Вход

"Хамас" и его роль в палестино-израильском конфликте

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 340933
Дата создания 07 июля 2013
Страниц 65
Покупка готовых работ временно недоступна.
4 520руб.

Содержание


Введение
Глава I
Движение Хамас: становление и развитие
§ 1. Краткий экскурс палестино-израильского конфликта
§ 2. Этапы становления и деятельность Хамаса
§ 3. Возникновение организации Хамас. Устав, цели, задачи, руководство
Глава II
Роль и значение движения Хамас в палестино-израильском конфликте.
§ 1. Роль «Хамас» в палестино-израильском конфликте
§ 2. Две точки зрения на палестино-израильский конфликт
§ 3. Палестино-израильский конфликт в системе региональных и глобальных международных отношений
Заключение
Список использованной литературы

Введение

"Хамас" и его роль в палестино-израильском конфликте

Фрагмент работы для ознакомления

Противники мирного сосуществования, предводительствуемые Ираном и его ставленниками, Хизбаллой и Хамасом, пытаются сделать все, что в их власти, для торпедирования любой возможности мирного урегулирования. Тегеранский режим, открыто декларирующий свое намерение стереть Израиль с карты мира, превратил ислам в тоталитарный политический манифест, лишь маскирующийся под религию. Он решительно настроен увековечить палестино-израильский конфликт, отняв у народов надежду на лучшее будущее. Сирия, со своей стороны, также препятствует израильско-палестинскому урегулированию, оказывая поддержку таким террористическим организациям, как Хамас и Палестинский Исламский Джихад, чьи оперативные штабы находятся в Дамаске21. Конфликт между Израилем и палестинцами не является непреодолимым. Конечно, общий знаменатель здесь – это стремление к миру, поддерживаемое всеми умеренными государствами региона, которые понимают, что реальная угроза миру исходит от экстремистских государств, поддерживающих террор. В Палестинской автономии есть умеренные круги, которые могут быть партнерами Израиля по переговорам и которые полагают, что будущее Палестинское государство должно основываться на демократии и взаимопонимании, в противовес экстремистам, основная тоталитарная идея которых заключается в лишении других принадлежащих им прав. В то время как Израиль будет продолжать защищать свое население от терроризма Хамаса, умеренные элементы среди палестинцев должны, в конце концов, вступить в противостояние с Хамасом.
§ 2. Две точки зрения на палестино-израильский конфликт
Российская дипломатия в настоящее время продвигает идею проведения в Москве новой встречи с участием всех стран, сопричастных к поискам мира на Ближнем Восто­ке, в целях «перезапуска» переговорного процесса. Дру­гими словами, речь идет о том, чтобы повторить - теперь уже в новых условиях - то, что было осуществлено в Мадриде в 1991 г., почти двадцать лет назад.
В этом контексте правомерно поставить два ключе­вых вопроса, тесно связанных между собой: в чем причины неудач и тупиков в ближневосточном урегулировании? Нельзя не признать тот факт, что стратегия и тактика действий, как расположенных здесь стран, так и международного сообщества в целом в ключевых блоках обеспечения безопасности в регионе, не приносит желаемых результатов. Что конкретно можно было бы предложить для того, чтобы вывести, наконец, регион из перманентной напря­женности и конфликтов?
Что касается первого вопроса, то на наш взгляд, основные причины незавершенности ближневосточного мирного про­цесса можно было бы охарактеризовать следующим образом. Традиционно ключевым «конфликтным разломом» на Ближнем Востоке долгое время было принято считать арабо-израильское противостояние. Однако на сегодняш­ний день положение дел в регионе значительно изменилось и существенно отличается от того, что было характерно для предшествующих десятилетий. Ситуация вокруг Ира­на, война в Ираке, быстрое увеличение «конфликтного по­тенциала» на территории стратегического пространства Африканского Рога (Сомали, эфиопо-эритрейское проти­востояние), расположенного в непосредственной террито­риальной близости от Ближнего Востока, значительно ос­ложняют условия, в которых происходят поиски «исторического компромисса» между Израилем и арабскими го­сударствами. Так, анализ заявлений израильских полити­ческих и военных деятелей, отражающих «шкалу озабоченностей» в сфере национальной безопасности, свиде­тельствует о том, что «ядерные и ракетные амбиции» Те­герана волнуют израильтян не меньше, чем ситуация в Газе и на Западном берегу Иордана.
С учетом этого представляется необходимым по но­вому сформулировать повестку дня и список потенциаль­ных участников «перезапуска» ближневосточного мирно­го процесса. Помимо арабо-израильского конфликта, на обсуждение должны быть вынесена такие вопросы, как «иранское досье», «иракское досье», обстановка, склады­вающаяся в сопредельных субрегионах (Красное море, Африканский Рог). Естественно, это значительно ослож­нит подготовку форума, «отяжелит» повестку дня. Однако иной путь - рассмотрение только арабо-израильских взаимоотношений - в отрыве от других «составляющих» региональной безопасности - теперь представляется заве­домо «зауженным»22.
Итак, при подготовке новой встречи в Москве по во­просам ближневосточного урегулирования в первую оче­редь следует согласовать список участников, а также тематический и географический аспекты предстоящей конференции. Весьма важным представляется взаимодей­ствие на этом направлении между представителями Рос­сийской Федерации и европейских стран.
Другой новый аспект региональной ситуации состо­ит в необходимости устанавливать приемлемые отно­шения с руководством радикальных группировок, роль и влияние которых в последние годы растет. До сих пор усилия на этом направлении были недостаточными, в том числе вследствие вялости попыток, предприни­маемых на дипломатическом фронте, и отсутствия ка­ких-либо позитивных результатов в поисках мирных развязок ближневосточного конфликта. Ряд таких груп­пировок получил достаточно высокую степень легитим­ности в результате проведенных выборов. Наиболее важный пример этого рода - усиление политического веса и влияния ХАМАС23.
Ясно, что Израиль за стол официальных переговоров с ХАМАС и подобного рода радикальными группировка­ми не сядет. Вместе с тем стороны конфликта, в том числе и изра­ильтяне, постоянно выдвигают определенные требования к ХАМАС, Хизбалле и другим группировкам, тем самым признавая де-факто их значимую роль в происходящем. В этом контексте встает вопрос, в каких формах можно было бы обеспечить привлечение такого рода организа­ций к выработке компромиссных решений.
Представляется нереалистичным ставить вопрос о при­дании равного статуса участников будущих переговоров государствам региона и военно-политическим организациям радикального толка. В силу этого саму встречу можно бы­ло бы организовать в виде «двухъярусного» мероприятия. Полноправные участники переговоров - государства и международные (региональные) организации должны были бы иметь возможность проведения работы по «тра­диционным» схемам - пленарные заседания, заседания возможных проблемных групп и т.п. Что касается неправительственных организаций и объединений, в том числе военно-политических группировок, то они могли бы об­разовать своеобразный «нижний ярус» переговорного процесса в виде общественно-политических «кокусов», где вырабатывались бы подходы к обсуждаемым пробле­мам, которые будут рассматриваться в ходе заседаний полноправных участников встречи.
Другой вариант - применение так называемой «Родос­ской формулы» переговоров в отношении представителей радикальных группировок, готовых участвовать в мирном процессе. Использование этого варианта помогло бы избе­жать ситуаций, которые неприемлемы для израильтян, а также некоторых других регионалов. Вместе с тем, можно было бы «в режиме реального времени» узнавать реакцию весьма влиятельных сторон имеющихся конфликтных «со­пряжений» на обсуждаемые предложения. Естественно, такой порядок проведения конференции должен в предварительном плане быть согласован со всеми потенциальными участниками переговорного процесса24.
Третий вопрос, требующий своего решения, - это подготовка концепции встречи и проектов документов, которые на ней могут быть приняты25. Приходится констатировать, что в настоящее время работа по этому ключевому - «субстантивному» - на­правлению практически не ведется. Прошло уже несколь­ко лет после опубликования «Дорожной карты». Полно­стью потеряли свою актуальность временные параметры, указанные в этом документе. Вместе с тем, стало со­вершенно очевидным и то, что концепция, заложенная в «Дорожной карте», нуждается в коренном пересмотре и приведении ее в соответствие с реалиями сегодняшнего дня. На замену этому документу должен быть разработан новый. Его названием могло бы стать: «Основные прин­ципы ближневосточного урегулирования». Чтобы ускорить период подготовки такого рода доку­мента, следовало бы создать авторитетную независимую неправительственную группу экспертов, которая предста­вила бы - в достаточно «продвинутом» виде - соответст­вующий проект документа на рассмотрение официальных делегаций сторон.
Параллельно потребовались бы значительные усилия по линии Совета Безопасности ООН. До сих пор между­народно-признанная нормативная база ближневосточного урегулирования по существу ограничивается лишь резолюциям 242 и 338, которые содержат сформулированные в самом общем виде ориентиры мирного процесса. Нельзя больше закрывать глаза на то, что эти документы были приняты в совсем другую эпоху, когда система региональных и международных координат коренным образом отличалась от сегодняшней. В основе мирного урегулиро­вания должно лежать взаимоприемлемое решение про­блем, связанных с надлежащим обеспечением озабоченностей в сфере безопасности всех сторон, вовлекаемых в мирный процесс.
В 1967 г. особую роль в подготовке проекта резолю­ции 242 сыграла британская дипломатия. Тогда ситуация характеризовалась наличием серьезных противоречий по линии двух супердержав и противостоящих военно-политических блоков. Теперь этот фактор ушел в про­шлое. Имеются возможности выработки совместной российско-американо-европейской инициативы. Для этого следовало бы как можно «плотнее» загрузить «квартет», который в последние годы ведет себя откровенно вяло, безынициативно, в основном лишь реагируя на происхо­дящие события. Важно было бы привлечь к его деятель­ности специалистов высокого уровня.
Вновь приходится говорить о том, что решающую роль в поиске компромиссов должны, безусловно, играть страны, прямо вовлеченные в конфликт. Сделать за них работу, связанную со сближением позиций сторон, не мо­жет никто. Однако фактом остается и то, что междуна­родные посредники не нашли пока «ключа» для перевода ближневосточного конфликта - во всех его основных «со­ставляющих» - в стадию урегулирования26.
В этом контексте следует также отметить, что в на­стоящее время слабо используются возможности так на­зываемого «параллельного» переговорного направления, именуемого на английском языке «track two».
За два десятилетия, прошедших после Мадридской конференции, выявилось, что многие, казалось бы, доста­точно логичные схемы и варианты развязок, на ближнево­сточном направлении не «срабатывают».
Так, далеко не в полной мере оправдались надежды на использование конфиденциальных каналов выработки решений. Соглашения «Осло-1», «Осло-2», может быть, действительно легче было разработать вдали от журнали­стов и давления различных общественно-политических сил. Однако в дальнейшем достигнутые договоренности «зависли», не находя поддержки среди мощных «центров силы» как в Израиле, так и в стане палестинцев и арабов в целом27.
Этот урок следовало бы в полной мере усвоить и в дальнейшем делать ставку на официальные, открытые переговоры. Параллельно важно было бы добиться рас­ширения возможностей для влияния на переговорный процесс со стороны представителей «лагеря мира» - и в Израиле, и в рядах палестинцев, арабов. Здесь имеется немало разнообразных ресурсов, которые можно было бы задействовать. Это, к примеру, межпартийные связи, кон­такты по линии научных и журналистских кругов и т.п.
Еще один важный момент. «Формула» мирного процесса на Ближнем Востоке, со­гласованная в 1991 г. в испанской столице, предполагала сочетание пленарных заседаний конференции и двусто­ронних «треков». При этом ряд делегаций, в том числе со­ветская, исходили из того, что пленарный формат имеет своего рода приоритет и именно в ходе пленарных заседаний будут утверждаться договоренности, достигнутые в ре­зультате прямых двусторонних контактов и переговоров. В дальнейшем, однако, пленарные заседания «выдох­лись», они перестали созываться. Развитие пошло по дву­сторонним трекам - с разной скоростью и с разными ре­зультатами. Итог - разбалансировка всего мирного про­цесса. При этом важно подчеркнуть, что было бы некор­ректно выдавать за «достижения» двустороннего формата переговоров подписание мирного договора между Израи­лем и Иорданией. Необходимо признать, что контакты между этими странами шли отнюдь не под эгидой Мад­ридского переговорного процесса, а сугубо в двусторон­нем плане.
В будущем, в случае возобновление ближневосточно­го мирного процесса, важно было бы восстановить значе­ние пленарных заседаний28.
Еще один урок прошедших лет - во многом изжил се­бя принцип «дробления» на этапы переговорного процес­са (это относится, прежде всего, к палестино-израиль­скому треку). На какой-то период (старт переговорного марафона) использование этого метода ведения дел имело смысл, так как помогало «усадить» стороны за стол пере­говоров. Так, в период подготовки Мадридской конфе­ренции в 1991 г. при формулировании задач мирного про­цесса на палестино-израильском направлении было решено передвинуть на второй этап переговоров наиболее трудно­разрешимые проблемы (беженцы, будущее Иерусалима, окончательный статус палестинских территорий и т.п.) Однако постоянное перекладывание «на потом» принци­пиальных вопросов ближневосточного урегулирования давало радикалам повод утверждать, что мирный процесс «в силу своей природы» и «истинных намерений сторон» якобы не может привести к решению коренных проблем урегулирования, что он лишь «имитирует» движение к ми­ру. И в среде палестинцев, и в лагере израильтян в настоя­щее время раздаются голоса, требующие разъяснить, в ка­ком направлении идет мирный процесс. В виду такого по­ложения все больше стала ощущаться потребность внести определенность в параметры конечных договоренностей.
Все эти обстоятельства необходимо учесть при опре­делении модальностей «перезапуска» мадридского мир­ного процесса - теперь уже в качественно новом - «мос­ковском» формате.
Какими видятся пути подвода к новой международной конференции по Ближнему Востоку?
Прежде всего, следует сформировать своего рода «инициативную группу» по перезапуску мирного процесса.
«Четверка» международных посредников вряд ли смо­жет осилить эту задачу. Ее усилия должны быть дополне­ны региональным элементом. Это могли бы быть такие страны, как Египет (крупнейшая страна арабского мира, «пионер» мирных переговоров с Израилем), Саудовская Аравия (автор «арабской мирной инициативы» 2002 г., возможный ведущий донор мероприятий по установлению мира в регионе), Иордания (страна, имеющая длительный и в целом успешный опыт контактов с израильтянами)29.
«Инициативная группа» могла бы взять на себя ответ­ственность за подготовку повестки дня и субстантивных документов для будущей конференции.
Параллельно стоило бы «запустить» механизм широ­кого общественно-политического диалога с участием представителей стран противостояния. Цель - создание более благоприятного политико-психологического клима­та для организации переговорного процесса и достижения итоговых договоренностей, а также участие в разработке документов, которые будут положены в основу решений конференции.
Важно было бы предпринять еще одну попытку реа­нимировать многосторонний процесс в виде деятельности по меньшей мере четырех рабочих групп - по контролю за вооружениями и региональной безопасности, по вод­ным ресурсам, по беженцам, по экономическим вопросам.
Особое значение имеют факторы политико-психологического характера. Необходимо формировать общест­венное мнение в странах региона в пользу быстрейшего нахождения компромиссов в урегулировании и перехода к строительству нового, мирного и стабильного Ближнего Востока. Расположенные здесь страны исторически от­нюдь не относились к группе наименее развитых госу­дарств. Однако фактом остается то, что в последние деся­тилетия этот благодатный - с точки зрения своего потен­циала - район мира развивается значительно менее дина­мично, чем, к примеру, район Юго-Восточной Азии, АТР, где появились новые мощные индустриальные государст­ва и кардинально изменились к лучшему условия жизни основной части населения входящих в него стран.
Переломить негативные экономические тенденции на Ближнем Востоке можно будет только в условиях уста­новления мира в регионе. Осознание этого - мощный фактор, способствующий успеху реализации планов во­зобновления переговорного процесса с целью создания стабильной системы региональной безопасности.
§ 3. Палестино-израильский конфликт в системе региональных и глобальных международных отношений
Палестино-израильский конфликт остается одной из наи­более «горячих точек» не только на Ближнем Востоке, но и в мире. Уровень насилия с обеих сторон не снижается. Попытки реанимировать переговорный процесс после ор­ганизованной администрацией Дж. Буша конференции в Аннаполисе в конце 2007 г. фактически не дали никаких результатов. Переговорный процесс буксует, топчется на месте не только по причинам сложности поисков развязок по основным спорным вопросам. Израильтяне и палестинцы к тому же постоянно демонстрируют неготов­ность продвигаться навстречу друг другу; как в том, так и в другом обществе так и не сложился консенсус относи­тельно необходимости возобновления переговоров на базе принципа двух государств. Премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху, лидер правой партии Ликуд, пришедший к власти в результате внеочередных выборов 10 февраля 2009 г., выражает намерение продолжить мирные перего­воры, но при этом избегает какой-либо предварительной ангажированности относительно создания палестинского государства. В его программе по урегулированию акцен­тируется содействие экономическому развитию палестин­цев Западного берега и укреплению их сил безопасности.
Что касается палестинцев, открытым остается вопрос о преодолении раскола между ФАТХ и ХАМАС. Несмот­ря на все усилия арабских посредников и международного сообщества, предпринятые после операции «Литой сви­нец» в Газе, проведенной Армией обороны Израиля в де­кабре 2008 - январе 2009 г., создать «техническое» прави­тельство с участием представителей обеих группировок и таким образом «воссоединить» Западный берег и сектор Газа, не удается. С ХАМАС или без него руководство Па­лестинской администрации вряд ли откажется от диалога с Израилем, но перспектива создания в результате него палестинского государства остается туманной. Завершение «эры Дж. Буша» в США и демонстратив­но повышенное внимание к ближневосточным делам но­вой администрации президента Б. Обамы с первых дней ее существования обеспечивает активизацию посредниче­ской роли Вашингтона в урегулировании палестино- израильского конфликта. Причем новый американский президент неоднократно заявлял о своем видении реше­ния конфликта на основе принципа двух государств. Этот принцип поддерживается и «международным квартетом» (США, ЕС, ООН, Россия), выступающим сегодня в каче­стве важного посредника в мирном процессе30.

Список литературы

"1.Абрамов Н. Палестина: история и современность. Политический обзор // Журнал международного права. № 7. М., 2009. С. 86-93
2.Акцин Б. Роль партий в израильском демократическом обществе: Социальная структура Израиля. Иерусалим, 2007. – 534 с.
3.Алиев А.Н. Конфликт Израиля и Палестины // Ближневосточный вестник. М., 2009. С. 11-18
4.Бледная А.Н. «Конфликтная политика» США на Ближнем и Ближнем Востоке. М., 2009. – 312 с.
5.Вестон Ф. Британский имперализм поддерживал создание Израиля? // Международное право. 2009. № 1. С. 56-67
6.Апельман Б. Ближневосточное урегулирование: причины стагнации и возможности возобновления мирного процесса // Ближневосточный вестник. 2010. С. 67-69
7.Гольдберг М. Паластино-израильский конфлик: от истоков к современности. Тель-Авив, 2011. – 745 с.
8.ГномовЕ.Г. Принцип двух государств в урегулирование палестино-израильского конфликта // Журнал международного права. № 4. М., 2010. С. 73-85
9.Гримлаев А.Н. Арабский мир. СПб, 2010. – 376 с.
10.Киселева О.А. Организация Объединенных Наций и палестинский вопрос // Издания Департамента общественной информации ООН. 2010. С. 43-59
11.Колобов О. По¬литика США по отношению к Израилю и арабским странам. Тель-Авив, 2010. – 276 с.
12.Кон-Шербок Ден, эль-Алами Дауд. Палестино-израильский конфликт. Тель-Авив, 2009. – 365 с.
13.Косач Г.Г. Политический ислам в палестинском контексте: движение ХАМАС // Исламизм и экстремизм на Ближнем Востоке. М., 2001.
14.Краткие биографии некоторых из будущих руководителей движения ХАМАС содержатся в: Эпштейн А. ХАМАС в региональной политике. М., 2007. С. 25-31
15.Куршанов П.Н. Палестинская проблема и ее решение // Православный палестинский сборник. М., 2008. № 5. С. 54-59
16.Лорн М.К. Последствия политики создания израильских поселений на оккупированных территориях для мирного урегулирования на Ближнем Востоке // Православный палестинский сборник. М., 2011. С. 29-39
17.Нельсон Г. Арабы и евреи: мир и справедливость возможны? Тель-Авив, 2009. С. 134
18.Новикова Н.А. Палестино-израильский конфликт // Ближневосточный вестник. М., 2009. С. 76-79
19.Нордес А. Ближневосточное урегулирование. Тель-Авив, 2011. С. 27-36
20.Палестино-израильский конфликт в разрезе международных отношений / Под ред. Никельсон Г. Тель-Авив-Иерусалим, 2010. – 367 с.
21.Ражбадинов М.З. Хамас и Палестинская Национальная Администрация: Конфликт или диалог… // Ближний Восток и современность. Вып. 21. 2009. С. 118-129
22.Соден Г. Палестина и ее история. Перевод с немецкого. М., 2909.
23.Хангабий Х. Политика Израиля в отношении Палестины // Израильская газета «Маариф». 2010. С. 3-5
24.Янай Н. Политические кризисы в Израиле. Иерусалим. 2009. – 256 с.
25.Aronoff M. Political Polarization: Contradictory Interpretations of Israeli Reality. Tel Aviv, 2008.
26.Freedman L. А Choice of Enemies. America Confronts the Middle East. N.Y.: Public Affairs, 2008.
27.Miller A.D. The Much Too Promised Land: America's Elusive Search for Arab-Israeli Peace. N.Y.: Bantam Dell, 2008.
28.Milton-Edwards B. Islamic politics in Palestine. London; N. Y., 1996.
29.Quandt William В. Camp David: Peacemaking and Politics. Washington, D.C.: The Brookings Institution. 2009.
30.Yehuda Lukacs. The Israeli-Palestinian Conflict. Tel Aviv, 2011.
31.Spiegel Steven L. The Other Arab-Israeli Conflict: Making America's Middle East Policy from Truman to Reagan. Chicago: The University of Chicago Press, 2008.
32.Лямха тарихия ‘ан Аль-Джами’а аль-ислямия Газа (Историческая справка об Исламском университете Газы) [Электронный ресурс] // Сайт Исламского университета Газы. 2008. URL: http://www.iugaza.edu.ps/ar/AboutIUG/historyview. aspx
33.Мисак Харака аль-Мукавама аль-Ислямия ХАМАС (Устав движения исламского сопротивления ХАМАС) [Электронный ресурс] // Сайт Islamonline http://www.islamonline.net/Arabic/doc/2004/03/article11.SHTML
34.Румуз ва кадат харакат ХАМАС (Выдающиеся деятели и руководители движения ХАМАС) [Электронный ресурс] // Сайт Палестинского информационного центра. [2008]. URL: http://www.palestine-info.com/arabic/hamas/leaders/leaders;
35.http://www.mfa.gov.il
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022