Вход

Лейкина- Свирская В.Р. Русская интеллигенция в 1900-1917 годах(качественное исследование советского образа)

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Реферат*
Код 341677
Дата создания 07 июля 2013
Страниц 12
Мы сможем обработать ваш заказ 7 февраля в 16:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
610руб.
КУПИТЬ

Содержание

1.Методология качественного исследования
2. Понятие интеллигенции
3. Специфика русской интеллигенции
Литература

Введение

Лейкина- Свирская В.Р. Русская интеллигенция в 1900-1917 годах(качественное исследование советского образа)

Фрагмент работы для ознакомления

Автор неоднократно приводит мнение Г.В. Плеханова, согласно которому разночинцами становились все люди, деятельность которых не укладывалась в сословные рамки. С одной стороны, ими были формально вышедшие из своего сословия дети купцов и духовных лиц, а также дети мещан и крестьян, хотя и сохранившие свое сословное звание, но потерявшие связь с экономическими корнями, занятиями и бытом своего сословия.
С другой стороны, появился круг людей, которые не могли быть никем иным, как разночинцами. Это – дети чиновников и офицеров, выслуживших личное почетное гражданство или личное дворянство на низших ступенях «Табели о рангах» (обер-офицерские дети, а также дети личных почетных граждан). П.П. Черкасов и Д.В. Чернышевский отмечали, что разночинцы воплощали отрыв от почвы, были отщепенцами той народной (духовной, купеческой, крестьянской) Руси, из которой они вышли.
В.В. Воровский считал, что разночинец – это «продукт разложения, отброс разных социальных групп». Такого же мнения придерживалась и В.Р. Лейкина-Свирская, утверждая, что данный термин применялся к «безродным слоям населения».1
В подавляющем большинстве разночинцы были жителями городов. Так, в Москве, в 1840 г. их насчитывалось 27, 7 тыс., что составляло 8 % ее населения; в Санкт-Петербурге в 1869 г. – 17,5 тыс. (из них к лицам умственного труда можно было причислить только 601 человека или 3 %). В городском населении европейской России в 1858 г. они составляли 3,5 % (дворян и чиновников было 5,8 %); в общей численности населения России они составляли ничтожную долю – около 0,4 %.2
Таким образом, делает вывод автор, первоначально разночинцы представляли собой немногочисленный городской маргинальный слой; как известно, одним из признаков маргинальности является пограничное, переходное состояние субъекта, выпавшего из привычной социальной среды и еще не примкнувшего к новым общностям, а именно такими и были разночинцы.
Позднее понятие «разночинец» расширяется: в него стали включать, во-первых, дворянство, отказавшееся от привилегий своего сословия. А.И. Герцен и Н.П. Огарев под разночинцами подразумевали «то меньшинство дворянства, которое отказалось от своего сословия, или то разночинство, которое вовсе не пошло в чиновничество или находится в нем с отвращением». Во-вторых, так стали называть лиц, получивших чин или звание по праву образования.
Автор также рассуждает о том, что специфика становления субъекта действия в России заключалась в том, что политический опыт приобретался не в совместной партийной борьбе, поскольку партий не существовало, а в учебных заведениях разного уровня – гимназиях, семинариях, университетах. Как писал В.Ф. Асмус, «…чем менее охвачено было общество политической деятельностью, чем более ограничен был для него доступ к различным формам и проявлениям политической жизни, чем менее ясным было общественно-политическое сознание различных его групп, тем большее значение в политическом развитии страны принадлежало университетам как выразителям растущей политической самодеятельности».3
Другим действенным средством политизации масс стали газеты и литературные журналы. Цензор Ф.П. Еленев (Скалдин) характеризовал эпоху 1840-60-х гг. следующим образом: «…у нас, где на самом деле не существует никаких политических партий и не допускается никакая оппозиция правительству, на деле существовала оппозиция гораздо более обширная и деятельная, чем в каком бы то ни было конституционном государстве, оппозиция, захватывавшая в свои сети всю читающую Россию и доходившая в некоторых изданиях до отрицания государственной власти и частной собственности», и далее: «…в России взамен западно-европейских парламентских партий образовались партии «Современника», «Русского слова», «Слова», «Голоса», «Отечественных записок» Некрасова и т.д.».4
При этом, как отмечал на страницах народнической газеты «Неделя» ее ведущий публицист П.П. Червинский, большинство толстых журналов занято «сопоставлением наиболее темных и курьезных фактов из прошлого и настоящего… тут голое, сплошное отрицание превратилось в специальность, в ремесло».
Товарищ министра внутренних дел В.К. Плеве в записке министру Д.А. Толстому указывал, что «литературный кружок, руководящий журналами и газетами, состоит почти исключительно из людей, вся литературная деятельность которых составляет непрерывный протест против законного порядка»; государству противостоял «враг великой крепости и силы, не имеющий плоти и крови, то есть мир известного рода идей».5
На роль общественного лидера разночинское движение начинает претендовать к началу 1860-х гг. Его идеология характеризовалась крайним для того времени радикализмом, поскольку невозможность легальной политической деятельности вела их к исповеданию самых крайних социальных учений.
Следовательно, вследствие распространения идей социализма в России, маргинальное разночинское движение начинает оформляться в социально-политическую группу, противостоящую власти. В связи с этим возникла необходимость создания привлекательного для общества образа репрезентируемой группы. В данном случае он должен был строиться, с одной стороны, на контрасте с властными структурами российской империи. С другой стороны, идеализация народниками крестьянства предполагала создание собственного облагороженного образа и присвоение соответствующего наименования. Им стало модное слово «интеллигенция».
Единичные случаи употребления термина «интеллигенция» в значении «разумность» отмечены уже во второй половине XVIII века, в работах поэта В.К. Тредиаковского. Позднее профессор петербургского университета А.И. Галич в книге «Опыты философского словаря» (1819 г.) объяснял это слово как «разумный дух» и «высшее сознание». В таком же абстрактно-философском значении его употреблял А.И. Герцен в работе «О развитии революционных идей в России»(1851 г.).6
Первое зафиксированное употребление этого понятия в социологическом значении найдено в дневниковых записях В.А. Жуковского в 1836 г. при описании пожара с многочисленными жертвами, а вскоре после «этого общего бедствия, почти рядом… осветился великолепный Энгельгардтов дом, и к нему потянулись кареты, все наполненные лучшим петербургским дворянством, тем, которое у нас представляет всю русскую европейскую интеллигенцию; никому не пришло в голову…, что случившееся несчастие есть общее».
В.Р. Лейкина-Свирская убедительно доказывает, что постепенно слово «интеллигенция», сохраняя прежнюю доминанту, начинает применяться в качестве собирательного наименования членов народнических групп. Однако монополизировать понятие «интеллигенция» народникам не удалось. С развитием политических процессов в России и появлением движений с различной идеологией все они начинают использовать данный термин в своей практике, зачастую вкладывая в него противоположные значения.
3. Специфика русской интеллигенции
В России сложились следующие элементы социальной структуры, враждебные интеллигенции и народу, - буржуазия, дворянство и чиновничество. Борьба с ними составляла одну из главных задач русской интеллигенции.
В.Р. Лейкина-Свирская выяснила, что, в свою очередь, государственные служащие различных рангов никогда не употребляли термин «интеллигенция» по отношению к себе. Л.Д. Любимов, внук профессора-консерватора, вспоминал, что «наши отцы презирали этот термин и никогда не применяли его к себе».
Это же отмечал и публицист-народник С.Я. Елпатьевский, утверждая, что «крепостнически-бюрократические люди», примыкавшие к правящим слоям, «тщательнее всех отгораживали себя от интеллигенции и настойчиво уверяли, что там нет интеллигенции».7
Следовательно, автор приходит к выводу, что народничество не только создало отдельную мифологему «интеллигенция» и представило ее в качестве субъекта политического действия, но и вписало ее в определенную мифологическую систему, состоящую из нескольких взаимосвязанных элементов.

Список литературы

Лейкина-Свирская В.Р. Русская интеллигенция в 1900-1917 гг. – М., 1981. – 287 с.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2023