церкви и человека в каноническом праве ; человека и окружаю щ ей среды (ст . 42 Конституции РФ ); человека и вещи (Закон г . Москвы «О штрафных санкциях за нарушение законода тельства Российской Федерации в области охран ы животных и временных правил содержания собак и кошек в городе Москве» ). Некоторые односторонние дей с твия должны бы ть рассмотрены в составе правоотношений (прав о на рекламу , публичную оферту , отношения донорства и т.п .). Выступление человека в ро ли субъекта права во всех случаях будет означать нахождение его в правоотношениях , понимаемых как отношения , с одной стороны , между властью , провозгласившей закон , и подвластным субъектом ; как отношения людей к окружающему внешнему миру , с другой ; как отношения между субъектами закона , с третьей . Таким образом , правоотношения есть не связь между людьми , а связь за кона с людьми . Тексты законов действительно оста вались бы только словами на бумаге , если бы дух закона не затрагивал души адр есата его — человека . Давно известно , что «буква убивает , а дух животворит» . Служен ие закону , соблюдение его всегда представляют с о бой деяние или , говоря по-др угому , право . Законы , воспринятые душой человек а , выражаются в первом правоотношении , в т ом , где сливаются «объективное» закона и « субъективное» права. Сложнейший вопрос о «соединении» закона и человека относится прежде всего к области правоприменения . А также к вза имодействию субъектов в процессе правоприменения . В первую очередь речь идет о судье , который в процессе правотворчества «очеловечив ает» закон и , тем самым , вольно или нев ольно всей своею деятельностью творит право. Мн огие авторы не разделяют этого взгляда , полагая , что именно здесь лежит та опасная грань «судейского усмотрения» , которая должна быть исключена из судебной практики . Однако сама практическая потребнос ть очеловечивания закона , необходимость распознав ания в деяниях людей «законности» либо «незаконности» не может исключить из юридической практики человека , заменив его даже вполне совершенным компьютером : закон мо жно соединить только с человеком , но не с роботом , в связи с чем неверным б ыло бы и превращение су д ьи в робота (См .: Барак А. Судейское усмотрение . М ., 1999) . Контекст буквы и духа свидетельствует прежде всего о том , что в реальной жизни закон и право едины . Только анализ разума и практические потребности способны показать их различие для правильного и зучения и преподавания. Второе правоотношение представляет собой формируемое законом отношение человека к нахо дящемуся вне его , в том числе к миру вещей , и связывает человека с Творцом , р одиной , государством , обществом , национальностью , п риродой , политичес кими партиями и религио зными объединениями , с деяниями других людей , проявляется в любви к Богу и ближнем у. Это правоотношение представляет собой «об ратную связь» человека и закона , опосредующая отношение ума , воли и чувств к властн ому правилу поведения . Е сли человек во спринял закон всей душой , то его деяния буду адекватными властной воле законодателя. Третье правоотношение есть установленная законом правовая связь между людьми . Это п равоотношение в еще более узком смысле сл ова , субъектами которого являются два ил и более лица . В современном понимании имен но такие правоотношения считают единственными общественными отношениями , лежащими в основе «истинных правоотношений» . Они представляют соб ой деяния субъектов закона , связанных взаимны ми правами и обязанност я ми . Однако в тех случаях , когда закон дозволяет односторонними действиями субъекта устанавливать правовую связь с другими лицами не прямо , а опосредственно , перед нами также будет правоотношение (выдача доверенности , объявление выборов , объявление награды и конкур са и т.д .), но обладающие весьма большой спецификой , поскольку право односторонних дейст вий является одним из связующих элементов закона и права. Поэтому правоотношением является доброе и справедливое деяние , совершаемое на основе и в рамках закона , и связывающее с убъектов права с законом , внешним миром и между собой. Отсюда видно , что правоотношение только часть права и представляет собой деяние в более узком смысле , поскольку охватывает собой только момент правовых связей зако на и человека . Право же как доброе и справедливое деяние очень широко и в ключает в себя правосознание , правоспособность , правоприменение , правотворчество , толкование , ответс твенность , правопорядок и т.д ., т.е . шире , чем отношения , связывающие подвластного субъекта с законом. Л .И . Петражицкий относил к области права многое из того , что порождает п рава и обязанности , но никак не связано с позитивным законом , например , карточный до лг и другие «натуральные обязательства» ( Петражицкий Л.И. Указ . работа . Т . 1. С . 76). Можно было бы п ро вести специальное исследование , которое позволило бы установить источник «натурального права» , коренящийся в душе (психике ) человека , — ведь действительно «долг чести» выплачиваетс я почти всегда и , следовательно , деяние по его уплате происходит на некое м основании . «Св . Златоуст учил , что «человеческая природа имеет у себя достаточный ЗАКОН в СОВЕСТИ . Нас не учат тому , что блуд есть нечистота , а воздержание — дело ч истое . Моисей , дав закон : не убий , не пр ибавил : убийство есть зло , а только запрет ил грех, — совесть прежде его сказа ла , что убийство злодеяние . Откуда языческие законодатели взяли свои законы о браках , о договорах , об убийстве ? Поздние научились от предков ? Но откуда взяли их предки ? Откуда как не из совести , в которой Бог насадил семена благ и е , ве дение добра и уважение к добру ?» (Исто рическое учение об отцах Церкви Филарета ( Гумилевского ), Архиепископа Черниговского и Нежинс кого . Т . 2. М ., 1996. С . 235.). То обстоятельство , что нравственный закон впечатлен в совесть всех без исключения людей и является критерием добрых и справедливых человеческих законов , а также следующих из них добрых и справедливых деяний (права ), не исключает вмешательства в душу людей злых сил , помрачающих совесть . Это явление отражено в понятии греха , относящегося к обла с ти права . С обственно , грех и есть «преступление закона» , беззаконие (См .: Библейская энциклопедия . М ., 1993. С . 177 ), т.е . само преступное деяние находится за пределами закона . Однако оно недоброе и несправедливое , в связи с чем право нарушение также долж н о быть отнес ено к сфере права , способного восстановить добро и справедливость. Вопросы ответственности (кары ) заключают о бласть права как деяния . Установленная законо м ответственность представляет собой часть пр авотворческого деяния , которое есть суд , осуж дение и воздаяние . Не может быть к ары безупречному поведению , не выходящему за рамки закона , поскольку праведному достойна награда , но не осуждение . В этом смысл е ответственность представляет собой деяние с удьи или самих правонарушителей по восстановл ению добра и справедливости и обяз ательному наказанию грешника. Можно предположить , что санкция находится в самом законе , а ответственность лежит за его пределами . Давний спор о соотн ошении ответственности и санкции можно было бы снять , если санкцию рассматрива ть как структурную часть закона , а все в опросы ответственности отнести к области прав а (деяния по реализации санкции ). С этой точки зрения ответственность является процессо м осуждения , кары и восстановления справедлив ости . Нет сомнения в том , что правонар у шение (грех ) и наказание за не го (ответственность ) представляют собой деяние (действие , бездействие , помышление , слово ), находя щееся за пределами закона . За его пределам и находится и вина , поскольку при всех обстоятельствах она сосредоточена в душе п одвла с тного закону субъекта. Ответственность без вины (ответственность по принципу причинения ) представляет собой ка ру за разрушительный результат самого деяния . На первый взгляд в этом виде граждан ской ответственности из состава правонарушения исключена вина , п очему и возникло т акое название . Однако она всегда присутствует , несмотря на то , что в данном случае вину не нужно доказывать . Римская сентенц ия — без вины нет наказания — доста точно точно отражает сознание греховности в душе правонарушителя . Когда Каин т о лько подумал об убийстве брата своего , он немедленно был предупрежден Богом : «К аин , грех стоит у твоего порога , но ты противься ему» . Не вняв Слову Господа , Каин совершил убийство и понес наказание . Никто не сомневается в его виновности , ибо деяние , им со в ершенное , послед овало не как преступление закона (закона « не убий» еще не было !), но как нарушени е личного запрещения Бога. В предпринимательских правоотношениях запрещ ается совершение любого действия , которое при чиняет убытки контрагенту , следовательно , к аждый занимающийся предпринимательством зара нее предупрежден об этом . Нельзя поэтому и говорить , что его сознание не охватывало совершаемого деяния (в предпринимательстве к аждый шаг продуман ), в связи с чем вина присутствует в скрытом виде , хотя и и сключа е тся из доказывания в проце ссе ответственности . Говоря другими словами , п ричинение любым деянием в предпринимательских отношениях вреда действующим законодательством рассматривается в качестве правонарушения (п . 3 ст . 401 ГК РФ ). Можно видеть , что область п рава занимает обширное пространство души и созн ания человека . Границы права как деяния ра сположены от восприятия закона до ответственн ости за преступление его . Когда закон оказ ывается впечатленным в совесть человека и воспринят им , когда деяния человека в следовании закону есть добровольный отказ от собственного своеволия , когда он действует разумно в рамках дозволенного законом , — человека пребывает в царстве п рава , справедливости и свободы . Сотворенный со свободной волей , человек истинно свободен лишь то г да , когда он живет и действует по праву , а не по своему произволу . Произвольные , вне закона , похоти погружают человека в рабство греху и отда ют его во власть враждебной ему злой силы , законом которой является беззаконие . Соб людая закон и следуя по пути за к она , люди совершают добрые и справедли вые деяния ; нарушая его , пренебрегая законом , они уготавливают себе кару как в жизни земной , так и в будущей , бесконечной. Представляется , что сказанное выше позвол яет в целях изучения и преподавания разде лить закон и право . Правосознание , наприм ер , римлян почти не проводило такой диффер енциации , хотя Ульпиан в Дигестах делил пр аво (т.е . и законы ) на публичное и частн ое в целях научных : «Изучение права распад ается на две части : публичное и частное . Публичное право , кот о рое относится к положению Римского государства , тогда к ак частное — относится к пользе отдельны х лиц» ( Перетерский И.С. Дигесты Юстиниана . М ., 1956. С . 101 ). Говоря и наче , Ульпиан ввел в юридическую науку кла ссификационный признак , позволяющий изучать всю правовую систему Рима , и введение е го он преследовал только цели научного ис следования. Однако то или иное правопонимание нео бходимо и для целей преподавания , для лучш его усвоения обучающимся огромного законодательн ого и правового материала . Поэтому думае тся , что в первую очередь именно д ля целей преподавания необходимо различать за кон и право , излагая отдельно правила пове дения и вытекающие из них деяния подвласт ных субъектов (правоотношения ). Практически об это же говорил и Л.И . Петражицкий , хотя и назы в авший законы «нормами прав а» , но прекрасно понимавший различие между правовой нормой и правоотношением . «Но , вооб ще , в области права удобнее и правильнее говорить не о воле и свободеи не об интересах , а о поведении , о действиях и поступках . Нормы права го в оря т вовсе не об интересах , а о действиях и поступках . Право вообще не запрещает сознавать какие угодно интересы и пережива ть какие угодно волевые движения . С другой стороны , право не дает собственно никаком у интересу carte blanche для осуществления . Дело в поведении , которое может быть предпи сано , дозволено или запрещено , совершенно неза висимо от того интереса , которым вызывается . Например , весьма интенсивно проявляется и и меет существенное значение в обществе интерес наживы . Но право не говорит об этом и н тересе . Пусть себе он осущест вляется безгранично до приобретения несметных богатств ; но запрещается красть , обманывать ete., и при том эти действия запрещаются не только тогда , если они производятся для собственного обогащения , но и тогда , если они произв о дятся из ненависти к противнику или из желания помочь третье му лицу . Право регулирует непосредственно не интересы наши , поступки , и это — две вещи различные» ( Петражицкий Л.И. Указ . работа . Т . 1. С . 315). Действительно , закон устанавливает правила поведени я и он может претендовать только на это , тогда как все поступки подвластных закону субъектов принадлежат праву . Соответственно , изучать законодательство и пра во лучше раздельно , но не отгораживая их друг от друга непроходимой стеной , поскол ьку , все же это однопорядковые кат егории. Изучение закона и права «Ученая юриспруденция есть ... умственная де ятельность и техника , которая направлена на унификационную обработку позитивного...права» ( Петражицкий Л.И. Указ . работа . Т . 1. С . 225). Эта очень правильная мыс л ь Л.И . Петражицкого отражает несколько возможных подходов к изучению и преподаван ию гражданского законодательства и права в России. Прежде всего необходимо ответить на в опрос о том , что является предметом изучен ия «ученой юриспруденции» . Ответ на первый вз гляд представляется весьма простым — изучается действующее законодательство , так называемое «позитивное право» , в частности , — гражданское , и связанные с ним проявлен ия права. Однако гражданское законодательство включает в себя огромный массив кодексов , за конов , постановлений и т.д ., расставленных по иерархии , предусмотренной ст . 3 ГК РФ , и обычаев делового оборота (ст . 5 ГК РФ ). В соответствии с изложенным выше понимание м закона и права , вся система актов гр ажданского законодательства , содержащих правила п оведения субъектов , может быть пр едставлена в следующем обобщенном виде : 1) источником закона являются Федеральное Собрание , Президент , Правительство , министерства и иные федеральные органы исполнительной власти , Це нтральный банк , другие уполномоченные гос ударством субъекты , добрая совесть ; 2) понятие закона в широком смысле и его виды по прин ятой в ГК РФ иерархии ; 3) субъекты , к которым обращен закон . Здесь , п омимо граждан , юридических лиц или государств а должны быть поименованы практически все специальные субъекты , поименованные в зак оне : собственник , наследник , перевозчик , банк , п редприниматель , фермер , семья , донор , инвестор , должник , акцептант , автор , продавец , цедент и т.д . и т.п . («действие закона по кругу лиц» ); 4) юридические факты , указанные в зако не , включая все виды сроков и любые условия , в рамках которых действует закон . Говоря иначе , здесь должны быть представлены гип отезы законов , дающих понимание условий их действия . В том числе нужно указать вре мя и территории , поскольку есть законы для опр е деленных территорий (например , Каспийская нефтедобыча , заповедники , курортные зоны , военные городки и т.д .). Знание закона представляет собой знание о том , как надлежит действовать в жизненной ситуации , из ложенной в гипотезе . Это знание субъекта о юридиче с ких фактах особого рода , фактах , описывающих реальную ситуацию «собст веннику принадлежит правовладения , пользования и распоряжения ...» . Правомочия собственника пред ставляют собой не только субъективные права , но и образ действия в той ситуации , когда соб с твенник совершает одност оронние действия ; 5) правило поведения , сформулированное для каждого субъекта как адресата закона (Другое мнение см .: Общая теория государства и права . Академический курс . С . 183. ) — это диспозиция закона ( Подробнее об этом см .: Об щая теория государства и права . Академический к урс . Т . 2. С . 182-188.), мораль , эталон поведения , цент р того , что теперь принято называть нормой . Формулировка правила подчиняется нескольким принципам , определяющим границы поведения субъект а . Они могут быт ь такими : сделай это , воздержись от действия , выбери между двумя или более вариантами действия , сам сформулируй правило поведения , действуй по своему усмотрению , согласуй свои действия с другим (другими ), не совершай запрещенного действия , найди исключения из свобод ы своего действия , действуй в установленных границах , терпи ограничения , соблюдай установле нную последовательность действий и т.д . и т.п .; 6) санкция закона как установленная им мера осуждения , наказания и восстановления справедливо сти , должна быт ь рассмотрена именно ка к элемент закона , но не как ответственност ь в конкретном правоотношении ; 7) связь закона и права находится в области правоспособности и односторонних действий су бъектов права . Правоспособность конкретного субъе кта закона , обладающего статусом этого с убъекта в силу отдельных и самостоятельных юридических фактов , может быть реализована только путем односторонних действий , поскольку закон может «попасть» только в каждого конкретного человека . Именно здесь происходит слияние «объективног о » закона и живого человека , благодаря чему достигается единство «объективного и субъективного права» и возникает реальное , жизненное , конкретное правоотношение. Именно отсюда начинается вступление в область права субъективных прав в очень широком смысле сл ова , а также приня тие на себя конкретных обязанностей ; 8) автономия подвлас тных закону субъектов проявляется в самостоят ельности их деяний в тех пределах , в к оторых законом определяются пространственно-временные границы свободы каждого , его нравственности. Гражданское законодательство регулирует то лько и исключительно права и обязанности автономных субъектов ; 9) виды правоотношен ий должны быть рассмотрены в гражданском праве не как абсолютные , относительные , вещные и обязательные , но по связи их с законом . Закон и лицо связывают прежде всего правосознание и нравственность . Отношение человека к миру выражается в его одн осторонних действиях и господстве над имущест вом (власти по отношению к имуществу ). Отно шение двух или более субъектов есть понят ное и привыч н ое правоотношение . Пе рвые два вида правоотношений должны быть дополнительно исследованы для целей преподавания , а третий вид , опосредующий правовые связ и двух или более субъектов , необходимо рас сматривать сразу после односторонних действий (прав ) лиц . Пра в овые связи двух или более лиц , изложенные в последователь ности : права , обязанности , объекты , — представл яют собой содержание правоотношения ; 10) ответственность также должна быть рассмот рена как соотношение двух правоотношений . Пер вое из них то , которое яв лялось ис ходным для возникновения процесса ответственност и . Оно может быть и односторонним (отказ от оферты , причинение вреда ), и многосторонн им , но на его основе возникает процедура (процесс ) ответственности. Ответственность есть кара (наказание ), пони мае мая как процесс приведения санкции в исполнение . Иначе говоря , сама возможность взыскания убытков и неустойки (ее конкрет ного вида ), процентов , истребования в натуре , устранения недостатков и т.д . представляет собой только санкцию закона , тогда как опр еде л ение конкретного субъекта ответст венности , установление состава данного правонаруш ения , исчисление размера и определение вида убытков и т.п ., возбуждение дела в суде , решение суда , исполнение решения — есть ответственность. Ответственность есть правоотноше ние и она должна быть рассмотрена после анализ а закона , установившего санкцию за правонаруш ение. Существуют ли законы , которые не имеют санкции ? Сказанное выше позволяет рассмотреть суще ствующее гражданское законодательство в аспектах , несколько отличающих ся от общепринятых . Из различения закона и права следует , что преподавать студентам было бы лучше не «гражданское право» , а «гражданское зако нодательство и право» . Оно могло бы включа ть не отрасль права , но все законодательст во , которое с древнейших време н относилось к частному праву , регулирующему ст атус и правоотношения автономных субъектов . В этот курс можно включить часть природоре сурсового и экологического законодательства , част ь трудового и торгового , а также конституц ионного , касающегося прав и своб о д граждан. Курс можно было бы построить таким образом , чтобы закон рассматривался прежде , нежели сле дующие из него права , обязанности и ответс твенность . Расположение подлежащих рассмотрению з аконов было бы желательно не совмещать со структурой действующего ГК РФ , а ра сполагать так : общие положения , право одностор онних действий , право двусторо нни х действий , ответственность
© Рефератбанк, 2002 - 2018