Вход

диплом Задержание подозреваемого

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 387176
Дата создания 2018
Страниц 75
Мы сможем обработать ваш заказ 9 декабря в 8:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
2 200руб.
КУПИТЬ

Описание

с судебной практикой ...

Содержание

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА I. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ИНСТИТУТЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАДЕРЖАНИЯ
1.1. Задержание подозреваемого по действующему законодательству
1.2.Условия, мотивы и основания задержания
ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ ИНСТИТУТА УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАДЕРЖАНИЯ И ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ ИХ РАЗРЕШЕНИЯ
2.1. Процессуальный порядок задержания подозреваемого
2.2. Проблемы применения законодательства о задержании подозреваемого
2.3. Отдельные спорные вопросы законодательной регламентации задержания подозреваемого и возможные пути их разрешения
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
ПРИЛОЖЕНИЕ

Введение

......
Объектом исследования являются правоотношения, возникающие в про-цессе задержания подозреваемого.
Предмет исследования объединяет нормативные правовые акты, их офи-циальное и доктринальное толкование, а также практическую деятельность, свя-занные с ограничением права на передвижение лица, подозреваемого в соверше-нии преступления, до возбуждения уголовного дела.
Цель исследования заключается в рассмотрении актуальных вопросов тео-рии и практики задержания подозреваемого, анализ законодательных норм и практики их применения на наличие законодательных пробелов и ошибок след-ственной практики, разработка предложений по совершенствованию законода-тельной базы по проведению задержания.
Поставленная цель конкретизируется в следующих задачах:
- проследить генезис возникновения и развития правового института за-держания подозреваемого в уголовно-процессуальном законодательстве России;
- описать правовую регламентацию задержание подозреваемого по дейст-вующему законодательству;
- проанализировать условия, мотивы и основания задержания;
-исследовать процессуальный порядок задержания подозреваемого
- определить круг проблем применения законодательства о задержании по-дозреваемого;
- провести анализ отдельных спорных вопросов законодательной регла-ментации задержании подозреваемого и разработать возможные пути их разре-шения;
- на основе анализа научного, нормативно-правового и практического ма-териала, сформулировать предложения по совершенствованию действующего законодательства, в рассматриваемой области.
Для решения указанных задач, в работе использовались общенаучные ме-тоды исследования: диалектический метод познания объективной действитель-ности, применялись также анализ и обобщение, логический метод, а также спе-циально-юридические методы исследования: историко-правовой, логико-юридический, сравнительно-правовой и системный. Совокупность этих методов позволила обеспечить исследование поднятых вопросов, и внести предложения по совершенствованию норм регламентирующих задержание подозреваемого и оптимизации методики проведения этой меры уголовно-процессуального при-нуждения.
.........

Фрагмент работы для ознакомления

Что же дает право полицейскому принудительно препроводить лицо, подозреваемое в совершении преступления, в орган дознания? Одной из новелл полицейского Закона является доставление граждан для решения вопроса о задержании (п. 13 ст. 13). Данная мера принуждения заключается в принудительном препровождении гражданина в служебное помещение при невозможности решения вопроса о его задержании на месте. Закон не связывает доставление с определенными правонарушениями, поэтому в данном случае задержание следует трактовать широко, то есть понимать под ним лишение свободы как в административном, так и уголовно-процессуальном порядке.
Таким образом, в указанных выше ситуациях, которые связаны с внезапно возникшим подозрением, сотрудник полиции имеет право осуществить доставление. Моментом окончания производства данной меры принуждения является появление гражданина в соответствующем служебном помещении. Дальнейшее лишение свободы возможно лишь в рамках задержания в порядке, установленном УПК РФ. Однако возможность задержания подозреваемого связывается законом с необходимостью производства ряда процессуальных мер, направленных на прием и проверку сообщения о преступлении, принятие решения о возбуждении уголовного дела. Таким образом, между доставлением и задержанием подозреваемого всегда существует определенный период времени. Лишение свободы лица, доставленного для задержания, в указанный период остается не урегулированным, а значит - недопустимо.
Не решает вопрос и указание в п. 11 ст. 5 УПК РФ так называемого фактического задержания, так как п. 15 той же статьи связывает его начало с моментом лишения свободы, производимого лишь в порядке, установленном УПК РФ. Фактическое задержание есть начальный момент процессуального задержания с возможной отсрочкой составления протокола на 3 часа. Фактическое задержание должно обязательно завершаться составлением протокола, так как оно производится только после установления оснований, указанных в ст. 91 УПК РФ. Как мы выяснили, полицейский, обнаруживший преступление, не является субъектом уголовно-процессуальных отношений и не может вне уголовного дела и без соответствующего поручения применить задержание ни "фактически", ни "формально".
Как данная проблема решается на практике? Фактическому лишению свободы в период, необходимый для осуществления проверочных действий, может не придаваться официального статуса. В материалах предварительной проверки, а впоследствии и уголовного дела могут отсутствовать документы, отражающие факт какого-либо ограничения свободы передвижения заподозренного. "Задержанный" дает объяснения, ожидает результаты исследования или иных проверочных действий якобы добровольно. Лишение свободы для уголовно-процессуальных нужд может производиться и под покровом административных мер принуждения, при производстве по делу о правонарушении. Таким нарушением может быть, в частности, мелкое хулиганство, предусматривающее наряду со штрафом административный арест в качестве санкции.
По мнению практических работников, о действительной законности задержания подозреваемого можно говорить лишь применительно к случаям его производства в рамках расследования уголовного дела по письменному поручению лица, принявшего дело к своему производству, либо этим лицом самостоятельно. Другие случаи связываются ими с частыми отступлениями от установленных Законом правил задержания.
Выход видится в легализации кратковременного лишения свободы лица, подозреваемого в совершении преступления, до решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Как ни парадоксально, но это нужно для защиты прав личности. Во-первых, личности задерживаемого, так как придание фактическому ограничению свободы официального статуса обеспечит своевременное наделение его соответствующими правами, послужит гарантией соблюдения сроков, отводимых на принуждение. Во-вторых, что не менее важно, это позволит освободить практиков от "обязанности" нарушать закон в ходе борьбы с преступлениями.
При этом проблема вывода из тени рассматриваемого вида задержания заключается в сложности решения следующих вопросов. С какого момента следует исчислять срок задержания? Допустимо ли до возбуждения уголовного дела столь существенное ограничение прав? Подлежит ли реабилитации лицо, задержанное до возбуждения уголовного дела, в случае принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела? Необходимо ли обеспечивать право на защиту лицу, задержанному по подозрению? Возникает ли при этом у него процессуальный статус, какой? И наконец, каковы основания для задержания лица до возбуждения уголовного дела?
Представляется, что, ответы должны быть следующими. Срок, отводимый на процессуальное задержание, должен исчисляться лишь с того момента, с которого лицо, уполномоченное принимать решение о задержании, получает возможность проверять наличие требуемых для этого оснований, а именно с момента доставления. Поэтому доставление не должно производиться за счет бюджета времени, отводимого на задержание. Такой подход уже применен законодателем в КоАП РФ, в соответствии с которым срок задержания исчисляется с момента доставления, а лица, находящегося в состоянии опьянения, - со времени его вытрезвления (ч. 4 ст. 27.5 КоАП РФ). При этом срок административного задержания также может равняться 48 часам (ч. 3 ст. 27.5 КоАП РФ). Заметим, этот порядок предназначен для борьбы с менее опасными правонарушениями, нежели преступления. Примечательно, что указанное правило прошло ревизию законодателя и в Федеральном законе "О полиции", ч. 4 ст. 14 которого, определяя начало срока "полицейского" задержания с момента фактического ограничения свободы, делает исключение для административного задержания, подтверждая правомерность его исчисления с момента доставления. Формально это не противоречит Конституции РФ, где говорится о 48 часах именно задержания как определенной меры принуждения.
Следует отметить, что авторами одного из проектов УПК предлагалось закрепить в законе "задержание по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления" (ст. 165), производство которого в исключительных случаях допускалось до возбуждения уголовного дела1. На решение вопроса о возбуждении уголовного дела отводилось 8 часов, исчисляемых с момента доставления. Если дело не возбуждалось в указанный срок, лицо подлежало освобождению из-под стражи. С одной стороны, восьмичасовой срок - это время обычного рабочего дня, что является вполне приемлемым. С другой - действующий режим возбуждения дела предусматривает для этого 3, 10 и даже 30 суток; дополнительные сложности может вызвать задержание в ночное время.
Говоря о допустимости лишения свободы подозреваемого до возбуждения уголовного дела, следует отталкиваться от необходимости его производства в контексте официально признанных государством ценностей. Полагаю, ч. 3 ст. 55 Конституции РФ позволяет применение названной меры принуждения. При этом задержание должно осуществляться при следующих условиях.
Во-первых, это наличие данных, свидетельствующих о возможной причастности к совершению преступления. Следует согласиться с Б.Б. Булатовым в том, что «для возбуждения уголовного дела нужен меньший объем данных, указывающих на признаки преступления, чем для задержания лиц по подозрению в совершении преступления. Поэтому при наличии оснований для задержания всегда есть и основание для возбуждения уголовного дела»2. Такой подход соответствует действующему закону, который предполагает возможность уголовно-процессуального задержания только в ситуациях, когда установлены признаки преступления. Нами же ставится вопрос о том, что необходимость в задержании существует и для обеспечения процесса установления таких признаков.
Столь явной информации о причастности, которая предусмотрена ст. 91 УПК РФ, может и не быть. Как отмечает В.Н. Григорьев, основания для задержания не рассчитаны на применение в качестве оснований для доставления в ситуациях непосредственного обнаружения общественно опасного деяния. «Прежде чем применять основания, надо квалифицировать деяние по конкретной статье Уголовного кодекса, убедиться, что за него может быть назначено наказание в виде лишения свободы, выбрать соответствующую фактическим обстоятельствам их нормативную формулировку. В обстановке экстренности, характерной для ситуации непосредственного обнаружения общественно опасного деяния, для этого нет необходимых условий»1. Такие основания непригодны не только для доставления, но и для принятия решения о задержании лица, подозреваемого в совершении непосредственно обнаруженного преступления, так как информационное поле в период доставления существенно не изменяется. Таким образом, существуют ситуации, когда лицо необходимо удержать до выяснения обстоятельств предполагаемого преступления.
Например, лицо, задержанное с поличным при попытке хищения, поясняет, что действует по просьбе его собственника. Лицо, сбывавшее вещество, похожее на наркотик, поясняет, что это разрешенное обезболивающее средство. В подобных ситуациях требуется время для проверки. В настоящий момент уголовно-процессуальный закон не позволяет задержать лицо, пока не будут установлены признаки, достаточные не только для вывода о преступности деяния, в совершении которого подозревается это лицо, но и для квалификации деяния по УК РФ.
Вторым условием должен быть мотив - обоснованное предположение о том, что в случае, если лицо не задержать, то оно скроется или совершит действия, указанные в ст. 97 УПК РФ, и это сделает невозможным или крайне осложнит установление его личности, привлечение к ответственности, а также может создать условия для посягательств на указанные в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ объекты. Однако не следует предъявлять к мотивам задержания те же требования обоснованности, что и к основаниям для применения мер пресечения. Мотив не всегда может быть доказан. На первоначальном этапе в условиях дефицита информации мотив презюмируется определенным набором обстоятельств (тяжесть предполагаемого преступления, характеристика личности и др.).
Реабилитация лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, в случае неподтверждения его причастности и (или) отказа в возбуждении уголовного дела должна производиться в порядке, установленном гл. 18 УПК РФ. При этом пока не изменятся ведомственные стереотипы о реабилитации, следует прямо предусмотреть правило, по которому освобождение законно задержанного лица не может считаться негативным показателем. Кратковременное правомерное задержание, когда оно является единственным способом обеспечения эффективной проверочной деятельности, производимой во благо прежде всего пострадавших от преступления, является не чем иным, как платой граждан государства за свою безопасность. Лицо, задержанное до возбуждения уголовного дела, должно получать статус подозреваемого и соответствующие гарантии обеспечения права на защиту.
Результатом исследования явились следующие выводы, выносимые на обсуждение юридической общественности и предлагаемые к использованию в регламентации кратковременного лишения свободы на первоначальном этапе уголовного судопроизводства.
1. По письменному распоряжению органа дознания, дознавателя, следователя лицо, доставленное по подозрению в совершении преступления, в целях установления личности, производства иных действий, направленных на проверку сообщения о преступлении, и предупреждения его сокрытия, может быть лишено свободы передвижения, в том числе в помещениях, предназначенных для временной изоляции, на срок, не превышающий 3 часа с момента его доставления в орган дознания. При этом право на защиту обеспечивается указанному лицу путем предоставления возможности пользоваться услугами адвоката аналогично тому, как это предусмотрено п. 6 ч. 3 ст. 49 и ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ.
Таким образом, указанное кратковременное лишение свободы не требует установления оснований для задержания подозреваемого, а освобождение не влечет права на реабилитацию. Возмещение вреда возможно лишь при незаконности указанного лишения свободы.
2. В случае если причастность лица к деянию, указанному в сообщении о преступлении, подтверждается обстоятельствами, предусмотренными ч. ч. 1 и 2 ст. 92 УПК РФ, за исключением сведений о наличии в указанном деянии признаков преступления, установление которых требует производства исследований и иных проверочных действий, оно может быть задержано в порядке, установленном гл. 12 УПК РФ, на срок, не превышающий 12 часов с момента доставления в орган дознания. Если в течение указанного времени решение о возбуждении уголовного дела принято не будет, задержанный подлежит немедленному освобождению. В случае возбуждения уголовного дела и отсутствия оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 94 УПК РФ, задержание применяется до истечения срока, указанного в ч. ч. 2 - 3 ст. 94 УПК РФ, исчисляемого с момента доставления подозреваемого в орган дознания.
Таким образом, задержание должно обслуживать не только период производства по делу, на котором уже установлены отправные параметры уголовного судопроизводства - предварительная квалификация содеянного и данные, достаточные для обоснованного подозрения конкретного лица, но и предшествующий этому этап, на котором происходит сбор сведений, подтверждающих преступное событие и причастность к нему определенного фигуранта.
В рамках настоящего параграфа считаем необходимым рассмотреть еще один из проблемных вопросов задержания подозреваемого, а именно: соотношение этого процессуального института и института возбуждения уголовного дела (далее - ВУД). По нашему мнению, обозначенная проблема, несмотря на устойчиво сформировавшуюся практику, имеет существенное значение как для защиты прав и законных интересов граждан, подозреваемых в совершении преступления, так и для эффективности расследования преступлений. Для краткости обозначенный вопрос сформулируем так: ВУД предшествует задержанию и является одним из элементов законности его производства либо задержание может производиться и до ВУД.
Полагаем, что однозначного ответа, обоснованного на требованиях действующего законодательства, на поставленный вопрос нет. Если мы хотим доказать, что задержание до ВУД производить не допустимо, то можно привести ряд аргументов в пользу этого решения. Если стремиться к обратному, то при тщательном изучении и анализе норм УПК РФ можно обосновать и эту позицию.
Наша точка зрения строится на следующих рассуждениях.
Во-первых, в ч. 1 ст. 91 УПК РФ конкретно указывается, что задержание производится при подозрении лица в совершении преступления. Соответственно, при составлении протокола задержания наличие события преступления уже не должно ставиться под сомнение, и достаточные основания к его возбуждению должны иметься.
Во-вторых, при производстве задержания необходимо располагать сведениями, указывающими не только на признаки какого-либо преступления, но и сведениями, достаточными для квалификации, пусть и предварительной, инкриминируемого деяния, а также установить, что оно наказуемо лишением свободы.
В-третьих, задержание подозреваемого есть мера процессуального принуждения, ограничивающая гарантированное Конституцией РФ (ст. 22) право лица на свободу и личную неприкосновенность. В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут ограничиваться федеральным законом только в мере, необходимой для защиты публичных интересов. Соответственно, если факт совершения преступления публичного обвинения (нарушения публичных интересов) еще не установлен, то отсутствуют и основания для применения мер уголовно-процессуального принуждения.
Таким образом, для принятия обоснованного решения о производстве задержания и составления соответствующего протокола, необходимо:
1) возбудить уголовное дело о преступлении, в совершении которого подозревается лицо;
2) получить из источников, указанных в ст. 91 УПК РФ, сведения, отнесенные законодателем к основаниям задержания, и зафиксировать их путем производства следственных действий. Эти сведения должны быть получены:
- от лиц, застигнувших подозреваемого при совершении преступления или непосредственно после его совершения (п. 1 ч. 1 ст. 91 УПК РФ);
- от потерпевших или очевидцев, указывающих на данное лицо как на совершившее преступление (п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ);
- из процессуально зафиксированных сведений сделать вывод (полагать), что на лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления (п. 3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ);
3) квалифицировать действия подозреваемого и убедится, что санкция статьи УК РФ предусматривает в качестве наказания лишение свободы1.
Полагаем абсолютно обоснованной позицию Г.П. Химичевой, указавшей, что «если есть предусмотренные законом основания для задержания подозреваемого, то тем более есть основания для возбуждения уголовного дела. В подобных случаях следует вынести постановление о возбуждении уголовного дела и тут же составить протокол задержания»2.
Небезынтересную и весьма аргументированную позицию по поводу соотношения институтов ВУД и задержания занимает Э.К. Кутуев. Рассмотрев ряд норм УПК РФ, регламентирующих не только процессуальную деятельность по производству задержания, но и доказательственного права, автор сделал, на наш взгляд, логичный вывод не только о допустимости составления протокола задержания подозреваемого, но и производстве его допроса до ВУД3.
Попытаемся синтезировать и кратко изложить основные аргументы, приводимые Э.К. Кутуевым в обоснование своей позиции.
1. В соответствии со ст. 76 УПК РФ показания подозреваемого - это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства, т.е. не только на стадии предварительного расследования, но и на стадии возбуждения уголовного дела. В то же время показания обвиняемого, свидетеля и потерпевшего - это сведения, сообщенные ими на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу, т.е. только на стадии предварительного расследования (ст. ст. 77 - 79 УПК РФ).
2. Подозреваемым является лицо не с момента составления протокола задержания, а с момента фактического задержания, которое в практической деятельности производится и до ВУД.
3. В приложении к УПК РФ, которые утратили силу с принятием Федерального закона от 5 июня 2007 г. N 87 ФЗ, в протоколе задержания подозреваемого отсутствовала графа "по уголовному делу N ____", что всегда предусматривалось для иных протоколов.
Соответственно, не только задержание, но и допрос подозреваемого могут предшествовать ВУД.
Аналогичную позицию занимает и Судебная коллегия Верховного Суда РФ (СК ВС). Так, в Определении по уголовному делу N 44-о04-38 по делу следователя органа внутренних дел И., оправданной по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 301 УК РФ (заведомо незаконное задержание), СК ВС согласилась с мнением Пермского областного суда, что производство задержания не связано с ВУД.
В Определении сказано следующее: "Задержание подозреваемого Ч. следователем И. до получения согласия прокурора (протокол задержания Ч. составлен следователем 17 апреля, а согласие прокурора на возбуждение уголовного дела получено только 18 апреля) произведено законно и обоснованно, поскольку для производства задержания были основания, предусмотренные законом, согласно которому задержание подозреваемого не ставится в зависимость от возбуждения против него уголовного дела" (выделено нами).
Отметим, что указанное решение состоялось в тот период, когда УПК РФ требовал на возбуждение уголовного дела согласие прокурора, и вопросы о соотношении институтов задержания и ВУД имели еще более острое значение.
По нашему мнению, вопросы соотношения институтов задержания и ВУД имеют концептуальные проблемы. Задержать значит «не пустить, заставив пробыть где-нибудь дольше положенного, удержать на какой-нибудь срок»1. Однако законодателем до настоящего времени так и не разрешен вопрос о правовой природе задержания.

Список литературы

70 источников
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2019