Вход

Музейное строительство на советском Дальнем Востоке в 1920–1930-е годы

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Реферат*
Код 372195
Дата создания 08 января 2018
Страниц 26
Мы сможем обработать ваш заказ 18 января в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
610руб.
КУПИТЬ

Описание

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1. Государственная политика в сфере организации музейного дела (1917 -1929 гг.)
ГЛАВА 2. Формирование музейной сети на советском Дальнем Востоке в 20-е годы
ГЛАВА 3. Дальневосточные музеи в 30-е годы
ГЛАВА 4. Музеи в условиях репрессий дальневосточной интеллигенции
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПРИЛОЖЕНИЯ
БИБЛИОГРАФИЯ
...

Содержание

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1. Государственная политика в сфере организации музейного дела (1917 -1929 гг.)
ГЛАВА 2. Формирование музейной сети на советском Дальнем Востоке в 20-е годы
ГЛАВА 3. Дальневосточные музеи в 30-е годы
ГЛАВА 4. Музеи в условиях репрессий дальневосточной интеллигенции
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПРИЛОЖЕНИЯ
БИБЛИОГРАФИЯ

Введение

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1. Государственная политика в сфере организации музейного дела (1917 -1929 гг.)
ГЛАВА 2. Формирование музейной сети на советском Дальнем Востоке в 20-е годы
ГЛАВА 3. Дальневосточные музеи в 30-е годы
ГЛАВА 4. Музеи в условиях репрессий дальневосточной интеллигенции
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПРИЛОЖЕНИЯ
БИБЛИОГРАФИЯ

Фрагмент работы для ознакомления

Затапливались грунтовыми водами. В Хабаровском краеведческом музее протекала крыша. В 1918 во время гамовского восстания бежал в Маньчжурию бывший директор Благовещенского музея М.К. Толмачёв. Назначенный новый директор П.А. Стемпковский при отходе из Благовещенска большевистских отрядов в сентябре 1918 г. эмигрировал из города, не организовав охраны музея, в результате оказались расхищенными многие экспонаты и книги.В этих сложных условиях поднять уровень музеев можно было только опираясь на традиции музейной работы. Это хорошо понимал заведующий Дальневосточным отделом народного образования Н.П. Малышев, который в 1924 г. пригласил на должность директора Хабаровского краеведческого музея известного путешественника, учёного и писателя В.К. Арсеньева. Выбор был не случаен. В.К. Арсеньев стоял у истоков организации последовательного изучения региона в начале 20-го века. Он возглавлял музей в 1910-1919 гг.За этот новый период работы В.К. Арсеньева в качестве директора музея в экспозициях стало больше пояснительных текстов, появились плакаты, схемы, карты (которые он профессионально изготавливал сам), модели, рисунки, фотоснимки и другие дидактические элементы.С именем В.К. Арсеньева связано также восстановление Дальневосточного (ранее – Приамурского) отдела Русского Географического общества (РГО) как научной базы для полноценного функционирования музея.В сентябре 1926 г. краевым советом РГО было сформировано Благовещенское отделение. С этого времени началась планомерная целенаправленная научно-исследовательская деятельность Благовещенского музея по изучению природы, истории края, археологии, этнографии.Активному развитию музея способствовало то, что должность помощника заведующего занял известный краевед В.С. Новиков-Даурский. Им были начаты гербаризация растений и изучение археологических памятников Приамурья, им была создана библиографическая картотека. К концу 1920-х гг. музей возродился как научно-исследовательское учреждение по изучению природы, истории и производительных сил Приамурья.В середине 1920-х гг., благодаря специалистам из числа старой интеллигенции, в дальневосточных музеях создались условия для развития научной деятельности. Это были такие люди как В.К. Арсеньев, С.Я. Сизых, Г.Е. Сольский. Пришли на работу и специалисты, получившие образование в 1920-х гг.: Н.А. Богданова-Серк, А.И. Кардаков, Е.А. Преженцова и другие.Исследовательская деятельность Читинского музея приобрела большую популярность, результаты её были востребованы при разработке перспективных планов экономического освоения Забайкалья, развития сельского хозяйства, при изучении его истории и культуры. В музее проводились научные исследования по изучению медоносных растений в Читинском округе и кормового фонда в западной части Читинского округа (В.Д. Замошников), по изучению быта русского населения Забайкалья (А.Н. Добромыслов), фенологические и орнитологические наблюдения (И.А. Сафронов). Музей вместе с ЗОРГО вели переписку по природоведческим и культурологическим вопросам с целым рядом зарубежных научных учреждений, в частности – со Смитсоновским институтом и институтом Карнеги (США), обществом изучения Маньчжурского края, центральной библиотекой КВЖД.В середине 1920-х гг. укрепляется ведущее положение Хабаровского краеведческого музея среди дальневосточных музеев в области экпозиционной работы. В 1925 г. при активном участии В.К. Арсеньева были восстановлены действовавшие ранее отделы – инородческой этнографии, сопредельных стран – и сделан шаг к созданию промышленно-экономического отдела. Отдела истории революции и подотдела русской этнографии.К концу 1920-х гг. Хабаровский краеведческий музей стал ведущим музеем в Дальневосточном крае (ДВК). К этому времени в его структуре было 11 отделов: геологии, минералогии и палеонтологии, этнографии, истории края и сопредельных стран, нумизматики, ботаники, зоологии, археологии, фотофонд, отдел революции. В 1928 г. были проведены 2 этнографические экспедиции к орочам-удэ, живущим по р.Хор, и в другие места, с целью изучения самобытного искусства, сбора фольклорного и статистического материала среди малочисленных народов Нижнего Амура. Были также проведены экспедиции художественного отдела (П.М. Покровский), в ходе которых собраны материалы по изобразительному искусству этносов Дальнего Востока.Хабаровский музей организовал археологические экспедиции в с.Тыр, по реке Тунгуске (археолог Н.Г. Харламов) с целью изучения древних культур Приамурья. Всё более расширявшиеся связи музея с Дальневосточным Обществом Краеведения, отделением Научной ассоциации востоковедения, с другими музеями Дальнего Востока помогали музею углублять и совершенствовать научную деятельность сотрудников.Всё меньше стало поступать случайных, одиночных предметов от любителей старины, от коллекционеров. В музеях стали формироваться коллекции по истории революционного движения. Однако зачастую происходил отбор памятников, отражающих революционные события и характеризующих деятельность партии большевиков только в позитивном свете.С осложнением международных отношений на Дальнем Востоке затруднились контакты с сопредельными странами, прекратилось комплектование самобытных коллекций по культуре Китая, Кореи, Японии, которые входили ранее во многие дальневосточные музеи.Несомненный научный интерес представляли поступления в музей города Владивостока. В зоологическом отделе были выставлены экспонаты представителей фауны – лоси, медведи, кабарга, добытые на реках Копи и Ботчи. В итоге была создана одна из наиболее полных экспозиций в крае о природе Дальнего Востока. К концу 1920-х гг. коллекция Владивостокского музея составляла 21197 единиц хранения.Активную работу в области научного комплектования проводил Благовещенский музей. Только с 1927 по 1929 гг. его коллекция увеличилась с 12000 до 14300 единиц хранения.В связи с начавшимися в стране социалистическими преобразованиями – в частности, работой по ликвидации неграмотности населения, музеи должны были изменить методы образовательной работы.Музеям страны было рекомендовано в области экспозиционной работы создать как отделы революции, так и отделы, отражающие экономическое развитие региона, его промышленности, сельского хозяйства. С целью реализации этих решений в мае 1925-го г. в Хабаровске была проведена Дальневосточная краеведческая конференция, которая указала на необходимость перестройки музейных экспозиций, приближения их к практическим нуждам края.А.К. Кузнецов, директор Читинского музея, создал новый экспозиционный отдел – общественно-экономический, в котором нашло отражение развитие промышленности и сельского хозяйства.Во Владивостокском музее, кроме отделов археологии и этнографии, были созданы новые – промышленно-экономический и истории революции, позволившие более полно представить посетителям не только прошлое, но и перспективы развития Приморья.Несмотря на трудности и нехватку помещений, местные органы власти стали предоставлять музеям дополнительные площади.Особенно острую нужду в помещениях испытывал Камчатский музей, который продолжал активно исследовать регион и накапливать коллекции. Важную роль в его становлении сыграл первый Петропавловский уездный съезд краеведов (март 1920г.). Съезд обратился к комиссариату просвещения края с просьбой о выделении средств и предоставлении помещения под музейную экспозицию. После съезда развернулась активная работа по сбору коллекций и созданию экспозиций. 12 мая 1920 г. созданы научное общество изучения Охотско- Камчатского края и распорядительный комитет во главе с председателем П.Т. Новограбленовым. Значительный вклад в становление Камчатского музея внёс В.К. Арсеньев, посетивший его в 1923 г. им было сделано сообщение об этногафических исследованиях на севере Камчатского полуострова и об открытиях археологических памятников на северо-западном берегу Култушского озера. Весь найденный материал, свои записи исследователь передал в распоряжение Камчатского музея.Музейное строительство активизировалось и на Сахалине. В июне 1925 г. Сахалинский ревком принял постановление о восстановлении в г.Александровске музея, главной целью которого было организовать экспозиции, популяризующие экономические и политические особенности отдалённого края. Однако отсутствие необходимого финансирования не позволило в полной мере сформировать штат научных сотрудников и обеспечить сохранность коллекций музея. Должность директора была вакантной, поэтому ответственность за экспонаты была возложена на заведующего отделом народного образования Сахалинского ревкома П.М. Сикоркого. В течение нескольких лет музей оставался заброшенным.Важным событием культурной жизни Дальнего Востока стало создание картинной галереи в Хабаровске (в здании бывшей синагоги, куда были доставлены картины, эскизы и рисунки В.Г.Шешунова – более тысячи экземпляров), художественных отделов в музеях Читы и Владивостока.Первым насильственным воздействием на музеи края в начале 1920-х гг. была активизация Наркомпроса по созданию отделов революции в местных музеях. Жертвы и героизм народа, трагедия потерь и вера в светлое будущее – должны были стать наглядным примером в патриотическом воспитании населения, пропаганде политического курса партии большевиков.19 сентября 1922 г. был создан Дальистпарт при агитпропотделе Дальбюро ЦК РКП(б). Музеям предписывалось создание экспозиций в большей степени политического характера, чем научного, посвящённых 20-й годовщине Первой русской революции, 20-летию Всероссийской стачки.В Чите был раньше, чем где-либо, создан «Уголок революции» при музее, активно развернулась работа по сбору документов.Совместно с музеями сотрудники Дальистпарта проводили работу по выявлению и фиксации памятников и памятных мест, связанных с революционными событиями.Обширную работу по выявлению революционных памятников провёл Амурский областной музей; им впервые в 1930 г. был опубликован краткий «Список памятников историко-революционного значения в Амурском и Зейском округах». Это были места расстрелов и могилы партизан, памятники жертвам интервенции, дома, связанные с революционными историческими событиями.18 июня 1925 г. Президиум Забайкальского губисполкома издал постановление о создании в области отделов революции, мотивируя это тем, что «в архивах различных уголков губернии имеется много ценных материалов, рисующих жизнь политссыльных».20 декабря 1925 г. в Читинском музее был открыт отдел революции. Его экспозиция отражала историю революционного движения, начиная с предшественников социал-демократии – Радищева, Новикова, декабристов, освещала историю ссылки и каторги Забайкалья, революционные события 1905 – 1907 гг., октября 1917 г., последующие события гражданской войны и интервенции.Аналогичная структура отдела революции существовала и в экспозиции Хабаровского музея. Но. Если в Забайкалье отражение истории декабристского движения было построено на местных материалах с использованием подлинников, то в Хабаровске, в основном, использовались копии, присланные из центральных музеев.Недостаточная научная проработка разделов по истории революционного движения, введение единых структур, однотипных документов вели к мифологизации общественного сознания, способствовавшей насаждению стереотипов мышления.В 1920-е гг., наряду с реорганизацией и созданием новых экспозиций, важной просветительной функцией музеев была организация массовой культурно-образовательной работы. Такие формы деятельности как проведение тематических экскурсий по экспозиционным залам, выступление сотрудников музеев с лекциями и докладами среди учителей, учащихся, красноармейцев, на всевозможных курсах повышали роль музея в деле просвещения народных масс.Восстановление музейных экспозиций после Гражданской войны вызвало значительный приток посетителей. Например, Хабаровский краеведческий музей в 1924 г. посетило 40 тысяч человек, в отдельные дни приходило до 2,2 тысячи человек.Учитывая популярность музеев среди населения как средства досуга и, одновременно, формы получения новых знаний, агитпропотдел Далькрайкома ВКП(б) выдвинул идею превращения музеев в политпросветительные учреждения. Однако идеи реорганизации музейного дела на были реализованы в связи с отсутствием средств, как со стороны местных, так и центральных органов власти.Большой вклад в развитие музеев внесли краеведы – исследователи, патриоты своего края: А.К.Кузнецов, директор Читинского музея; И.Т.Новограбленов, создатель музея в Петропавловске – Камчатском; Г.С.Новиков – Даурский, директор Благовещенского музея. Особый вклад в становление и совершенствование музейного дела внёс В.К.Арсеньев – основоположник научного музееведения на Дальнем Востоке.Значительные изменения произошли в этот период в культурно-образовательной деятельности музеев. Если ранее музеи ставили своей задачей показать ресурсы края, его производительные силы, то сейчас были предприняты попытки экспозиционного отражения актуальных проблем, событий современной истории, а не только событий давно прошедших дней. Глава 3. Дальневосточные музеи в 1930-е годыЭти годы были чрезвычайно сложными для деятельности музеев, как центральных, так и местных. В период форсированного решения задач индустриализации и коллективизации сельского хозяйства важнейшими становились новые, связанные с производством естественно-исторические, историко-революционные музеи, а гуманитарные, искусствоведческие становились невостребованными, второстепенными. Художественные музеи с момента перестройки их работы потеряли свою актуальность и ценность.Все музеи страны были разделены на 3 категории: столиц союзных республик; крупных исторических городов; художественные отделы музеев других городов и территорий. Музеи Дальнего Востока, в т.ч. и Хабаровский краевой, были отнесены к третьей категории.Начатая ещё в конце 1920-х гг. ликвидация музейного фонда Москвы и Ленинграда была активно продолжена после окончания работы Первого Всероссийского музейного Съезда. В это связи, летом 1931 г., Хабаровский краевой музей получил 5 вагонов произведений русских и зарубежных мастеров, в т.ч. экспонаты из Государственного Эрмитажа и других, - в общей сложности 1154 предмета. На базе поступлений коллекций из центра, а также на базе собраний картин дальневосточных художников Хабаровского краеведческого музея был создан в 1931 г. Дальневосточный художественный музей. Его директором стал делегат Первого Всероссийского музейного съезда, заведующий художественным отделом Хабаровского краевого музея П.М.Покровский.Решения Первого Всероссийского съезда, а также последующие правительственные постановления не могли не отразиться на экспозиционной и научной деятельности краеведческих музеев, в т.ч. дальневосточных. 11 февраля 1936 г. заместителем Наркома по просвещению РСФСР Н.К.Крупской было утверждено «Типовое положение о местных музеях, краевых (областных) и районных, состоящих на местном бюджете». Положением регламентировалась вся деятельность местных музеев, определялись типовые задачи для всех. Музеи, теряя свою специфику, были ориентированы на выполнение политико-просветительских задач, предусмотренных положением.Старые научные сотрудники не принимали новых направлений в экспозиционной работе. В число «проповедовавших» «враждебные теории» попали и бывший директор Хабаровского музея В.К.Арсеньев, скоропостижно скончавшийся в 1930 г., и ряд других краеведов и музейных работников.В связи с партийными постановлениями был ликвидирован целый ряд отделов: археологии, этнографии, геологии и палеонтологии, ботаники, экономики. Взамен предлагались отделы: вводный, технико-экономический (состоящий из подотделов сельского хозяйства, заводов ДВК, транспорта, леса края и его эксплуатации, золота, рыбы, ископаемых края, стройматериалов), а также: отдел культуры и быта национальностей, антирелигиозный, политехнизации, промкооперации, культурного строительства, коммунального хозяйства.

Список литературы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1. Государственная политика в сфере организации музейного дела (1917 -1929 гг.)
ГЛАВА 2. Формирование музейной сети на советском Дальнем Востоке в 20-е годы
ГЛАВА 3. Дальневосточные музеи в 30-е годы
ГЛАВА 4. Музеи в условиях репрессий дальневосточной интеллигенции
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПРИЛОЖЕНИЯ
БИБЛИОГРАФИЯ
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2021