Вход

ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ РУДЕРАЛЬНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ПО ЭКОТОПАМ НА ТЕРРИТОРИИ СЕ-ЛА МРАКОВО КУГАРЧИНСКОГО РАЙОНА РБ

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 358695
Дата создания 10 апреля 2013
Страниц 64
Мы сможем обработать ваш заказ (!) 18 июля в 16:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
4 220руб.
КУПИТЬ

Описание

В работе приведена характеристика флоры и растительности пяти антропогенных экотопов в пределах села Мраково Кугарчинского района. ...

Содержание

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………...3
ГЛАВА 1. СПЕЦИФИКА ФЛОРЫ НАСЕЛЕННОГО ПУНКТА
И ЕЕ МЕСТО В СИСТЕМЕ ДРУГИХ ФЛОР……………………………5
1.1. Флора населенного пункта как объект исследова-ний………………5
1.2. Место и роль рудеральной растительности в современном
ландшаф-те………………………………………………………………...18
1.3. Экотопологическая структура флоры населенного пунк-та……….20
1.4. Сравнение городской и сельской рудеральной растительности…..27
ГЛАВА 2. ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ
РУДЕРАЛЬНОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ ПО ЭКОТОПАМ НА
ТЕРРИТОРИИ СЕЛА МРАКОВО…………………………………..…...29
2.1. Физико-географическая характеристика района исследования…..29
2.2. Материалы и методы исследова-ния………………………………...32
2.3. Анализ рудеральной флоры разных экотопов села Мраково……..33
2.3.1. Распределение видов рудеральной растительности
по экото-пам………………………………………………………………..33
2.3.2. Анализ систематического состава рудеральной флоры…………38
2.3.3. Анализ жизненных форм рудеральной фло-ры…………………...41
2.3.4. Анализ географической структуры рудеральной флоры………..43
2.3.5. Фитосоциологический анализ рудеральной флоры……………...44
2.3.6. Анализ структуры адвентивного компонента
рудеральной фло-ры………………………………………………………49
2.3.7. Ресурсное значение и рекомендации по оптимизации…………..51
рудеральной растительности населенного пункта
ЗАКЛЮЧЕ-НИЕ……………………………….…………………………..55
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………………….......56
ПРИЛОЖЕНИЕ 1…………………………………………………….…..62

Введение

В последние годы в науке о растительности произошла переориентация интересов исследователей с изучения первичной девственной растительности на анализ многообразных процессов, протекающих в растительности под влиянием человека. Это дало основание говорить о «динамическом буме» в фитоценологии (Миркин, 1985; Миркин, Наумова, 1998), что проявилось в резком возрастании работ по различным аспектам синантропизации растительности (Falinski, 1972; Горчаковский, 1979, 1984, 1999; Туганаев, Пузырев, 1988; Ильминских, 1988, 1994; Бурда, 1991; Березуцкий, 1999; Миркин, Нау-мова, 2002). В орбиту интересов ботаников были вовлечены практически все сообщества, формирующиеся под влиянием человека, в том числе и спонтанная (т.е. возникающая самопроизвольно) растительность населенных пунктов. Объектами иссле дований служат фрагменты естественной и полуестественной травяной растительности (нарушенные в разной степени луга, прибрежно-водные сообщества и др.), сегетальные сообщества огородов и наиболее распространенный вариант спонтанной растительности – рудеральные сообщества нарушенных местообитаний (Зукопп и др., 1981; Мазинг, 1984; Миркин, Сахапов, 1990; Сахапов и др., 1990; Ишбирдина, Ишбирдин, 1993; Рябова, 1996; Абрамова, 2002 и др.).
Мониторинг и контроль сегетальной растительности более важен для человека. Тем не менее, рудеральная растительность также является важным объектом исследования: постоянно увеличивается ее площадь, растет флористическое и синтаксономическое разнообразие. Под влиянием человека происходит разрушение естественных сообществ и формирование особых вторичных сообществ, состоящих из видов, адаптированных к воздействию человека. Они широко распространены в населенных пунктах, и их изучение представляет большой научный интерес. Рудеральная растительность в населенных пунктах очень разнообразна. Это разнообразие связано с наличием разных экотопов, формирующихся при разном режиме воздействия человека. Растительные сообщества на территории сел являются открытыми, т.е. доступными для внедрения в их состав новых видов. Поэтому именно здесь находят пристанища чуждые аборигенной флоре виды растений. Прогресси-рующая в последнее время антропогенная трансформация растительного покрова в совокупности с активным заносом новых видов растений может вызвать взрывообразное расселение доминантов-неофитов. На наших глазах происходит эволюция растительности, и формируются новые сообщества.
Быстрая изменяемость синантропной флоры во времени и ее чуткое реагирование на изменение режима влияния человека позволяет использо-вать данные о составе флоры населенных пунктов для мониторинга состояния окружающей среды поселка или города.
Цель и задачи исследования. Цель данной работы – дать характеристику флоры и растительности пяти антропогенных экотопов в пределах села Мраково Кугарчинского района. Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:
1. Выявить основные антропогенные экотопы на территории села.
2. Выполнить геоботанические описания растительных сообществ этих экотопов.
3. Проанализировать закономерности распределения видов по экотопам.
4. Проанализировать различные спектры флоры села и парциальных флор, т.е. закономерности их систематического, жизненных форм, географии видов, фитоценотического составов растительности разных экотопов.
5. Выявить в составе флоры изученных сообществ наличие полезных растений и разработать рекомендации по оптимизации рудеральной растительности населенного пункта.

Фрагмент работы для ознакомления

Экотоп
Всего по селу
Берег реки
спорт. площадка
Террит.
предпр.
скотный двор
улицы
Asteraceae
11 / 20,7
8 / 22,8
9 / 27,2
15 / 27,2
6 / 19,3
16 / 17,7
Poaceae
2 / 3,7
4 / 11,4
4 / 12,1
3 / 5,5

8 / 8,8
Fabaceae
4 / 7,5
3 / 8,6
2 / 6,06
6 / 10,9
1 / 3,2
7 / 7,7
Polygonaceae
1 / 1,8
2 / 5,7
2 / 6,06
4 / 7,3
3 / 9,6
6 / 6,6
Lamiaceae
4 / 7,5
1 / 2,85
1 / 3,03
3 / 5,5
2 / 6,5
5 / 5,5
Rosaceae
4 / 7.5
4 / 11,4
1 / 3,03
1 / 1,8
3 / 9,6
5 / 5,5
Plantaginaceae
4 / 7,5
2 / 5,7

1 / 1,8
1 / 3,2
4 / 4, 4
Brassicaceae
2 / 3,7
2 / 5,7
2 / 6,06
2 / 3,6
3 / 9,6
4 / 4,4
Cyperaceae
2 / 3,7
-
-
-
-
4 / 4,4
Apiaceae
-
-
-
3 / 5,5
2 / 6,5
3 / 3,3
Chenopodiaceae
2 / 3,7
1 / 2,8
1 / 3,03
3 /5,5
1 / 3,2
3 / 3,3
Caryophyllaceae
2 / 3,7
1 / 2,8
1 / 3,03
1 / 1,8

2 / 2,2
-Urticaceae
2 / 3,7
1 / 2,8
1 / 3,03
1 / 1,8
2 / 6,5
2 / 2,2
Geraniaceae
1 / 1,8
1 / 2,8
1 / 3,03
1 / 1,8
1 / 3,2
2 / 2,2
Malvaceae
1 / 1,8
1 / 2,8
1 / 3,03
2 / 3,6
1 / 3,2
2 / 2,2
Boraginaceae
1 / 1,8
2 / 5,7
1 / 3,03
2 / 3,6
-
2 / 2,2
Typhaceae
2 / 3,7
-
-
-
-
2 / 2,2
Convolvulaceae
1 / 1,8
1 / 2,8
1 / 3,03
1 / 1,8
1 / 3,2
1 / 1,1
Papaveraceae
1 / 1,8



1 / 3,2
1 / 1,1
Hypericaceae


1 / 3,03


1 / 1,1
Violaceae



1 / 1,8

1 / 1,1
Rubiaceae



1 / 1,8

1 / 1,1
Cannabaceae



1 / 1,8

1 / 1,1
Lythraceae
1 / 1,8
-
1 / 3,03
-
1 / 3,2
1 / 1,1
Scrophularaceae
2 / 3,7
-
1 / 3,03
1 / 1,8
-
1 / 1,1
Eguisetaceae
1 / 1,8
-
1 / 3,03
-
1 / 3,2
1 / 1,1
Amarantaceae
1 / 1,8
1 / 2,8
1 / 3,03
2 / 3,6
1 / 3,2
1 / 1,1
Alismataceae
1 / 1,8
-
-
-
-
1 / 1,1
Общее число
видов
53 / 100
35 / 100
33 / 100
55 / 100
31 / 100
90 / 100
Сравнение ведущих семейств в разных экотопах с. Мраково показывает доминирующую роль представителей семейства Asteraceae во всех парциальных флорах. По экотопам число видов этого семейства изменяется от 19,3 % на улицах до 27,2 % на скотном дворе, где растительность испытывает не только сильное вытаптывание. (см. табл. 4 и рис.1).
Из данных табл. 4 видно, что с увеличением антропогенной нагрузки, в частности вытаптывания и механических повреждений местообитаний рудеральной растительности и соответственно уменьшением влажности почвы, значительно представлено участие в формировании парциальных флор представителей семейств Plantaginaceae (7,5% на берегу реки против 1,8% на скотном дворе, 5,7% на спортивной площадке), и наблюдается увеличение числа видов семейства Fabaceae (8,6% на спортивной площадке против 10,9% на скотном дворе, 3,2% на улицах) Повышение ранга и увеличение процентного содержания видов семейств с большим числом однолетних видов объясняется устойчивостью однолетников к постоянным нарушениям растительного покрова, разновременностью прорастания семян и говорит о повышенных антропогенных нагрузках.
Из других закономерностей хочется отметить необычайно высокий по сравнению с флорой Башкортостана (6,25%) ранг семейства Rosaceae на берегу реки (7,5%), спортивной площадке (11,4%) и улицах (9,6%). Это связано с тем, что виды этого семейства являются одними из самых распространенных декоративных и пищевых культур и довольно интенсивно заносятся вдоль дорог и близ жилья. Но большинство видов семейства Rosaceae имеют довольно низкую жизненность и на участках с нарушенным растительным покровом отмечаются редко. На территории предприятия Rosaceae – 3,03%, на скотном дворе – 1,8%.
Особо стоит отметить соотношение числа видов в парциальной флоре скотного двора. Здесь отмечается высокий процент видов семейства Fabaceae – 10,9% и семейство становится третьим после Asteraceae и Poaceae, что отличает ее от других биотопов села (для сравнения 8,6% на спортивной площадке, 7,5% на берегу реки, 6,06% на территории предприятия, 3,2% на улицах). Это объясняется тем, что растения этого семейства предпочитают почвы богатые соединениями азота, т.е являются нитрофильными растениями и сами, в свою очередь, обогащают почву, благодаря клубеньковым бактериям на корнях, азотсодержащими соединениями.
2.3.3. Анализ жизненных форм рудеральной флоры
Спектры жизненных форм села Мраково отражают разнообразие экологических условий, в которых сформировалась флора данного населенного пункта, и преобладающие типы сообществ. За основу классификации жизненных форм флоры населенного пункта мы взяли классификацию К. Раункиера. В лесах умеренной зоны, к которой относится Башкортостан, несмотря на то, что фанерофиты доминируют, во флоре преобладают гемикриптофиты. В степях и на лугах фанерофитов мало и преобладание гемикриптофитов более полное. В условиях Башкортостана при усилении человека происходит возрастание доли терофитов (Миркин, 2004).
Из приведенной таблицы 5, очевидно, что флора села Мраково по составу жизненных форм является лесостепной, так как ведущей жизненной формой являются гемикриптофиты (61,1 %). Для флоры села характерно высокое участие терофитов (16,6 %), что свидетельствует о нарушенности растительности и является показателем синантропизации флоры. Доля других жизненных форм незначительна.
Воздействие антропогенного фактора изменяет соотношение многолетников (гемитерофиты) и однолетников (терофиты) в парциальных флорах разных экотопов. При усилении антропогенного фактора в травяном покрове снижается роль гемикриптофитов и возрастает роль однолетников-терофитов, которые наиболее адаптированы к условиям частого нарушения.
Как видно из табл. 5, многолетники составляют основу травостоя всех изученных экотопов с. Мраково, что говорит о преобладании местных видов естественных сообществ. Но под воздействием вытаптывания происходит постепенное снижение числа этих видов, их фитоценотическая роль снижается от берега реки (соотношение гемикриптофитов и терофитов 67,4 % и 13,9 % соответственно), где влияние человека на растительность ослаблено, до минимума на улицах, где влияние фактора вытаптывания велико и составляет 50 % и 40 % соответственно. Количество однолетников по разным экотопам таково: на берегу реки – 13,9 %, спортивной площадке –17,1 %, на территории предприятия – 25,9 %, скотном дворе – 27,7 %, улицах – 40,0 %. Что можно объяснить тем, что многие виды гемикриптофиты при чрезмерном вытаптывании выпадают из травостоя. Это способствует поселению и разрастанию видов терофитов, чаще полусорные и сорные, имеющие более широкую экологическую амплитуду и выносящие вытаптывание.
Таблица 5
Спектр жизненных форм флоры сообществ разных экотопов
села Мраково
(числитель – абсолютное число видов, знаменатель – %)
Жизненная форма
Экотоп
Всего по селу
пустыри
спорт. площадка
машинный двор
скотный двор
улицы
Гемикриптофиты
29 / 67,4
22 / 62,8
17 / 54,8
35 / 64,8
15 / 50,0
55 / 61,1
Терофиты
6 / 13,9
6 / 17,1
8 / 25,8
15 / 27,7
12 / 40,0
15 / 16,6
Терофиты,
гемикриптофиты
4 / 9,3
5 / 14,3
4 / 12,9
2 / 3,7
3 / 10,0
13 / 14,4
Криптофиты
3 / 6,9
2 / 5,7
2 / 6,45
1 / 1,8

6 / 6,6
Хамефиты
1 / 2,3




1 / 1,1
Терофиты, гемитерофиты



1 / 1,8

1 / 1,1
Общее число
видов
43 / 100
35 / 100
31 / 100
54 / 100
30 / 100
90 / 100
2.3.4. Анализ географической структуры рудеральной флоры
Характеристика типов ареалов и географических элементов может дать дополнительную информацию о географическом положении, экологии и истории флоры. Для анализа распространения видов флоры села Мраково я использовала систему географических элементов и типов ареалов приведенную в учебном пособии «Флора Башкортостана» (Миркин и др., 2004). Распределение видов к широтному и долготному градиентам приведены в таблицах 6 и 7.
Географический анализ рудеральной флоры показал, что во всех исследованных парциальных флорах по числу видов преобладают группы видов широкого ареала – плюризональных (61,1 %), евразиатских (57,7 %), голарктических (35,5 %) и евросибирских (5,5 %), которых много на лугах и в рудеральных сообществах, составляющие основу сельских флор. Распространение космополитов не зависит от природной зоны, а в первую очередь – от антропогенного воздействия и нарушенности территории, которое проявляется в увеличении доли луговых и рудеральных видов, имеющих обширные ареалы.
Заметный удельный вес в географическом составе имеют лесостепные (23,3 % ) и неморальные (8,8 %) виды, подчеркивающих своеобразие флоры села Мраково, расположенного в горно-лесостепной зоне Башкортостана.
Виды степной широтной группы и европейской долготной группы в изученных рудеральных сообществах немногочисленны и составляют соответственно 5,5 % и 1,1 %.
Географический анализ распределения видов по разным экотопам не выявил существенных различий и повторяет общую картину распределения по селу.
Таблица 6
Структура флоры села Мраково по составу широтных групп видов
Таблица 7
Структура флоры села Мраково по составу долготных групп видов
Группа видов
Количество видов
Процентный состав
Голарктическая
32
35,5
Евразиатская
52
57,7
Евросибирская
5
5,5
Европейская
1
1,1
Общее число видов
90
100%
2.3.5. Фитосоциологический анализ рудеральной флоры
Фитосоциологический анализ позволяет оценить современную экологическую структуру флоры и степень ее адвентизации. При построении фитосоциологического спектра вполне достаточен уровень класса системы Браун-Бланке, выделив 11 ведущих классов, которые и сформируют ценотическое ядро флоры (Миркин, Наумова, 1998). Фитосоциологический анализ является самым информативным вариантом экологической интерпретации состава флоры.
В таблице 8 показан фитосоциологический спектр рудеральной флоры села Мраково. Из таблицы очевидно, что в рудеральной флоре данного населенного пункта большую роль играют виды синантропных классов: рудеральные сообщества высокорослых многолетних видов – Artemisietea vulgaris (16 видов или 17,7 %), молодых залежей, представляющих начальные стадии восстановительных сукцессий после нарушений – Chenopodietea (14 видов – 15,5 %), специфических для населенных пунктов низкорослых, устойчивых к вытаптыванию и выпасу мезофитов на спортивных площадках, во дворах, вдоль дорог – Plantaginetea majoris (13 видов – 14,4 %), естественных и антропогенных нитрофильных сообществ затененных мест – Galio–Urticetea (6 видов – 6,6 %), рудеральных, не подверженных частым нарушениям местообитаний, представляющих продвинутую стадию восстановительных сукцессий – Agropyretea repentis (3 вида – 3,3 %), однолетники, сорняки сельскохозяйственных полей, связанные преимущественно с огородами – Secalietea (2 вида – 2,2 %), синантропных сообществ с преобладанием однолетних видов нарушаемых переувлажненных местообитаний – Bidentetea tripartiti (2 вида – 2,2 %), составляющие в настоящее время в совокупности 56 вида или 61,9 %.
В составе рудеральной растительности села Мраково значительную роль играют выходцы из естественной растительности, в частности, луговые класса Molinio–Arrhenatheretea – 24 вида или 26,6%, сообщества гелофитов – прикрепленных к дну возвышенных над водой растений – Phragmiti - Magnicaricetea 12 видов или 13,3%. Доля других классов естественной растительности не велика –Festuco-Brometea (степные травяные сообщества) – 3 вида или 3,3%, Trifolio–Geranietea sanguinei (луговые сообщества лесных опушек и редколесий) –1 вид или 1,1%, Asteretea tripolium (луговые сообщества на засоленных почвах) – 1 вид или 1,1%. Доля естественных сообществ на рудеральных местообитаниях составляет 41 вид или 45,4%.
Под влиянием антропогенного фактора происходит изменение фитосоциологической структуры парциальных флор разных экотопов и формируемых его сообществ. При этом изменяется соотношение синантропной и естественной растительности. Как видно из таблицы 9 представленность синантропной растительности возрастает от берега реки (60,1%) к улицам (66,4%), спортивной площадке (72,5%) и далее к территории предприятия (72,9%) и скотному двору (86,1%). Очевидно при усилении антропогенного фактора, в частности частоты и периодичности вытаптывания, загрязнения почв экотопа, наблюдается резкая трансформация фитосоциологической структуры парциальных флор разных экотопов, возрастает доля синантропных сообществ и уменьшается доля естественных сообществ. Сравнительно низкое участие синантропных видов на спортивной площадке можно объяснить произрастанием здесь достаточно устойчивых к вытаптыванию видов местной флоры.
Таблица 8
Фитосоциологический спектр состава флоры сообществ
разных экотопов села Мраково
(числитель – абсолютное число видов, знаменатель - %)
Класс
Экотоп
Всего по селу
Берег реки
Спорт.
площадка
Террит.
предпр.
Скотный
двор
Улицы
Molinio-Arrhenatheretea
7 / 13,2
8 / 20
2 / 4,8
10 / 14,2
1 / 1,8
24 / 26,6
Aremisietea
vulgaris
12 / 22,6
7 / 17,5
10 / 24,3
18 / 25,7
8 / 14,8
16 / 17,7
Chenopodietea
6 / 11,3
7 / 17,5
8 / 19,5
12 / 29,2
10 / 18,5
14 / 15,5
Plantaginetea
majoris
5 / 9,4
9 / 22,5
7 / 17
10 / 14,2
8 / 14,8
13 / 14,4
Phragmiti-
Magnicaricetea
12 / 22,6
3 / 7,5
4 / 9,7
6 / 8,5
7 / 12,9
12 / 13,3
Galio-Urticetea
3 / 5,6
1 / 2,5
4 / 9,7
5 / 7,1
5 / 9,2
6 / 6,6
Agropyretea
repentis
4 / 7,5
4 / 10
-
4 / 5,7
1 / 1,8
3 / 3,3
Festuco-
Brometea
1 / 1,8
-
1 / 2,4
1 / 1,4
-
3 / 3,3
Secalietea
2 / 3,7
1 / 2,5
-
-
1 / 1,8
2 / 2,2
Bidentetea
tripartiti
-
-
1 / 2,4
3 / 4,2
3 / 5,5
2 / 2,2
Trifolio-
Geranietea
1 / 1,8
-
1 / 2,4
-
-
1 / 1,1
Asteretea
tripolium
-
-
-
1 / 1,4
-
1 / 1,1
Общее число видов
53 / 100
40 / 100
41 / 100
70 / 100
54 / 100
90 / 100
При сравнении фитосоциологического спектра разных экотопов с. Мраково (см. табл. 8) очевидно, что они обладают сходным составом ведущих фитосоциологических классов, но имеют разное соотношение внутри экотопов. Так, в составе парциальных флор побережья реки м.Ик, где влияние человека в настоящее время ослаблено, преобладают виды класса Artemisietea vulgaris и Phragmiti – Magnicaricetea (по 22,6% соответсвенно). Значительное участие принимают виды классов Molinio–Arrhenatheretea (13,2 %). Низкая представленность видов классов Agropyretea repentis (7,5%), Galio–Urticetea (5,6 %), и Secalietea (3,7%).
Таблица 9
Долевое участие синантропных и естественных сообществ
в разных экотопах
Экотоп
Число видов синантропной флоры
Число видов естественной флоры
абс.
%
абс.
%
Берег реки
32
74,5
11
25,5
Спорт. площ.
26
74,3
9
25,7
Тер. предпр.
27
87,2
4
12,8
Скот. двор
43
79,7
11
20,3
Улицы
28
93,4
2
6,6
В целом по селу
64
71,2
26
28,8
В сложении травостоя спортивной площадки ведущими являются ценофлоры класса Plantaginetea majoris (22,5%). На втором месте устойчивые к вытаптыванию виды класса Molinio–Arrhenatheretea (20 %). Доля видов классов Chenopodietea (17,1 %), Artemisietea vulgaris (17,5 %) на третьем. Виды класса степей Festuco-Brometea при сильном вытаптывании выпадают из травостоя спортивной площадки.
Высокий уровень антропогенной нагрузки и загрязнение почвы территории нефтеперерабатывающей станции отражается в высокой представленности видов класса Artemisietea vulgaris (24,3 %) и Chenopodietea (19,5 %). Значительна доля видов класса Plantaginetea majoris (17 %). Уменьшается доля видов класса Molinio–Arrhenatheretea (4,8 %), по сравнению с другими экотопами. Выпадают виды класса Agropyretea repentis.
На высокое содержание азота в почве на скотном дворе указывает максимальное участие нитрофильных сообществ классов Chenopodietea (29,2%). Индифферентно распределены по этому фактору виды классов Artemisietea vulgaris (25,7 %), Molinio–Arrhenatheretea и Plantaginetea majoris (по 14,2 %). Доля видов классов Bidentetea tripartite и Festuco-Brometea незначительна и составляет соответственно 4,2 % и 1,4 %.
На улицах, местообитания которых испытывают постоянные нарушения, максимально участие однолетников, представляющие начальные стадии восстановительных сукцессий после нарушений, видов класса Chenopodietea (18,5 %), наиболее адаптированные к условиям частого нарушения. Значительное участие принимают рудеральные виды классов Artemisietea vulgaris и Plantaginetea majoris (по 14,8 %). На затененность мест произрастания (большинство описаний на улицах были сделаны вдоль заборов) указывает высокая представленность видов класса Galio–Urticetea (9,2 %). Крайне низко представлены виды сообществ последних стадий восстановительной сукцессии – Molinio–Arrhenatheretea, Agropyretea repentis и Secalietea (по 1,8 % соответственно).
Таким образом, фитосоциологический спектр парциальных флор разных экотопов изменяется в зависимости от характера и направленности антропогенного фактора. Высокий уровень синантропизации всех парциальных флор с. Мраково отражается в высокой представленности в них видов классов Artemisietea vulgaris, Chenopodietea и Plantaginetea majoris. Доля видов естественных сообществ Molinio–Arrhenatheretea максимальна, где влияние человека ослаблено или представлена хорошо адаптированными к вытаптыванию местных естественных видов (спортивная площадка, скотный двор) и минимальна, где повышается антропогенный фактор (машинный двор, улицы). Богатство почвы соединениями азота отражается высоким долевым участием видов нитрофильных сообществ классов Artemisietea vulgaris и Galio–Urticetea (скотный двор, улицы). Высокая доля сообществ ранних сукцессионных стадий классов Chenopodietea и Artemisietea vulgaris во всех парциальных флорах с. Мраково указывает на начальные стадии восстановительной сукцессии в экотопах, в следствие постоянного нарушения травяного покрова.
2.3.6. Анализ структуры адвентивного компонента
рудеральной флоры
Первым шагом на пути познания истории растений является разделение их на виды природной флоры (местные виды, аборигены) и на пришельцев, обязанных своим появлением в данном районе человеку. При рассматривании генезиса флоры важно установить время иммиграции того или иного вида. При анализе флоры мы ограничились выделением адвентивных видов с подразделением их на неофиты и археофиты, составив соответствующую таблицу (см. табл. 10), показывающую долевое участие этих групп в парциальных флорах разных экотопов села Мраково. Во флоре Башкортостана адвентивные виды составляют около 20%. Этот показатель отражает процесс обогащения флоры за счет заносных видов, являющейся существенным фактором антропогенной эволюции растительности.
Как видно из таблицы 10, во флоре села Мраково адвентивная и аборигенная фракции рудеральной растительности составляют 25,4 % и 75,5 % соответственно. Такая пропорция превышает соотношение, сложившееся во флоре Республики Башкортостан – 17 % и 83 % соответственно (Абрамова, Ануфриев, 2003). Но близкое, к выявленному в с. Мраково, соотношение отражает ситуацию сложившуюся в сельскохозяйственных и городских экосистемах мира, где это соотношение составляет уже, по данным Ландсдейла (Lonsdale, 1999) соответственно 30% и 70 % .
Долевое участие этих групп в парциальных флорах с. Мраково показывает (см. табл. 10), что число адвентивных видов изменяется в разных экотопах от 34,9 % до 53,3 %: во флоре берега реки их доля составляет 34,9 %, скотном дворе – 35,2 %, спортивной площадки – 37,2 %, территории предприятия – 48,4 % и улицах – 53,3 %.
Как видно из табл. 10, показатель участия адвентивных видов несколько выше в часто и сильно нарушаемых экотопах спортивной площадки и территории предприятия, и максимальна в парциальных флорах улиц, где их количество превысило число аборигенных видов – 53,3 % против 46,7 %. Количество адвентивных видов минимально в парциальных флорах берега реки – 4,9% против 65,1 %, что напрямую связано с характером и интенсивностью антропогенного воздействия на данные участки.
Из таблицы 10 очевидно, что основную роль в адвентивной растительности с. Мраково и парциальных флорах изученных экотопов играют археофиты, виды занесенные давно (до 16 века) и хорошо адаптированные к данным географическим условиям. Их доля в разных экотопах составляет от 20,4 % в парциальных флорах скотного двора до 33,3 % улиц. Преобладание заносных видов за счет археофитов можно объяснить тем, что археофиты попадали на территорию Башкортостана из Центральной Азии и Средиземноморья с торговыми караванами, и именно в южной части республики условия соответствовали их натурализации (Ямалов, Говоров, 2004).
Таблица 10
Спектр происхождения видов флоры сообществ разных экотопов
села Мраково
(числитель – абсолютное число видов, знаменатель – %)
Группа видов
Экотоп
Всего по селу
берег реки
спорт. площадка
террит.
предпр.
скотный двор
улицы
Аборигенные
28 / 65,1
22 / 62,8
16 / 51,6
35 / 64,8
14 / 46,7
68 / 75,5
Археофиты
9 / 20,9
8 / 22,9
8 / 25,8
11 / 20,4
10 / 33,3
15 / 16,6
Неофиты
6 / 14,0
5 / 14,3
7 / 22,6
8 / 14,8
6 / 20,0
8 / 8,8
Общее число
видов
43 / 100
35 / 100
31 / 100
54 / 100
30 / 100
90 /100
2.3.7. Ресурсное значение и рекомендации по оптимизации
рудеральной растительности населенного пункта

Список литературы

1. Абрамова Л.М. Адвентивные растения флоры Башкортостана // Итоги биол. иссл. за 2001г. Вып.7. – Уфа: Изд-во БГУ, 2002. – С. 170-172.
2. Абрамова Л.М. Некоторые методы и опыт изучения синантропизации флоры и растительности // Проблемы изучения адвентивной и синантропной флоры в регионах СНГ: Матер. науч. конф. //Под ред. В.С. Новикова, А.В. Щербакова. – М.: Тула, 2003. – С. 5-7.
3. Абрамова Л.М., Ануфриев О.Н. Инвазивные виды Республики Башкортостан //Природные ресурсы Башкортостана. Межвуз. сб. науч. статей к 30-летию ЕГФ. – Уфа: БГПУ, 2003. – С. 67-69.
4. Березуцкий М.А. Антропогенная трансформация флоры // Бот. Жур. –1999.–Т.84, №6. – С. 8-19.
5. Бочкин В.Д. Сравнительный анализ парциальных флор трех железных дорог г. Москвы // Актуальные проблемы сравнительного изучения флор: Материалы III рабочего совещания по сравнительной флористике. – СПб.: Наука, 1994. – С. 276-297.
6. Булохов А.Д. Синтаксономия как основа ботанико-географического анализа флоры и охраны растительности (на примере Южного Нечерноземья): Автореф. дисс. …докт. биол. наук.– М., 1992. – 32 с.
7. Бурда Р.И. Антропогенная трансформация флоры. – Киев: Наук. думка, 1991. – 168 с.
8. Бурда Р.И. Опыт изучения флор-изолятов при сравнении антропогенно трансформированных региональных флор // Актуальные проблемы сравнительного изучения флор: Матер. 3 рабочего совещания по сравнительной флористике. – Кунгур, 1988.–СПб.: Наука, 1994. – С. 252–261.
8. Вальтер Г. Общая геоботаника. Пер. с нем. – М.: Мир, 1982. – 261 с.
9. Говоров Е.В. К методике выявления синантропной флоры и растительности сельских населенных пунктов //Проблемы сохранения биоразнообразия на Южном Урале: Тез. докл. регион. науч.-практ. конф. – Уфа, 2004. – С. 40–41.
10. Горчаковский П.Л. Тенденция антропогенных изменений раститель-ного покрова Земли //Бот. журн. – 1979.– Т.64, № 12. – С. 1697-1714.
11. Горчаковский П.Л. Антропогенные изменения растительности: монито-ринг, оценка, прогнозирование //Экология. – 1984. – № 5. С. 3-16.
12. Горчаковский П.Л. Антропогенная трансформация и восстановление продуктивности луговых фитоценозов. – Екатеринбург, 1999. – 156 с.
13. Горышина Т.К. Экология растений. – М.: Высш. школа, 1979.–364 с. 22. 14. Зукопп Г., Эльверс Г., Маттес Г. Изучение экологии урбанизированных территорий (на примере Западного Берлина //Экология. – 1981.–№2.– С.15-20.
15. Ильминских Н.Г. Средопреобразующая деятельность человека и гетерогенность растительного покрова //Агрофитоценозы и экологические пути повышения их стабильности и продуктивности: Тезисы Всесоюз. совещ. – Ижевск, 1988. – С. 15-16.
16. Ильминских Н.Г. Экотопологическая структура городской флоры // Актуальные проблемы сравнительного изучения флор: Матер. 3 рабочего совещания по сравнительной флористике. – Кунгур, 1988.–СПб.: Наука, 1994. – С. 269–275.
17. Ильминских Н.Г., Шмидт В.М. Специфика городской флоры и ее место в системе других флор// Актуальные проблемы сравнительного изучения флор: Матер. 3 рабочего совещания по сравнительной флористике. – Кунгур, 1988.–СПб.: Наука, 1994. – С. 261–268.
18. Ишбирдина Л.М. Эколого-биологическая характеристика флоры и растительности города Уфы и их динамика за 60–80 лет: Автореф. дисс. …канд. биол. наук. – Днепропетровск, 1992. – 16 с.
19. Ишбирдина Л.М., Ишбирдин А.Р. Динамика флоры г.Уфы за 60-80 лет // Бот. жур.– 1993.–№3.– С. 1-10.
20. Ишбирдин А.Р., Миркин Б.М., Соломещ А.И., Сахапов М.Т. Синтаксономия, экология и динамика рудеральных сообществ Башкирии. – Уфа: БНЦ УрО АН СССР, 1988. – 161 с.
21. Красная книга Башкирской АССР. – Уфа: Башк. кн. изд-во, 1987. – 211 с.
22. Красная книга Республики Башкортостан. Т.1. Редкие и исчезающие виды высших сосудистых растений /Авторы_сост. Е.В. Кучеров, А.А. Мулдашев, А.Х. Галеева. – Уфа: Китап, 2001. – 280 с.
23. Клотц С., Ильминских Н.Г. Увеличивается ли сходство флор городов в ходе их исторического развития? //Агрофитоценозы и экологические пути повышения их стабильности и продуктивности: Тезисы Всесоюз. совещ. – Ижевск, 1988. – С. 134-136.
24. Кулагин Ю.З. К эколого-эволюционной оценке антропогенных факторов //Методологические основы теории преобразования биосферы: Тез. к Всесоюз. совещ.– Свердловск, 1975. – С. 151-152.
25. Кучеров Е.В., Лазарева Д.Н., Абдуллина Р.Н. и др. Дикорастущие лекарственные растения Башкирии. – Уфа: Башкирское кн. изд-во, 1975. – 319 с.
26. Кучеров Е.В., Лазарева Д.Н. Целебные растения и их применение. – Уфа, 1993. – 288 с.
27. Мазинг И.И. Проблемы экологии города. – //Города и экология.– Таллин, 1984. – С. 145-150.
28. Мильков Ф.Н. Рукотворные ландшафты: Рассказ об антропогенных ландшафтах. – М.: Мысль, 1978. – 86 с.
29. Миркин Б.М. Теоретические основы современной фитоценологии. – М.: Наука, 1985. – 136 с.
30. Миркин Б.М., Розенберг Г.С., Наумова Л.Г. Словарь понятий и терминов современной фитоценологии. – М.: Наука, 1989, – 223 с.
31. Миркин Б.М., Соломещ А.И. Синтаксономия синантропной растительности: современное состояние и тенденции развития //Журн. общей биологии.– 1989. – № 3. – С. 379-387.
32. Миркин Б.М., Сахапов М.Т. О некоторых вопросах изучения рудеральной растительности городов //Экология. – 1990. – № 5. – С.18-28.
33. Миркин Б.М., Наумова Л.Г. Наука о растительности (история и совре-менное состояние основных концепций). – Уфа: Гилем, 1998. – 413 с.
34. Миркин Б.М., Наумова Л.Г. Адвентизация растительности в призме идей современной биологии // Ж. общ. биол. – 2002 а. – Т. 63, № 6. – С. 500-508.
35. Миркин Б.М., Наумова Л.Г. Динамика растительности: эволюция // Биология в школе. – 2002 б. – №3. – С. 5-10.
36. Миркин Б.М., Наумова Л.Г., Мулдашев А.А., Ямалов С.М. Флора Башкортостана: Учеб. пособие. – Уфа: РИО БашГУ, 2004. – 148 с.
37. Муллагулов Р.Ю. Растительность горного массива Иремель. Синтаксономия и вопросы охраны: Автореф. дис. …канд. биол. наук. – Уфа, 1996. – 16 с.
38. Наумова Л.Г., Хусаинов А.Ф. Изучение флоры населенных пунктов как элемент экологического образования студентов биологических и географических специальностей педагогических институтов. – Уфа: БГПИ, 1997. – 65 с.
39. Определитель высших растений Башкирской АССР / Ю.Е. Алексеев, Е.Б. Алексеев, К.К. Габбасов и др. – М.: Наука, 1988. –316 с.
40. Определитель высших растений Башкирской АССР / Ю.Е. Алексеев, А.Х. Галеева, И.А. Губанов и др. – М.: Наука, 1989. –375 с.
41. Рябова Т.Г. Флора и растительность г. Бирска: Автореф. дис. …канд. биол. наук. – Уфа, 1996. – 16 с.
42. Рябова Т.Г., Ишбирдина Л.М. О некоторых синтаксономических закономерностях растительности городов Республики Башкортостан // Бюл. МОИП. Отд. биол.– 1996. Т.101. Вып.1. – С.70–75.
43. Серебряков И.Г. Экологическая морфология растений: Жизненные формы покрытосеменных и хвойных. – М.: Высш. школа, 1962. – 378 с.
44. Серебряков И.Г. Жизненные формы растений и их изучение // Полевая геоботаника. Т.3. – М.; Л.: Наука, 1964. – С. 146–208.
45. Толмачев А.И. О некоторых количественных соотношениях во флорах земного шара //Вестн. ЛГУ.– 1970. – № 15. – С. 62-74.
46. Толмачев А.И. Введение в географию растений. – Л.: ЛГУ, 1974. – 244 с. 47. Толмачев А.И. Методы сравнительной флористики и проблемы флорогенеза. – Новосибирск: Наука СО, 1986. – 196 с.
48. Туганаев В.В., Пузырев А.Н. Гемерофиты Вятско-Камского между-речья. – Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1998. – 124 с.
49. Уиттекер Р. Сообщества и экосистемы. М.: Прогресс, 1980. – 328 с.
50. Физико-географическое районирование Башкирской АССР. – Уфа: Уч. зап. БГУ, сер. геогр. №1, 1964. – 210 с.
51. Флора Липецкой области /Под ред. В.Н. Тихомирова. – М.: Аргус, 1996. – 374 с.
Очень похожие работы
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
bmt: 0.00529
© Рефератбанк, 2002 - 2024