Вход

Китайский Роман "Путешествие на Запад" и традиции плутовского романа

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 366760
Дата создания 08 апреля 2013
Страниц 71
Мы сможем обработать ваш заказ 28 июня в 14:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
4 520руб.
КУПИТЬ

Содержание

Введение
Глава 1 Понятие плутовского романа в литературоведении
1.1.Характеристика плутовского романа
1.2.Композиция и хронотоп плутовского романа
Выводы по первой главе
Глава 2. Черты восточной литературы в романе «Путешествие на Запад»,
2.1.Отличие китайской литературы от литературы Запада
2.2.Характеристика романа «Путешествие на Запад»
2.2.1Исторические корни романа
2.2.2. Сюжет романа
2.2.3. Система персонажей романа
2.2.4. Историческое и фантастическое в романе
Выводы по второй главе
Глава 3. Линии плутовского романа в романе «Путешествие на Запад»
3.1. Плутовской герой в романе
3.2.Черты плутовского романа в композиции и сюжете «Путешествия на Запад»
Выводы по третьей главе
Заключение
Список литературы

Введение

Китайский Роман "Путешествие на Запад" и традиции плутовского романа

Фрагмент работы для ознакомления

Роман «Путешествие на Запад», одно из самых замечательных и любимых произведений китайской классической литературы, возник на основе народных легенд и сказаний. Подобно другим китайским средневековым историческим романам, таким, как «Речные заводи» Ши Найаня и «Троецарствие» Ло Гуань-чжуна, в романе «Путешествие на Запад» много элементов народной фантазии. До своего литературного воплощения все эти романы имели длительную историю и жили в народе в виде устных повествований. Еще задолго до того как в XVI веке при Минской династии писатель У Чэн-энь собрал воедино рассказы о путешествии ученого монаха Сюань-цзана в Индию за священными буддийскими книгами и придал им стройную форму романа, память об этом историческом факте, поразившая народное воображение, сохранялась и развивалась. Передаваяиз уст в уста в течение столетий рассказ об этом необыкновенном путешествии, одаренные богатой фантазией рассказчики — шошуды украсили легендарными вымыслами и сказочными образами оставшиеся в прошлом подлинные события. Шошуды обращались непосредственно к народной аудитории. Одобрение слушателей, очень любивших сказочный вымысел, заставляло рассказчиков усиливать и усложнять фантастические и легендарные элементы.Положив в основу своего романа паломничество буддийского монаха Сюань-цзана в Индию, У Чэн-энь обратился не к подлинной истории его путешествия по западным странам, от которой в романе осталось только несколько имен и дат, а выбрал народную версию, складывавшуюся в течение веков вокруг этого путешествия в виде легенд и сказаний. Эта версия облекает в сказочную фантастическую форму даже исторические лица.И возможно поэтому главный герой романа монах Сюань-цзан отходит на второй план и его место занимает Сунь У-кун, фантастическое существо — Царь обезьян, наделенный сверхъестественной силой. Описанию неутомимой борьбы Сунь У-куна с небесными силами и злыми духами и посвящено все повествование.Сюань-цзан олицетворяет собой человека малодушного, нерешительного, трусливого. Всякий раз, как на пути ему встречаются трудности, он отчаивается, впадает в уныние.Его спутники — в противоположность ему — наделены мужеством, готовностью преодолеть любое препятствие и честно, до конца выполнить свой долг — охранять монаха в его паломничестве на Запад.Народ имел основания сделать главным героем своих повествований Сунь У-куна, поскольку безвестный пилигрим Сюань-цзан, вопреки императорской воле отправившийся на Запад, по возвращении на родину снискал милость императора и стал одним из представителей высшей духовной знати, по сути дела духовным государем. У народа не было кровной заинтересованности ни в его глубоких научных исследованиях, ни в его проповедях. Поэтому, наградив его всевозможными почтительными эпитетами и титулами, народ тем самым отделил его от себя.Еще до появления фантастического романа У Чэн-эня ученики Сюань-цзана на основе народных преданий написали «Историю Танского милостивого учителя Сюань-цзана», в которую внесли некоторый элемент фантастики. В целом книга описывает трудности, которые приходилось преодолевать мужественному путешественнику, и является одним из первых опытов житийной буддийской литературы.В созданной в Юаньскую эпоху (1280—1367 гг.) истории в стихах, повествующей о «Поездке за священными книгами Танского монаха Сюань-цзана», уже появляются образы волшебной обезьяны и монаха Ша-сэна (впоследствии герои романа «Путешествие на Запад»). Мало чем отличаются по своему содержанию от романа У Чэн-эня и пьесы У Чэн-лина (конец Юаньской династии) и Ян Чжи-хэ (середина Минской династии), написанные на сюжет путешествия Танского монаха. Однако вот что пишет по этому поводу Лу Синь:«Пьеса Ян Чжи-хэ написана таким плохим и небрежным языком, что ее с трудом можно считать литературным произведением. Что же касается У Чэн-эня, то благодаря своему замечательному таланту, острому уму, глубокой эрудиции и изящному стилю он смог значительно обогатить имевшийся в его распоряжении материал. Подвергая осмеянию состояние современного ему общества, он почти полностью обновил то, что было до него....Личное дарование автора, умеющего подметить смешное, дало ему возможность, несмотря на то, что он рассказывает о чудесном и сверхъестественном, заставлять духов и оборотней принимать облик людей. Фантастика принимает вид непочтительного иносказания, высмеивающего общество» [3, c. 301].По мере того как предания о путешествии Танского монаха в Индию изменялись, обогащались и переделывались, человеческая фантазия в значительной степени преувеличила трудности путешествия и придала им мистический оттенок. Превращение зверей в духов, наделенных человеческим обликом и манерами, сделало повествование о паломничестве Танского монаха на Запад живым и увлекательным.2.2.2. Сюжет романаНачинается роман (после небольшого вступления, излагающего историю создания мира, согласно китайской мифологии) с описания того, как зародилась и появилась на свет волшебная обезьяна.Первые семь глав повествуют о жизни Сунь У-куна с момента его чудесного появления на свет до усмирения его Буддой и заключения под гору Усинь-шань.Уже с самого начала увлекают необыкновенные приключения и подвиги героя романа. Волшебная обезьяна, появившись на свет, начинает проявлять бурную деятельность. Преодолевая множество преград, она находит для сородичей прекрасное жилье - «Пещеру водного занавеса», за что обезьяны провозглашают ее своим царем. Стремясь избавиться от естественных законов, которым подчинены простые смертные, волшебная обезьяна отправляется искать учителя, способного открыть ей путь к бессмертию, и находит его. Она постигает вечные истины и становится бессмертной; научается принимать семьдесят два различных вида: превращается в дерево, птицу, рыбу, кумирню, различных духов и тем самым получает возможность вводить в заблуждение своих противников. Наконец она получает монашеское имя Сунь У-кун. Постигнув способ семидесяти двух превращений, Сунь У-кун из озорства превращается в сосну, чем вызывает гнев своего учителя, и тот прогоняет его.Далее рассказывается о том, как Сунь У-кун применяет свою чудодейственную силу. Он добывает у Царя драконов волшебное оружие: огромный железный брус, весом в 13 500 цзиней, которым когда-то был утрамбован Млечный Путь. Впоследствии он использует этот посох в борьбе с врагами. Брус этот, имеющий название «Посох исполнения желаний, с золотыми обручами», обладает способностью увеличиваться и уменьшаться по желанию своего хозяина.Затем Сунь У-кун по недоразумению попадает в подземное царство, учиняет там скандал, так как считает, что, постигнув вечную истину, он уже не подвластен законам жизни и смерти. В ярости он вычеркивает из «Списка сроков жизни» всех обезьян и освобождает своих сородичей от власти смерти.Жалобы Царя драконов и судей преисподней на то, что Сунь У-кун нарушил установленные небом порядки, вызывают вмешательство самого Нефритового императора (так называли небесного владыку— верховное даосское божество), который по совету Духа Вечерней звезды сначала пытается усмирить Сунь У-куна, поселив его в небесных чертогах и назначив на должность конюшего. Неискушенный в званиях и должностях, Сунь У-кун сначала соглашается на это назначение, но потом, узнав, что предоставленная ему должность настолько незначительна, что даже не значится в табели о рангах небесных чинов, в гневе самовольно покидает небесные чертоги и спускается в свое царство, на Гору цветов и плодов.Небесный император, обеспокоенный поведением Сунь У-куна, по совету своих сановников, снова призывает его на небо, соглашается пожаловать ему звание «Великого Мудреца, равного небу» и назначает его хранителем сада, где растут персиковые деревья, приносящие плоды бессмертия.Но и здесь Сунь У-кун остается недолго. Прежде всего он тайком поедает почти все священные плоды, а узнав случайно о том, что в списках приглашенных на пир у небесной царицы нет его имени, незамеченным проникает на место пиршества, выпивает там вино и поедает яства. В довершение ко всему, опьянев, он случайно попадает на небо Тушита — местопребывание Тай-шан Лао-цзюня и проглатывает там приготовленный для пира эликсир бессмертия. Поняв, что его проступки не останутся безнаказанными, он поспешно покидает небо и возвращается домой.Проделки Сунь У-куна встревожили обитателей неба, и Нефритовый император созывает все небесное воинство для усмирения Сунь У-куна.Однако даже среди самых сильных военачальников, таких как Князь неба Вайсравана и его сын князь Ночжа, не нашлось никого, кто мог бы одолеть Сунь У-куна. Только с помощью одного из могущественных властителей преисподней племянника самого Нефритового императора Эрлана и волшебства Лао-цзюня в конце концов удалось поймать Сунь У-куна. Чтобы покончить с этим смутьяном, Лао-цзюнь предложил поместить его в одну из своих волшебных печей, в которых он приготовляет эликсир бессмертия. Но даже волшебный огонь не смог причинить вреда познавшему вечную истину Сунь У-куну. После четырех дней пребывания в печи он вышел оттуда невредимым. Только вмешательство самого Будды прекратило бесчинства Сунь У-куна; Будда заточил его на пятьсот лет под гору Усиньшань.Переломным моментом в истории Сунь У-куна явилось посвящение его бодисатвой Гуаньинь в монашество. Сунь У-кун, дав обет свято соблюдать законы буддийского учения и быть верным учеником Танского монаха, освободился из заточения, в котором находился в течение пятисот лет, и отправился вместе с Танским монахом на Запад. В пути он должен был охранять своего учителя и тем самым искупить свои грехи. Сунь У-кун выполнил свой обет честно: он беззаветно боролся со встречающимися им чудовищами и злыми духами, много раз спасал жизнь Танскому монаху и помог ему выполнить его миссию.2.2.3. Система персонажей романаНа протяжении всего романа читатель может видеть, с какой любовью в симпатией автор рисует образ своего героя Сунь У-куна, наделяя его лучшими качествами: отвагой, бесстрашием, острым умом, гуманностью. Сунь У-кун в любой момент готов вступить в борьбу с насилием и несправедливостью.К тому же Сунь У-кун, постигший вечную истину, наделен сверхъестественной силой: он обладает волшебным оружием, знает способ семидесяти двух превращений. Гордый и вспыльчивый, Сунь У-кун не раз возмущается поступками Танского монаха и делает попытки оставить его, но бодисатва Гуаньинь для обуздания строптивого характера Сунь У-куна передает Танскому монаху волшебный обруч. Красота этого обруча прельщает Сунь У-куна, и он сам попадает в ловушку, надевая обруч себе на голову. Снять его он уже не в силах, и ему приходится покоряться Танскому монаху, так как при малейшем неповиновении монах начинает читать заклинание, и обруч тотчас же сжимается, причиняя Сунь У-куну невыносимую боль.Другим, заслуживающим внимание, героем романа является Чжу Бацзе. Как и Сунь У-кун, хотя и в меньшей степени, Чжу Бацзе наделен чудесными способностями. Когда-то он был небесным полководцем, но за пристрастие к вину, несвойственные небожителям земные страсти и учиненное буйство был изгнан с неба. Бесхитростный, неуклюжий, грубоватый, любитель вкусно поесть и сладко поспать, он с трудом преодолевает пристрастие к земным радостям. Однако благодаря именно этим человеческим слабостям все действия и рассуждения Чжу Бацзе становятся близкими и понятными читателю. За простоту и бесхитростность Чжу Бацзе прозвали «Дурнем». Из-за своих слабостей Чжу Бацзе постоянно попадает в трудные и нелепые положения, вызывает насмешки Сунь У-куна. И все же, несмотря на свои недостатки, Чжу Бацзе завоевывает симпатию читателя. Читатель видит перед собой не духа, а живого человека со всеми его земными страстями и недостатками, понятными ему привычками и наклонностями. Однако следует сказать, что Чжу Бацзе свойственны не только недостатки. Автор наделяет его также и положительными качествами. Это существо в высшей степени жизнерадостное, незлобивое. Он не боится труда, храбр и вынослив. Несмотря на то что он иногда сомневается в правильности избранного им пути, он верен обету, данному бодисатве Гуаньинь, и добросовестно выполняет свой долг. Он приходит на помощь Сунь У-куну, когда тот попадает в беду, хотя и не упускает случая выместить на нем обиду за его издевки.Китайские литературоведы не без основания считают, что в образе Чжу Ба-цзе автор правдиво отобразил характерные черты китайского крестьянина. Об этом свидетельствует и тот факт, что вначале Чжу Бацзе выступает зятем старшины Гао, в деревне Гаолаочжуан, в семью которого он был принят как хороший работник. Чжу Бацзе, скрепя сердце, расстается с деревней, но не теряет надежды снова вернуться туда. Наконец об этом же говорят грабли, которые служат Чжу Бацзе и как сельскохозяйственное орудие и как грозное оружие в сражении.В течение многих веков в Китае одновременно господствовали три религии: конфуцианство, буддизм и даосизм. Представители этих религиозных направлений мирно уживались друг с другом, хотя временами между ними и возникало довольно острое соперничество за власть и влияние при императорском дворе. Такое длительное сосуществование привело к тому, что народ с трудом отличал одну религию от другой. Когда возникала необходимость обратиться за помощью к какому-нибудь высшему божеству, то обращались к тому из них, которое по народному представлению могло быть полезным для данного случая, независимо оттого, к пантеону какой из этих трех религий оно относилось.Персонажи романа в основном являются последователями двух из перечисленных выше религий: буддизма и даосизма. Конфуцианство упоминается лишь вскользь.Являлся ли автор последователем буддизма, неизвестно, однако несомненно, что персонажи его романа - почитатели буддизма - пользуются у него большей симпатией, нежели представители даосизма. Буддисты — это серьезные и положительные герои. Даосы же показаны недалекими, лживыми, способными обманом завоевать власть и притеснять народ. В состязаниях и схватках почитателей буддизма с даосами верх почти всегда берут буддисты.Тем не менее по ходу романа буддисты и даосы часто помогают друг другу. Так, Нефритовый император просит у Будды помощи для усмирения взбунтовавшегося Царя обезьян; охрану Танского монаха в его поездке на Запад несут как буддийские, так и даосские духи; Танский монах водит дружбу с даосскими праведниками, Сунь У-кун обращается за помощью к даосским небожителям.2.2.4. Историческое и фантастическое в романеЗаимствуя лучшие традиции старого, У Чэн-энь создал новый вид китайской национальной художественной литературы - фантастический роман, в котором он в аллегорической форме выступил с резким осуждением существовавших в его время общественных порядков.Среди китайских критиков существуют две точки зрения [3, c. 361].Одни считают, что хотя в романе «Путешествие на Запад» и нет прямых указаний на крестьянские восстания, там в образе злых духов, с которыми Сунь У-кун ведет неутомимую борьбу на протяжении всего романа, ярко и правдиво показаны чиновники того времени и раскрыта сущность господствующего класса.Другие же считают, что усматривать в борьбе Сунь У-куна элементы отражения крестьянских войн, значит упрощенно подходить к исследованию романа.Представляется несомненным тот факт, что У Чэн-энь как великий писатель и художник не мог не раскрыть, хотя бы в иносказательной форме, картину общественной жизни своей эпохи. В этом именно и заключается большое социальное значение его романа. Но в силу своей исторической ограниченности и классового происхождения автор, естественно, не сумел определить конечную цель борьбы народа против угнетателей. Поэтому устами своих героев он высказал лишь пожелание, чтобы правители были более мудрыми и справедливыми, а отнюдь не ставил вопроса о том, чтобы избавиться от них совсем, несмотря на все их пороки, тупость и жестокость.Как известно, глубокое и правильное отображение жизни общества соответствующей эпохи является основным критерием оценки художественного произведения. Поэтому чем правильнее и богаче художник отображает в своем произведении жизнь современного ему общества, тем большую социальную значимость приобретает его произведение, тем выше становится художественная ценность его творческого труда.Несмотря на кажущуюся фантастичность героев и нереальность обстановки в романе, произведение это понятно и близко китайскому народу.Необходимо отметить, что сама фантастика в романе У Чэн-эня постоянно переплетается с действительностью. Исторические личности наделяются сверхъестественными фантастическими качествами. Танского императора Тай-цзуна фантазия автора направляет в потусторонний мир на загробное судилище.Он присутствует при разбирательстве возбужденного против него казненным драконом дела. Попав в мир тьмы, император встречает души умерших родственников, а также души людей, погибших по его вине. Чтобы избавиться от их назойливых требований, императору приходится откупаться. И, наконец, очевидно в назидание Тай-цзуну, прежде чем отпустить его в царство света, его проводят через восемнадцать отделений ада, в которых пребывают души различных грешников, подвергающихся всевозможным видам кары, в зависимости от совершенных ими при жизни преступлений.Очень интересно то обстоятельство, что духи наделены автором не только сверхъестественными качествами. Они живут в обычных жилищах, как и человек, нуждаются в одежде и пище, женятся и рожают детей, ездят в гости, на охоту — в общем делают все то, что свойственно простым смертным. Доспехи и оружие духов-воинов такое, какое было в XVI веке. Описание боев представляет несомненный интерес для тех, кто изучает историю военного дела, тем более что устами духов — героев романа автор часто рассказывает о тех или иных законах ведения боя, упоминаемых в древних военных трактатах [3, c. 371].Наделяя духов человеческими свойствами, У Чэн-энь, естественно, приписывает им качества, присущие представителям общества его времени. Следовательно, герои его романа выступают как представители того или иного класса или сословия.Описывает ли автор небо, землю или подземное царство, читатель всюду может заметить одни и те же формы общественной организации: правитель, сановники, чиновники, хозяева — владетели гор, рек, монастырей, слуги, простой народ. И взаимоотношения между представителями перечисленных сословий в указанных трех мирах — на небе, на земле и в подземном царстве — такие, какими они были на земле. Благодаря этому роман понятен широкому китайскому читателю.Такая фантастика, которая заставляет читателя видеть перед собой живые существа, переживать вместе с героями романа их неудачи и радоваться их успехам, и дает основание китайским литературоведам, несмотря на кажущееся несоответствие, рассматривать роман «Путешествие на Запад» как реалистическое художественное произведение, как отображение современного автору феодального общества [3, c. 374].Перед читателем развертываются картины жизни и быта знати и господствующего класса феодального Китая: описание дворцов, официальных приемов, пиров, боев; описание внутреннего убранства помещений, парадной одежды, боевых доспехов. В романе много ценного материала, касающегося архитектуры и устройства буддийских и даосских храмов и монастырей, распорядка жизни в этих монастырях, описание религиозных споров и распрей, происходивших между представителями различных вероисповеданий, и изложение сущности религий, описание храмовых богослужений, одеяний духовенства и много других любопытных вещей.Интересны подробности, касающиеся процедуры оформления охранных грамот, получения Танским монахом транзитных виз.Во многих местах автор описывает жизнь охотников, земледельцев, ремесленников, помещиков, их дома, усадьбы, одежду.

Список литературы

1.Абрамов С.Р. Герменевтика, интерпретация, текст. /С. Р. Абрамов // Лингвистика текста и лингвостилистика. - СПб.: Стройлеспечать, 1996. - С. 114-119.
2.Авдиев В. И. История древнего Востока. / В. И. Авдиев. - М.: АСТ, 2004 - 335с.
3.Алексеев В.М. Китайская литература / В. М. Алексеев. - М.: Юнити, 2003 - 422с.
4.Алпатов М.В. Синтез искусств в эпоху барокко / М. В. Алпатов // Этюды по истории западно-европейского искусства. - М.: Искусство, 1963. С. 157-162.
5.Бабенко Л.Г., Васильев И.Е., Казарин Ю.В. Лингвистический анализ художественного текста. / Л. Г. Бабенко, И. Е. Васильев, Ю. В. Казарин. - Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 2000. - 534 с.
6.Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. / М. М. Бахтин. - М., 1975. - 504 c.
7.Бахтин М.М. Проблема текста. Опыт философского анализа. Вопросы литературы. / м. М. Бахтин. - 1976. - С. 123-126.
8.Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. / м. М. Бахтин. - М.: Художественная литература, 1990. - 543 с.
9.Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. / М. М. Бахтин. - М.: Искусство, 1979. - 424 с.
10.Бахтин, М. М. Эпос и роман / М. М. Бахтин. - СПб. : Азбука, 2000. - 304 с.
11.Берковский, Н. Я. Лекции и статьи по зарубежной литературе / Н. Я. Берковский. - СПб.: Азбука-классика, 2002. - 480 с.
12.Бернова, Ю.Е. Трансформация жанра плутовского романа (опыт компаративного анализа) : автореф. . дис. канд. филолог, наук / Ю.Е. Бернова. - М : МПГУ, 1995. - 17 с.
13.Бёнчич Ж. Поэтическая функция языка и игра / Роман Якобсон. Тексты, документы, исследования / Отв. ред. X. Баран, С.И. Гиндин. М.: Российск. гос. гумманит. ун-т, 1999. - С. 626-637.
14.Виноградова Н.А., Николаева Н.С. Искусство стран Дальнего Востока. / Н. а. Виноградова, Н. С. Николаева. - М.: Искусство, 2002 - 550с.
15.Голуб И.Б. Стилистика русского языка. / И. Б. голуб. - М.: Рольф, 2001. - 448 с.
16.Гончарова Е.А. К вопросу изучения категории «автор» через проблемы интертекстуальности / Е. А. Гончарова// Интертекстуальные связи в художественном тексте. - СПб.: Образование, 1993. С. 20-28.
17.Жинкин Н.И. Язык речь - творчество (исследования по семиотике, психолингвистике, поэтике). / Н. И. Жинкин. - М.: Лабиринт, 1998. — 368 с.
18.Жолковский А.К., Мельчук И.А. О семантическом синтезе / А. К. Жолковский, И. А. Мельчук // Проблемы кибернетики. М., 1967. - Вып. 19. - С. 177-237.
19.История зарубежной литературы XVII века / Под ред. З.И. Плав-скина. - М.: Высшая школа, 1987. - 248 с.
20.Исследования по теории текста. / Под ред. H.A. Безменова, О.И. Москальской. - М.: АН СССР, 1979.-232 с.
21.Каган М.С. От Возрождения к Просвещению; проблема барокко. В кн.: Эстетика как философская наука. / М. С. Каган. - СПб: Петрополис, 1997. - С. 479-485.
22.Казарин Ю.В. Поэтический текст как уникальная функционально-эстетическая система. / Ю. В. Казарин. - Автореф. дисс. д. ф. н.:10.02.01. - Екатеринбург, 2001.-36 с.
23.Китай. История, экономика, культура, героическая борьба за национальную независимость. /Под ред. В. М. Алексеева. М.: Книга, 2001 - 416с.
24.Китайская литература. Хрестоматия. Т. I. Разделы "Древность", "Средневековье". - М.: Астрель, 2004 - 420с.
25.Климкова Л.А. Ассоциативное значение слов в художественном тексте / Л. А. Климкова // Филологическое науки. 1991. - № 1. - С. 45-54.
26.Кожинов, В. В Происхождение романа / В. В. Кожинов. М. : Наука, 1963.-478 с.
27.Кравченко A.B. Знак, значение, знание. Очерк когнитивной философии языка. / а. В. Кравченко. - Иркутск : Изд-ние ОГУП«Иркутская областная типография № 1», 2001.-261 с.
28.Мелетинский Е. М. Введение в историческую поэтику эпоса и романа./ Е. М. Метеленский - М., 1986. – 320 с.
29.Мелетинский Е.М. Средневековый роман: происхождение и классическая форма. / Е. М. Мелетинский. -М.: Наука, 1983. - 304 с.
30.Литературный энциклопедический словарь / под ред. В. М. Кожевникова, П. А. Николаева. М. : Сов. энциклопедия, 1987. - 751 с.
31.Пинский Л.E. Гусман де Альфараче и испанский плутовской роман / Л. Е. Пинский // Матео Алеман. Гусман де Альфараче. М.: Госиздат, 1963. - 1 том. - С. 551.
32.Пинский Л.Е. Испанский плутовской роман и барокко. / Л. Е. Пинский // Вопросы литературы.-1962.-№ 7.-С. 130-153.
33.Пискунова С. И. «Хромой бес» Луиса Велеса де Гевара./ С. Пискунова // Плутовской роман. - М.: Правда, 1989. - С. 649-652.
34.Пискунова С.И. «Дон Кихот» Сервантеса и жанры испанской прозы XVI-XVII веков. / С. И. Пискунова. - М.: Изд-во Московского ун-та, 1998. - 315 с.
35.Плавскин З.И. Испанская литература XVII середины XIX веков. / З. И. Плавскин. - -М.: Высшая школа, 1978. - С. 7-10.
36.Плутовской роман / под ред. С. Шмидт. М.: Худ. лит-ра, 1995. - 559 с.
37.Поспелов Г.Н. Теория литературы. / Г. Н. Поспелов. - М.: Высшая школа, 1978. - 351 с.
38.Поцепня Д.М. Образ мира в слове писателя. / Д. М. Поцепня. - СПб: СПб Ун-т, 1997. -264 с.
39.Пропп В.Я. Морфология сказки. / В. Я. Пропп. - М.: Наука, 1999. - 166 с.
40.Пропп В.Я. Структурное и историческое изучение волшебной сказки (ответ К.ЛевиСтроссу) / Сост. Ю.С. Степанов. - М.: Академич. Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2001. -С. 453-472.
41.Ренессанс. Барокко. Классицизм / Отв. ред. Б.Р. Виппер, Т.Н. Ливанова. -М.: Наука, 1996. - 232 с.
42.Самарин P.M. Проблема реализма в западно-европейских литературах XVII века. / Р. М. Самарин // XVII век в мировом литературном развитии. - М.: Наука, 1969. -С. 61-83.
43.Соколянский, М. Г. Западно-европейский роман эпохи Просвещения : проблемы типологии / М. Г. Соколянский. Киев ; Одесса : Вищашк., 1983.- 139 с.
44.Тамарченко, Н. Д. Теория литературных родов и жанров. Эпика / Н. Д. Тамарченко. Тверь : Изд-во Твер. гос. ун-т, 2001. - 72 с.
45.Тамарченко Н.Д. Реалистический тип романа. / Н. Д. Тамарченко. - Кемерово: КемГУ, 1985.-91 с.
46.Тальверт Ю.К. Плутовской роман Матео Алемана «Гусман де Альфа-раче» и проблема формирования реалистического романа. / Ю. К. Тальверт. - Автореф. дис. канд. фил. наук: 10.01.05. - Л., 1981. - 16 с.
47.Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика. / Б. В. Томашевский. - М.: Аспект-Пресс, 1996.- 334 с.
48.Томашевский Н. Испанский плутовской роман / Плутовской роман. - М.: Худ. лит-ра, 1975. - С. 5-20.
49.Турбина O.A. Эстетический идеал барокко и его отражение в языке / О. А. Турбина // Статика и динамика единиц разных уровней романских языков. Красноярск, КГПУ, 1991. - С. 46-53.
50.Федоренко Н. Т. Китайская литература. Очерки по истории китайской литературы. / Н. Т. Федоренко. - М.: Книга, 2003 - 366с.
51.У Чэн-энь. Путешествие на запад. / У чен-энь. - М.: Астрель, 2002 - 700с.
52.Штейн А.Л. Литература испанского барокко. / А. Л. Штейн. - Л.: Наука, 1983. -178 с.
53.Эсалнек А .Я. Типология романа: исторический и историко-литературный аспект. / А. Я. Эсалнек. - М.: МГУ, 1991. - 159 с.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022