Вход

Влияние стресса на живой организм

Реферат по психологии
Дата добавления: 02 февраля 2002
Язык реферата: Русский
Word, rtf, 228 кб
Реферат можно скачать бесплатно
Скачать
Данная работа не подходит - план Б:
Создаете заказ
Выбираете исполнителя
Готовый результат
Исполнители предлагают свои условия
Автор работает
Заказать
Не подходит данная работа?
Вы можете заказать написание любой учебной работы на любую тему.
Заказать новую работу

На симпозиуме по нейроэндокринологии, состоявшемся в 1963 г. слово “стресс” характеризовали как один из наиболее неточных терминов научного словаря и сравнивали со словом “грех”: оба эти понятия обозначают совершенно разные вещи для каждого из нас; оба эмоционально насыщенны и выражают нечто такое, что нуждается в пространных выражениях для более или менее подробного описания. Выражение эмоциональный стресс несколько конкретнее, ибо уже по определению подразумевает непосредственное участие эмоций в развитии и формировании стресс – ситуации. Ближе всего к английскому слову “stress” русское слово “напряжение”. Основоположником науки о стрессе являлся Ганс Гуго Бруно Селье.

Селье пытался выделить новый половой гормон, но так и не достиг никаких результатов. При введении формалина, наблюдались более выраженные изменения, чем при введении экстрактов яичников.

Именно в этот период сомнений и разочарований Селье, анализируя свои злополучные эксперименты, увидел их совершенно под другим углом зрения. С этого момента Селье приблизился к открытию общего адаптационного синдрома.

“Мы то и дело наблюдаем, как люди орут друг на друга и бросают чем попало в свои компьютеры, - говорит Пол Рош, возглавляющий Американский институт стресса. - В Америке на рабочем месте мы видим предельную спешку. У человека постоянно не хватает времени”.

Недавние исследования показали, что 64% работающих людей страдают от стресса на работе, 56% по этой причине плохо спят, 26% заболели на почве стресса и 28% пережили за рабочим столом приступ гнева, что вылилось в яростную стычку с коллегой.

“Возросшая рабочая нагрузка сделала стресс в 1990- годы реальным фактором трудовой жизни, - считает психолог Сью Кин. Которая анализировала результаты исследования. – Мы становимся свидетелями вспышек гнева на работе тогда, когда уровень стресса настолько возрастает, что человек его не в силах выдержать и меду коллегами вспыхивают конфликты”, - отмечает она.

“По данным этого обзора, в настоящее время только 17% работающих в офисах полностью используют часовой обеденный перерыв. А это могло бы стать средством, чтобы разрядить гнев, накапливающийся у человека за рабочим столом, - считает Кин. – Простая перемена обстановки всего на несколько минут отвлекает ваши мысли от дел и непременно поможет вам продолжать работу более продуктивно. А если человек пойдет и пообедает, это может все изменить, сняв нарастающее напряжение”.

Общий адаптационный синдром.

Связи организма с внешней средой многочисленны и многогранны. Он постоянно подвергается бесчисленным воздействиям различных по силе и качеству раздражителей. Слабые или кратковременно действующие раздражители вызывают локальные реакции организма, преимущественно воспалительного характера. Значительное по силе и продолжительности действие повреждающего агента, наряду с характерными для данного раздражителя эффектами, порождает ряд общих реакций организма, которые стереотипны и, значит, не зависят от качественных особенностей раздражителей. Стресс по своему характеру – синдром специфический, а по своему происхождению – неспецифический.

Если травмирующий агент настолько силен, что его кратковременное действие не совместимо с жизнью, то животное погибает во время реакции тревоги в первые часы или дни. Если же ему удастся выжить, то реакция тревоги непременно сменится второй стадией адаптационного синдрома – стадией резистентности. В тех случаях, когда действие вредного агента продолжается, достигнутая адаптация утрачивается вновь. Животное переходит в третью фазу – стадию истощения.

Первая фаза – первичный ответ организма на действие стрессоров – характерны увеличение и повышенная деятельность коры надпочечников, усиленная секреция адреналина, повышение концентрации сахара в крови (гипергликемия), а так же сморщивание тимуса (вилочковой железы, которая отвечает за иммунитет организма). В желудочно-кишечном тракте появляются кровоточащие язвочки. Активация системы гипоталамус – гипофиз – кора надпочечников (эти железы внутренней секреции связаны между собой, причем гипоталамус является также частью нервной системы) вызывают гормональные сдвиги и обеспечивают мобилизацию защитных сил организма в ответ на действие стрессоров. Происходящие на этой фазе изменения функционально неоднозначны, и не всегда полезны для организма (например, повышение артериального давления – необходимый компонент физиологической мобилизации – при некоторых сердечно-сосудистых заболеваниях может привести к инсульту или инфаркту).

 В фазе сопротивления усиливается секреция кортикостероидов (гормоны, обладающие выраженным действием на водно-солевой (минералокортикоиды), углеводный и белковый (глюкокортикоиды) обмен), изъявления исчезают; организм проявляет повышенную устойчивость (адаптируется) к действию стрессора. При длительном и интенсивном действии стрессора фаза сопротивления сменяется фазой истощения, которая сопровождается рез снижением сопротивляемости организма, ухудшением его состояния, возникновением различных заболеваний; вновь появляются язвы в желудочно-кишечном тракте. При продолжающемся воздействии стрессора может наступить гибель. Механизмы, переводящие организм из фазы сопротивления в фазу истощения до сих пор неизвестны.

 Стресс может быть вызван как серьезной опасностью, так и творческой удачей. Без некоторого уровня стресса никакая активная деятельность невозможна, и полная свобода от стресса, по утверждению Селье, равнозначна смерти. Таким образом, стресс может быть не только вреден, но и полезен организму (эустресс), он мобилизирует его возможности, повышает устойчивость к отрицательным воздействиям (инфекциям, кровопотере и др.), может приводить к облегчению течения и даже полному исчезновению многих заболеваний (язва, аллергия, бронхиальная астма, ишемическая болезнь сердца и др.)

О пользе шума.

Оказывается, тишина тоже имеет свойство раздражать. Сотрудники бюро по контрактам Телевизионного центра Би-би-си в Уайт Сити, Западный Лондон, пожаловались, что в их новых офисах слишком тихо и любой неожиданный звук, например телефонный звонок, сразу лишает их возможности сосредоточиться.

Консультант по шумам из Гринвичского университета посоветовал установить в офисах “бормочущие автоматы”, которые будут создавать шумовой фон и изгонят тишину. Би-би-си объявила, что с удовольствием приобретет автоматы с “консервированными шумами”, которые уже окрестили “болтушками”.

Половые различия динамики ответных реакций на эмоциональные стрессорные воздействия.

Перенасыщенность жизни современного человека стрессорными ситуациями повышает интерес исследователей к острому воздействию на организм стресс – факторов. Тенденция к увеличению разрыва в продолжительности жизни мужчин и женщин, по-видимому, в немалой степени связана с половыми особенностями адаптации именно к этим незначительным по силе и продолжительности стрессорам, составляющим жизненный фон человека. В этой связи следует принять актуальным исследование динамики ответных реакций у мужчин и женщин в ситуациях, моделирующих средовые стрессорные воздействия. Поскольку отрицательные эмоции являются субъективным компонентом практически любого стресса, наиболее адекватной моделью средовых стрессоров являются воздействия с преобладанием отрицательных эмоций.

Стресс у разных видов животных мало чем отличается, в то же время исследовать реакцию человека на стресс не всегда удается. Поэтому наиболее сложные исследования проводятся на белых крысах, кроликах и т. д. Мы сами были свидетелями нескольких из таких опытов. Исследования проводились на белых крысах в 5 корпусе СГУ.

Опыты поставлены на 210 самках и 200 самцах белых беспородных крыс. В разработанных сотрудниками кафедры “физиологии животных и человека” экспериментах, группа из 4 социально адаптированных животных одного пола подвергалась стрессорному воздействию по схеме “жертва – зритель”. Две крысы подвергали эмоционально – болевому стрессу, привязывая их на дощечке спиной вниз на 10 минут, а положение на спине не характерно для большинства животных, что вызывает сильный стресс. Для двух других крыс вид и крики привязанных партнеров, помещенных перед открытой дверцей клетки, были эмоциональным стрессом. Все эксперименты проводились с 10 до 11 часов. Концентрацию кортикостерона в надпочечниках и плазме крови, а также катехоламинов в надпочечниках определяли через 5 и 10 минут после начала стрессорных воздействий, а также через 20, 40 и 60 минут после и их окончания. Последовательное умертвление 4 подопытных животных занимало не более 1 минуты, что исключало вмешательство дополнительных стрессорных воздействий.

Сопоставление динамики изменения уровней адаптивных гормонов в стрессорный послестрессорный периоды выявило половые особенности ее как в ситуации эмоционально – болевого, так и эмоционального стресса. Это проявилось в более высокой подвижности адаптивных систем у женских особей по сравнению с мужскими. Так, у самок уже через 5 минут после начала обездвиживания, содержание кортикостерона в надпочечниках и плазме крови возрастало соответственно в 2.8 и 2.3 раза. В последующие 5 минут стресса уровень гормона в плазме крови превышал контрольные значения в 4 раза и достоверно отличался от предыдущего, измеренного через 5 минут после начала обездвиживания. Прекращение эмоционально – болевого стресса сопровождалось началом нормализации адаптивных систем. Уровень кортикостерона в надпочечниках через 20 минут после отвязывания животных уменьшался по сравнению с максимальной его концентрацией, наблюдавшейся через 5 минут после начала стресса. Концентрация гормонов в плазме была снижена по сравнению с максимальным его уровнем, проявившемся через 10 минут после начала стресса. Последующие 20 минут послестрессорного периода наблюдалась тенденция к дальнейшему снижению содержания кортикостерона в надпочечниках и плазме крови, что приводило к нормализации этих показателей к 60 – ой минуте после окончания стресса.

Наиболее яркое одновременное снижение содержания катехоламинов в надпочечниках, характерное для стресса, отмечалось в первые 5 минут обездвиживания. К 10 – ой минуте эмоционально – болевого стресса и в послестрессорный период, концентрация адреналина и норадреналина достоверно не отличалось от контрольных значений (за исключением пониженного уровня норадреналина через 20 минут после прекращения обездвиживания).

В ситуации эмоционального стресса у самок - "зрителей" в первые 5 минут содержание кортикостерона в надпочечниках и плазме крови возрастало соответственно в 2.2 и 1.8 раза и поддерживалось примерно на таком же уровне в последующие 5 минут. Прекращение стресса вызывало в первую очередь снижение по сравнению с предыдущим уровнем содержания гормона надпочечников. Его концентрация в надпочечниках через 20 минут после окончания стресса превышало контрольный уровень лишь в 1.3 раза, а еще через 20 минут не отличалась от контрольных значений. В плазме содержание кортикостерона через 20 минут после окончания стресса практически не изменялась, однако в последующие 20 минут происходило резкое снижение его уровня до контрольных значений. Через 40 минут после прекращения эмоционального стресса содержание кортикостерона в надпочечниках и плазме крови было в пределах нормы. Следовательно, амплитуда стрессорного увеличения уровней кортикостерона в надпочечниках и плазме крови при эмоциональном стрессе была ниже, чем при обездвижевание, а процессы нормализации протекали быстрее, заканчиваясь к 40-й минуте послестрессорного периода.

В ситуации эмоционального стресса в первые 5 минут отмечалось снижение уровня лишь адреналина в надпочечниках, сменившееся его нормализацией в последующие периоды наблюдений.

Таким образом, динамика изменения уровней кортикостерона и катехоламинов у самок в стрессорных ситуациях характеризует быструю и сопряженную реакцию мозгового и коркового вещества надпочечников на включение стресса и достаточно быструю их нормализацию при отмене стрессорных воздействий.

О динамичности адаптивных механизмов самок свидетельствует их поведение. Для самок-"зрителей" в ситуации эмоционального стресса были характерны высокая двигательная активность, большое количество вертикальных стоек, пищаний, попыток приблизиться к привязанному собрату и выбежать за пределы клетки. После отвязывания животных и возвращения их в клетку все самки довольно быстро успокаивались, группировались и, как правило, засыпали через 8-20 минут после окончания стресса глубоким сном.

У самцов выявлена иная динамика реагирования на стрессорные ситуации. При эмоционально-болевом стрессе содержание кортикостерона в надпочечниках и плазме крови в первые 5 минут возрастало соответственно в 2.6 и 2.1 раза и существенно не изменялось в последующие 5 минут. После отвязывания животных, содержание кортикостерона в надпочечниках поддерживалось на повышенном уровне в первые 20 минут послестрессорного периода и достоверно снижалось в последующие 20 минут. К 60-й минуте после окончания стресса концентрация гормонов в надпочечниках достоверно не отличалась от контрольных значений. В плазме крови прекращение стресса сопровождалось дальнейшим возрастанием уровня кортикостенрона - его содержание через 20 минут после отвязывания было увеличено по сравнению с контрольными значениями в 3.1 раза. Это увеличение достоверно и по отношению к предыдущему “стрессорному” уровню гормона, наблюдавшемуся через 10 минут после начала стресса. В последующие 20 минут в плазме крови поддерживался повышенный уровень кортикостерона. И лишь в последующие 20 минут содержание этого гормона в плазме крови уменьшалось, однако в результате послестрессорной активации его уровень нормализовался лишь через 60 минут после окончания эмоционально-болевого стресса. Таким образом, максимальное увеличение концентрации кортикостерона в плазме крови наблюдалось у самцов не во время действия стресса, как у самок, а через 20-40 минут после его окончания.

У самцов, в отличие от самок, при обездвижевании не происходило быстрого уменьшения уровня адреналина в надпочечниках. Напротив, его концентрация возрастала к 10-й минуте стрессорного воздействия и лишь в последующие 20 минут после окончания стресса уменьшалась до исходных значений.

Послестрессорная активация коры надпочечников проявилась у самцов и в ситуации эмоционального стресса. Содержание кортикостерона в надпочечниках увеличивалось в 1.7 раза через 5 минут после начала стресса и поддерживалось на таком уровне в последующие 5 минут стресса, а также в течение 20 минут послестрессорного периода. В плазме крови уровень кортикостерона увеличивался в 1.4 раза лишь к 10-й минуте эмоционального стресса, а в последующие 20 минут послестрессорного периода наблюдалось дальнейшее увеличение концентрации гормона, достоверное по отношению к предыдущему “стрессорному” уровню. Через 40 минут после прекращения стресса его концентрация в крови была увеличена лишь в 1.4 раза, а в надпочечниках снижена по сравнению с контрольными значениями. Инерция снижения была достаточно велика, поскольку через 60 минут после окончания стресса уровень кортикостерона в надпочечниках был снижен по сравнению с предыдущим.

Как и в предыдущем опыте, концентрация адреналина возрастала к 10 – й минуте стресса и снижалась до контрольных значений через 20 минут после отмены эмоционального стресса.

Поведение самцов в стрессорных ситуациях заметно отличалось от поведения самок. Для самцов-“зрителей” были характерны пассивность, малое количество передвижений по клетке, вертикальных стоек, пищаний. Животные замирали в отдаленном углу клетки и, за исключением отдельных особей, не подбегали к краю клетки, с внешней стороны которой лежали привязанные собратья. Зато в послестрессорный период у самцов наблюдалось повышение двигательной активности; сон, который у них наступал через 15 – 25 минут; был поверхностным и прерывистым.

Выводы.

Чрезвычайная активность самок и неактивность самцов к физиологическим стрессорам, обнаруженная в проведенных с нами опытах, способствует, очевидно, постоянной тренировке адаптивных систем у самок и нетренерованности их у самцов. В силу этих причин, самки, видимо, оказываются более устойчивыми по сравнению с самцами к действию сильных стрессорных агентов, что в итоге повышает их шансы на выживание. Это предположение находит свое обоснование в явлениях повышенной резистентности организма к различным заболеваниям, с помощью реакций тренировок и активации, возбуждаемых слабыми и средними по силе раздражителями.

Ученые давно заметили, что биологический срок жизни женщин больше, чем у мужчин. Из опытов, проведенных вместе с нами, можно приоткрыть сущность этого явления. Женщины реагируют на стресс сильнее (по количеству стрессорных гормонов в крови) и быстрее, чем мужчины. Так сложилось в природе, что особи женского пола чаще подвержены стрессу, ввиду их заботы о потомстве (защита, добыча пищи и т. д.). Женский организм, более приспособлен к стрессорным ситуациям. Ведь стрессорные гормоны, с биологической точки зрения, пагубно действуют на все внутренние процессы (ухудшают работу кишечника, могут вызвать разрыв аорты, способствуют истощению организма и т. д.). Тем не менее, на женщинах это сказывается меньше, чем на мужчинах.

Все чаще ученые приходят к выводу, что именно для снижения эмоциональных нагрузок, стресса люди употребляют психотропные средства, алкоголь, наркотики и т. д. Но со стрессом нельзя бороться, надо учиться нейтрально к нему относиться. Так уж сложилось, что психическое развитие человека опередило физиологическое. И этот разрыв компенсируется стрессорной реакцией.

Литература:

1. NATIONAL ENQUIRER, THE TIMES

2. физиологический журнал СССР им. И, М, Сеченова (Анищенко, Буршина, Шорина)

3. стресс и адаптация (Коган)

4. половой диморфизм в стрессорной реакции при обычном и измененном фотопериоде (Анищенко, Головачева, Пронина, Шорина),

5. Биологический Энциклопедический словарь

6. Советский Энциклопедический словарь

7. физиология человека (Агаджаян, Тель, Циркин, Чеснокова).

© Рефератбанк, 2002 - 2017