Вход

Проблемы глобальной безопасности в российско-американских отношениях (2000-2010 гг.)

Дипломная работа*
Код 98634
Дата создания 2011
Страниц 94
Источников 56
Покупка готовых работ временно недоступна.
6 610руб.

Содержание

Содержание:
Введение
Глава 1: Глобальная безопасность в XXI веке
1.1. Глобальная безопасность в постбиполярном мире
1.2. Истоки и причины нового миропорядка XXI века
Глава 2: Россия и США в новом веке
2.1. Роль США в современных международных отношениях
2.2. Специфика современных российско-американских отношений
Глава 3: Глобальная безопасность в контексте взаимоотношений России и США
3.1. Долговременная стратегия внешней политики США и России в условиях глобализирующегося мира
3.2. Перспективы взаимоотношений России и США
Заключение
Список использованной литературы

Фрагмент работы для ознакомления

То есть эти интересы следует отнести к категории параллельных, но не всегда совпадающих.
3.2. Перспективы взаимоотношений России и США
Смена политических режимов в странах Восточной Европы, объединение Германии, роспуск СЭВ» и ОВД и распад Советского Союза привели к краху Ялтинско-Потсдамской системы, международных отношений. Одновременно с этим, в начале 90-х годов ХХ века в системе европейской безопасности обозначились две противоположные друг другу тенденции.
С одной стороны, преодоление конфронтации между Москвой и Вашингтоном, принятие «Парижской хартии для новой Европы», подписание ДОВСЕ способствовали построению единой общеевропейской системы, безопасности. Фундаментом такой системы было призвано стать СБСЕ, членами, которой на равных условиях являлись все страны Евро-Атлантического региона.
С другой стороны, политика НАТО на Балканах, западноевропейская интеграция и, наконец, идея вступления в Североатлантический альянс стран из Центральной и Восточной Европы демонстрировали тенденцию к сохранению раскола европейской безопасности на Запад и Восток.
На практике, для полноценной, реализации первой модели требовалось усиление роли ООН и СБСЕ, и роспуск западных военно-политических организаций НАТО и ЗЕС вслед за роспуском ОВД. В этом случае, ключевым элементом-региональной системы безопасности становилось СБСЕ.
Также, альтернативным вариантом развития этого сценария могло стать «пакетное» расширение НАТО на Восток с включением в состав организации всех стран Восточной Европы, в том числе и России. Таким образом, Североатлантический союз трансформировался бы в общеевропейскую организацию по обеспечению безопасности в регионе и брал на себя, в этом случае, предполагаемую роль СБСЕ. Данная модель соответствовала, прежде всего, интересам России. Для России, лишившейся по результатам окончания «холодной войны» своей сферы, влияния в ЦВЕ, усиление Совета Безопасности ООН и СБСЕ позволяло бы по-прежнему играть ключевую роль в регионе. В' отношении же НАТО, созданной для сдерживания Советского Союза, Москва была заинтересована либо в ее роспуске, либо в ее радикальной трансформации в аналог СБСЕ.
Вторая модель предполагала сохранение западных военно-политических организаций - НАТО и ЗЕС, несмотря на то, что они лишились своего оппонента на Востоке - ОВД. Фактически, это означало сохранение разделительных линий в системе европейской безопасности. Последующие же расширения НАТО и ЕС передвигали эту линию на Восток.
Данный сценарий был в интересах стран Запада, так как позволял им закрепить за собой результаты победы в «холодной войне» и ограничить влияние России в Европе.
Как показала практика, а именно механизм урегулирования военных конфликтов в бывшей Югославии и на постсоветском пространстве, в начале 90-х годов обозначился курс на построение второй модели системы безопасности в Европе, главными элементами которой становились НАТО и Россия.
Для американцев расширение НАТО на Восток означало экспансию в страны Восточной Европы, что соответствовало их общей стратегии, направленной на мировое лидерство. Более, того, сохранение альянса означало и сохранение легитимности американского военно-политического присутствия в Западной Европе.
Таким образом, процесс военно-политической интеграции Европы оставался под контролем США. Европейцы оказались не готовы к созданию в рамках ЕС независимых от Соединенных Штатов европейских оборонных структур, аналогичных НАТО. Поэтому Западная Европа поддержала вступление в Североатлантический альянс стран из Центральной и Восточной Европы, т.к. НАТО на тот момент оставалась единственным эффективным механизмом военно-политической интеграции Западной и Восточной Европы.
Но наибольшую опасность для России представляли внешнеполитические последствия расширения НАТО на Восток. Вступление в НАТО новых членов являлось составной часть новой стратегии альянса. Эта стратегия была направлена на формирование натоцентричной системы безопасности на европейском континенте, то есть, без полноценного участия России. Попытка Москвы влиять на политику НАТО не оправдала себя. В итоге, Россия оказалась фактически в изоляции, что отчетливо продемонстрировал косовский кризис в марте 1999 года.
Сложившаяся ситуация не устраивает не только Россию. В НАТО вскоре начали понимать, что с мнением Москвы надо считаться. России и Североатлантическому альянсу предстояло найти точки соприкосновения по целому ряду вопросов. Двери НАТО оставались открытыми для приема новых членов, ситуация в Косово требовала участия России, поэтому в перспективе вопрос о качественно нового уровня отношений между Москвой и Брюсселем остается открытым. Но эти и ряд других вопросов России и НАТО предстоит решать в новом тысячелетии.
Но, несмотря на попытки США создать «одномерную» структуру международных отношений, принимается во внимание меняющаяся сущность национальной и международной безопасности, которая становится всеобъемлющей и уже не может быть обеспечена только военными средствами; констатируется ускорение темпов и резкий рост потенциала технических средств сбора и обработки информации, что может квалифицироваться как «глобальная информационная революция».
Модернизационные императивы России, основы демократического общества при переходе к рыночной экономике требуют более глубокой интеграции страны в региональные и глобальные политические и социально-экономические структуры и институты.
Для России наступило время выработки и применения комплексной, всеобъемлющей и долгосрочной геостратегии новых политических реалий в международных отношениях. Эта потребность вызвана из взаимодействия двух фундаментальных реальностей: США продолжают считать себя единственной сверхдержавой, а Европа остается основной ареной международных интересов Америки. Именно изменение соотношения сил на Европейском континенте, в конечном итоге, будет определять решающее значение, кто и как будет главенствовать в мире.
Влияние Америки и СССР на Европу было беспрецедентно по своему воздействию, но сегодня США «выступает в роли арбитра для Европы, причем нет ни одной крупной европейской проблемы, решаемой без участия Америки ли вразрез с интересами Америки». Это подтверждают события 2010-2011 годов на арабском Востоке, включая последние события в Ливии, выступлении Европы и США едином фронтов, действия Франции и Великобритании под информационным прикрытием американской администрации.
Исследование того, как и каким же образом Вашингтону удалось взять под контроль целый континент, имеет жизненно важное значение для выработки приоритетов внешней политики России на ближайшее будущее. Известные западные политологи прогнозируют, что в ближайшие тридцать лет вряд ли кто-либо будет оспаривать статус Америки в четырех главных аспектах силы (военном, экономическом, техническом и культурном).
Разумеется, названные четыре компонента силы в совокупности и определили решающее политическое влияние США в мире. И все же, на наш взгляд, основной удар по советскому строю был нанесен в ходе идеологической борьбы, когда как внешняя, так и внутренняя, пропаганда подвергалась жесточайшей цензуре, что лишало советскую информацию оперативности и актуальности.
В современных условиях возрастает роль общественного мнения. Настроения уже и элитных кругов в значительной, даже решающей, степени формируются средствами массовой информации. Внешняя политика оказывается под все большим общественным давлением. Влияние страны, общества, их информационные возможности по формированию внешней среды для развития в растущей степени определяют их привлекательность или непривлекательность для широкого международного общественного мнения.
Конфликты, равно как и союзнические отношения, все больше перемещаются из сферы межгосударственной в сферу отношений между транснациональными союзами корпораций, общественными силами. Борьба все чаще ведется не между странами, а вокруг выбора путей решения национальных и глобальных проблем. Страны и их экономические и политические субъекты могут одновременно сотрудничать в одних областях и жестко конкурировать в других. Традиционные союзы размываются, несмотря на все попытки их сохранения и укрепления. Но одновременно у лидерской группы нового мира - Западной Европы, США, Японии - общие интересы превалируют над разногласиями.
Борьба и перераспределение влияния между ними происходят в целом в неантагонистической форме. Прогресс в информационно-технологической сфере наряду с объективными благами, создал принципиально новые потенциальные угрозы использования достижений в этой области в целях, не совместимых с задачами поддержания международной стабильности.
На 54-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята резолюция 54/49 «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности». Мировое сообщество признало международную информационную безопасность как глобальную проблему, как необходимое условие существования человеческого сообщества в послеядерный век.
Проблема информационной безопасности строится на уже фактически сформировавшейся фундаментальной зависимости всех сфер жизнедеятельности общества и государства - экономики, политики, науки, культуры, обеспечения национальной и международной безопасности - от нормального обмена информацией, надежного функционирования информационных и телекоммуникационных систем.
К этому пониманию государства - члены ООН пришли не сразу. Благодаря активности в первую очередь российской дипломатии в мае 1996 года на Международной конференции по глобальному информационному сообществу в Мидранде (ЮАР) был поднят вопрос о назревающем «новом вызове».
В ходе подготовки встречи президентов России и США в сентябре 1998 г. российской стороной был предложен проект совместного заявления президентов по проблеме информационной безопасности. Американцы приняли проект к сведению, но обсуждать его отказались, хотя в итоговом совместном заявлении саммита было отмечено, что стороны:
• согласились «активизировать совместные усилия по противодействию транснациональным угрозам экономике и безопасности наших стран, включая те из них, которые являют собой... преступления с использованием компьютерной техники и других высоких технологий»;
• признали «важность содействия положительным сторонам и ослабления действий отрицательных сторон происходящей сейчас информационно-технологической революции, что является серьезной задачей в деле обеспечения стратегических интересов безопасности наших стран в будущем».
Из-за неудовлетворенности таким итогом 23 сентября 1998 г. министр иностранных дел России И.С. Иванов направил в ООН специальное послание с предложением внести в тематику работы проблему международной информационной безопасности. Суть российского предложения заключается в противодействии потенциальной угрозе использования современных достижений в целях, не совместимых с задачами поддержания международной безопасности. Резолюция на основе российского проекта была принята, хотя и в «смягченном» виде.
Сегодня быть элементом глобального информационного пространства означает идти в русле мирового прогресса. Никакая современная экономика не может быть создана без современной телекоммуникационной инфраструктуры. Именно на этой основе Россия должна развиваться и стать неотъемлемой частью мирового информационного пространства.
Итак, возникновение глобального информационного пространства означает приближение эпохи глобальной экономики, которая будет характеризоваться стиранием географических границ рынков сбыта, появлением распределенных сетевых трудовых ресурсов, кардинальным сближением производства и потребления, возрастанием роли транснациональных компаний, обострением борьбы за ограниченные сырьевые ресурсы, открытием новых рынков в новой сфере интеллектуального потребления, что, естественно, повлечет за собой совершенно новые возможности, будет способствовать прогрессивному развитию систем региональных и глобальной безопасности.
В противном случае, Россия может только усугубить свое положение. Если мы не сможем вернуть себе достойное место в мире, то перестанем быть интересны вообще кому-либо. Россия как и во времена министра иностранных дел Горчакова должна снова выработать приоритеты и сосредоточиться на них. И прежде всего должно сосредоточиться государство.
В период «холодной войны» международная система характеризовалась структурированностью, статичностью и относительно устойчивым биполярным миропорядком. Ее модификация в «постхолодный» период привела к тому, что лидеры США позволили себе контроль над внешнеполитическими процессами во всем мире. Президент США стал ключевым актором мировой политики. Президент США обладает «конституционным мандатом», который создает множество ролей внешней политики для президента-главнокомандующего, дипломата и полновесного мирового лидера. Таким образом, президент является выразителем позиции политической партии, лидером которой он является. Б. Обама, вслед за Б. Клинтоном, выражая точку зрения демократической партии, декларирует существенное изменение внешней политики и политики безопасности Соединенных Штатов. Результатом деятельности администраций этих президентов является стратегия национального обновления и глобального лидерства США. Меняется массовое сознание и убеждения людей, появляются деструктивные тенденции и конфликты, возникают проблемы адаптации граждан к происходящим социально-политическим трансформациям. Однако политические традиции являются фактором детерминации политических процессов, сочетанием устойчивости и изменчивости задают им направление и определяют рамки.
В последние годы США вместе с другими государствами предприняли череду вмешательств в дела суверенных государств под предлогом создания процветающих демократий или строительства независимых национальных государств. Однако в условиях современного развития международных отношений, информационных технологий, транспарентности политической реальности задачей Соединенных Штатов является убеждение мирового сообщества в том, что военные операции ведутся не для усиления собственной мощи, не ради своего процветания, а во имя стабилизации и процветания всех демократических наций. Достижение этой цели потребует значительной сдержанности, концентрации на прагматизме, конструктивизме и реализме.
При этом помимо обеспечения информационного фона, призванного укрепить позиции США в мире, существует и реальная проблема, очевидная сегодня аналитикам и практикам. В числе жизненно важных интересов США — обеспечение достойного ухода (с оставлением символического контингента) из Ирака, предотвращение поражения в Афганистане и стабилизация страны, недопущение развала Пакистана и потери контроля над его ядерным оружием. И, в первую очередь — недопущение обретения Ираном ядерного статуса, что угрожало бы коллапсом военно-политических позиций Соединенных Штатов во всем ключевом для них ближневосточном регионе. При этом, Россия не заинтересована в дестабилизации Афганистана, в потере контроля над ядерным оружием Пакистана или в приобретении ядерного оружия Ираном. Но ее интересы в этих сферах на один или два уровня ниже американских по приоритетности.
Стратегия национальной безопасности президента-демократа Б. Обамы, в которой администрация США излагает задачи и методы их реализации в отношении вопросов национальной и международной безопасности была принята в 2010 году. В документе отмечается, что стратегия национальной безопасности основывается на обновлении американского лидерства для наиболее эффективной реализации собственных интересов в XXI веке. Лидерство подразумевает военную мощь, экономическую конкурентоспособность, моральный авторитет, активное участие в международно-политических процессах в глобальном масштабе и усилия по упорядочиванию международной системы. В документе отмечается, что США по-прежнему обладают ресурсами, которые в предыдущие десятилетия позволяли сохранять лидерство, в том числе сильные альянсы под американским контролем, военное превосходство и самая крупная экономика.
Чтобы вернуть ведущие позиции в XXI в., необходимо заботиться, с одной стороны, о развитии инновационной экономики, образования и американских ценностей, а с другой - инструментов влияния на мировую политику, включая укрепление международных организаций, а также развитие и соблюдение международного права.
Одним из основных постулатов внешнеполитической платформы Барака Обамы остался глобализм. При этом глобализм является естественным продолжением общенационального движения по формулированию приоритетов современного целеполагания в политике, при котором должна обсуждаться система потенциальных угроз американскому лидерству. Практически значимым при этом является вопрос о собственно возможности лидерства в глобализации.
По «Стратегии национальной безопасности» можно судить о степени преемственности и новизны в подходе соответствующей администрации к вопросам безопасности США. «Стратегия национальной безопасности» Обамы, как и все предыдущие документы такого рода, сохраняет упор на поддержание американского лидерства в мире. Вместе с тем подход нынешнего руководства США содержит ряд важных нововведений не только тактического, но и стратегического характера. Впервые в стратегии предлагается интегрировать основные инструменты американской мощи: дипломатию, военную силу, экономические инструменты, разведку; силы обеспечения внутренней безопасности.
Исторически американский подход к проблеме национальной безопасности ограничивался международными аспектами – вопросами военной и внешней политики. Вопросы внутренней политики и экономического развития не считались относящимися к сфере национальной безопасности США. Стратегия Обамы носит всеобъемлющий характер и представляет собой попытку интегрировать внутренние и международные аспекты национальной безопасности.
Обобщая основные тезисы этого документа можно указать на кризис системы, которую выбрали США после окончания «холодной войны». Речь идет о перенапряжении сил в попытке консолидировать однополярный мир. В документе отмечается, что ни одна страна не в состоянии нести бремя ответственности в одиночку. Таким образом, проблема внешней политики и стратегии глобального лидерства в XXI веке – это выбор модели поведения в свете осознания того, что даже крупнейшая страна не способна достичь желаемого результата без помощи других. Растущее число вызовов заставит Соединенные Штаты использовать свою власть вместе с другими так же, как и власть над другими. Для этого, в свою очередь, необходимо более глубокое понимание власти, ее изменений и того, как строить стратегии «умной силы», которые сочетают «жесткие» и «мягкие» ресурсы в информационную эпоху. Как крупнейшая держава США сохранят важную роль в глобальной политике, но неправильно оценивать XXI век как столетие американского господства либо упадка, когда речь идет об определении типа необходимых подходов.
Как субъект общемирового регулирования, США пока не сумели добиться признания мирового сообщества. Наблюдается кризис эффективности управления международными процессами, который выражается в отсутствии универсального и легитимного мирового лидерства – как индивидуального, так и коллективного. Америка сумела остаться сверхдержавой, сделавшись гегемоном, но приобрести статус легального лидера - не смогла. Если Соединенные Штаты сохранят приверженность идее «предначертания и миссии», то им скорее придется идти к ее реализации невоенным путем. Ведь произвол в применении силы плохо согласуется с идеей лидерства и усугубляет нестабильность. Определяющий компонент лидерства - ненасильственное убеждение и добровольное признание лидера со стороны стран – реципиентов подобного отношения к себе.
Соединенные Штаты остаются сверхдержавой. Но в мире существуют другие державы глобального уровня - Великобритания, Германия, Франция, Россия, Китай, Индия, Япония, а также крупные региональные державы - Бразилия, Нигерия, Иран, Южная Африка, Индонезия. Американцы не могут достигать своих целей на международной арене без сотрудничества хотя бы с частью этих стран. Между тем, каждая из них имеет свои культуру, ценности, традиции и институты, которые часто не совпадают с американскими. Попытки же оказывать на них давление приводят к росту антиамериканских настроений, противодействию американской стратегии.
Стратегия национальной безопасности Президента Обамы подтверждает тенденцию к формированию нескольких центров силы. Американское лидерство будет носить ограниченный характер, потому что ни одно государство не в состоянии противостоять глобальным вызовам. Именно в этих случаях США будут активно сотрудничать с другими государствами. В то же время стратегия подтверждает возможность односторонних силовых действий США для защиты национальных интересов.
В рамках концепции лидерства у Росси в российско-американских отношениях также существуют свои интересы. Среди жизненно важных интересов России — сохранение де-факто преобладающего влияния на территории от Белоруссии до Кавказа, недопущение расширения на эти регионы альянсов других стран и, прежде всего, НАТО. Такое расширение угрожает, в том числе, чередой конфликтов, а то и большой войной. Здесь текущие интересы Америки противоположны российским, и эта сфера представляет собой основу негативной повестки дня российско-американских отношений. Между тем, данные вопросы не являются жизненно важными с точки зрения обеспечения национальной безопасности США.
Действительно, противодействие восстановлению российского доминирования на постсоветском пространстве представляет собой часть традиционной евразийской стратегии Америки. Но формы реализации данного интереса и, в частности, поддержки независимости, в том числе независимой внешней политики, стран СНГ могут быть разными и не обязательно должны предполагать вступление этих стран в ориентированные на Соединенные Штаты военные альянсы и прямое дистанцирование от России.
Хотя в основном жизненно важные интересы сторон касаются их отношений с третьими странами и регионами, важным интересом России и Соединенных Штатов является поддержание конструктивных двусторонних отношений и выстраивание стратегического партнерства. В особенности это касается России, отношения с США для которой, несмотря на недостаточное понимание этого большинством политической элиты страны, имеют самостоятельную ценность, не меньшую, например, чем конструктивные отношения с Китаем и Европейским союзом.
В свою очередь до последнего времени значимость России для США заключалась главным образом в том, что Россия является единственной страной в мире, обладающей сопоставимым с американским ядерным потенциалом и способной физически уничтожить Соединенные Штаты. Однако, ввиду практической неиспользуемости и ослабления российского ядерного арсенала, этот фактор сам по себе не вынуждал Америку рассматривать конструктивные отношения с Россией как самоцель. Тем более, что в США преобладало мнение о собственной всесильности и, параллельно, о продолжающейся слабости России.
Сегодня ситуация меняется. Выстраивание конструктивных отношений с Россией имеет для США хотя и относительно меньшую ценность, чем для Российской Федерации, но может быть отнесено к категории важнейших внешнеполитических интересов страны. Это связано с описанным выше масштабным изменением глобального контекста.
В частности, без конструктивного взаимодействия двух главных ядерных держав невозможно приостановить или ограничить распространение ядерного оружия и, тем более, выработать новый многосторонний режим ядерного сдерживания, создание которого представляется необходимым в условиях де-факто возникающей ядерной многополярности. Кроме того, провалы внешней политики администрации Дж. Буша объективно повышают значимость России в вопросах стабилизации Афганистана и разрешения ядерной проблемы Ирана, которые администрация Б. Обамы обозначила как главные ближайшие приоритеты своей внешней политики. Россия также может существенно помочь в разрешении северокорейского ядерного кризиса и ближневосточного конфликта. Наконец, значимость России для Америки возрастает по мере того, как Китай превращается в глобальную державу, что создает вызов первенству США в международной системе.
Таким образом, выбор не в том, чтобы предпочесть гегемонию или лидерство. Он заключается в том, каким образом самим Соединенным Штатам Америки и Российской Федерации не раствориться в мире универсальных идей и сохранить свою национальную идентичность, не мешая схожим процессам в других странах. Легитимное лидерство подразумевает согласие с изменением собственных, ценностей, традиций, институтов, культуры и их соотношением с ценностями других государств.
Без тесного взаимодействия и сотрудничества невозможно окончательное преодоление наследия «холодной войны» в Европе и строительство системы европейской и глобальной безопасности, отвечающей интересам России и США.
Без конструктивных отношений с Америкой Россия не сможет обеспечить создание вокруг своих границ пояса дружественных государств. Негативные отношения Россия — Соединенные Штаты продолжат провоцировать государства постсоветского пространства на политику балансирования между Россией и Западом, использования противоречий, что будет побуждать Америку еще более активно поддерживать в них наиболее антироссийские силы.
Россия, как и Америка, заинтересована в предотвращении окончательного распада режима нераспространения ядерного оружия, в выработке режима многостороннего ядерного сдерживания новых стран — обладателей ядерного оружия, а также рассматривает приобретение ядерного оружия Ираном как угрозу своей безопасности. Реализация этих интересов России, невозможна без конструктивного взаимодействия с Соединенными Штатами.
Важным направлением российско-американского взаимодействия представляется также координация деятельности по преодолению международного финансово-экономического кризиса. Необходимы коллективные меры по выходу из кризиса, чтобы не скатиться к национальному экономическому эгоизму. Это требует переоценки основ существующей финансовой системы, введения новых форм регулирования на международном уровне, требований к основным участникам финансового рынка. По сути, это задача коллективного управления процессом глобализации. Прежде всего, должен быть найден выход из кризиса доверия, который является главной причиной дестабилизации мировых рынков. Это касается как потоков частного капитала, так и использования государственных средств. В повестке дня - координация макроэкономической политики ведущих индустриальных и развивающихся стран.
В данном контексте совместная работа может включать: реформу международной валютно-финансовой системы; создание новых глобальных регуляторов; выработку международных стандартов регулирования банков и других финансовых институтов; выработку мер по предотвращению возникновения региональных финансовых проблем, в том числе на рынках углеводородов; выработку политики развития резервных фондов; предотвращение суверенных дефолтов; принятие комплекса мер по борьбе с бедностью в мире.
Таким образом, в условиях масштабных изменений глобального контекста Россия и США не могут решить многие стоящие перед ними ключевые проблемы без содействия другой стороны. Это касается как региональных, так и глобальных интересов России с США. Возможности двух стран в области ядерных вооружений по-прежнему значительно опережают потенциал всех других государств мира. Хотя взаимодействие Москвы и Вашингтона не обязательно решит проблемы ядерной безопасности, мировая ситуация в этой сфере зависит в первую очередь от политики России и Соединенных Штатов, а также их способности к координации действий.
В ближайшие десятилетия Соединенным Штатам, также как и России потребуется новая, сообразующуюся с реалиями, линия поведения. Только при учете взаимных интересов, готовности идти на компромиссы возможен стабильный мир и полноценная система глобальной безопасности.
Заключение
Холодная война была закончена благодаря далеко идущему компромиссу, который, как оптимистично надеялись его авторы, станет условием для создания в дальнейшем нового глобального порядка. Но компромисс оказался результатом не одного прорыва, а следствием последовательных шагов и событий: крах коммунизма в Восточной Европе, вывод советских войск из стран Центральной и Восточной Европы, падение берлинской стены и воссоединение Германии, взаимное ядерное и обычное разоружение и внезапный развал Советского Союза. Потенциально взрывоопасные тенденции умело направлялись в безопасное русло с помощью интенсивной дипломатии, а также взаимных компромиссов, достигавшихся в процессе переговоров.
Неравенство в «холодной войне» было одной из главных доминант деятельности США на мировой арене, и, как следствие, они реализовали этот тезис в стратегии глобального господства конца ХХ – начала ХХI вв. У США был свой состав союзников и партнеров в рамках нового мирового порядка. Попытки России активно участвовать в мировой политике жестко пресекались. Поэтому современные отношения в контексте Россия – США требуют пересмотра и доработки с целью более плодотворного сотрудничества и дальнейшего ухода от стереотипа конфронтации.
В принципиальном плане для мирового сообщества нет альтернативы формированию многополярной системы международных отношений. Миропорядок XXI века должен основываться на механизмах коллективного решения ключевых проблем, на приоритете права и широкой демократизации международных отношений. В 1990-е годы США вместе с другими государствами предприняли череду вмешательств в дела суверенных государств под предлогом создания процветающих демократий или строительства независимых национальных государств. К сожалению, стабильность и благополучие еще не скоро вернутся на землю этих государств.
Однако взаимодействие России и США обретет долгосрочную, соответствующую имеющемуся потенциалу перспективу лишь в том случае, если и Россия, и США будут предпринимать шаги по повышению качества двусторонних отношений. Разумеется, это возможно только при внимательном учете интересов и озабоченностей друг друга в политической, социально-экономической сферах, а также в сфере обеспечения глобальной безопасности, где две ведущие державы продолжают играть определяющую роль. Легитимное лидерство подразумевает согласие с изменением собственных, ценностей, традиций, институтов, культуры и их соотношением с ценностями других государств. Видимо, пора начинать поиск перехода к новой модели отношений, которая должна носить более кооперационный характер, чем жесткие конфронтационные правила игры в рамках взаимного противостояния, опасений и сдерживания. В данной области уже сделаны первые серьезные заделы – происходит обстоятельный обмен мнениями. Имеется договоренность продолжить выработку мер укрепления доверия, углубления транспарентности и снятия недопониманий.
Современная международная реальность такова, что несмотря на то, что Североатлантический союз был создан в середине прошлого столетия, он продолжает занимать важное мест в международном общении государств. Подобное обстоятельство невозможно не учитывать, исследуя взаимоотношения сегодняшних Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки. Сегодня Североатлантический альянс претендует на центральную роль в создании системы коллективной обороны, процессах расширения безопасности и стабильности не только в Европе, но и во всем мире в целом. Однако для окончательного утверждение в этой роли НАТО необходимы изменения, а контекст взаимоотношения НАТО - России, и США - России во многом и в дальнейшем будет определяться в зависимости от направления политики этого международного военно-политического блока.
Таким образом, касательно перспектив взаимодействия России и США, можно сделать вывод о том, что в ближайшие десятилетия Соединенным Штатам Америки, так же как и России, потребуется обновленная стратегия, в которой будут сочетаться ресурсы «жесткой» и «мягкой» силы, прагматичные национальные интересы и геополитические приоритеты, а также цели сохранения статус-кво в области глобальной безопасности. Соответственно, особое значение будет придаваться альянсам и коалициям, чутко реагирующим на новый контекст глобальной информационной эпохи.
Несмотря на имеющиеся разногласия в объяснении и описании миропорядка, идейные изыскания российской и американской сторон, они противореча и дополняя друг друга сохраняют важность для создания теории современного мирового развития. За десять лет нового века внешнеполитическая элита в России и США сделала многое, учитывая прошлый опыт и стремясь к улучшению мира, безопасности и позиций своих государств.
Список использованной литературы:
Айкенберри Дж., Дьюдни Д. Отступление от соглашений времен холодной войны // Россия в глобальной политике. – 2010. - №1.
Аничкина Т.Б. Реконфигурация группировок вооруженных сил США: достаточно ли сил для глобального охвата? // Россия и Америка в XXI веке. - 2009. - №2. URL://http://www.rusus.ru/?act=read&id=146.
Аннан К. Предотвращение войн и бедствий: глобальный вызов растущих масштабов / Годовой доклад Организации за 1999 год. - Нью-Йорк, 2000.
Арбатова Н. Отношения России и Запада после косовского кризиса // Мировая экономика и международные отношения. — 2000. - № 6.
Баталов Э. Я., Кременюк В. А. Соперники или соратники? // Россия между Западом и Востоком: мосты в будущее. – М., 2003.
Бжезинский 3. Великая шахматная доска. - М., 1999.
Бжезинский З. Второй Шанс: Три Президента и Кризис Американской Сверхдержавы. – М., 2010.
Богатуров А. Современный международный порядок // Международные процессы. - 2003. - № 1.
Внешняя политика Соединенных Штатов Америки: принципы формирования и закономерности развития / Под общ. ред. О. А. Колобова. – Нижний Новгород, 2008.
Войтоловский Ф. Проблематика Глобального Управления в Западной политологии//Международные процессы.- 2009. №1(19). URL://http://www.intertrends.ru/seventh/004.htm.
Волков В. «Новый мировой порядок» и балканский кризис 90-х годов: Распад ялтинско-постдамской системы международных отношений // Новая и новейшая история. – 2002. - №2.
Гуськова Е. Поход НАТО в русский народ. - http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=1717.
Данные опросов общественного мнения // Независимое военное обозрение. - 1997. - №20.
Дахин В. Н., Проскурин С. А. Политические проблемы глобализации. – М., 2003.
Иванов И. Международная безопасность в эпоху глобализации // Россия в глобальной политике. – 2003. - №1.
Джозеф Най. Будущее американской власти: доминирование и упадок в перспективе // Россия в глобальной политике. – 25.12.2010. URL:// http://www.globalaffairs.ru/number/Buduschee-amerikanskoi-vlasti-15053.
История международных отношений / Колл. авт.; под ред. Г. В. Каменской, О. А. Колобова, Э. Г. Соловьева. – М., 2007.
Караганов С., Суслов Д., Бордачев Т. «Перенастройка», а не «перезагрузка» // Россия в глобальной политике. – 2009. - №7.
Келин, А. В. О расширении НАТО и интересах безопасности России // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. – 2005. - №16. – Режим доступа: http://www/inion.ru/product/erosec/st2vp12.htm.
Келин А. В. Спокойно негативное отношение к расширению НАТО // Международная жизнь. – 2003. - №12.
Киссинджер Г. Дипломатия. Пер. с англ. – М., 1997.
Косолапов Н. Россия, США и мировое развитие // Pro et Contra. – 2000. - №2.
Кременюк В. А. США и окружающий мир: уравнение с неизвестными // США на рубеже веков. – М., 2000.
Лавров С. России угрожает расширение НАТО на Восток. – 2010. – 12 декабря. – Режим доступа: http://www.

Список литературы

Список использованной литературы:
1.Айкенберри Дж., Дьюдни Д. Отступление от соглашений времен холодной войны // Россия в глобальной политике. – 2010. - №1.
2.Аничкина Т.Б. Реконфигурация группировок вооруженных сил США: достаточно ли сил для глобального охвата? // Россия и Америка в XXI веке. - 2009. - №2. URL://http://www.rusus.ru/?act=read&id=146.
3.Аннан К. Предотвращение войн и бедствий: глобальный вызов растущих масштабов / Годовой доклад Организации за 1999 год. - Нью-Йорк, 2000.
4.Арбатова Н. Отношения России и Запада после косовского кризиса // Мировая экономика и международные отношения. — 2000. - № 6.
5.Баталов Э. Я., Кременюк В. А. Соперники или соратники? // Россия между Западом и Востоком: мосты в будущее. – М., 2003.
6.Бжезинский 3. Великая шахматная доска. - М., 1999.
7.Бжезинский З. Второй Шанс: Три Президента и Кризис Американской Сверхдержавы. – М., 2010.
8.Богатуров А. Современный международный порядок // Международные процессы. - 2003. - № 1.
9.Внешняя политика Соединенных Штатов Америки: принципы формирования и закономерности развития / Под общ. ред. О. А. Колобова. – Нижний Новгород, 2008.
10.Войтоловский Ф. Проблематика Глобального Управления в Западной политологии//Международные процессы.- 2009. №1(19). URL://http://www.intertrends.ru/seventh/004.htm.
11.Волков В. «Новый мировой порядок» и балканский кризис 90-х годов: Распад ялтинско-постдамской системы международных отношений // Новая и новейшая история. – 2002. - №2.
12.Гуськова Е. Поход НАТО в русский народ. - http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=1717.
13.Данные опросов общественного мнения // Независимое военное обозрение. - 1997. - №20.
14.Дахин В. Н., Проскурин С. А. Политические проблемы глобализации. – М., 2003.
15.Иванов И. Международная безопасность в эпоху глобализации // Россия в глобальной политике. – 2003. - №1.
16.Джозеф Най. Будущее американской власти: доминирование и упадок в перспективе // Россия в глобальной политике. – 25.12.2010. URL:// http://www.globalaffairs.ru/number/Buduschee-amerikanskoi-vlasti-15053.
17.История международных отношений / Колл. авт.; под ред. Г. В. Каменской, О. А. Колобова, Э. Г. Соловьева. – М., 2007.
18.Караганов С., Суслов Д., Бордачев Т. «Перенастройка», а не «перезагрузка» // Россия в глобальной политике. – 2009. - №7.
19.Келин, А. В. О расширении НАТО и интересах безопасности России // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. – 2005. - №16. – Режим доступа: http://www/inion.ru/product/erosec/st2vp12.htm.
20.Келин А. В. Спокойно негативное отношение к расширению НАТО // Международная жизнь. – 2003. - №12.
21.Киссинджер Г. Дипломатия. Пер. с англ. – М., 1997.
22.Косолапов Н. Россия, США и мировое развитие // Pro et Contra. – 2000. - №2.
23.Кременюк В. А. США и окружающий мир: уравнение с неизвестными // США на рубеже веков. – М., 2000.
24.Лавров С. России угрожает расширение НАТО на Восток. – 2010. – 12 декабря. – Режим доступа: http://www.rosbalt.ru/main/2010/11/12/789258.html.
25.Мошес А. Конфликтный потенциал в российско-украинских отношениях: Взгляд из России // Этнические и региональные конфликты в Евразии / Общ. ред. А. Зверев, Б. Коппитерс, Д. Тренин. – М., 1997.
26.Мухаев, Р. Т. Политология – М., 2009.
27.Обзор внешней политики Российской Федерации (413-27-03-2007). – Режим доступа: официальный сайт Министерства иностранных дел Российской Федерации – www.mid.ru/brp_4.nsf.
28.Психология / Отв. ред. Ю. Б. Кашлев. – М., 2002.
29.Райнхольд Нибур. Пути глобального лидерства США: строительство национальных государств. URL://http://www.mgimo.ru/files/116766/06f5531c0ffca73db4a9ff092f0ae924.pdf National Security Strategy of the United States 2010. – P. 1. - URL://http://www.whitehouse.gov/sites/default/files/rss_viewer/national_security_strategy.pdf.
30.Рогов С. М. Администрация Клинтона: подводить итоги еще рано // США-Канада: политика, экономика, культура. – 2000. - №2.
31.Рогов С. М. Американское лидерство в многополярном мире // Независимое военное обозрение. – 2010. – 6 ноября.
32.Рогов С. М. Россия и США в многополярном мире //США — экономика, политика, идеология. — 1992. — № 10.
33.Рогов С. М. Россия и США в новом веке // Россия между Западом и Востоком: мосты в будущее. – М., 2003.
34.Рыжов И. В. Проблемы регионального лидерства в мировой политике: к постановке вопроса // Пространство и время в мировой политике и международных отношениях / Под ред. А. Ю. Мельвиля. – 2007.
35.Сайт Государственного департамента США ( 30.04.2009 г.). URL:// http://www.america.gov/st/usg-russian/2009/April/20090430114243dmslahrellek0.5116236. html.
36.Сеидов В. Г. От традиционной дипломатии к публичной дипломатии // Информация. Дипломатия.
37.Сеидов Г. В. Средства массовой коммуникации в системе международных отношений // Информация. Дипломатия. Психология / Отв. ред. Ю. Б. Кашлев. – М., 2002.
38.Современные международные отношения / Под ред. А. В. Торкунова. – М., 1999.
39.Страус А.Л. Униполярность (концентрическая структура нового мирового порядка и позиция России) // Полис. - 1997. - №2.
40.Терновая Л. О., Гольдин Г. Г. Россия и США в системе геополитических отношений // Геополитические вызовы и внешнеполитическая деятельность России / Под ред. С.А. Проскурина. – М., 2002.
41.Фельдман Д. М. Политология конфликта. – М., 1998.
42.Фукуяма Ф. Войны будущего // Независимая газета. – 1995. - 11 февраля.
43.Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Полис. – 1994. - №1.
44.Шаклеина Т. В чем «призвание» Америки? // Международные процессы. Журнал теории международных отношений и мировой политики. – 2003. - №5. URL:// http://www.intertrends.ru/five/003.htm#26.
45.Шаклеина Т. А. Россия и США в новом мировом порядке. – М., 2002.
46.Шаклеина Т.А. Россия и США в полицентричном мире [Электронный ресурс] // Перспективы. - 22.01.2011. - Режим доступа: http://perspectivy.info/oykumena/politika/rossija_i_ssha_v_policentrichnom_mire_2011-01-22.htm.
47.Шеллинг Т. Стратегия конфликта / Пер. с англ. Т. Даниловой. – М., 2007.
48.Язькова А. Саммит ГУАМ – намеченные цели и возможности их реализации // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. – 2005. - №16. – Режим доступа: http://www/inion.ru/product/erosec/st3vp16.htm.
49.Benett W. The death of outrage: Bill Clinton and the assault on American ideals. – New Yotk, 1998.
50.Carnegie Foundation. Press Release. – 2001. - №2.
51.Clinton B., Rubinstein A., Zlotnikov B. The Clinton foreign policy reader: presidential speeches with commentary. – N.Y. – 2000.
52.Kristic B. Kosovo facing the court of history. – Amherst N.Y. - 2004.
53.Kupchan C. After Pax Americana. Bening Power,Regional Integration,and the Sources of a Stable Multipolarity // International Security. – 1998.
54.Mississippi Valley Historical Review. – 1952. – December. - №3.
55.Prestre Philippe. Role quests in the post-cold war era: foreign policies in transition/ - Montreal. McGill-Queen’s University Press. – 1997.
56.Quadrennial Defense Review Report. - U.S. Department of Defense. - February 2010. URL://http://www.defense.gov/qdr/images/QDR_as_of_12Feb10_1000.pdf.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала, который не является научным трудом, не является выпускной квалификационной работой и представляет собой результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, но может использоваться в качестве источника для подготовки работы указанной тематики.
Сколько стоит
консультация по подготовке материалов?
1
Заполните заявку - это бесплатно и ни к чему вас не обязывает. Окончательное решение вы принимаете после ознакомления с условиями выполнения работы.
2
Менеджер оценивает работу и сообщает вам стоимость и сроки.
3
Вы вносите предоплату 25% и мы приступаем к работе.
4
Менеджер найдёт лучшего автора по вашей теме, проконтролирует выполнение работы и сделает всё, чтобы вы остались довольны.
5
Автор примет во внимание все ваши пожелания и требования вуза, оформит работу согласно ГОСТ, произведёт необходимые доработки БЕСПЛАТНО.
6
Контроль качества проверит работу на уникальность.
7
Готово! Осталось внести доплату и работу можно скачать в личном кабинете.
После нажатия кнопки "Узнать стоимость" вы будете перенаправлены на сайт нашего официального партнёра Zaochnik.com
© Рефератбанк, 2002 - 2018