Вход

Формирование этнополитической толерантности студенческой молодежи в Волгоградской области.

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 77595
Дата создания 2013
Страниц 64
Источников 77
Покупка готовых работ временно недоступна.
6 660руб.

Содержание

Оглавление
Введение 3
Глава 1. Теоретико-методологические основания изучения феномена этнополитической толерантности 7
1.1.Генезис и развитие идеи толерантности 7
1.2.Анализ понятия «толерантность» и «этнополитическая толерантность» и проблемы её формирования на современном этапе развития теории и практики 20
Глава 2. Социальные практики межэтнического взаимодействия в студенческой среде 40
2.1. Этнополитические установки волгоградских студентов 40
2.2. Конфликтность и толерантность в поведении студентов волгоградских вузов 46
Заключение 64
Список использованной литературы 66

Фрагмент работы для ознакомления

«Даже если тезис Еллинека о происхождении идеи о правах человека от религиозной свободы исторически не удается подтвердить, все же имеется концептуальная связь между таким универсальным обоснованием одного из основных прав -права на религиозную свободу с одной стороны, и нормативными основами конституционно-правового государства, то есть демократии и прав человека -с другой» [1, с. 47]. В «Декларации принципов толерантности», утвержденной Резолюцией Генеральной Конференции ЮНЕСКО в 1995 г., также подчеркивается, что в целом толерантность есть, прежде всего, «активное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека» [2].Кроме того, в ней говорится, что «толерантность - это гармония в многообразии. Это не только моральный долг, но и политическая, и правовая потребность. Толерантность - это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира» [2].Ю. Хабермас считает, что «толерантность» - политическая добродетель, требуемая от граждан либерального общества», которая, в свою очередь, проявляется тогда, когда участники тех или иных взаимодействий воспринимают «собственное притязание на истину в конфликте с притязаниями на нее других как «не подлежащее обсуждению», но позволяют себе отвлечься от сохраняющегося расхождения (fortbestehendeDissens), чтобы на уровне политического сосуществования поддерживать общую основу взаимоотношений» [1, с. 48-49]. Тем самым он подчеркивает, что политическая толерантность должна включать в себя достаточно четкие убеждения людей, социальную интеракцию с элементами конфликтности и «разумное единство», что «относится не только к мировым религиям, но и к метафизическому миропониманию, и к политическим идеологиям - к видениям мира на всех уровнях артикуляции» [1, с. 49].Ряд российских исследователей анализируют содержательный смысл понятия «политическая толерантность», выделяя такой ее аспект, как отношения между политическими институтами и властвующей элитой. Так, А. Г. Асмо-лов, Г. У. Солдатова и Л. А. Шайгерова предлагают определять политическую толерантность как «готовность власти допускать инакомыслие в обществе и даже в своих рядах, разрешать в рамках конституции деятельность оппозиции, способность достойно признать свое поражение в политической борьбе, принимать политический плюрализм как проявление разнообразия в государстве» [3]. По их мнению, в таком качестве политическая толерантность, к примеру, в России еще не сформировалась, не стала одной из основных ценностей либерального общества.Российский политолог Е. Б. Шестопал рассматривает политическую толерантность как «терпимость к политическим оппонентам и политической оппозиции вообще» [4, с. 45-46]. Однако при такой интерпретации из поля зрения выпадают подвластные структуры, которые также могут вступать во взаимодействия с политическими институтами и лицами, в руках которых сосредоточена власть, в том числе на уровне формальных межличностных отношений. Ведь субъектно-объектные интеракции, связанные с проявлением политической толерантности, могут приобретать самые различные сочетания: «политический институт - властвующая элита», «политический институт - политический институт», «политический институт - социальная группа», «властвующая элита - социальная группа», «политический институт - индивид» и т. п. Возможно, именно по этой причине некоторые авторы, такие, как, к примеру, российский социолог М. С. Мацковский, определяют политическую толерантность как «отношение к деятельности различных партий и объединений, высказываниям их членов и т. д.» [5] без указания того, отношение кого имеется в виду.Кроме того, данный автор для лучшего раскрытия содержания политической толерантности приводит примеры политической интолерантности, крайними формами которой, по его мнению, являются фашизм и политические репрессии. «Под фашистской идеологией понимается убеждение в том, что государство должно бороться с инакомыслием и за чистоту расы, контролировать жизнь своих граждан. Политические репрессии - предотвращение свободного и открытого обсуждения политических идей и решений; препятствование свободным и честным выборам; ограничение свободы информации; жестокое наказание политических диссидентов» [5]. Из названных примеров политической интолерантности становится очевидным, что основными ее субъектами, как и субъектами политической толерантности, выступают государство и различные институты - социальные и политические, действующие от его лица, а объектами - отдельные личности, социальные группы, общности, нации и т. д. Примечательно и то, что, на взгляд М. С. Мацковского, политическая толерантность способна приобретать внешний характер и реализовываться в виде отношения «к странам и народам на основе принципов, утвержденных ООН и другими международными организациями» [5], а крайней формой проявления внешнеполитической интолерантности следует считать империализм, т. е. «подчинение одних народов другими для контроля над их богатством и ресурсами» [5]. При этом наряду с негативными у интолерантности есть и положительные стороны, проявляющиеся в таких функциях, как, к примеру, создание образа политического врага, борьба с которым призвана сплотить общество, упрощение личностной и групповой политической идентификации и др.С иных субъектно-объектных позиций, сквозь призму противопоставления «свой-чужой», политическую толерантность рассматривают российские политолог С. М. Елисеев и социолог И. В. Устинова, определяя последнюю как «уважение точки зрения «политического другого», в качестве которого может выступать человек, придерживающийся иной идеологии, иных мировоззренческих позиций, других взглядов на государственное управление» [4, с. 47]. Американский социолог Дж. Мид в теории символического интерак-ционизма упоминал о том, что свою идентичность индивид может осознать только тогда, когда у него имеется возможность посмотреть на себя глазами «другого». Российский философ В. М. Соколов, разделяя данную мысль, указывает, что «именно толерантное отношение, лишенное стремления сразу же запретить, заклеймить, позволяет выявить подлинную сущность «иного» [6, с. 54]. Следовательно, политическая толерантность не означает отказа от своих собственных политических убеждений и предпочтений, но предусматривает возможность дискуссии, конструктивной критики и даже конкуренции. Исследователи Г. М. Денисовский и П. М. Козырева поэтому придерживаются точки зрения, согласно которой политическая толерантность может пониматься как «промежуточное звено между «несогласием» и «согласием», как средство предупреждения крайних форм разрешения конфликта» [4, с. 46]. Но сам конфликт не исчезает, так как, на взгляд известного представителя конфликтологической теории К. Шмитта, в основе политики всегда находится соперничество с «иным», борьба, в которой «враг - не частный противник, ненавидимый в силу чувства антипатии. Враг, по меньшей мере эвентуально, то есть по реальной возможности, - это только борющаяся совокупность людей, противостоящая точно такой же совокупности» [7]. Естественно, что в условиях демократической политической системы подобная борьба носит институциализированный характер и может выражаться в определенных формах (таких, как, например, выборы, медиаторство, пикеты, участие в работе политических партий, общественных объединений и т. п.).Такие американские исследователи, как А. Бентли, Д. Трумен, С. Липсет, рассматривая толерантность, подчеркивали связь последней с политической культурой конкретного общества и указывали, что в случае принадлежности людей к нескольким социальным группам со свойственными им социальными и политическими установками, ценностями, воззрениями индивиды становятся более терпимыми в результате влияния на них многочисленных разнонаправленных психологических и идеологических воздействий. Если же индивиды, наоборот, принадлежат к социальным группам, не имеющим точек соприкосновения, с противоположными взглядами, влекущими за собой враждебное отношение их членов друг к другу, то в обществе нарастает конфликтный потенциал, в том числе в политической области. Так, Д. Трумен писал, что если обществу удается избежать «революции, вырождения, упадка и сохранить стабильность.то только благодаря множественности принадлежности» [8, p. 168]. В свою очередь, С. Липсет считал, что «шансы стабильной демократии увеличиваются, если группы людей и отдельные личности принадлежат одновременно нескольким пересекающимся политически значимым общественным объединениям» [9, p. 88-89]. По мнению американских политологов Г. Алмонда и С. Вербы, описанная частично совпадающая принадлежность наиболее часто встречается в Соединенных Штатах Америки и Великобритании, реже - в католических странах Европы. Развитию политической толерантности способствует демократический тип политической культуры, предполагающий политический плюрализм, выборность органов власти, активное функционирование гражданского общества, признание конфликта, разрешаемого, как правило, на основе согласования множества интересов, одним из источников прогрессивных общественных преобразований и т. п.В целом практически во всех выделенных выше определениях политической толерантности присутствуют основные элементы толерантности как таковой, выделенные П. Николсоном в работе «Толерантность как моральный идеал», а именно:отклонения: данный признак проявляется в том, что любая разновидность толерантности может возникать только в случае наличия чего-то, что рассматривается как недолжное (например, недолжные политические взгляды, идеологии, политическое поведение);восприятие субъектом толерантности отклонения как «нетривиального, важного (иначе имеет место простое безразличие)» [10, с. 32];возможность субъекта влиять на существование этого отклонения (сила);«отказ субъекта от реализации этой возможности, то есть позволение отклонению спокойно существовать» [10, с. 32];характеристики толерантности как одной из основных составляющих морального идеала - понимание ее как важной общественной ценности и добродетели [10, с. 32], необходимой составляющей демократической политической культуры. При этом последний элемент является весьма дискуссионным. Так, российский политолог С. Г. Ильинская указывает, что рассмотрение толерантности, в том числе и политической, как моральной ценности таит в себе следующий парадокс: «Всякая моральная норма, будучи категоричной, императивной, претендует на общеобязательность. Поэтому каждый человек, имея собственную систему ценностей, норовит приписать всему человечеству некоторый «правильный путь». Между тем толерантность утверждает отказ терпимого человека от распространения на всех людей тех норм, которые он сам искренне считает обязательными для всего человечества. Однако такой «моральный субъект по определению не является моральным субъектом» [11, с. 59]. По мнению данного исследователя, «эффективным политическим инструментом для решения этических парадоксов толерантности может являться разделение жизненного пространства человека на частную и публичную сферу, предложенное еще Локком» [11, с. 60].Например, в книге «Толерантность как принцип политического действия: история, теория, практика» С. Г. Ильинская пишет, что в российском исследовательском пространстве «рассуждения о терпимости далеки от политической рефлексии» [11, с. 252], а «при изучении категории толерантности ученые, чаще всего, рассматривают ее как ценность-в-себе или обращаются с ней как с одним из видов исторической политической практики» [11, с. 9], в то времякак она требует переосмысления в соответствии с происходящими как в глобальном, так и в региональном масштабах социальными, экономическими, политическими и культурными изменениями.При этом необходимо отметить, что в демократических обществах с открытой политической системой осмыслению и укоренению ценностей толерантности в политических взаимодействиях индивидов, социальных групп и общностей должны активно содействовать средства массовой информации и коммуникации, а также институт образования, так как именно они обладают большим потенциалом воздействия на процессы политической социализации и адаптации людей в социуме, на выработку социальных, а впоследствии и политических воззрений, убеждений и оценок, позволяющих гражданам успешно интегрироваться в соответствующие сообщества со сходными социальными и политическими потребностями, которые вступают во взаимоотношения между собой с учетом принципа плюрализма и готовы конкурировать друг с другом в институционально оформленных рамках.Выводы. Таким образом, из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что попытки концептуализации понятия «политическая толерантность» в современной социологической и политологической науке продолжаются. Данное явление очень многогранно, многосубъектно, способно проявляться на разных уровнях взаимодействий (межличностных, межгрупповых, государственных и т. д.), быть внешне и внутренне направленным, что вызывает его неоднозначные трактовки. Сложность концептуализации данного понятия, на взгляд некоторых авторов, связана с запутанной эпистемологической ситуацией относительно понятия толерантности вообще, сквозь призму которой, как правило, анализируется политическая толерантность.

Список литературы [ всего 77]

Список использованной литературы
1. Амелин В.В. Этнокультурная политика в многонациональном регионе. // Журнал социологии и социальной антропологии. 2004.
2. Арутюнян Ю.В. Об этнических компонентах российской идентичности. // Социологические исследования, - 2009.
3. Белинская Е.П., Стефаненко Т.Т. Этническая социализация подро¬стка. М., 2000.
4. Белоус В.В. Пути гармонизации темперамента и деятельности. // Вопросы психологии. 1989. № 5.
5. Беляев Н.В. Интернационализация межличностного общения в ду-ховной жизни многонационального коллектива: Автореф. дис. на соиск. учен, степ. канд. фил. наук: 09.00.02 / Новосибирск, 1985.
6. Берейшик JI.B. Формирование культуры межнационального общения у молодежи в 80-е годы. Автореф. ... дисс. канд. ист. наук. М, 1991.-24с.
7. Бирюков C.B. региональная политическая власть: от концептов к интегративной модели // Вестник Московского ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 2003. № 1.
8. Бобахо В.А., Левикова С.И. Социально-политические аспекты мо-лодежной субкулыуры // Вестник Московского университета. Сер. 12, Поли¬тические науки. 1996. № 2.
9. Бугай Н.Ф. Толерантность как фактор стабильности обстановки в условиях подготовки и проведения Олимпийских игр 2014 года в Сочи //Сочи предолимпийский: проблемы и перспективы. Материалы всероссий¬ской конференции. Адлер, 2008.
10. Вебер М. Основные социологические понятия // Вебер М. Избр. произв. М., 1999.
11. Викторук Е.А. Сущность межнациональных противоречий и осо-бенности их проявления на современном этапе: Автореф. дис. на соиск. учен, степ. канд. фил. наук: 09.00.02. / МГУ им. М.В. Ломоносова-М., 1991.
12. Воспитание культуры межнационального общения.: Метод, реко-мендации. (Сост.В.И.Буреико, Н.Е.Иванюшкин,В.В. Меркулов). -М., 1989.
13. Галлиев Г.Т. Проблемы социальной технологии преодоления меж¬национальных конфликтов и гармонизации межнациональных отношений: Автореф. дис. на соиск. учен. степ, д-ра социол. наук. 22.00.04 / Башкирский ун-т.-Уфа, 1997.
14. Галимова Х.Х. Педагогические условия интернационального и патриотического воспитания студентов. Дисс.канд.пед.наук. - Уфа: 1993.
15. Галкин А.А., Красин Ю.А. Культура толерантности перед вызовами глобализации. 2003. 26 с.
16. Герасимова М. Г. Этническая толерантность и этнические стереотипы подростков. Россия: трансформирующееся общество. М.: КАНОН–пресс–Ц, 2001.
17. Джунусов М.С. О мере своеобразия национальных культур. 2002. - С. 125-127Дробижева Л.М., Даен Д.В., Рыжова С.В. Социология межэтнической толерантности / Отв. Ред. Дробижева Л.М. – М.: Издательство Института социологии РАН, 2003.
18. Дубин Б. Векторы и уровни коллективной идентификации в сегодняшней России. // Вестник общественного мнения, - 2009.
19. Даракчян Г.О. Арещенков C.B. Феномен толерантности как акту-альная психолого-педагогичнская проблема. // Дни науки социально- педагогического института. Мат-лы 4-ой научно-практической конференции. Сочи, РИО СГУТиКД, 2005.
20. Даракчян Г.О. Арещенков C.B. Поликультурное образование в со¬временном российском социуме. // Дни науки социально-педагогического института. Мат-лы 5-ой научно-практической конференции. Сочи, РИО СГУТиКД, 2006..
21. Даракчян Г.О. Образование и формирование культуры толерантно¬сти. // Дни науки социально-педагогического института. Мат-лы 5-ой научно- практической конференции. Сочи, РИО СГУТиКД, 2006.
22. Даракчян Г.О. Культура межнационального общения: особенности и формирование // Гуманизация образования. № 1. Сочи, 2006.
23. Даракчян Г.О. Место языка в формировании культуры человека. // Гуманитарные науки: исследования и методика преподавания в высшей шко¬ле. Мат-лы 2-ой всероссийской научно-методической конференции. Часть 1. Сочи, РИО СГУТиКД, 6-7 мая 2003г.
24. Даракчян Г.О. культура межнационального общения (к постановке вопроса) // Гуманитарные науки: исследования и методика преподавания в высшей школе. Мат-лы 4-ой всероссийской научно-методической конферен¬ции. Сочи, РИО СГУТиКД, 19-29 мая 2006 г.
25. Даракчян Г.О., Арещенков C.B. Толерантность в системе образова¬тельных учреждений. Студенческие научные исследования в системе тризма и курортного дела: Материалы 1-й всерос. науч.-практ. конф., г. Сочи, 5-8 февр. 2007 г. / Федер. агентство по образованию; Соч. гос. ун-т. — Сочи: РИО СГУТиКД, 2007.
26. Даракчян Г.О., Крыжановская O.A. Современные политико- философские дискуссии по проблеме толерантности. Дни науки Социально- педагогического института. Сочинского государственного университета ту¬ризма и курортного дела: Материалы 6-й науч.-практ. конф. студ. и асп., г. Сочи, 22-24 марта 2007г. - Сочи: РИО СГУТиКД, 2007.
27. Дробижева Л.М. Формирование культуры межнационального общения. //Социальная политика и национальные отношения. Материалы всесоюзной научно-практической конф., 28-30 июня 1982г., г. Рига. — М.: Мысль, 1982.
28. Дроздов А.Ю. Агрессивное поведение молодежи в контексте соци-альной ситуации // Социологические исследования. 2003. № 4.
29. Демократия: конфликтность и толерантность / Под ред. В.С. Рахманина // Межрегиональные исследования в общественных науках. – Воронеж, 2002.
30. Евдокимова Т. Правовое регулирование толерантности молодежи как средство противодействия экстремизму // Власть. 2009.
31. Журавский А.В. Студенчество в многонациональных мегаполисах и крупных городах России: этническое самосознание и межэтнические отношения. / Сборник материалов по результатам социологического исследования. // Под общей редакцией А.В. Журавского. - 2008.
32. Здравомыслов А. О национальном самосознании россиян // Мониторинг общественного мнения, - 2001.
33. Загорская Н.С Культура межнационального общения (этносоцио- логический анализ). Дисс.канд.соц.наук. Мн.:1990.
34. Зарайченко В.Е. Региональная этнокультура и управление. Ростов н/Д, 2002.
35. Зарайченко В.Е. Этнокультура и государственная служба (опыт преподавания спецкурса) / Формирование культуры межнационального об¬щения на Дону.: опыт и проблемы. Ростов н/Д, 2002.
36. Зарайченко В.Е. Этнокультурный фактор в региональном управле¬нии // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2001. № 1.
37. Камкия Б.А. Проблема легитимности власти в полиэтничном госу-дарстве: Опыт политологической интерпретации общественно- государственных отношений в Грузии п Абхазии в конце 80-х - начале 90-х годов / Московский общественный научный фонд. М., 1997.
38. Кислицын.С.А. С.А. Угрозы безопасности : национализм и антисе-митизм. Ростов н/Д, 2000.
39. Кислицын С.А. Формирование гражданского общества в условиях российской демократической реформации. Ростов н/Д, 2005.
40. Кобахидзе Е.И., Павловец Г.Г., Федосова Е.В. Роль этничности в межкультурном взаимодействии народов Северного Кавказа // материалы II Всероссийского социологического конгресса: российское общество и социо¬логия в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы. М., 2004.
41. Коган Л.Н. Культура межнационального взаимодействия. В кн.: Интернациональное и национальное в социалистическом образе жизни со¬ветского народа. - Фрунзе: 1982.
42. Ковалева Т.В., Селезнев И.А. Этнополитическое сознание студен-чества в первой половине 90-х годов.// Социологические исследования. 2000. №4.
43. Комогоров П.Ф. Формирование толерантности в межличностных отношениях студентов ВУЗов. Дисс.канд.пед.наук. — Курган: 2000.
44. Контроль социальный // Социология. Краткий социологический словарь / Под ред. Ю.Г. Волкова. Ростов н/Д, 2001.
45. Козлов А.А. Об определении экстремизма // Экстремизм в среде пе- тербуржской молодежи: анализ и вопросы профилактики. СПб., 2003.С. 27.
46. Козлов В.В. Управление конфликтом. М.: Эксмо, 2004.
47. Козлова И.М. Формирование гражданского общества в городе- курорте Сочи // Сочи предолимпийский: проблемы и перспективы. Материа¬лы всероссийской конференции. Адлер, 2008.
48. Кочетов А.И. Воспитательная система: общеобразовательная школа России/ Российская Академия образования, Южное отделение; Институт ме¬ждународного права, экономики, гуманитарных наук и управления им. К.В. Российского. — Краснодар, 2000.
49. Кретов Б.И., Некрасова А.И. Культура межнационального общения и политическая культура. Учебное пособие. М.: МИИТ, 1989.
50. Крылов М.П. Региональная идентичность в историческом ядре ев-ропейской России // Социс. 2005. № 3.
51. Крысько В.Г. Этнопсихология и межнациональные отношения. М.: Издательство «Экзамен», 2002.
52. Культура межнационального общения. Учебно-методическое посо¬бие. Сост. Лихобабин М.Ю. Ростов н/Д, 2003.
53. Куропятник А.И. Мультикультурализм: проблемы стабильности полиэтнических обществ. СПб., 2000.
54. Кусарбаев Р.И. формирование межнационального взаимодействия у студентов ВУЗов. Дисс.канд.пед.ртаук. -М., 2001.
55. Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Малый толковый словарь. Изд. 2. М.,
56. 1993.
57. Маликова Н.Р. Этносоциологическое исследование трансформации постсоветских наций // Социс. 2004. № 5.
58. s.
59. Меркель В., Круассан А. Формальные и неформальные институты в дефектных демократиях // Полис. 2002. № 1 -2.
60. Минасова К.Р. Двуязычие как способ культурной интеграции этни¬ческих меньшинств в многонациональном обществе // Социс. 2002. № 8.
61. Мнацаканян М.О. Нации и национализм. Социология и психология национальной жизни: Учеб. Пособие для вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004.
62. Морозова Е.В. Региональная политическая культура. Краснодар,
63. 1998.
64. Мустафаев М.Б., Мустафаева М.Г. Введение в теорию межрегио-нального общения (философско-антропологическая оценка): Опыт полифо¬нического исследования. Махачкала, 2002.
65. Муханов В.М., Исторические фальсификации и их использование в деле дискредитации Сочинской Олимпиады // Сочи предолимпийский: про¬блемы и перспективы. Материалы всероссийской конференции. Адлер. 2008.
66. Назаров М. М. Политическая культура российского общества: 1991¬1995 годы: Опыт социологического исследования. М.: Эдиториал УРСС, 1998.
67. Наушабаева СУ. Проблема поликультурного образования в амери¬канской педагогике, (анализ концепции Бэнкса) // Педагогика, 1993. № 1.
68. На пути к толерантному сознанию./Под ред. А.Г. Асмолова М.,
69. 2000.
70. Нечаев В.Д. Региональные политические системы в постсоветской России // Pro et Contra. 2000. Т. 5. № 1.
71. О культуре межнационального общения // Социально-полити-ческий журнал. 1997. № 3.
72. Основы национальных и федеративных отношений. Учебное по-собие / Под общей редакцией Р.Г. Абдулатипова. М., 2001.
73. Паттерсон Кэрри, Гренни Джозеф. Управление конфликтом. М.: Вильяме, 2007.
74. Петрова C.B. Гражданская культура: теоретическая модель и практическая реализация в процессе демократических реформ в России. Дисс.канд.полит.наук. 23.00.02. Ростов н/Д, 2004.
75. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998.
76. Степанов Е.И. Социальные конфликты: экспертиза, прогнозиро-вание, технологии разрешения. Региональные конфликты: моделирование, мониторинг, менеджмент. Вып. 20 М. 2003 - 464 с.
77. Степанов Е.И. Конфликтология переходного периода: методоло-гические, теоретические, технологические проблемы / Центр конфликтоло¬гии Института социологии РАН. М., 1996.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022