Вход

Субъективная сторона преступления

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 369980
Дата создания 08 апреля 2013
Страниц 67
Мы сможем обработать ваш заказ 5 марта в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
4 390руб.
КУПИТЬ

Содержание

Оглавление
Введение
Глава 1. Понятие и значение субъективной стороны преступления
1.1.Понятие субъективной стороны преступления
1.2. Значение субъективной стороны преступления
Глава 2. Основные признаки субъективной стороны преступления
2.1. Понятие вины, как основного признака субъективной стороны преступления
2.2. Формы вины
2.3. Виды умысла и неосторожности
2.4. Преступления с двумя формами вины
2.5. Невиновное причинение вреда
Глава 3. Факультативные признаки субъективной стороны преступления и ошибки в праве
3.1. Мотив, цель преступления и эмоциональное состояние, как признаки субъективной стороны преступления и их уголовно-правовое значение
3.2. Фактические и юридические ошибки
Заключение
Список литературы

Введение

Субъективная сторона преступления

Фрагмент работы для ознакомления

Различие между косвенным умыслом и легкомыслием видно на следующем примере17.
По предварительной договоренности между собой С. и И. с целью хищения вещей проникли в дом 76-летней А., избили ее, причинив тяжкие телесные повреждения, в том числе переломы костей носа, скуловых костей и основания черепа, связали ее и вставили в рот кляп. После этого они похитили интересовавшие их вещи и скрылись. В результате механической асфиксии, развившейся из-за введения тряпичного кляпа в рот, А. на месте происшествия скончалась. Суд первой инстанции признал деяние в части лишения А. жизни неосторожным убийством, основываясь на показаниях подсудимых о том, что они избили А. не с целью убийства, а чтобы сломить ее сопротивление, рассчитывая, что утром к А. придут родственники или знакомые и освободят ее.Однако Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор отменила и направила дело на новое кассационное рассмотрение, указав следующее.
Осужденные знали о преклонном возрасте А., но применили к ней насилие, опасное для жизни, а затем, связав руки и ноги, оставили ее с разбитым лицом, залитой кровью носоглоткой и с кляпом, закрывавшим дыхательные пути, забросав ее одеялом и матрацем. Для С. и И. было очевидным беспомощное состояние А. и они безразлично относились к этому, а также к возможным последствиям , т.е. действовали с косвенным умыслом.
При преступном легкомыслии сознание и воля лица не безразличны к возможным вредным последствиям совершаемого деяния, а направлены на их предотвращение. Закон характеризует волевое содержание легкомыслия не как надежду, а именно как расчет на предотвращение общественно опасных последствий, имеющий под собой вполне реальные, хотя и недостаточные основания. При этом виновный рассчитывает на конкретные, реальные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на собственные личные качества (силу, ловкость, опыт, мастерство), на действия других лиц или механизмов, а также на иные обстоятельства. Но их значение он оценивает неправильно, вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается неосновательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований. Иллюстрацией легкомыслия может служить дело Ш., осужденного за убийство подростка О.
В целях предупреждения кражи рыбы из мереж Ш. сделал сигнализацию, для чего к мосткам, с которых мережи ставились в реку, провел из своего дома провода и подключил их к электросети напряжением в 220 В, а в доме установил звонок. При попытке разъединить провода от сигнализации с целью кражи мереж ночью несовершеннолетний О. был убит электротоком.
В постановлении по этому делу Пленум Верховного Суда СССР с полным основанием указал, что "в данном случае Ш. проявил преступную самонадеянность, поскольку он знал об опасности, которую представляет для человека электроток напряжением 220 В, но легкомысленно надеялся на предотвращение тяжких последствий. При этом он рассчитывал не на случайность, а на такие объективные факторы, которые, по его мнению, исключали возможность наступления тяжких последствий" (он принял целый ряд технических мер по предупреждению случайного поражения электротоком, подключал сигнализацию к электросети только тогда, когда сам находился дома, и широко оповестил односельчан о принятых им мерах). При такой ситуации содеянное Ш. содержит состав не убийства, а лишения жизни по неосторожности.
Расчет, хотя и самонадеянный, на конкретные факторы, которые, по мнению виновного, способны предотвратить наступление общественно опасных последствий, существенно отличает преступное легкомыслие от косвенного умысла, при котором такой расчет отсутствует, хотя и возможна ни на чем не основанная надежда (на "авось"), что вредные последствия не наступят.
Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (ч. 3 ст. 26 УК).
Небрежность - это единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния ни как неизбежных, ни как реально или даже абстрактно возможных.
Сущность этого вида неосторожной вины заключается в том, что лицо, имея реальную возможность предвидеть общественно опасные последствия совершаемых им действий, не проявляет необходимой внимательности и предусмотрительности, чтобы совершить волевые действия, нужные для предотвращения указанных последствий, не превращает реальную возможность в действительность. Преступная небрежность представляет своеобразную форму психического отношения виновного к общественно опасным последствиям своих действий, где волевой элемент характеризуется волевым характером совершаемого виновным действия или бездействия и отсутствием волевых актов поведения, направленных на предотвращение общественно опасных последствий.
Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным.
Отрицательный признак небрежности - непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий - включает, во-первых, отсутствие осознания общественной опасности совершаемого деяния, а во-вторых, отсутствие предвидения преступных последствий. Положительный признак небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных общественно опасных последствий. Именно этот признак превращает небрежность в разновидность вины в ее уголовно-правовом понимании. Он устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный критерий, а возможность предвидения - субъективный критерий небрежности.
Объективный критерий небрежности имеет нормативный характер и означает обязанность лица предвидеть наступление общественно опасных последствий при соблюдении требования необходимой внимательности и предусмотрительности. Эта обязанность может основываться на законе, на должностном статусе виновного, на профессиональных функциях или на обязательных правилах общежития и т.д. Отсутствие обязанности предвидеть последствия исключает вину данного лица в их фактическом причинении . Но и наличие такой обязанности само по себе еще не является достаточным основанием для признания лица виновным. При наличии обязанности предвидеть последствия (объективный критерий небрежности) необходимо еще установить, что лицо имело реальную возможность в данном конкретном случае предвидеть наступление общественно опасных последствий (субъективный критерий), но эту возможность не реализовало и последствий не избежало.
Субъективный критерий небрежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индивидуальных качеств предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Это означает, что возможность предвидения последствия определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, а во-вторых, индивидуальными качествами виновного. Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача предвидеть последствия была в принципе осуществимой. А индивидуальные качества виновного (его физические данные, уровень развития, образование, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья, степень восприимчивости и т.д.) должны позволять воспринять информацию, вытекающую из обстановки совершения деяния, дать ей правильные оценки и сделать обоснованные выводы. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных последствий.
Можно привести следующий пример совершения преступления по небрежности. Распивая спиртные напитки вместе с К., М. поссорился с нею и в тот момент, когда К. поднесла фарфоровую чашку ко рту, чтобы напиться, ударил ее рукой по лицу. Разбившейся чашкой было причинено повреждение глаза, которое само по себе, по оценке экспертизы, явилось средней тяжести вредом здоровью, но повлекло стойкие изменения разреза глаза, которые могут означать неизгладимое обезображение лица. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ изменила приговор суда, которым М. был осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, и квалифицировала действия М. как причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, поскольку, нанося удар по лицу, он не предвидел наступления тяжкого вреда здоровью, хотя должен был и мог предвидеть такие последствия.
Поскольку законодательные формулировки легкомыслия и небрежности ориентированы на преступления с материальным составом, возникает вопрос о возможности совершения по неосторожности преступлений с формальным составом18.
Неосторожность в виде легкомыслия в преступлениях с формальным составом существовать не может по тем же соображениям, по которым в них не может быть косвенного умысла. А вопрос о возможности существования небрежности в таких преступлениях должен решаться в соответствии с действующим законом.
Невиновным закон (ч. 1 ст. 28 УК) признает совершение деяния, "если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия)". Из этого вытекает однозначный вывод: если лицо не осознавало общественной опасности своего деяния, но по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать ее, деяние признается виновным. В этом случае вина при совершении преступления с формальным составом выражается в неосторожности в виде небрежности.
Психологическое содержание обоих видов умысла и обоих видов неосторожности наглядно видно из следующей таблицы:
Таблица 1. Формы и виды вины
Формы и
виды вины
Интеллектуальный элемент
Волевой элемент
Прямой
умысел
Осознание общественной опасности совершаемого деяния, предвидение неизбежности или реальной
возможности наступления общественно опасных последствий
Желание наступления
этих последствий
Косвенный
умысел
Осознание общественной опасности совершаемого деяния, предвидение реальной возможности наступления общественно опасных последствий
Отсутствие желания нас-
тупления этих последст-
вий, но сознательное их
допущение или безраз-
личное к ним отношение
Преступное
легкомыслие
Предвидение абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий
Самонадеянный (без дос-
таточных к тому основа-
ний) расчет на их пре-
дотвращение
Преступная
небрежность
Непредвидение общественно опасных последствий совершаемого
деяния
Отсутствие волевых уси-
лий, направленных на
то, чтобы предвидеть
наступление общественно
опасных последствий
Критерии небрежности:
Объективный - обязанность предвидеть последствия.
Субъективный - возможность их предвидеть при необходимой внимательности и предусмотрительности.
2.4. Преступления с двумя формами вины
В подавляющем большинстве случаев преступления совершаются с какой-то одной формой вины. Но иногда законодатель усиливает ответственность за умышленное преступление, если оно по неосторожности причинило последствие, которому придается значение квалифицирующего признака. В таких случаях возможно параллельное существование двух разных форм вины в одном преступлении.
Две формы вины могут параллельно сосуществовать только в квалифицированных составах преступлений: умысел как конструктивный элемент основного состава умышленного преступления и неосторожность в отношении квалифицирующих последствий.
Некоторыми учеными искажается законодательное толкование преступлений с двумя формами вины. Так, В.Д. Иванов и С.Х. Мазуков19 пишут: "Особенность рассматриваемых преступлений состоит в том, что при их совершении наблюдается неоднородное психическое отношение лица к совершаемым действиям (бездействию) и к наступившим последствиям в материальных составах преступлений, которые содержат последствия в качестве самостоятельного признака объективной стороны. В формальных составах преступлений последствие неотделимо от действия, слито с ним, а поэтому психическое отношение к действию (бездействию) и последствию является только однородным"20. Хотя в ст. 27 действующего УК и терминологически, и по существу разрешена проблема сочетания умысла и неосторожности в одном умышленном преступлении, некоторые ученые (Р.И. Михеев, В.А. Ширяев)21 продолжают утверждать, что в подобных случаях имеет место некая третья форма вины, совмещающая некоторые признаки обеих форм вины, но при этом отличающаяся и от умысла, и от неосторожности.
Понятие преступлений с двумя формами вины законодательно закреплено в ст. 27 УК: "Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно".
Реальная основа для сочетания умысла и неосторожности в одном преступлении заложена в своеобразной законодательной конструкции отдельных составов. Своеобразие состоит в том, что законодатель объединяет в один состав два самостоятельных преступления, одно из которых является умышленным, а другое - неосторожным, причем оба могут существовать самостоятельно, но в сочетании друг с другом образуют качественно новое преступление со специфическим субъективным содержанием. Составляющие части такого преступления обычно посягают на различные непосредственные объекты, но могут посягать и на один (например, незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей). При этом важно помнить, что каждая из образующих частей такого состава не утрачивает своего преступного характера и при раздельном существовании.
Таким образом, субъективные особенности подобных преступлений производны от специфической конструкции объективной стороны: умысел (прямой или косвенный) является субъективным признаком основного состава преступления, а неосторожность (в виде легкомыслия или небрежности) характеризует психическое отношение к последствиям, играющим роль квалифицирующего признака. При этом каждая из форм вины, сочетающихся в одном преступлении, полностью сохраняет свое качественное своеобразие, не образуя никакой новой формы вины.
Преступлений с двумя формами вины в уголовном законодательстве немного, и все они сконструированы по одному из следующих двух типов.
Первый тип образуют преступления с двумя указанными в законе и имеющими неодинаковое юридическое значение последствиями. Речь идет о квалифицированных видах преступлений, основной состав которых является материальным, а в роли квалифицирующего признака выступает более тяжкое последствие, чем последствие, являющееся обязательным признаком основного состава. Характерно, что квалифицирующее последствие, как правило, заключается в причинении вреда другому, а не тому непосредственному объекту, на который посягает основной вид данного преступления. Так, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК) имеет объектом здоровье человека, но если оно сопряжено с неосторожным причинением смерти потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК), то объектом этого неосторожного посягательства становится жизнь. Это, а также другие преступления подобной конструкции, например умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 167 УК), характеризуются умышленным причинением основного последствия и неосторожным отношением к квалифицирующему последствию.
Второй тип преступлений с двумя формами вины характеризуется неоднородным психическим отношением к действию или бездействию, являющемуся преступным независимо от последствий, и к квалифицирующему последствию. При этом квалифицирующее последствие состоит в причинении вреда, как правило, дополнительному объекту, а не тому, который поставлен под уголовно-правовую охрану нормой, формулирующей основной состав данного преступления. К этому типу относятся квалифицированные виды преступлений, основной состав которых является формальным, а квалифицированный состав включает определенные тяжкие последствия. Они могут указываться в диспозиции в конкретной форме (например, смерть человека при незаконном производстве аборта, при угоне судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава - ч. 3 ст. 123, ч. 2 ст. 211 УК) либо оцениваться с точки зрения тяжести (крупный ущерб, тяжкие последствия). В составах подобного типа умышленное совершение преступного действия (бездействия) сочетается с неосторожным отношением к квалифицирующему последствию.
Подводя итог рассмотрению вопроса о преступлениях с двумя формами вины, можно сделать следующие выводы:
а) они характеризуются сочетанием двух различных форм вины, т.е. умысла и неосторожности (сочетание прямого умысла с косвенным или легкомыслия с небрежностью не образует двух форм вины);
б) эти формы вины устанавливаются по отношению к различным юридически значимым признакам общественно опасного деяния;
в) в преступлениях с двумя формами вины неосторожным может быть отношение только к квалифицирующим последствиям;
г) две формы вины могут существовать только в квалифицированных составах преступления;
д) преступления с двумя формами вины в целом, как это указано в законе, относятся к умышленным, что определяется умышленной формой вины в основном составе преступления.
Исследование субъективного содержания преступлений с двумя формами вины необходимо для отграничения таких преступлений, с одной стороны, от умышленных, а с другой - от неосторожных преступлений, сходных по объективным признакам. Так, если вследствие тяжкого вреда здоровью, причиненного умышленно, наступила смерть потерпевшего, которая также охватывается умыслом виновного (хотя бы косвенным), деяние характеризуется единой формой вины и квалифицируется как убийство. И наоборот, если при неосторожном лишении жизни не установлено умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, то нет и двух форм вины, а деяние следует квалифицировать как причинение смерти по неосторожности. И лишь сочетание умысла на причинение тяжкого вреда здоровью с неосторожностью в отношении наступившей смерти позволяет квалифицировать деяние по ч. 4 ст. 111 УК.
В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации №1 от 27 января 1999 года, указывается, что судам необходимо отграничивать умышленное убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, когда отношение виновного к наступлению смерти выражается в форме неосторожности.22
Решая вопросы о содержании умысла виновного, суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений, причины прекращения виновным преступных действий, а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.
Как видно, теория и практика давно выработали свою позицию по отношению к преступлениям с двумя формами вины. Но законодатель закрепил ее лишь в 1996 году, в статье 27 Уголовного Кодекса Российской Федерации сказано: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность этих наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

Список литературы

Список литературы
Нормативно-правовые акты
1.Конституция Российской Федерации. М., 2006 г.
2.Уголовный кодекс Российской Федерации. Издательство «ИНФРА». М. – 2007 г.
Судебная практика
3.О судебной практике по делам о грабеже и разбое. Постановление от 22 марта 1966 года №31 Пленума Верховного Суда Российской Федера¬ции. (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.70 №54, от 27.07.83 №7, от 04.05.90 №2, от 21.12.93 №11, от 25.10.96 №10).
4.О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 122 УК РСФСР. Постановление от 19 марта 1969 года №46 Пленума Верховного Суда Российской Федерации. (в ред. Постановле¬ний Пленума Верховного Суда РФ 28.01.70 №53, от 27.07.83 №7, от 24.12.85 №10, от 21.12.93 №11, от 25.10.96 №10).
5.О судебной практике по делам охулиганстве. Постановление от 24 де¬кабря 1991 года №5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации. (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.93 №11).
6.О судебной практике по делам об изнасиловании. Постановление от 22 апреля 1992 года №4 Пленума Верховного Суда Российской Федерации (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.93 №11).
7.О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм. Постановление от 11 января 1997 года №1 Пленума Вер¬ховного Суда Российской Федерации.
8.О судебной практике по делам об убийстве (Статья 105 УК РФ). Поста¬новление от 27 января 1999 года №1 Пленума Верховного Суда Рос¬сийской Федерации.


Научная и учебная литература
9.Абельцев С. (Депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации). Мотивация особо тяжких преступлений против личности.//Российская юстиция, № 11, 1998.
10.Беляев В.Г. «Мотивы преступления», Казань, 1982, с.197.
11.Бобренев В.Т. Умысел и неосторожность // Ваше право, 1997, №8, с. 28.
12.Брайнин Я.М. «Уголовная ответственность и ее основания в советском уголовном праве», М.:Советская Россия, 1963, с.308.
13.Бюллетень Верховного суда 1998-2007 г.
14.Векленко С.В. Сущность, содержание и формы вины в уголовном праве. // Правоведение. – 2003. - №6.
15.Волков Б.С. «Проблема воли и уголовная ответственность», Казань, 1965, с.162.
16.Ворошилин Е.В., Кригер Г.Н. «Субъективная сторона преступления», М., 1987, с.269.
17.Гилязев Ф.Г. Социально-психологические и криминологические аспекты вины, Уфа, 1978, с.183.
18.Дагель П.С., Котов Д.П. «Субъективная сторона преступления и ее установление», Воронеж 1974, с.95.
19.Дагель П.С. Неосторожность: уголовно-правовые и криминологические проблемы. - М.: Юрид. Лит., 1977. -143 стр.
20.Еникеев М.И. «Психолого-юридическая сущность вины» // Советское государство и право, 1989, №12, с.78.
21.Завидов Б.Д. Вина как основание уголовной ответственности. // Российский следователь. – 2003. - №6
22.Зеленинский А.Р. «Осознаваемое и неосознаваемое в преступном поведении», Харьков, 1986, с.309.
23.Иванов В.Д. Принцип субъективного вменения и его реализация // Государство и право, 1999, №10, с.52-58.
24.Иванов В.Д. Уголовная ответственность лиц с аномалиями психики // Государство и право, 1997, №3, с.72-79.
25.Игнатов А.Н., Костофев Т.А. Лекция 4. Уголовная ответственность и состав преступления/ Под ред. проф. Ю.А. Красикова. - М., 1996.
26.Комментарий к уголовному кодексу Р.Ф. под ред. Бойко Н.П., Ростов-на-Дону, 1996, с.582.
27.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. – 3-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. А.И. Рарог. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006.
28.Криминальная мотивация / отв.ред. В.Н. Кудрявцев, М., 1986, с.915
29.Криминология, М.: Спарк, 1998, с.327.
30.Лукашева Е.А. «Мотивы поведения человека в правовой сфере» // Советское государство и право, 1972 №8 с. 24.
31.Немов. Р.С. Учебное пособие для педагогических институтов и училищ. Москва, «Просвещение». 1990, 403.
32.Нерсесьян В.А. Неосторожная вина: проблемы, и решения // Государство и право, 2000, №4, с.59-70.
33.Нерсеян В.А. Особенности разграничения неосторожной вины на виды // Право и политика. 2001. №8
34.Подольный Н.С. Сильное душевное волнение и аффект // Законность, 2000, №3, с.36.
35.Смирнов К.П. Умысел как форма вины.//Российская юстиция, №3, 1997.
36.Ткаченко Т.И. Уголовно-правовое значение аффекта // Законность, 1995, №10, с. 18-20.
37.Толкаченко А.А. Проблемы субъективной стороны преступления: учебное пособие для студентов высших учебных заведений / А.А. Толкаченко. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005.
38.Тухбатуллин А.А. Субъект и субъективная сторона преступления против жизни и здоровья, совершенных в состоянии аффекта // Российский следователь. – 2005. - №8.
39.Уголовное право: общая часть, М., 1998, с.439.
40.Уголовное право. Общая часть: учебник / под ред. проф. Л.Д. Гаухмана и проф. С.В. Максимова. – М.: Изд-во Эксмо, 2005.
41.Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов. Ответственные редакторы – доктор юридических наук, профессор И.Я. Козаченко и доктор юридических наук, профессор З.А. Незнамова. - М.: Издательская группа ИНФРА М – НОРМА, 1997. – 516 с.
42.Уголовное право. Общая часть / Под ред. В.Н. Петрашева.
43.Фаргиев Н.М. Состояние аффекта и превышение пределов необходимой обороны // Рос. Юстиция, 2001, №1, с.55-56.
44.Филановский И.Г. Субъективная сторона преступления: Курс советского уголовного права. Ч. Общая. Т№1.
45.Филановский И.Г. «Социально-психологическое отношение субъекта к преступлению», Ленинград, 1970, 290.
46.Философский энциклопедический словарь, М., 1993, с. 1017.
47.Харазишвили Б.В. «Вопросы мотива поведения и преступления» // Советское право, 1963, с.4;
48.Чуфаровский. Ю.В. «Юридическая психология», учебник для вузов, М., 1998 г., с.489
49.Юридический энциклопедический словарь, М.: Гардарика, 1997, с.741.
50.Юридический энциклопедический словарь, М., 1984.
51.Якушин В.А. «Значение мотива и цели для субъективного вменения», Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 11. право 1995, №6 с. 48.
52.Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение, Казань, 1982, с.196.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2021