Вход

Культурная среда России конца 20 начала 21 века и эстетико-художественные принципы формирования промышленной архитектуры

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Реферат*
Код 370462
Дата создания 08 апреля 2013
Страниц 21
Мы сможем обработать ваш заказ 4 декабря в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
550руб.
КУПИТЬ

Содержание

Вступление
1. Дух новой архитектуры
2. Реновация промышленных зон
2.1. Бывшие казармы лейб-гвардии Преображенского полка
2.2. Выборгская набережная
2.3. Основные направления переустройства заводов и фабрик в Москве
Заключение
Использованная литература:

Введение

Культурная среда России конца 20 начала 21 века и эстетико-художественные принципы формирования промышленной архитектуры

Фрагмент работы для ознакомления

Новая наука построена на парадигме нелинейности, в рамках которой развивается представление о мире как о множестве систем, каждая из которых живет по законам самоорганизации и переживает периоды стабильности и скачкообразных переходов в иное состояние. Сама Вселенная — это сверхсложная система. И она может внезапно «сдвинуть привод» и совершить скачок. Человеческий разум отшатывается от такого представления, наше сознание обходит острые углы, оно не готово принять сложные математические обоснования этой ошеломляющей версии реальности. Но обретя опору в сверхмощном современном компьютере, человек все же дал волю всему тому, о чем прежде не имел возможности помыслить. Современная физика, математика вводят человека в странный мир, реальность теряет прежнюю определенность, становится загадочной, непредсказуемой.
Парадигма Ньютона делала акцент на внешние силы, воздействующие на ту или иную систему — силы притяжения, естественного отбора, спроса и т.п. Пришедшее ей на смену понимание того, что во Вселенной преобладают нелинейные системы, развивающиеся непредсказуемо и скачкообразно, означает, помимо всего, что внимание должно быть сконцентрировано на самой системе, на внутренних импульсах ее поведения. Нелинейная парадигма в науке 80-90-х годов XX века вводит абсолютно новые научные принципы, которые полностью меняют ход осмысления и исследования систем, в том числе и таких как система развития организма, экономики (общества и людей его составляющих) или система самой играющей и творящей Вселенной. Пришедшее с новой наукой понятие о Хаосе как особого вида Порядке, о поведении саморегулирующихся систем, спонтанно изнутри себя вырабатывающих новый Порядок — все это дало человечеству понимание непредсказуемого будущего. Нелинейность, таким образом, потребовала громадной ответственности каждого индивидуума, актуализируя экологическую проблематику.3
Архитектуре всегда была свойственна жажда онтологической укорененности ради внутреннего обоснования своих действий. Размывание онтологических оснований, характерное для всего XX века,4 прошедшего под знаком модернизма, и последовавшая затем постмодернистская констатация конца истории, с ее отказом от идеи порядка, обострили кризис онтологической проблематики. Признаками переходной эпохи стала тоска по целостному миропониманию, по творцам, способным в любом хаосе удержать в сознании единый образ мира. Важно, что идея Порядка присутствует в нелинейной парадигме не ущербно, а равноценно с идеей Хаоса. Закономерность улавливается сознанием в «поведенческом» сходстве систем — Вселенная находится в процессе творчества, как; и общество, как и индивид.5
Компьютерная технология позволяет проводить опыты, рассчитанные на непредсказуемость результата (так называемые, «пороговые» технологии), а также оперировать немыслимыми в пределах евклидовой геометрии формами — «солитонами», «гиперкубами», «самоподобными фракталами», «странными аттракторами» и др. Двигаясь в этом направлении, архитектура сама обнаруживает способность к своего рода открытиям в области создания формы.
2. Реновация промышленных зон
Все вышесказанное, на первый взгляд, может показаться абсолютно далеким от того, что будет говориться ниже. Однако на наш взгляд именно усложнение, причем усложнение до предела, поможет избежать грубого, т.н. «топорного» подхода к промышленной архитектуре. Эстетизация повседневности, о которой кричат все работы по современной эстетике, невозможна без включения в эту эстетизацию всего, в том числе и промышленной архитектуры. Знаменитый архитектор XX века, Владимир Татлин, писал о том, что искусство должно быть «общественным и общим».6 Его слова актуальны до сих пор. Искусство, если оно не распространяется на все сферы жизни общества, перестает выполнять свою главную функцию – превращение нашей жизни в нечто прекрасное и возвышенное. Применительно к промзонам, которые становятся символом загрязнения города, безжизненности, порочного безвкусия современной цивилизации, данная проблема актуальна вдвойне. Обратимся к примеру Санкт-Петербурга, где внимание к реновациям в области архитектуры, а также к изменению архитектурного облика чрезвычайно велико, примером чему может служить недавний общественный резонанс, вызванный проектом нового здания «Газпрома».
Реконструкция и преобразование промзон под гражданское и жилое строительство позволяет, используя существующую планировочную структуру промышленных зданий, обычно имеющих достаточный запас конструктивной прочности, но морально устаревших, создать отвечающие современным требованиям здания различного функционального назначения. Рассмотрим примеры.
2.1. Бывшие казармы лейб-гвардии Преображенского полка
Казармы лейб-гвардии Преображенского полка, построенные в 1899 г. в Виленском переулке по проекту В.А. Шретера, — один из ярких образцов «кирпичного» стиля, утвердившегося в русской архитектуре в последней трети XIX в. Всего же в Петербурге насчитывается около 50 работ этого выдающегося зодчего —здания театров, банков, доходных домов, особняки и дачи на Каменном острове и в Стрельне. При возведении здания Преображенских казарм учитывался, прежде всего, принцип функциональности. Интересно, что во время работы над этой постройкой Шретер состоял членом комиссии по устройству казарм при Военном совете. Фактически он строил образцовые казармы. Здесь в 1917 году началась февральская революция.7
Реконструкция этих зданий на Виленском переулке, 13 -15, которые в своей истории успели побывать и собственно казармами, и позднее цехами ЦНИИ материалов, включает в себя решение нескольких задач. Во-первых, здесь запланировано устройство как жилых, так и офисных помещений (то есть прямое изменение назначения постройки). Во вторых, эти строения являются памятником архитектуры, находятся под охраной КГИОП и должны сохранить существующий облик. Поэтому к проекту предъявлялись очень жесткие требования по сохранению фасадов, уклонам кровли, высотным отметкам аттикового этажа и карниза мансарды. В третьих, реконструкция казарм позволит не только значительно улучшить экологическую ситуацию в квартале, но и превратит его в полностью жилой с однородным функциональным назначением.
Проектом реконструкции предусматривается разборка малоценных некапитальных сооружений на территории бывшего производства. Таким образом восстанавливается историческая планировочная структура казарм от поздних наслоений. По результатам технического обследования зданий была выявлена возможность сохранения конструкций всех существующих корпусов с различными характеристиками: кирпичными сводами по поперечным стенам и очень интересными историческими мелкоразмерными бетонными сводиками по металлическим балкам на чугунных колоннах, которые стали основой для новых планировочных решений. К новому функциональному назначению были также адаптированы конструкции цеха, построенного в 60-ые гг. ХХ века между историческими корпусами по Виленскому переулку. Он был надстроен на 3 этажа, фасад здания полностью изменен и включен в общий ансамбль реконструируемого комплекса. Эта работа началась около двух лет назад. Сегодня проект прошел все согласования, строительные работы ведутся полным ходом.
2.2. Выборгская набережная
Сегодня идет интенсивное преобразование бывших промышленных зон по Выборгской набережной. Там появляются новые офисные, торговые, развлекательные комплексы, изменяющие облик исторического района. Одним из составных направлений данной работы является преобразование территории завода «Красная заря» (бывший завод «Эриксона»). Над этой задачей работают несколько архитектурных мастерских.
Еще в середине XIX столетия этот район считался усадебным захолустьем: немощеные улицы, деревянные тротуары… Однако незадолго до революции 1917 г. и сюда докатилась промышленная революция: появилась бумагопрядильная мануфактура К.В. Гергарди, заработали машиностроительные и сталелитейные заводы Барановского, Лесснера и Нобеля, завод телефонной аппаратуры Эриксона. Так по мере расширения городских границ Выборгская сторона превращалась даже не в заводскую окраину, а в производственный центр российской столицы. Сегодня общая площадь территории составляет примерно 100 га.8
В отличие от предыдущего на рассматриваемом участке нет памятников архитектуры, однако он входит в зону регулируемой застройки. Влияние на формирование архитектурного облика участка оказывает историческая застройка завода «Красная нить», располагающегося по соседству, особенно две башни, которые формируют характер застройки Выборгской набережной в этом месте. Поэтому проект предусматривает такую реконструкцию существующих корпусов завода, построенных в 60-е годы ХХ века, со строительством нового здания на свободном участке, которое позволит сохранить восприятие исторических доминант, а также создать единый многофункциональный современный деловой комплекс. В его составе предусматривается многоэтажный паркинг, офисный центр, рестораны, торговые площади. Авторы проекта старались вписать реконструируемые и новые здания в облик Выборгской набережной. Сейчас проект находится в стадии активной реализации. Предполагается, что этот объект станет новым центром социальной активности на безлюдном в настоящее время участке.
2.3. Основные направления переустройства заводов и фабрик в Москве
Многочисленные заводы и фабрики, расположенные в историческом центре Москвы, сегодня активно готовятся к перевоплощению. Не секрет, что большинство промышленных предприятий в последние годы не только стали неэффективными, но и отрицательно влияют на экологию близлежащих районов. И сегодня рынок диктует необходимость перепрофилирования. Архитекторы охотно приходят на помощь экономистам, предлагая великое множество вариантов реконструкции старинных промышленных зданий.
Прежде всего нужно отметить, что фабричные постройки бывают разными. В Москве сохранилось немало памятников промышленной архитектуры XIX века – эти величественные и даже мрачноватые объекты с гигантскими трубами, мощными контрфорсами и огромными стеклянными витражами стали такой же неотъемлемой частью столицы, как и классические усадьбы, изящные особняки в стиле модерн и старинные улочки центра. Их потеря для города была бы невосполнимой, поэтому такие заводы и фабрики городские власти стараются реконструировать с сохранением объемно-пространственного решения, главных фасадов и наиболее характерных интерьеров.
Именно по такому пути, например, пойдет реконструкция как знаменитой фабрики «Красный Октябрь», так и Московской ситценабивной фабрики, корпуса которой станут бизнес-кварталом «Новоспасский двор». Что же касается предприятий, построенных в эпоху борьбы с архитектурными излишествами, то их производственные корпуса вряд ли способны оказать на горожан сильное художественное воздействие. Такие постройки, как правило, просто сносят – в этом случае город заинтересован в первую очередь в землях, которые занимают предприятия. На них чаще всего строятся логистические или офисные комплексы, создаются технопарки. В качестве примеров такой реконструкции можно привести бизнес-парк «Дербеневский» (класс В) на Дербеневской набережной, появившийся на месте бывшего кожевенного завода, комплекс зданий Первого часового завода рядом с метро «Пролетарская», производственное здание электротехнического завода «Динамо» у метро «Автозаводская», где разместился интернет-холдинг Rambler.
Что же касается памятников промышленной архитектуры, то они привнесли в лексикон российских архитекторов сразу несколько новых понятий. «Адаптация», например, обозначает использование здания с изменением его функционального назначения, «индустриальная археология» – консервацию объекта и его последующую музеефикацию, «ревитализация» подразумевает под собой комплексное возрождение городского пространства, в котором существует объект. Все это многообразие терминов можно объединить условным понятием «реновация», без которого сегодня не обходится ни один промышленный объект в центре Москвы.
По данным НИИПИ Генплана Москвы, промышленные предприятия занимают около 20% всей территории города, то есть около 22 тыс. га. Понятно, что это огромная цифра – предприятия создают лишние транспортные потоки, загрязняют воздух и препятствуют расширению жилых кварталов. Но если при всем при этом они являются памятниками? По мнению архитекторов и чиновников органов охраны памятников, лучший выход в такой ситуации – поменять «начинку» здания, не изменяя его внешний вид.
Идея реконструкции промпредприятий под «мирные» нужды, мягко говоря, не нова. В Лондоне, к примеру, в здании бывшей теплостанции разместился музей авангардного искусства ХХ века New Tate Gallery, а в центре Вены старую электростанцию превратили в концертный зал, причем даже огромные генераторы не стали выбрасывать, а искусно включили их в обновленный интерьер. Сегодня уже и Москва может похвастаться несколькими примерами таких реконструкций. Так, бывшая фабрика «Красная роза» превратилась в дизайнерско-выставочный центр ArtPlay, а в здании Трехгорной мануфактуры, что напротив Центра международной торговли на Красной Пресне, был создан офисный центр с ресторанами. Правда, не все инвесторы охотно берутся за реконструкцию фабричных зданий: современные офисные классификации не позволяют присваивать зданиям со старыми стенами класс выше В, вне зависимости от «начинки». Класс А может появиться только в случае, если здание было снесено и на месте бывшей фабрики/завода построено новое (иногда с сохранением фасада, как это было сделано в первой очереди комплекса «Аврора Бизнес Парк» на Садовнической набережной).
А вот если перепрофилировать фабричные помещения под квартиры-лофты, то, по мнению специалистов рынка, такое жилье будет одним из самых дорогих. Подтвердить или опровергнуть это предположение уже в ближайшие годы сможет компания «ГУТА-девелопмент», которая создает лофты в исторически ценных корпусах «Красного Октября». Эксперты предрекают, что жилье с шоколадным ароматом и видом на Кремль будет стоить около $30 тыс. за «квадрат». Еще один претендент на реконструкцию с перепрофилированием – электростанция имени Смидовича на Раушской набережной, напротив Кремля.9
Всего же в ближайшие три года в Москве планируется освободить территорию 300 промышленных предприятий. Об этом не так давно заявил руководитель департамента науки и промышленной политики Москвы Евгений Пантелеев. По его словам, эти 300 предприятий будут интегрированы в другие, эффективно работающие производства, а занимаемые ими земельные участки город сможет использовать в своих нуждах. Что вырастет на месте этих предприятий? Офисы, склады, гостиницы или музеи? Ответ на этот вопрос мы узнаем в самом ближайшем будущем, но одно очевидно уже сейчас: Москва перестала быть промышленным городом, и многочисленные заводы и фабрики вынуждены отступить под натиском других типов объектов.
Заключение
Возвращаясь к реалиям сегодняшнего дня и современного (нового или исторического) города, попытаемся выделить наиболее актуальные образы и идеалы, их связанность с образами мира, картинами мироздания. Как отмечают отдельные исследователи, современная эпоха характеризуется радикальной критикой существовавшей «антропоцентрической парадигмы» картины мира и обращением к «биокосмической», вселенской парадигме либо к удивительному переплетению обеих. Вероятно, это в какой-то степени объясняет огромный интерес к сфере сверхчувственного, к «метафизике» в условиях индустриального и технического бума, довлеющего развития высоких технологий.
Обращение к космогоническим представлениям, к «мифологии места», к его «эйдосу», возрождение представлений о городе как элементе Космоса, достаточно популярные сегодня как в зарубежной, так и в отечественной культуре, вновь начинают играть заметную роль в архитектурно-градостроительной деятельности. Подобная реакция отечественного градостроительства на многолетнюю систему жесткого регулирования и планирования городов кажется вполне естественной. Однако основой для такого «дисциплинирующего начала» в градостроительной теории и практике послужило не только стремление научно спланировать город как функционирующую и развивающуюся систему. Не менее важным являлось и существовавшее в обществе стрем­ление к построению особого идеального города для идеального коммунистического общества. Вероятно поэтому, концепции идеального города вольно или невольно (в различных интерпретациях) присутствуют в планировочных решениях многих отечественных городов.
Возвратом к первоистокам, попыткой восстановить ирреальный смысл и назначение места можно считать идею непроявленных свойств городской территории (как территории-места с неопределенными, неясными свойствами), прозвучавшую на XIX Международном конгрессе архитекторов.10 Интерес к «неопределенности» и попытку ее «проявить» мы назвали бы существенной особенностью, влияющей на формирование образа современной городской реальности, актуальной для профессионального сознания сегодня. В то же время, представление архитектуры в городе в качестве некоего вместилища-контейнера для разных жизненных функций можно также трактовать как апелляцию к рационально-иррациональному, как стремление придать временную динамику архитектуре, включить ее в процесс космических перевоплощений и вернуть ей статус «воплощения места». Объем уже не противоречит место-пространству, его иррациональной функции. Образ этого «контейнера» не задается конкретной функцией и содержанием происходящих в нем процессов, он свободен от этого и диктуется другими правилами. Это может быть и идея «места», и космоса, и философская концепция, и др. Возможно, в целом, идея «несоответствия», свободы формы от содержания, поиски образа формы как концепции свободного формотворчества — является важной особенностью формирования современного образа в городе. При этом выживает или нет функция в данном месте и в данном «контейнере-вместилище» зависит от соответствия внесенной функции конкретному месту, «коду пространства», внутреннему, иррациональному предназначению) территории. Идея «самовыживаемости», «прорастания» содержания в нейтральном архитектурном пространстве-контейнере представляет, на наш взгляд, важное положение профессиональной идеологии. «Место», имеющее явно выраженное, закрепленное значение, сложившуюся мифологию и пр. со временем отторгает несоответствующие ему функции и, вероятно, будет разными способами сопротивляться и разрушать несоответствующую форму. Формотворчество в таком понимании должно носить иррациональный, концептуальный, почти мистический характер.11 Свобода формотворчества, создания формы-образа современного архитектурного сооружения, с одной стороны, и стремление «прочесть» мифологию места, «проявить непроявленное», отразив это в форме, с другой стороны, — эти две тенденции сегодня могут задавать пространство осознания городских образов, идеи и принципы их сложения и формообразования.
Использованная литература:

Список литературы

1.Бернштейн Д.К. Опыт истолкования «башни Татлина» // Россия. Франция. Проблемы культуры первых десятилетий XX века.- М.: Эдиториал УРСС, 1988.- 288 с.
2.Бондаренко И.А. Творчество без образца // Архитектурное сознание XX – XXI веков: разломы и переходы.- М.: Эдиториал УРСС, 2001.- 288 с.
3.Железняк О.Е. Пространство осознания современного города: реальность и «метафизика» // Архитектурное сознание XX – XXI веков: разломы и переходы.- М.: Эдиториал УРСС, 2001.- 288 с.
4.Ким Н.Н. Промышленная архитектура.- М.: Стройиздат, 1979.- 176 с.
5.Моржухина К. Новая функция старых промышленных зон. www.d-c.spb.ru/archiv/30/11-13/11-13.htm 25.05.07.
6.«Собственник». http://www.postroim.com/news_restr/text.asp?NewsId=15583 24.05.07.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2020