Вход

Проблемы социолингвистики

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 373201
Дата создания 09 января 2018
Страниц 40
Мы сможем обработать ваш заказ 24 ноября в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
3 170руб.
КУПИТЬ

Описание

В работе анализируются традиционные и современные проблемы социолингвистики. ...

Содержание

Одной из основных проблем, изучаемых социолингвистикой, является проблема социальной дифференциации языка на всех уровнях его структуры, и в частности характер взаимосвязей между языковыми и социальными структурами. Структура социальной дифференциации языка многомерна и включает как стратификационную дифференциацию, так и ситуативную дифференциацию, обусловленную многообразием социальных ситуаций.
С этой проблемой тесно связана проблема «Язык и нация», изучая которую социолингвистика оперирует категорией национального языка, трактуемого как социально-историческая категория, возникающая в условиях экономической и политической концентрации, характеризующей формирование наций.
Одним из ключевых понятий социолингвистики является понятие языковой ситуации, определяемой как совокупность форм существования языка (языков, региональных койне, территориальных и социальных диалектов), обслуживающих континуум общения в определенной этнической общности или административно-территориальном объединении.
Особое внимание уделяется в современной социолингвистике вопросу о связи языка и взаимодействии языка и культуры. Связи между языком и другими компонентами культуры носят двусторонний характер. Процессы соприкосновения разных культур находят отражение в лексических заимствованиях.
Одной из важных социолингвистических проблем является также проблема социальных аспектов билингвизма (двуязычия) и диглоссии.
Особое место среди проблем социолингвистики занимает проблема языковой политики – совокупности мер, предпринимаемых государством, партией, классом, общественной группировкой для изменения или сохранения существующего функционального распределения языков или языковых подсистем.
Среди современных проблем социолингвистики можно выделить следующие проблемы, как гендерные различия в языке, язык и возраст, языковые меньшинства и преподавание языков меньшинств в школе, языковые конфликты и т.д.

Введение

Известно, что, будучи общественным явлением, язык обслуживает во всех сферах, является отражением общественного сознания, реагирует на изменения во всех сферах общественной жизни, наконец, сам создается и формируется обществом.
Современная социолингвистика формируется и развивается как междисциплинарное направление, вбирая в себя все новейшие достижения, как языкознания, так и социологии и используя в органической связи лингвистические и социологические методы.

Фрагмент работы для ознакомления

е. международным). Если языки первых двух ступеней служат преимущественно целям неформального устного общения, то для последующих, наряду с названной функцией, все более возрастают функции массовой и формальной (в значительной степени письменной) коммуникации – это языки образования, средств информации, литературы, культуры, науки.Многоязычие реализуется чаще всего в форме двуязычия (билингвизма). Случаи массового владения тремя и более языками относительно редки. Немецкий ученый Г.Клосс предлагает различать «национальное одноязычие, двуязычие (билингвизм) и многоязычие с одной стороны, и «индивидуальное одноязычие, двуязычие (билингвизм) и многоязычие, с другой. Национальное одноязычие может сочетаться с индивидуальным двуязычием или многоязычием. Так, например, население острова Мальтыв целом представляет собой одноязычный коллектив, для которого родным языком является мальтийский (диалект арабского), но многие жители этого острова владеют вторым языком – английским или итальянским. С другой стороны, национальное двуязычие и многоязычие иногда сочетаются с индивидуальным одноязычием. Так, в многоязычной Швейцарии для большей населения характерно одноязычие. Билингвизм представляет собой сложное явление, рассматриваемое во многих аспектах – лингвистическом, психологическом, социолингвистическом (6, 28).Билингвизм – это сосуществование двух языков в рамках одного языкового (речевого) коллектива, использующего эти языки в различных коммуникативных сферах, в зависимости от социальной ситуации и других параметров коммуникативного акта. Оба языка обслуживая единый коллектив, образуют единую социально-коммуникативную систему и находятся в отношении функциональной дополнительности друг к другу. Термин «диглоссия» был введен в научный обиход Ч.Фергюсоном в строго определенном смысле: «две или более разновидностей одного и того же языка, используемых некоторыми говорящими при некоторых обстоятельствах или точнее, две разновидности языка, сосуществующие в данном коллективе, и играющие определенную роль. Диглоссией, в частности, называется та ситуация, когда скажем, носители итальянского или персидского языка используют дома или среди друзей местный диалект, а общаясь с носителями других диалектов или в публичных выступлениях переходят на литературный язык. Этот же термин характеризует ситуацию в Багдаде, где арабы-христиане среди единоверцев используют так называемый «христианский арабский диалект, а в смешанной аудитории – общий багдадский диалект (мусульманский арабский).Для социолингвистики, как билингвизм, так и диглоссия – явления – прежде всего, социальные, принципиально сходные друг с другом. Если билингвизм – это взаимодействие двух сосуществующих языков, то диглоссия – это взаимодействие двух сосуществующих разновидностей одного языка (литературного языка, диалектов и др.).2.4. Языковая политика В теории языковой политики до настоящего времени еще много нерешенных и дискуссионных проблем. Прежде всего, еще недостаточно точно определено само понятие «языковая политика». Наряду с данным термином в социолингвистической литературе в качестве синонимов недифференцированно используются термины «языковое планирование», «языковое строительство», которые целесообразно четко разграничивать. Этим терминам обычно приписывается значение «сознательное и целенаправленное воздействие на язык», что вызывает серьезные сомнения у ряда ученых. Например, основным недостатком этого определения считает то, что в нем не уточняется, как именно следует понимать «воздействие на язык», имеется ли в виду воздействие язык как на единицу функциональную или же воздействие на язык как на структурную единицу. Возникает необходимость ограничить понятие языковой политики применительно к ее субъекту, поскольку языковая политика является разновидностью политики вообще, под которой имеется в виду деятельность государственной власти, класса, общественной группировки, партии. «Под языковой политикой мы понимаем совокупность принимаемых государством, партией, классом, обменной группировкой для изменения или сохранения существующего функционального распределения языков или языковых подсистем, для введения новых или сохранения употребляющихся лингвистических норм» (9, 482). В литературе существуют иные определения языковой политики. Так В.А.Аврорин дает следующую дефиницию понятию: «Система мер сознательного регулирующего воздействия на функциональную сторону языка, а через ее посредство в известной мере также и на его структуру, представляет собой языковую политику определенного общественного класса, партии, государства» (1, 10). В своем новом труде В.А.Аврорин, продолжая подать высокую чувствительность функциональной стороны языка к внешним влияниям, пишет следующее: «...общество может управлять в известных пределах и структурной стороной языка, но управляет ею не непосредственно, а через посредство функциональной его стороны. И языковая политика как организованная и целенаправленная форма общественного управления имеет своим непосредственным объектом функциональную сторону языка, а через ее посредство в какой-то степени также и структурную его сторону» (2, 177). Мы полностью согласны с В.А.Аврориным, что в случаев система языка или языковая подсистема претерпевает изменения не под прямым и непосредственным влиянием общества, а опосредованно, в связи с расширением или сужением частных коммуникативных функций. И все же трудно отрицать возможность непосредственных воздействий человека на систему языка. Наиболее показательна в этом отношении языковая политика в КНДР, нацеленная на возрождение национальных черт корейского языка. В конце 60-х годов, и особенно в 70-е годы, там развернулась работа по созданию исконной лексики как узкоспециальной, так и общего пользования, которая свелась не к производству языковых обозначений для новых понятий, а к замене уже имеющихся языке лексических единиц иноязычного происхождения, место них предлагаются термины, составленные из исконно корейских лексических элементов. Эта работа велась в условиях, когда объем частных коммуникативных функций корейского языка существенно не изменился. Существует и другая точка зрения на понятие «языковая политика», согласно которой данное явление рассматривается как «языковой аспект партийно-государственной политики по национальному вопросу» (3, 136). При составлении программ языковой политики, кроме реально существующих языковых проблем и общей политической установки, учитываются многие другие экстралингвистические мотивы: 1) прежде всего сегодняшние и долговременные интересы определенных классов, обусловливающие саму классовую сущность той или иной языковой политики; 2) интересы этнических объединений; 3) цели в области культуры; 4) идеологические соображения, в том числе религиозные.Учет политических установок и различных мотивов позволяет в предварительном порядке выделить следующие характеристики (параметры) языковой политики.По направленности: а) ретроспективность языковой политики, когда ее меры направлены на сохранение существующей языковой ситуации - иерархии языковых образований - вопреки стихийной тенденции изменить их функциональное соотношение или на сохранение существующих языковых норм, расшатываемых практикой носителей языка; ретроспективность нередко мотивируется необходимостью сохранения преемственности в культуре или возрождения национального языка; б) перспективность, когда меры языковой политики обеспечивают изменение функционального соотношения языковых образований, способствуя, например, выдвижению на роль макропосредника языка или формы речи, использование которых ограничивалось рамками этнической или социальной общности, и вытеснению из сферы общегосударственного общения использовавшегося ранее языкового образования (например, старописьменного литературного языка, языка колониального управления) или стимулирует отмену старых норм, кодификацию новых норм, стандартизацию, реформу орфографий, создание терминологических систем и т. д.Кстати сказать, языковую политику, характеризующуюся признаком перспективности, можно было бы назвать как языковым строительством, так и языковым планированием.Языковая политика, нацеленная на изменение, т.е. в нашей терминологии характеризующаяся параметром перспективности, может быть, как конструктивной, так и деструктивной. Под конструктивной языковой политикой имеется в виду политика, направленная на расширение коммуникативных функций языков, сферы их применения, повышения их социально-коммуникативной роли, на создание и развитие литературных языков.Примером деструктивной языковой политики является языковая политика царизма, которая, составляя часть его национальной политики, была направлена на то, чтобы убить среди национальных меньшинств зачатки всякой государственности, «калечить их культуру, стеснять язык, держать их в невежестве и, наконец, по возможности русифицировать их. Деструктивной была языковая политика франкистского режима в Испании. В 1939 году каталанский язык, на котором в республиканский период обучались (с 1931 по 1939 год) каталанские дети, был изгнан из школ всех ступеней, а в Университете Барселоны была упразднена кафедра каталанского языка. Другим примером является Таиланд, где в 1953 году было запрещено преподавание на китайском языке в китайских школах, обслуживающих вторую по численности этнолингвистическую общность этой страны.«Следует также различать централизованную и нецентрализованную языковую политику. Централизованный характер носит обычно языковая политика, проводимая государством и предусматривающая систему общеобязательных мероприятий» (12, 127). Этим признакам отвечает языковая политика, осуществляемая, например, в некоторых арабских странах. Суть ее составляет распространение арабского языка в тех сферах, где раньше функционировали английский или французский языки, создание научно-технической терминологии и ее унификация в арабских странах. Ее осуществляют государственные органы и университеты. Для координации этой работы в различных арабских странах в Рабате создан «Комитет по арабизации».Нецентрализованной является политика местных органов власти, не имеющая обязательной силы за пределами данного региона, а также языковая политика, проводимая общественными организациями и научными обществами. Примером могут служить программа так называемой Гэльской лиги, боровшейся в рамках ирландского национально-освободительного движения за возрождение ирландского языка и за превращение его в национальный язык, а также деятельность «Общества по изучению корейского языка», которое в 1933 году в колониальной Корее разработало и осуществило первую орфографическую реформу.Языковая политика, как уже указывалось в ее определении, представляет собой часть политики государства, партии, той или иной социальной группы. В языковой политике поэтому не могут не отражаться интересы классов и социальных слоев населения. Она не может быть непартийной.ГЛАВА III. СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛИНГВИСТИКИ3.1. Гендерные различия в языкеТема «язык и пол» в последнее время активно разрабатывается, в основном в зарубежной лингвистике. В современной литературе принят термин гендерные различия: понятие гендер шире, чем понятие пол, и включает комплекс социальных, культурных и психологических явлений, связанных с полом.Одной из первых работ в этой области считается книга американской исследовательницы Р.Лакофф «Язык и место женщины» (1975). Согласно Р.Лакофф, существуют следующие основные отличия женского варианта языка от мужского: женщины 1) используют слова, которые мужчины не используют (mauve 'розовато-лиловатый'); 2) используют больше «пустых» оценочных прилагательных (sweet, divine, cute) сладкая, божественная, симпатичная 3) используют вопросительные формы (в том числе tag questions вопросы о признаке) там, где мужчины используют утвердительные; 4) чаще используют вежливые формы; 5) женщины чаще используют формы, выражающие неуверенность (well, you know, I guess, I wonder, I think); 6) чаще используют усилители (so nice, very nice, really charming); 7) используют гиперкорректную грамматику. Более поздние исследования не всегда подтверждают эти наблюдения; не исключено, что во многих случаях мы имеем дело не с реальностью, а со стереотипом.Гендерные противопоставления по-разному проявляются в языках мира. Попытка их систематизации предпринята, например, в работе Дж. Шерцер; нужно учесть, что приводимые ниже типы не являются взаимоисключающими.1) Обязательные различия по признаку мужское/женское в языке. Речь идет об обязательном различении двух вариантов одного языка - мужского и женского (чаще всего это различение заметно на фонетическом и/или морфологическом уровнях). Один из самых известных примеров - язык островных карибов в Центральной Америке. Когда европейцы впервые оказались на Малых Антильских островах, они заметили, что мужчины и женщины говорят «на разных языках»: отличалась часть лексики (корней), а также несколько грамматических показателей. При обращении к мужчине всегда использовался «мужской вариант», при обращений к женщине - «женский». В сообщениях XVII века отмечается, что нарушение установившихся норм считалось серьезным преступлением. Местные жители еще в XVII веке объясняли существование двух вариантов языка следующим образом. Когда карибы впервые завоевали Малые Антильские острова (они не являются коренным населением этой части архипелага), там жили индейцы Аравак. Карибы убили всех мужчин, но оставили в живых женщин. Женщины и дети продолжали говорить на своем родном языке. Мужчины-карибы через некоторое время освоили этот язык и даже перешли на него, но в качестве отличительного «мужского признака» инкорпорировали в него некоторые карибские элементы. В результате языки, принадлежащие к двум разным группам, отчасти смешались (только в речи мужчин). По всей вероятности, это легенда.Для объяснения этого и подобных феноменов выдвигалась гипотеза табу. Когда мужчины выходили на тропу войны, им, возможно, предписывалось использовать некоторый набор «мужских» слов. Женщинам и детям при этом запрещалось произносить некоторые слова, которые могли «предупредить врагов», «привлечь духов» или «отпугнуть добычу» - в противном случае удача отвернулась бы от воинов и охотников. Фактор табу мог оказать влияние на дифференциацию языка в зависимости от пола. Эта гипотеза применительно к карибам не подтверждается (хотя напрямую и не опровергается) историческими фактами, однако находит достаточно много типологических параллелей.Пример языка, в котором система табу является причиной появления различий по признаку пола, — зулусский. Зулусская замужняя женщина не могла произносить вслух имена отца и братьев мужа. В некоторых случаях ей запрещалось произносить звуки, которые могли как-то ассоциироваться с табуированными именами, т. е. женщина не имела права произнести любое, даже самое распространенное слово, если оно содержало характерный звук, входящий в имена родственников-мужчин. Такая система табу вполне могла бы привести к появлению различных вариантов языка, разделенных по признаку пола.Однако надо заметить, что при всей привлекательности гипотезы табу она не может объяснить все случаи языковых различий по признаку пола: прежде всего, не вполне ясны те механизмы, которые приводят от табу, ограниченных по времени (на охоте, на войне и т. п.) или по социальной группе (только жены охотников и т. п.), к табу, распространяющемуся на постоянное речевое поведение всей языковой общности.2) Разные речевые стили у мужчин и женщин. В данном случае под стилем понимается комплекс лингвистических черт - фонетических, ритмических, интонационных, морфологических, синтаксических, лексических, которые ассоциируются с мужским или женским речевым поведением. Женщины могут говорить быстрее или медленнее, больше или меньше, образнее или проще, чем мужчины. Женщины могут «глотать» окончания, а мужчины нет, или наоборот. Женщины (или соответственно мужчины) могут говорить с особой интонацией и т. п.Необходимо отметить, что, как это нередко бывает, культурные нормы, запечатленные в сознании членов социума, могут не совпадать с реальной практикой. Применительно к рассматриваемой проблеме не так важно, существуют ли на самом деле в конкретном обществе такие различия речи мужчин и женщин; существеннее то, что в этом обществе существует убеждение, что женщины и мужчины говорят по-разному. Например, носители русского языка, возможно, скажут, что женщины говорят больше и быстрее мужчин, - но это не обязательно будет подтверждено статистически.3) Разные принципы организации речевого поведения. Исследования показали, что мужчины и женщины по-разному ведут себя во время разговора, по-разному используют язык в процессе беседы. В таких исследованиях обычно подсчитывается число «отвлечений» от главной темы разговора, переход с одной темы на другую, неожиданные обращения к другому собеседнику, перебивание собеседника и т. д. Сюда же можно отнести и различия в частотности употребления некоторых лингвистических черт. Употребление некоторых фонетических, морфологических, синтаксических и лексических черт в мужской и женской речи, по данным статистического анализа, оказывается значимым (при этом в отличие от ситуации, описанной в предыдущем пункте, члены социума могут быть уверены, что «все говорят одинаково»).Так, установлено, что англоязычные женщины в большей мере проявляют тенденцию задавать вопросы, поддерживать диалог, выражать солидарность с собеседником, часто стимулируют, поддерживают беседу в виде минимальных ответов (ср. русские междометия такого типа - «м-м-м», «угу» и т. п.). Мужчины, напротив, часто прерывают собеседника, склонны не соглашаться с партнером, игнорировать высказывания собеседников, более жестко контролируют тему разговора, склонны к прямому выражению мнения. Женщины избегают открытого соперничества в диалоге на уровне речи (их соперничество, как правило, более скрытое), ждут знаков одобрения и поддержки в виде кивков, междометий, сами проявляют знаки интереса и внимания. Корни этих различий лежат в несходстве воспитания, базовых ориентиров поведения мальчиков и девочек.4) Выбор мужчинами и женщинами различных моделей речевого поведения. В качестве примера часто приводят малагасийское общество, в котором существуют две такие модели - прямая и непрямая речь. Прямая речь свойственна скорее женщинам и используется в торговых отношениях, в которые там вовлечены в основном женщины. Непрямая речь ассоциируется с публичными выступлениями, т. е. с политикой, другими сферами, где проявляется социальная активность, что характерно главным образом для мужчин. Так обстоит дело с реализацией признака мужской/женский в разных языках. При этом подразумевается, что общество отводит мужчинам и женщинам разные социальные роли. Однако эти роли с течением времени могут меняться, причем языковые изменения обычно отстают от изменения социальных ролей. Когда социальные роли или общественные стереотипы приходят в противоречие с языковыми нормами, люди начинают сознательно ломать языковые формулы, ориентирующие человека на стереотипы, основанные на гендерной дифференциации и дискриминации по признаку пола. Отсюда «изгнание» фактически десемантизованного суффикса -man в словах наподобие chairman «председатель» и snowman «снеговик» и превращение этих слов соответственно в chair person snow и person. Итак, мужчины и женщины говорят по-разному, и эти варианты не зависят от ситуации: почти не существует «женских ситуаций» и «мужских ситуаций», когда один и тот же человек выбирал бы тот или иной вариант по своему желанию. Женщина говорит иначе, чем мужчина, и слушающий умеет отличать речь женщин от речи мужчин не только по тембру голоса. Это становится особенно заметно, когда правила нарушаются (ср.

Список литературы

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аврорин Р.А. Принципы языковой политики. «ВЯ», 1970, №2.
2. Аврорин Р.А. Проблема изучения функционально стороны языка (к вопросу о предмете социолингвистики). Л.: 1975.
3. Базиев А.Т., Исаев М.И. Язык и нация. М.: 1973.
4. Березин Ф.М., Головин Б.Н. Общее языкознание. М.: 1979.
5. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. В кн.: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. М.: 1976.
6. Дешериев Ю. Д., Протченко И.Ф. Основные аспекты исследования двуязычия и многоязычия. В кн.: Проблемы двуязычия и многоязычия. М.: 1972.
7. Жирмунский В.М. Национальный язык и социальные диалекты. Л.: 1936.
8. Леонтьев А.Н. Культура, поведение и мозг человека. «Вопросы философии», 1968, № 7.
9. Лингвистический энциклопедический словарь. М.:1990.
10. Никольский Л.Б. О предмете социолингвистики. «ВЯ», 1974, № 1.
11. Федосеев П.Н. Некоторые вопросы развития советского языкознания. В кн.: Теоретические проблемы современного советского языкознания. М.: 1964.
12. Швейцер А.Д., Никольский Л.Б. Введение в социолингвистику. М.: 1978.




Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2020