Вход

Пореформенный суд в России

Курсовая работа по праву и законодательству
Дата создания: 08.04.2013
Автор: Олег К.
Язык курсовой: Русский
Word, docx, 67 кб
Курсовую можно скачать бесплатно
Скачать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу

 

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

I. Суд и судопроизводство в пореформенной России

 1.1. Судебная реформа 1864 года

 1.2. Пореформенный суд глазами современников

II. Функционирование пореформенного суда

 2.1. Суд присяжных

 2.2. Мировой институт

 2.3. Адвокатура и прокуратура пореформенного суда

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность работы в том, что судебная реформа 1864 г., по общему признанию исследователей, как дореволюционных (независимо от направлений), так и советских, явилась наиболее последовательной в ряду буржуазных преобразований второй половины XIX в. в России.. Судебная система, введенная уставами 1864 г. и носившая буржуазный характер, соответствуя уровню производственных отношений, не соответствовала характеру государственной власти.

Буржуазные принципы и институты — несменяемость судей, равенство всех перед законом, независимость суда от администрации, право на защиту, гласность, участие общественности в отправлении судопроизводства — утвердились в государстве с сословным строем, с формой правления в виде абсолютной монархии, политической властью, сосредоточенной в руках дворян-помещиков, элементами представительства, допускаемыми лишь на уровне местного самоуправления, иерархической подчиненностью бюрократического аппарата. Опережая в своем развитии главные политические институты самодержавия, суд с неизбежностью вступил с ними в противоречие.

Изучение деятельности пореформенных судебных органов началось в трудах юристов-практиков. Первые исследования обобщающего характера, с привлечением своих практических наблюдений, систематизацией данных, были написаны К.К. Арсеньевым, А.М. Бобрищев-Пушкиным, Н.П. Тимофеевым, С. Хрулевым, и мн. др.

Многие авторы в своих исследовательских работах акцентируют внимание к дореволюционным исследованиям, обращают свой взор на расстановке сил внутри правительственного лагеря, роли и месте суда в государственном механизме пореформенной России, применении на практике принципов демократии и институтов Судебных уставов 1864 г. Повышается интерес ученых-правоведов к отдельным институтам пореформенной судебной системы – суду присяжных, мировому институту, адвокатуре. Среди них С.В. Боботов, А.В. Верещагина, А.А. Демичев, М.Г. Коротких, Н.Ф. Чистяков, М.В. Немытина, А.М. Ларин, И.Г. Шаркова, А.Д. Попова и др.

Воспоминания и дневники помогают лучше узнать общественную жизнь второй половины XIX – начала ХХ вв., увидеть характеристики многих известных государственных, общественных и судебных деятелей. В них отражено функционирование новых судов, создание юридических обществ, личное отношение к тем или иным событиям и мн. др. Это письма и записки К.П. Победоносцева, воспоминания Д.А. Милютина, дневники И.В. Гессена, М.М. Ковалевского, А.Ф. Кони, Е.И. Козлининой, А.В. Никитенко, В.П. Мещерского, Н.К. Муравьева, Е.М. Феоктистова, и др.

Целью данной работы является исследование многочисленных свидетельств современников о функционировании судов в пореформенной России, нашедшие свое полное отражение на страницах периодической печати, в источниках личного происхождения, исследованиях второй половины XIX – начала ХХ вв.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие конкретные задачи:

• проанализировать судебную реформу 1864 года;

• рассмотреть пореформенный суд глазами современников;

• изучить суд присяжных;

• исследовать мировой институт;

• . проследить процесс, пути становления и развития адвокатуры и прокуратуры пореформенный суда.

I. СУД И СУДОПРОИЗВОДСТВО В ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ

1.1. СУДЕБНАЯ РЕФОРМА 1864 ГОДА

Судебная реформа 1864 года — либерально-буржуазное преобразование царским правительством всей судебной системы и порядка гражданского и уголовного процессов в России. Реформа внесла значительные изменения в судоустройство крепостнической России, отличавшееся узкосословной системой, многообразием и многочисленностью судебных инстанций, прямой зависимостью суда от администрации, инквизиционным характером процесса, основанного на теории формальных доказательств.

Реформа отразила классовые интересы русской буржуазии, которая в целях упрочения своих позиций нуждалась в объявлении формального равенства всех перед судом, в утверждении начал буржуазной законности. Это проявилось во введении суда присяжных, адвокатуры, реорганизации прокуратуры, в новой организации судебного процесса и судебных учреждений. Характеризуя экономическую и политическую сущность крестьянской реформы 1861 г., В. И. Ленин подчеркнул неразрывную связь всех реформ 60-х гг. XIX в.: «Если бросить общий взгляд на изменение всего уклада российского государства в 1861 году, то необходимо признать, что это изменение было шагом по пути превращения феодальной монархии в буржуазную монархию. Это верно не только с экономической, но и с политической точки зрения. Достаточно вспомнить характер реформы в области суда, управления, местного самоуправления и т. п. реформ, последовавших за крестьянской реформой 1861 года, — чтобы убедиться в правильности этого положения».

Судебными уставами 1864 года создавалась оригинальная и эффективная система правосудия. Она имела две ветви, две подсистемы, которые объединял высший судебный орган — Сенат: общие суды и мировые суды. Кроме того, существовали суды особой подсудности: военные, волостные, коммерческие и другие, создание которых предусматривалось иными законодательными актами.

Следует также иметь в виду, что проведение судебной реформы продолжалось до конца XIX века. Первые общие суды открылись только в 1866 году, они распространили свою деятельность лишь на десять из губерний центральной России. На остальной же территории страны продолжали действовать прежние суды, руководствовавшиеся и несколько иным процессуальным законодательством.

Административно-территориальное и судебно-территориальное деление империи после реформы не совпадали. Уезды и города были разделены на участки мировых судей. Территория, подведомственная окружным судам, охватывала несколько уездов, округа судебных палат — несколько губерний. Окружные суды были судами первой инстанции общих судов, судебные палаты — судами второй инстанции. В начале ХХ века в империи было 106 окружных судов и 14 судебных палат. «Отцы» судебной реформы объясняли такую судебно-территориальную структуру сочетанием мировой и общей юстиции, а также недостатком квалифицированных юристов для создания общих судов в каждом уезде. Но сегодня мы видим преимущества такой организации правосудия в большей изоляции судебных и административных органов. При такой структуре все уездное начальство не только по табели о рангах, но и по реальному статусу, было лишено возможности оказывать на судей какое-либо влияние. Соответственно, и судьи второй инстанции избавлялись от давления на них со стороны губернской бюрократии.

Записки Безобразова, виновницей беззакония в стране с неизбежным последствием — социально-политической стагнацией — называет бюрократию. «Бюрократия, — писал он, — делает все, она обдумывает и пишет законы, рассматривает судебные дела, правит церковью, финансами, государственным хозяйством...» Одно из центральных мест отвел Безобразов юстиции. Он писал: «Правосудие — это первая потребность жизни гражданской почти отсутствует, ибо суд получается большею частью ценою денег, или влияния. Нетрудно доказать, ежели бы это не было всем известно, что нет дела сопряженного сколько-нибудь со значительным интересом, которое имело бы правильно законное производство».

Еще более значительной гарантией независимости судов стал принцип несменяемости судей, закрепленный ст. 243 учреждения судебных установлений. Согласно этой статье, председатели и члены окружных судов и судебных палат не могли быть уволены или переведены с одной должности на другую без их согласия, кроме как по приговору суда. Все постоянные, профессиональные члены окружного суда и судебной палаты, так называемые коронные судьи, назначались императором по представлению министра юстиции. Для назначения на должность члена окружного суда необходимо было иметь высшее юридическое образование и стаж работы в суде или прокуратуре не менее трех лет (в звании присяжного поверенного — 10 лет). Для более высоких должностей стаж увеличивался.

Окружные суды состояли из одного или нескольких отделений по уголовным и гражданским делам. Они разбирали большинство дел, причем все гражданские и значительная часть уголовных разбирались коронными судьями. Для рассмотрения дел о преступлениях, за которые могло быть назначено наказание в виде лишения прав состояния, как особенных, связанных с принадлежностью к привилегированным сословиям, так и всех прав (имущественных, брачно-семейных и т.д.), привлекались присяжные заседатели. Как правило, лишение прав состояния сопровождалось другими наказаниями: каторжными работами, ссылкой, тюрьмой — и назначало за тяжкие преступления. Таким образом, суд присяжных являлся не самостоятельным учреждением, а особым присутствием окружного суда. К его подсудности не были отнесены дела о государственных преступлениях, а также значительная часть должностных преступлений и некоторые другие .

Теория свободной оценки доказательств была приспособлена главным образом к деятельности суда присяжных, а ее сущность выражена в правилах, определявших исследование доказательств и вынесение судебного решения в этом суде. Правила свободной оценки доказательств должны были создать иллюзию беспристрастности судей, убеждение которых формируется якобы исключительно под влиянием тех впечатлений, которые присяжные получают в ходе судебного разбирательства.

Действительный характер, направление и содержание деятельности суда обуславливалось тем, что суд был органом буржуазного государства. Это определяло как классовый состав судей, так и их буржуазное мировоззрение и правосудие.

В.И. Ленин гневно разоблачал буржуазный суд как активного защитника интересов эксплуататоров. Анализируя отдельные формы и институты уголовного процесса, он показал, что в этом суде обвиняемый лишен необходимых гарантий для защиты своих прав и интересов, для доказывания своей невиновности.

В.И. Ленин показал, что в условиях буржуазного государства суд присяжных действительно имел определенные преимущества по сравнению с судом сословных представителей. «Суд улицы, — писал он, — ценен именно тем, что он вносит живую струю в тот дух канцелярского формализма, которым насквозь пропитаны наши правительственные учреждения...». Но вместе с тем В.И. Ленин отмечал, что в условиях буржуазного государства, когда рабочие устранены от участия в суде в качестве присяжных заседателей, а среди присяжных преобладает реакционное мещанство, суд остается выразителей интересов эксплуататорских классов.

Реформой 1864 года была установлена следующая система судов: суды с избираемыми судьями — мировые судьи и съезды мировых судей — и суды с назначаемыми судьями — окружные суды и судебные палаты. Каждый уезд с входившим в него городом, а в ряде случаев и отдельно крупный город составляли мировой округ, делившийся на несколько участков. Каждый из них имел одного участкового, мирового судью и одного почетного. Мировые судьи — участковые и почетные — избирались на три года местными органами городского и земского самоуправления (уездными земскими собраниями и городскими думами) из числа лиц, проживавших в данной местности и имевших определенный возрастной, образовательный, служебный и имущественный ценз (имущественный ценз определялся недвижимой собственностью не менее чем в 15 тысяч рублей или равнялся двойному земскому земельному цензу).

Новая судебная система по сравнению с прежней отличалась определенной стройностью. Для разбора мелких уголовных, гражданских дел учреждался институт выборных мировых судей. Мировой судья единолично рассматривал дела по обвинению в преступлениях, за совершение которых могло быть определено одно из следующих наказаний: замечание, выговор, денежное взыскание на сумму не свыше 300 рублей, арест на срок не свыше трех месяцев, заключение в тюрьму на срок до одного года. Мировые судьи (участковые и почетные) данного округа собирались на уездные съезды мировых судей или мировой съезд судей, который был окончательной апелляционной инстанцией. Дальнейшее рассмотрение дел мировых судей проводилось лишь в кассационном порядке в Сенате.

Сенат в процессе судебной реформы также претерпел изменения. Он превратился в единственный в стране кассационный суд. Основное отличие кассационного порядка обжалования судебных решений и приговоров от апелляционного порядка обжалования в России состояло в том, что поводом для кассации являлись процессуальные правонарушения.

Институт мировых судей при всей ограниченности демократизма в нем не удовлетворял высшее чиновничество и в 1889 году был упразднен везде, кроме Москвы, Петербурга и Одессы. Мировые судьи были заменены назначаемыми лицами.

В первые годы после введения Судебных уставов в составе почетных мировых судей, по словам А.Ф. Кони, было немало чутких, порядочных людей. Мировой судья Н.В. Почтенов, весьма образованный человек, вносил в разбирательство дел «живую струю впечатлительной струи». У него правосудие было поставлено хорошо, и местные жители относились к нему с доверием. Большое влияние на съезд мировых судей оказывал А.Р. Шидловский — олицетворение трудолюбия, педантизма и корректности.

Судебная реформа 1864 года создала систему общих судов. Судами первой инстанции были окружные суды. Каждый окружной суд учреждался для рассмотрения гражданских и уголовных дел, выходивших за рамки подсудности мирового судьи.

Второй инстанцией в системе общих судов являлась судебная палата. В ней в апелляционном порядке рассматривались дела по жалобам на приговоры и решения окружных судов, вынесенные без присяжных заседателей. Кроме того, к ее подсудности были отнесены дела об особо опасных преступлениях — государственных и должностных. Эти дела должны были рассматриваться коронным судом с сословными представителями, по одному от каждого сословия: губернский (или уездный) предводитель дворянства, городской голова и волостной старшина.

В отличие от суда присяжных особое присутствие судебной палаты представляло собой единую коллегию коронных судей и народных представителей, причем права всех членов присутствия были равны и в процессе судебного следствия, и при вынесении приговора. Но это формальное равенство не приводило к повышению их роли по сравнению с присяжными заседателями. Напротив, как заметил Г.А. Джаншиев, «эта форма ничем почти не отличается от обыкновенного коронного суда», а В.И. Ленин писал, что сословные представители «представляют из себя безглазых статистов, играют жалкую роль понятых, рукоприкладствующих то, что угодно будет постановить чиновникам судебного ведомства».

Большое значение для независимости суда и упрочения принципа законности в уголовном и гражданском процессах дореволюционной России имело создание адвокатуры и реорганизация прокуратуры. Адвокатура, созданная судебной реформой, сразу заявила о себе решительно и смело.

В адвокатуру потянулись видные юристы-профессора, прокуроры, обер-прокуроры Сената и лучшие юристы, состоявшие при коммерческих судах. Сюда и вошел друг М.Е. Салтыкова-Щедрина известный деятель движения крестьянского освобождения А.М. Унковский. На страницах газет и журналов все чаще стали встречаться имена адвокатов: Ф.Н. Плевако, В.Д. Спаговича, К.К. Арсеньева, Н.П. Карабчевского, А.И. Урусова, С.А. Андреевского, П.А. Александрова, В.М. Пржевальского, А.Я. Пассовера и других.

Адвокатура по судебным уставам была двух категорий. Адвокатами высшей категории являлись присяжные поверенные, которые объединялись в корпорации по округам по округам судебных палат. Присяжные поверенные избирали Совет, который ведал приемом новых членов и надзором за деятельностью отдельных адвокатов.

Вторую, низшую категорию адвокатуры составляли частные поверенные. Они занимались малозначительными делами и могли выступать в тех судах, при которых состояли.

Большое значение для утверждения новых демократических принципов судопроизводства имела и реорганизация прокуратуры. После судебной реформы прокуратура освободилась от функции общего надзора, ее деятельность ограничивалась только судебной сферой. Если до судебной реформы прокурор должен был выступать в суде «как взыскатель наказания и вместе с тем защитник невинности», то теперь главной его задачей становился надзора дознанием и следствием и поддержание государственного обвинения в суде. Новая прокуратура создавалась при судах.

В соответствии с судебными уставами учреждались должности прокурора судебной палаты и его товарищей. Организация прокуратуры строилась на принципах строгой иерархичности, единоначалия и взаимозаменяемости в процессе. Прокурорский надзор осуществлялся под высшим руководством министра юстиции как генерал-прокурор. Обер-прокуроры Сената и прокуроры судебных палат непосредственно подчинялись генерал-прокурору, прокуроры окружных судов действовали под руководством прокуроров судебных палат. Число товарищей прокурора и распределение их обязанностей зависели от размеров судебного округа. Безусловно, прокуроры находились в гораздо большей зависимости от правительства и в силу их прямого подчинения министру юстиции, и потому, что на них не распространялся принцип несменяемости.

Первое поколение работников прокуратуры немногим уступало своим коллегам-противникам — адвокатам и в соблюдении норм судебной этики, и в стремлении установить в деле истину, а не доказывать вину подсудимого, во что бы то ни стало. Прокуратура ни в первые годы своего существования, ни в последствии не была подвержена коррупции. К чести прокуратуры следует отнести выигранное дело миллионера Овсянникова, дело игуменьи Митрофании, так называемые банковские процессы и другие.

Между обвинением и защитой происходили публичные состязания в правильном понимании и применении закона, в остроумии, в блеске фраз и в постижении тончайших зигзагов человеческой души. Прокуратура щеголяла «беспристрастием», защита брала изворотливостью и патетикой.

Таким образом, судебная реформа создала не только новый суд, но и новую систему правоохранительных органов, более того, новое понимание и представление о законности и правосудии.

Учреждением судебных установлений (ст. 237,239) предусматривалось, что основой внутренней самостоятельности судей служат прочность судейских должностей и равенство судей: у них не может быть начальников; члены всех судебных инстанций как судьи равны между собой, а сами судьи различаются только по степени власти — суды первой и высших инстанций. Прогрессивными были и такие важные принципы, закрепленные в Судебных уставах, как коллегиальность суда, несменяемость судей и дисциплинарная ответственность их только перед судом, несовместимость судебной службы с другими профессиями.

Губернатор уже не мог, как раньше, арестовать судью за несоответствующий его представлению о законе приговор, а подсудимые и потерпевшие, истцы и ответчики были избавлены от необходимости задабривать судебных чиновников. Избираемые мировые судьи пришли на смену полицейским чиновникам. Вину подсудимого нужно было доказывать гласно, в борьбе с адвокатурой перед лицом представителей населения — присяжных заседателей. Суд присяжных оказал мощное благотворное влияние на всю судебную систему и даже, в некоторой мере, на политическую систему России.

Первые шаги новых судов, и в особенности суда присяжных, были встречены одобрением и правительства, и печати.

1.2. ПОРЕФОРМЕННЫЙ СУД ГЛАЗАМИ СОВРЕМЕННИКОВ

В 1864 году была проведена реформа суда. Прежний суд был сословным, для каждого сословия или нескольких сословий – свой. Не было ни предварительного следствия, ни прений сторон, пи защиты. Суды целиком зависели от администрации.

Новый суд был объявлен независимым. В нем участвовали адвокаты, состоящие на государственной службе. Они назывались присяжные поверенные. Были еще и частные поверенные – адвокаты, имевшие право выступать не во всяких судах, а только в тех, которые им выдавали разрешение на эту деятельность. Заседания суда сделались открытыми, публичными. В решении наиболее важных дел принимали участие присяжные заседатели (12 человек), привлекаемые по жребию преимущественно из высших слоев местного населения. Они выносили свое мнение о виновности или невиновности обвиняемого, меру же наказания определял суд.

Сцены такого рода судебных разбирательств показаны в «Братьях Карамазовых» Достоевского, «Воскресении» и «Живом трупе» Л. Толстого.

Мелкие дела единолично разбирали мировые судьи, избираемые на три года уездными земскими собраниями и городскими думами. Фигура мирового судьи, с которым наиболее часто приходилось сталкиваться населению, постоянно встречается на страницах русской литературы. В просторечии его называли «мировой», пренебрежительно – мирошка. Однако в деревне мирового судью с 1889 по 1912 год сменил всемогущий земской начальник.

Решение мирового судьи можно было обжаловать съезду мировых судей – мировому съезду, кулуарная обстановка которого с юмором описана в известном рассказе Чехова «Сирена».

Чеховского унтера Пришибеева судит мировой судья, который приговаривает его к месячному аресту. Рассказ написан в 1885 году, а после 1889 года такой суд на селе был бы невозможен: дело разбирал бы земский начальник.

Мировому судье беспрестанно жаловался на крестьян кляузный и мелочный Иудушка Головлев в романе Салтыкова Щедрина.

В мировые судьи хочет баллотироваться незадачливый жених Ларисы Огудаловой – мелкий чиновник Карандышев («Бесприданница» Островского). Он надеется получить эту должность в захудалом уезде. Лариса объясняет: там кандидатов меньше, наверное, выберут.

Была и должность почетного мирового судьи – более представительская, чем реальная. Для почетного мирового судьи эта должность не являлась постоянной, штатной работой. Он замещал мирового судью в его отсутствие, то есть на короткое время. Такая честь была оказана Вронскому в «Анне Карениной», и он этим гордился: «Я считаю, что для меня обязанность отправляться на съезд, обсуждать дело мужика о лошади так же важна, как и все, что я могу сделать ».

Почетным мировым судьей выступает и богатый помещик Лыняев в комедии Островского «Волки и овцы». Должность мирового судьи в 1889 году отменили не только в деревнях, но и в большинстве городов, где мировой суд заменили назначенным правительственными органами городским судом. Только в 1912 году, под воздействием революционного движения, мировые суды были восстановлены, хотя и не повсюду.

Судебная реформа 1864 года выявила такую проблему как взятка, и о ней много отражено в творчестве и мемуарах современников. Процветанию взяточничества способствовали существовавшие процедуры судопроизводства.

До 1864 г. правосудие вершилось негласно и письменно: ни потерпевший, ни подсудимый, ни истец, ни ответчик, ни свидетели в зале суда не присутствовали и показаний не давали. Фактически рассмотрение дела сводилось к чтению бумаг, поданных сторонами или полицией, и проходило в закрытой от глаз любопытствующих комнате. Таким образом, судебные чиновники, будучи уверенными в своей безнаказанности, действовали нагло: тайна судопроизводства служила им надежной «дымовой завесой».

Поклонники телесериала «Петербургские тайны» (как и те, кто прочитал сам роман В. Крестовского «Петербургские трущобы»), возможно, заметили, что все «соприкосновения» героев романа с судом неизбежно сопровождаются взятками. К примеру, после того как господин Морденко подал на бывшего хозяина, князя Шадурского, иск, чиновник, который вел это дело, получил дань и от Полиевта Харламповича, нового управляющего Шадурских, и от самого Морденко, т.е. от истца и ответчика одновременно. Брал и прикидывал, кто в итоге даст больше. Надо сказать, Крестовский весьма точно отобразил российскую действительность, о чем свидетельствуют и мемуары его современников

П. Костылев, пореформенный судебный деятель (в 60-е гг. служил товарищем прокурора Московского окружного суда), вспоминает, как в 1857 г. ему, студенту юридического факультета, предложили вести одно гражданское дело. Как-то в разговоре секретарь суда заявил, что противная сторона представила верный документ. Костылев удивился: никакого документа в деле нет. Тогда секретарь пояснил: «Он представил мне 150 рублей». «У меня кровь прилила к голове, - пишет автор воспоминаний, ― я чуть было не назвал подлецом этого нахала, но моментально сообразил, что я в его руках. Прошли две минуты молчания, разрешившиеся тем, что я пригласил этого негодяя назначить сумму взятки, и, поторговавшись, помнится мне, сошлись на 50 рублях». Дело было выиграно. Совсем как в романе Крестовского! Но самое главное, автор особенно подчеркивал, что этот случай — типичный «для характеристики судебной деятельности того времени как торговли правосудием».

В пореформенных судах найти присяжного для «переговоров» было очень просто. Обычно крестьяне, прибыв на сессию в город, селились на каком-нибудь постоялом дворе. Их общение с городскими жителями, в том числе и теми, с кем предстояло встретиться в зале суда, никак не ограничивалась и не регламентировалась. Как правило, каждый в городе знал, где остановились «господа присяжные», и имел возможность с ними посекретничать. Ведь в провинции трудно избежать даже случайных встреч...

Князя В. Мещерского нельзя назвать сторонником судебной реформы: он противился ее идеям, называя себя убежденным консерватором. «Симпатий к этому (т.е. судебному.) ведомству и к новым Судебным уставам я никогда не питал», - писал он. Суд присяжных, по его выражению, подходит России как корове - седло, «но должен сказать, что первые годы введения и действия новых судебных учреждений были блестящими страницами честных нравов во всей области русской Фемиды. Это был какой-то весенний воздух, где ободряюще веяли ароматы честности, и где каждый из нас в то время чувствовал, что этот, часто накрахмаленный, часто педантичный, часто либеральный новый слуга юстиции исполнял задачу честности, на себя принятой собственным вдохновением. Это был, какой-то праздник честности».

II. ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ПОРЕФОРМЕННОГО СУДА

2.1. СУД ПРИСЯЖНЫХ

В целом общество в середине 1860-х гг., судя по источникам и исследованиям, отнеслось к суду присяжных с доверием, видя в нем не только «идеальный суд общественной совести», но и элемент участия народа в деле управления страной. Тем не менее, работа суда присяжных с самого начала не была безоблачной. Часто суд присяжных сталкивался с определенной индифферентностью лиц, входящих в его состав. По мнению современников это проявлялось в том, что чиновники, землевладельцы, купцы, внесенные в списки, являлись к началу судебных заседаний со свидетельствами начальства о фиктивных командировках, другие имели медицинские справки о болезни, что не мешало им, однако, просиживать вечера и ночи за картами в губернских и уездных клубах и театрах.

В отличие них, крестьяне, хоть и были в большинстве своем безграмотны, выполняли возложенную на них миссию добросовестно. Поэтому в очередные списки присяжных вносились преимущественно мещане и крестьяне, а в запасные списки – чиновники, купцы и дворяне, и притом преимущественно на третью четверть года, когда большинство судов, ввиду летних полевых работ, не делало выездных сессий.

Практическая деятельность суда присяжных выявила как его достоинства, так и недостатки. Наряду с пониманием важности данного института, многие современники и исследователи того времени не закрывали глаза на определенные просчеты, допущенные составителями судебных уставов. Обращалось внимание на три аспекта, вызывающих наибольшее число нареканий со стороны общества и исследователей: 1) необходимость имущественного ценза, 2) система составления списков и 3) сама процедура присяжного судопроизводства.

В 1870-е гг. прошел целый ряд политических процессов, которые сыграли важную роль в судьбе суда присяжных. Особо следует отметить дело нечаевцев и дело В. Засулич. Эти политические процессы были задуманы правительством как показательные, чтобы представить революционеров как изгоев и лишить их притягательности для молодежи. Оправдание суда присяжных вызвало в правительственных сферах крайнее раздражение.

Роковым для суда присяжных стало дело В. Засулич, ибо правительство начинает прислушиваться к недоброжелателям суда присяжных, а независимость, проявляемая этим институтом, вызывала все большее недоверие. Таким образом, процесс В. Засулич окончательно сформировал взгляд правительства на суд присяжных, нашедший выражение в законе 9 мая 1878 г., сильно сократившим компетенцию суда присяжных.

Таким образом, суд присяжных вызвал в обществе неоднозначную реакцию. В начале своей деятельности он воспринимался как важное демократическое завоевание, участие всех слоев общества в нем дало возможность говорить о начале становления элементов правового государства, развитии гражданственности. Но первые судебные процессы и некоторые приговоры присяжных заседателей, не всегда обоснованные с точки зрения закона, а скорее опиравшиеся на традиции, вызывали у части общества и в правительственных кругах возмущение. Появились первые признаки недовольства данной формой суда, выражавшейся в высказываниях о неготовности русского народа к такой форме суда, в незнании ими законов. Кроме этого вызывали нарекания: система составления списков, процедура присяжного производства и т.д.

Покушение 1 марта 1880 г. на Александра II стало началом отсчета новой правительственной политики, получившей позднее название контрреформ. В 1880-е гг. продолжилась тенденция по пересмотру судебных уставов, начавшаяся еще в предыдущее царствование. В первую очередь изменения коснулись суда присяжных.

Стремление Александра III сузить рамки Судебных уставов 1864 г. привели к созданию новой программы судебных преобразований. Так, концепция, направленная фактически на уничтожение суда присяжных, путем постепенного изъятия из его компетенции ряда дел, была изложена К.П. Победоносцевым в «Проекте записки о реформе судебных учреждений» в 1885 г. В нем он отразил свое понимание суда присяжных, действующего в России. По его мнению, учреждение этого института оказалось ложным.

В 1880-е гг. все более четко определялся круг проблем, связанных с судом присяжных. Наиболее часто обсуждаемые проблемы в обществе, были следующие: 1) следует ли применять институт присяжных ко всем уголовным делам или только к делам особой категории; 2) в каком соотношении должны находиться присяжные и государственные судьи-юристы; 3) должны ли присяжные подлежать цензу и какому: политическому, имущественному или образовательному; 4) выбирать присяжных с участием или без участия правительственных органов, судебных и административных; 5) кем, в какой форме и в какой именно момент уголовного процесса должны были задаваться присяжным вопросы; 6) должны ли вердикты присяжных считаться по простому большинству или от большинства двух третей голосов; 7) подлежит ли приговор присяжных обжалованию; 8) к чему больше склонны присяжные: к обвинению или оправданию; 9) могут ли присяжные иметь право по собственной инициативе предлагать оправдательный приговор для подсудимого; 10) везде ли и при каких именно условиях введение суда присяжных дает позитивные результаты.

В отношении к суду присяжных в обществе можно выделить три основные позиции. К первой из них следует отнести мнения противников суда присяжных, среди которых особо следует выделить М.Н. Каткова и В.П. Мещерского, которые на страницах своих периодических изданий «Московские ведомости» и «Гражданин» активно высказывали свое недовольство судом присяжных и даже выступали за его отмену.

Ко второй позиции следует отнести мнение активных защитников суда присяжных, целью которых было отстоять идею незыблемости основ судебной реформы и видели свою задачу в защите ее основных положений. Среди таких сторонников наиболее яркими представителями были Г.А. Джаншиев и А.Ф. Кони.

Третью позицию составляли мнения юристов-практиков, которые по долгу своей службы, так или иначе, сталкивались с деятельностью суда присяжных. Целью этих исследователей была ликвидация негативных моментов в практике судов присяжных и выработка верной основы и принципов работы присяжных заседателей. Здесь следует отметить таких судебных деятелей, как Н.П. Тимофеев, А.А. Квачевский, С.С. Хрулев, И.Я. Фойницкий.

Следует отметить, что полемика об институте присяжных заседателей особо активно велась в переломные моменты в истории России, в которых суд присяжных играл далеко не последнюю роль. Суд присяжных как барометр отражал нестабильность политической ситуации в стране, поэтому очень часто многие его решения шли, вразрез с правительственным курсом. В 1880-е гг. на страницах печати разворачивается дискуссия за и против суда присяжных. Результатом полемики в обществе стало сокращение компетенции суда присяжных путем принятия ряда законодательных актов. В последующие годы отношение общества к институту присяжных заседателей наиболее полно отразилось в ходе работы комиссии 1894 г., когда подавляющим большинством члены комиссии поддержали суд присяжных. К началу ХХ в. общество лишь сильнее консолидировалось вокруг суда присяжных, по мере сил отстаивая его интересы.

Для понимания процесса становления и функционирования на российской почве института суда присяжных, важен весь спектр мнений, появившийся после проведения Судебной реформы 1864 г., вне зависимости от приверженности авторов к тому или иному лагерю. Если либералы поддерживали идею необходимости существования этого суда все время, то консерваторы, обращая внимание на отрицательные стороны, также внесли немаловажную роль в его развитие и изучение. В дискуссиях с ними совершенствовались теоретические основы, которые позволяли исследователям, ученым и разработчикам проектов заострить внимание на тех аспектах действительности, которые либералы, в силу отстаивания идеи незыблемости института присяжных заседателей, могли не заметить. Только совокупность работ, посвященных суду присяжных, позволяет исследователю понять его самые разные ракурсы.

2.2. МИРОВОЙ ИНСТИТУТ

Современники и исследователи судебной реформы 1864 г. Отмечали популярность мирового института среди населения. На первых порах камеры мировых судей были переполнены посетителями. Мировые суды привлекали население своей доступностью, быстротой, равноправием. В суды нескончаемым потоком стали поступать прошения, жалобы о личных оскорблениях, обидах, побоях, заявления о кражах и т.д. Мировые судьи относились к своим обязанностям с большой ответственностью, несмотря на довольно тяжелый характер их работы и вознаграждение небольшим жалованьем. Это проявлялось, например, в том, что они принимали участие в совещаниях, где обсуждали судебные дела, вопросы, касающиеся делопроизводства и т.д.

Правовое обеспечение деятельности мировых судов осуществлялось путем издания Министерством юстиции и Сенатом указов и циркуляров. В среднем их число не превышало 20 документов в год. В основном нормативные акты отражали текущие изменения в законодательстве, регулировали процессуальные отношения в мировом суде, а также содержали рекомендации по организации работы, внутреннему распорядку в суде и ведению делопроизводства. Правовые акты способствовали совершенствованию мировых судов и увеличению значимости их роли в судебной системе.

Несмотря на то, что институт мировых судей успешно начал свою деятельность, в организации работы мировых судов наметился ряд серьезных проблем: 1) многие лица, которые могли бы занять должность мирового судьи, не имели достаточных средств, и их труд не вознаграждался достойным содержанием; 2) многие помещения, предназначенные под камеры участковых судей, были не пригодны для этих целей; 3) делопроизводство канцелярий мировых судов было связано с огромным количеством всевозможных бумаг.

Помимо проблем организационного характера, с которыми мировому суду пришлось, столкнулся с первых своих шагов практической деятельности, современниками отмечаются и такие проблемы как сомнительная гласность судопроизводства мирового суда, противоречие между законодательным и обычным правом, образовательный и имущественный цензы, корпоративность мировых судов и многое другое. Причем внимание на эти вопросы обращают те, кто так или иначе связан с мировыми учреждениями: кто-то был участковым мировым судьей, кто-то почетным, поэтому и замечания, которые они делали, и недостатки, на которые они обращали внимание, были взяты из их практической деятельности.

Начиная с 1870-х гг. мировой суд служит предметом довольно часто повторяющихся нападок. Среди них были высказаны такие недостатки как отсутствие надежных и достойных людей для избрания в мировые судьи; формальное выполнение почетными судьями своих обязанностей из-за отсутствия контроля со стороны почетных судей; уклонение от своих обязанностей мировых судей (отсутствие на рабочем месте, длительные отпуска) и т.д.

Была и другая немаловажная проблема – взаимоотношения между мировыми судьями и полицией, которые представляли собой одну из самых уязвимых сторон мирового института. Обвинения полиции очень часто лишенные основания, завершались оправданием обвиняемых, что порождало жалобы на подрыв авторитета полиции. Конфликт между местными властями и мировыми судьями со временем набирал все большую остроту, тем более что мировой судья был независим в своих действиях и мог противостоять администрации.

В 1870-е гг. на страницах периодической печати развернулась целая дискуссия, содержащая как критику, так и предложения по улучшению деятельности мировых судов. Критика со стороны видных юристов, особенно П.Н. Обнинского, как представителя прогрессивной части общества и юридической корпорации привела к тому, что была воспринята противниками самой идеи института мировых судов как призыв к началу наступления на основы мировых учреждений.

Политическая ситуация в стране (усиление крестьянского движения на местах) и критика в обществе мировых учреждений позволила правительству пойти на упразднение мировых судов, и создать вместо них институт земских участковых начальников со смешанной административно-судебной компетенцией. Но и выявленных в ходе практической деятельности мировых судов, а только еще более усугубило их. По прошествии всего лишь нескольких лет на институт земских начальников посыпалась критика. Многие современники и исследователи второй половины XIX – начала ХХ в. Выступили категорически против института земских начальников.

Подводя итог, можно говорить о том, что мировые судьи с первых шагов своей деятельности старались привить интерес и уважение в обществе к мировому институту, особенно среди крестьян. Этому способствовали прекрасный подбор людей на должности мировых судей, которые шли работать по зову сердца и выполняли свою работу на высоком профессиональном уровне. По признанию современников и исследователей второй половины XIX – начала ХХ в. Мировые суды преодолели недоверие населения к суду и пользовались всеобщим уважением.

Таким образом, рассматривая проблемы, связанные с деятельностью суда присяжных заседателей и мирового суда, можно увидеть, что суд присяжных интересовал общество и исследователей в гораздо большей степени, чем мировой институт. Если суд присяжных тесно соприкасался с социально-политической жизнью страны, и в связи с этим интерес к нему был постоянен, то в случае с мировым судом ситуация была иной. Дискуссия в обществе о мировом институте не носила активного характера, касалась в основном необходимости его реорганизации, что и стало одной из причин уничтожения этого института.

2.3. АДВОКАТУРА И ПРОКУРАТУРА ПОРЕФОРМЕННОГО СУДА

С самого начала деятельности адвокатуры наметилась некоторая ее оппозиционность правительству, которая проявилась главным образом в политических процессах. Каждый раз, по мнению ряда современников, когда правительство задумывало судебные процессы как показательные, стремясь дискредитировать обвиняемых, общество во главе с адвокатурой выступало против подавления личности.

В такой позиции правительство видело угрозу, поэтому открытые политические процессы быстро закончились, и двери заседаний все чаще стали закрываться.

Процессы с участием присяжных поверенных вызвали также крайне негативное отношение со стороны консервативных слоев общества. Кроме того, с 1870-х гг. у общества формируется отношение к адвокатуре как отдельной, ни с чем не связанной, замкнутой корпорации с правом монополии. Об адвокате сложилось мнение как безнравственном, наглом и циничном человеке, для которого нет ничего важнее, чем защитить ради денег, во что бы то ни стало своего клиента, даже при убеждении в его виновности, добиться его оправдания.

Высказываемые замечания, даже если и не всегда объективные, служили поводом для адвокатского сословия задуматься о своей более правильной деятельности и организации. Современники и исследователи видели глубинные причины этих проблем в неопределенности многих положений Судебных уставов 1864 г., касающихся присяжных поверенных. Одним из основных стал вопрос об адвокатской этике, касающихся как способов ведения дел, так и их выбора. Одни исследователи требовали, чтобы адвокаты не вели нравственно неправых дел; другие полагали, что адвокаты могут и даже должны защищать каждое дело, не безнадежное с точки зрения закона, хотя бы и безнравственное. Современники судебной реформы касались в основном внутренней организации адвокатского сословия, деятельности Советов, и проблем, возникших в ходе осуществления Судебных уставов, решение которых для многих было крайне важным.

Тем не менее, с конца XIX века начинает более четко определяться общественное значение адвокатуры. Это выразилось в новом понимании задач адвокатуры. Судебные процессы теперь ведутся группой лиц, а не отдельными защитниками, сделавших своей общественной задачей отстаивание групповых интересов против незаконных стеснений со стороны правительственной власти. Это проявилось в создании молодыми адвокатами во многих городах России кружков, главной задачей которых была организация политических и общественных защит. Создание молодыми адвокатами кружков, стало началом формирования будущих политических партий либерального направления.

Адвокатское сословие, принимая участие в политической жизни страны, стремилось на законодательном уровне решить социальные и общественные вопросы. Это стало одной из причин участия адвокатского сословия в Государственной Думе, где адвокаты стали играть весьма заметную роль.

Прокуратура и прокурорские кадры обсуждались в обществе не столь активно. Тем не менее, общественное мнение не обошло своим вниманием и прокуратуру. В центре обсуждения оказалось ряд наиболее важных проблем: во-первых, задачи и назначение прокуратуры, во-вторых, чрезмерное давление на прокуратуру.

Работники прокуратуры нового поколения строго соблюдали нормы судебной этики, и стремились установить в деле истину, а не доказывать вину подсудимого, во что бы то ни стало. Как правило, из числа прокуроров подбирались руководящие кадры не только министерства юстиции, но и министерства внутренних дел. Среди наиболее известных прокуроров можно назвать Н.В. Муравьева, Н.И. Стояновского, В.К. Плеве, А.Ф. Кони, М.Ф. Громницкого и многих др.

В целом важно отметить, что судебная реформа 1864 г. создала не только новые судебные институты, но и сформировала совершенно новый пласт юридических кадров. В ходе практической деятельности у молодых юристов формировались взгляды, как на свою профессиональную деятельность, так и на свое служение обществу. Они не скрывали недостатки своей профессии и старались с ними бороться, путем дискуссий в юридических обществах, на страницах периодической печати, участия в различных комиссиях по пересмотру Судебных уставов 1864 г. В ходе обсуждений и многолетней работы вырабатывались основные принципы работы адвокатуры и прокуратуры, не только узкоспециальные, но и моральные, нравственные, общественные. К началу ХХ века представители адвокатуры и прокуратуры представляют собой не отдельную юридическую корпорацию, а важную общественную силу, которая может влиять и на политическую жизнь страны.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Судебная реформа 1864 года явилась одной из последовательных буржуазных реформ в России второй половины ХIХ века, однако, сохранившая немало сословно - феодальных пережитков. Например, оставался отдельный суд для духовенства (консистория), военнослужащих (трибунал) и Особый Верховный суд для высших сановников.

Полученная система включала в себя все «судебные установления». Главная роль среди них по закону принадлежала судам. При них же состояли органы, учреждения и лица всех остальных судебных установлений (прокуроры и судебные следователи; судебные приставы, их товарищества и советы; присяжные поверенные и их советы; канцелярии судебных мест, нотариусы и кандидаты на должности по судебному ведомству), которым в судопроизводстве принадлежала вспомогательная роль.

Вследствие такого распределения ролей между судами и всеми остальными судебными установлениями суды в этой системе именовались «судебными местами». Все же остальные состоявшие при них органы, учреждения и лица (в литературе и на практике их иногда именовали «судебными учреждениями», «судебными службами» или даже «магистратами») рассматривались в качестве вспомогательных органов суда. Возглавляло всю систему судебных установлений, обеспечивая ей организационное единство, единое судебное ведомство - Министерство юстиции России.

Свидетельством огромного общественного интереса к новым Судебным уставам 1864 г. являлось широкое обсуждение проблем, связанных с реформой в периодической печати, адресованной образованным слоям общества, в ведомственных изданиях. Этот интерес выразился в появившихся почти сразу публицистических заметках, аналитических статьях, многие из которых выросли затем в серьезные монографические исследования. Они являются и важным источником, так как их авторы – свидетели, а нередко и прямые участники всех процессов, связанных со становлением, реализацией и попытками пересмотреть первоначальное содержание.

Таким образом, судебная реформа 1864 г. оказала огромное воздействие на русское общество. Несмотря на препятствия администрации и непоследовательность политики российского правительства, Судебные уставы 1864 г. стали отправной точкой для последующего развития не только юридической науки, но и элементов нового гражданского общества. Судебные установления привнесли в жизнь русского общества не только гласность, но и справедливое, основанное на опыте западных стран, отправление судопроизводства. Благодаря судебной реформе 1864 г. Россия вошла в мировое сообщество как правовое государство. В тоже время дискуссия в обществе и юридических кругах помогла выявить важные и всем очевидные как недостатки, так и достоинства, а также перспективы будущего развития страны.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Высочайший указ «О введении в действие Судебных уставов 20 ноября 1864 г.» // ПСЗ. Собр. 2. – Т. XL. – № 42587

2. Учреждение судебных установлений (Свод Законов Т. XVI Ч. 1, издания 1914 года). / Товстолес Н.Н. - Петроград: Изд. юрид. кн. магазина И.И. Зубкова под фирмою "Законоведение", 1916. - 930 c.

3. Безобразов В.П. Мысли по поводу мировой судебной власти. – М., 1866 - 287 с.

4. Джаншиев Г.А. Основы судебной реформы: Сб. статей. - М.: Проспект, 2004. - 327 с.

5. История отечественного государства и права: Учебник. / Под ред. О.И. Чистякова. – М.: БЕК, 2008. – 589 с.

6. Кони А. Ф. Воспоминание о деле Веры Засулич. Т.2. - М.: Госиздат, 1966. – 269 с.

7. Мещерский В. П. Мои воспоминания. 3 части, - Санкт-Петербург, 1897. – 539 с.

8. Муравьев Н.В. Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности. - М., 1884. - 272 с.

9. Обнинский П.Н. Закон и быт. Очерки и исследования в области нашего реформируемого права. Вып. I, - М., 1891. – 562 с.

10. Победоносцев К. П. и его корреспонденты. Письма и записки. Т. 1. - М.: П-т., 1923. - 611 с.

11. Хрулев С.С. Суд присяжных. Очерк деятельности судов и судебных порядков. - СПб., 1886. – 255 с.

12. Записки П.Н. Костылева / П.Н. Костылев // Русский архив. - 1909. - № 1. - С. 123-168.

13. Катков М.Н. Вопрос о суде присяжных. // Катков М.Н. Собрание передовых статей «Московских ведомостей». 1885 г. - М., 1898. - С. 138-140.

14. Коротких А.Г. Генезис суда присяжных в России по судебной реформе 1864 г. // Правоведение. – 1988. - № 3. - С. 5.

15. Кони А.Ф. О суде присяжных и о суде с сословными представителями. // Журнал Министерства Юстиции. - 1895. - № 4. - С. 1-32.

 16. Мойсинович А. Суд присяжных в оценке современников и исследователей второй половины XIX–начала ХХ вв. // Вестник Поморского университета. - 2006. - № 5. - С.45-49.

17. Немытина М. Пореформенный суд в России: деформация основных институтов уставов 1864 г. // Правоведение. -1991. - № 2. – С.34-39.

18. Попова А. Как обстояло дело со взятками в судебной системе после реформы 1864 г. (или оправдательный вердикт за 50 копеек) // Альма матер: Вестник высшей школы. - 2001. - № 5. – С. 42.

19. Ленин В.И. «Крестьянская реформа» и пролетарски-крестьянская революция. // Полное собрание сочинений. Т.20, - С.171-180.

20. Ленин В. И. Гонители земства и Аннибалы либерализма. // Полное собрание сочинений. Т.5, - С.26-38.

© Рефератбанк, 2002 - 2017