Вход

Северный Кавказ в международных отношениях в постсоветский период

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 340266
Дата создания 07 июля 2013
Страниц 85
Покупка готовых работ временно недоступна.
4 520руб.

Содержание

Оглавление


Введение
1. Северный Кавказ и независимые государства Южного Кавказа (Закавказье)
1.1.Исторические аспекты развития Северного Кавказа
1.2.Особенности политики России в отношении Северного Кавказа, с периода борьбы за Кавказ XVIII в. до современного периода времени
1.3.Северный и Южный Кавказ: общность и противоречия интересов
Глава 2. Северный Кавказ и страны исламского Востока
2.1. Северный Кавказ и Иран
2.2. Северный Кавказ и Турция
2.3. Северный Кавказ и ОАЭ
Глава 3. Северный Кавказ в сфере геополитических интересов Запада
3.1. Северный Кавказ и США
3.2. Северный Кавказ и ЕС
3.3. Перспективы развития Северного Кавказа в русле геополитики Запада
Заключение
Список использованной литературы

Введение

Северный Кавказ в международных отношениях в постсоветский период

Фрагмент работы для ознакомления

Факторы противоречивости интересов:
Этнополитический конгломерат Северного и Южного Кавказа
В самобытном социокультурном пространстве Северного и Южного Кавказа «этнический феномен играет доминантную роль»42. При этом следует отметить, что этнический феномен пронизывает политический, экономический и природоохранный аспекты.
Переход к устойчивому развитию и равновесию требует в первую очередь разрешения этнических отношений.
Одними из самых острых противоречий следует назвать этнотерриториальные противоречия между Чечней и Дагестаном, Чечней и казаками, Ингушетией и Северной Осетией. Неразрешимой остается проблема ногайского народа, разделенного между Дагестаном, Чечней и Ставропольским краем. Озабоченность для властей Дагестана составляет несколько десятков тысяч чеченцев-акинцев, которые проживают здесь и вызывают напряженность между этой республикой и Чечней.
Этнические противоречия были заложены сталинской политикой национализации. В декабре 1936 г. Чечено-Ингушская АО была преобразована в автономную республику, которую ликвидировали 23 февраля 1944 г., а ее территорию перераспределили между Грузией, Дагестаном, Северной Осетией и Ставропольским краем. Население, чеченцы и ингуши, в массовом порядке было депортировано в Казахстан и Узбекистан. Только в 1957 г. была восстановлена ЧИ АО, но и то не в полной мере, так как ей лишь частично были возращены отторгнутые территории, а вместо невозвращенных чечено-ингушских районов ЧИ АО получила Наурский и Шелковский районы Ставропольского края. Таким образом, мы видим, как легко решались судьбы народов, зачастую произвольно изменялся статус и границы республик России и бывшего Союза. Во многом в результате данной национально-государственной политики мы имеем в настоящий момент целый ряд межэтнических конфликтов и территориальных споров на Кавказе, в частности, осетино-ингушский и чечено-дагестанский, а также проблему народов, разделенных границами между двумя или даже тремя государственными образованиями.
В рассматриваемом контексте далеко идущие последствия для развития ситуации, как на Северном Кавказе, так и во всем Кавказе имеет чеченский конфликт, поскольку его значение выходит далеко за рамки сугубо внутрироссийских проблем. Другим очагом конфликтов является адыго-балкарско – карачаевский. Несмотря на то что в 90- е гг. ХХ в. страсти по созданию отдельных республик улеглись, противоречия остались. Объединение балкаро-карачаевцев или всех адыгов в одну республику невозможно из-за территориальной разобщенности. Одним из органов смягчающих противоречия на современном этапе является Ассамблея черкесского народа, которая включает адыгскую диаспору и за рубежом.43
Анализ этнотерриториальных противоречий говорит о сложности взаимодействия между отдельными территориями Кавказа.
По мнению А.Малашенко создание Северо – Кавказского округа опасно тем, что появился «этоисламский» округ, «включающий все кавказские республики»44
Дополнительным фактором, усугубляющим напряженность на Северном Кавказе, является проблема реабилитации репрессированных народов – чеченцев, ингушей, карачаевцев и балкарцев, курдов.
Проблемы оказались затянутыми, запутанными в сложнейший узел, который даже при самых благих намерениях весьма трудно развязать. В наиболее крайних формах споры, противоречия и конфликты на Северном Кавказе проявились в осетино-ингушском противостоянии и двух чеченских войнах. Первопричиной конфликта между ингушами и осетинами из-за Пригородного района Северной Осетии являются насильственная депортация ингушей в 1944 году с ранее занимаемых ими земель и последовавшие за этим процессы обратного переселения, реабилитации, восстановления в правах и т.д. «Дополнительную лепту» в этом отношении внес конфликт между Грузией и Южной Осетией, в результате которого примерно 30 тыс. беженцев из Южной Осетии и внутренних районов Грузии переселились в Северную Осетию, включая спорный Пригородный район.1
Огромный урон экономике региона нанесла война в Чечне, дестабилизировав социально-политическую ситуацию и международные отношения. После Чечни наиболее уязвимым в этом плане стал Дагестан, который занимает ключевое с геополитической точки зрения положение на Северном Кавказе.
События в Чечне 1994–96 гг. под лозунгом «наведения конституционного порядка» способствовали ускоренной интернационализации салафитского движения в регионе. Чеченское «межсезонье» (1996–99 гг.), ознаменовавшееся превращением ЧР в полигон терроризма, пристанище убийц, торговцев «живым товаром», наркотиками и оружием, позволило развиться здесь экстремистскому движению, прикрывающемуся исламом. В свою очередь это обстоятельство предопределило вторжение банд местных и зарубежных террористов в августе 1999 г. на территорию Республики Дагестан. Общими усилиями федеральных вооруженных сил совместно с дагестанским населением экстремистам был дан отпор. Осенью 1999 г. началась «вторая чеченская» война, эволюционно прошедшая ряд важных этапов: от фронтальных сражений, апогеем чего стал штурм Грозного, до процесса «чеченизации» конфликта, т.е. его решения преимущественно силами самих чеченцев. Это, безусловно, привело к позитивным результатам собственно в Чечне.45
Другой этнический очаг – судьба лезгин - разделенного на две части народа против его воли.
В Российской Федерации лезгинские народы проживают в южной части Республики Дагестан (Юждаг). Последний охватывает около 34% площади Дагестана и включает 10 Ахтынский, Курахский, Магарамкентский,административных районов Сулейман-Стальский, Хивский Рутульский, Агульский, Докузпаринский, Дербентский, более 750 тыс. человек, изТабасаранский. Общая численность населения Юждага них более 450 тыс. человек составляют чистые лезгины, 670 тыс. человек лезгиноязычные народы.
В Азербайджане лезгины компактно проживают на своих исконных землях во многих городах и компактно проживают в 29 районах.46
По мнению Акимова К. Х.47 лезгины в Дагестане подвергаются дискриминации, а в Азербайджане- ассимиляции. Эти процессы усиливаются особенно после развала СССР, возникновения независимых республик и установления между Азербайджанской Республикой и Российской Федерацией жесткой государственной границы по реке Самур. Критическое положение складывается в Азербайджане. После прихода к власти Элчибея и далее клана Алиевых, отца и сына многие действия властей АР направлены против Дагестана и России в политическом, финансово- экономическом, военно- стратегическом и этнических сферах, в результате чего в первую очередь страдает лезгинский народ.
Специальной межрегиональной комиссией при Совете безопасности РФ была разработана концепция поэтапного решения проблемы разделенного лезгинского народа. Согласно концепции необходимо:
а) в рамках переговоров с Азербайджаном принять двусторонний договор о двойном гражданстве, чтобы предоставить российское гражданство всем желающим лезгинам – гражданам России, а также живущим компактно в Дагестане азербайджанцам;
б) подготовить условия для образования в составе Республики Дагестан на территории проживания лезгин автономного округа или национально-культурной автономии;
в) в рамках переговоров с Азербайджаном разрешить вопрос образования на территории проживания азербайджанских лезгин автономного округа или национально-культурной автономии;
г) создание на основе России и Азербайджана международной культурной автономии.
По мнению исследователя М.А. Садыка «реализация подобных мер, по-видимому, действительно сыграла бы положительную роль в развитии культуры, языка, образования, облегчила бы контакты между народами, населяющими сопредельные территории, способствовала бы связям с этнической родиной, подписанию специальных соглашений об упрощенном порядке посещений жителями двух стран друг друга и т.д».48
Подписан договор с Министерством образования Азербайджанской Республики о сотрудничестве, в том числе в деле подготовки педагогических кадров для школ Дагестана с изучением азербайджанского языка и школ Азербайджана с изучением лезгинского, аварского, цахурского языков. Но этот договор сегодня не действует ни в Азербайджане, ни в Дагестане.
Грузино - осетинский конфликт внес не только существенные изменения во внешнеполитическую картину мира, но и поставил проблему механизма защиты прав человека в международном гуманитарном праве. Оказалось, что установленные нормы международного гуманитарного права не только могут не соблюдаться в ходе военного конфликта, но и вопреки установленным международным стандартам открыто пропагандироваться насилие, а миротворческие функции России восприниматься как акт вооруженного нападения на отдельно взятое государство - Грузию. Все это привлекло внимание политиков, историков, общественности.
С другой стороны, особое значение имеет статус России и ее позиция по отношению к Абхазии и Южной Осетии. Миротворческая акция, провозглашение независимости Абхазии и Южной Осетии неоднозначно оценивается в мировой политике.
Грузино – осетинский конфликт стал фактором, определяющим расстановку сил в мире. И особое значение имеет отношение европейских стран.
Одним из следствий пятидневной войны стало качественное изменение обстановки на Кавказе, который оказался средоточием глобальной политики разнородных сил. Официальное, окончательное и не подлежащие пересмотру признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии создало новую ситуацию на Кавказе. Это событие не вызвало предрекаемый недругами сепаратистский резонанс в северокавказских республиках Российской Федерации, скорее оказало стабилизирующее воздействие на обстановку в беспокойном регионе. Фактическое воссоединение осетин, которое в их сердцах, как сказал президент Северной Осетии Т. Мамсуров, давно уже идёт, воспринято малыми народами с одобрением. Также благоприятно воспринимается и большая материальная помощь независимым новым государствам, что позитивно должно сказаться на экономическом развитии всего северокавказского региона. Вместе с тем конфликт с Грузией продолжает осложнять ситуацию на Северном Кавказе. Границы с Грузией остаются источниками постоянной напряжённости.
Война изменила расстановку сил в Кавказском регионе в пользу России. Объединённому Западу во главе с США не удалось реализовать здесь свои планы по интернационализации кавказских конфликтов по балканскому сценарию, распространить опыт «демократизации» Грузии на весь регион, выдавить отсюда Россию как опасного соперника и конкурента. Вместе с тем, США не отказались от своего проекта «Большой Кавказ», объявленного им 4 года назад и предусматривавшего объединение под их эгидой Грузии, Армении, Азербайджана, а также прилегающих к ним районов России.
После своего поражения в Грузии США резко активизировали свою дипломатическую деятельность на Кавказе.
Вооружённый конфликт между Россией и Грузией в августе 2008 года – это не автономное, не случайное и не изолированное явление. Его следует рассматривать в контексте Четвёртой мировой войны, которую с начала 90-х годов прошлого века ведут США, Запад за мировое господство и мировые ресурсы, а также извечной вражды государственных институтов евроатлантической, англосаксонской цивилизации к России, стоящей на пути их захватнических, гегемонистских устремлений.
За время, прошедшее после августовской войны на Кавказе, российское руководство сумело продемонстрировать Вашингтону, что в случае его ставки на дальнейшую конфронтацию она сможет создать серьезные проблемы на тех направлениях обеспечения национальной безопасности США, где американцы до сих пор чувствовали себя особенно уверенно.
Во-первых, на создание Соединенными Штатами элементов системы ПРО в Восточной Европе и интервенционистскую американскую политику на постсоветском пространстве Россия может ответить постоянным военным присутствием на маршрутах доставки нефти в США. Этим будет поставлена под вопрос и пресловутая «доктрина Монро» для Западного полушария.
Во-вторых, необходимость ликвидации грузинского нарыва создает вероятность того, что между Россией, Турцией, Арменией и Азербайджаном будет достигнута стратегическая договоренность о взятии «Кавказского узла» под свой контроль. Если Грузия попытается активно этим планам противодействовать, речь может зайти о давлении указанных стран через свои диаспоры на грузинское руководство с целью федерализации Грузии, а в крайнем случае – ее ликвидации как несостоявшегося государства.
В-третьих, своими действиями на Корейском полуострове Россия демонстрирует принципиально иную логику развития современных государств, нежели США. Если американцы нацелены на разжигание конфликтов, создание «управляемого хаоса» и ультимативную практику достижения договоренностей с опорой на военную силу, то Россия предлагает своим партнерам взаимовыгодные экономические проекты, на основе которых и выстраивается политическое сотрудничество.
Можно предположить, что в условиях дальнейшей эскалации американской стороной напряженности между США и Россией мы в скором времени станем свидетелями и других «асимметричных» ответов Москвы на вызов переоценившей свои возможности «глобальной сверхдержавы».
Одной из важнейших проблем Кавказа является сращивание мафиозно-клановых и властных структур, проникновение организованной преступности в структуры государственной власти, превращению региона в средоточие политического терроризма, который приобретает международный характер.
По мнению Президента Д.Медведева «ситуация [на Северном Кавказе], несмотря на то, что предпринято в последние годы, остается непростой, и последние события это доказывают"49.
5 июня 2009 г. в Махачкале был застрелен министр внутренних дел Дагестана Адильгирей Магомедтагиров, известный как непримиримый борец с исламским радикализмом. Судя по обстоятельствам убийства, его спланировали и осуществили хорошо подготовленные профессионалы.
С начала 2009 года "в регионе Северного Кавказа было совершено 308 преступлений террористической направленности. Из них: один теракт в Чеченской республике, 104-105 преступлений, связанных с подрывами. В прошлом году в этот же период было совершено 312 преступлений"50.
В результате были убиты 75 сотрудников правоохранительных органов и 48 гражданских лиц. Число уничтоженных боевиков составило 112 человек.
По имеющимся данным, ряд северокавказских республик – Чечня, Ингушетия, Северная Осетия, Дагестан – становятся транзитными базами транскавказской преступности.
Стабильность Кавказа остается призраком, а это значит, что необходимо изыскивать новые меры, возможно создание отдельного округа позволит сделать данный регион управляемым.
Религиозный фактор. Противопоставление религий Для Кавказа и России в целом серьезную идеологическую и политическую угрозу представляет политизированный исламский фундаментализм в форме ваххабизма, поскольку для достижения своих целей он использует вооруженную борьбу и терроризм.
Исламский фундаментализм, в современных условиях опирается на мощную поддержку из-за рубежа и усиливается за счет использования исламского прикрытия национал-сепаратистами. Особенно опасной становилась практика слияния национального самосознания народов с религиозным фанатизмом.
Как отмечают исследователи А.К. Алиев и Г.И. Юсупова «этнополитическая ситуация на Северном Кавказе на рубеже веков характеризуется вооруженными конфликтами, ростом преступности, попытками реализации форм сепаратизма, выхода субъектов из состава Российской Федерации, стремлением к внутренней федерализации республик по национальному признаку, тенденциями создания общекавказского политического объединения и построения конфедеративного государства кавказских народов и т.д.» 51
По мнению политолога М-А.М-Г. Садыки «сегодня Кавказ вообще стали одним из тех регионов, откуда исходит угроза безопасности России». «Именно здесь завязаны узлы неразрешимых в обозримой перспективе этнонациональных и территориальных противоречий и конфликтов - Нагорный Карабах, Южная Осетия, Абхазия, Чечня, лезгинский народ, разделенный между Азербайджаном и Россией и др.
Прозападные интересы
Сегодня развернулась острейшая борьба геополитических конкурентов России за влияние на Кавказе в целом, и Северном Кавказе в частности, главным образом, за разработку и транспортировку каспийской нефти. Это и понятно. Мировой спрос на нефть ежегодно растет на один миллион баррелей в день. Такое положение создает прямую угрозу национальным интересам и безопасности в целом России, но в особенности – народам Северного Кавказа.
Как Северный Кавказ, так и Южный Кавказ являются стратегическими точками для реализации многих внешнеполитических приоритетов Запада. В связи с этим возникают различного рода взаимодействия и взаимовлияние.
Глава 2. Северный Кавказ и страны исламского Востока
2.1. Северный Кавказ и Иран
Северный Кавказ находится в едином пространстве горного массива Кавказа, который граничит с натовской Турцией, стратегически контролирующей со своей стороны пограничную зону с Россией. В этом регионе сильны влияния основных мировых религий – христианства, ислама, иудаизма и буддизма.
Поэтому интерес к этому полиэтничному региону со стороны Турции, Ирана, Саудовской Аравии, Израиля и ряда других стран очевиден52.
Обращение к истории ирано – кавказских отношений показывает, что после распада Советского Союза Иран в силу уже одного своего географического положения стал одним из ключевых государств, влияющих на политическую и экономическую жизнь новых независимых республик Южного Кавказа. Будучи исламским теократическим государством, Иран с учетом новых реалий сформировал внешнеполитический курс, основанный на принципе «диалога цивилизаций», что позволило ему стать открытым для немусульманского мира, и в рамках собственной концепции национальной безопасности осуществлять сбалансированную политику в различных регионах, в частности, на Южном Кавказе.
Северный Кавказ и Иран их взаимодействие и взаимовлияние возможно в нескольких аспектах: в русле военно – политической роли Ирана в регионе, в русле религиозных течений, а также как фактор безопасности в региональной политики исламского Востока.
В современных условиях произошла определенная переоценка роли Ирана в Международном сообществе. Это связано как с «перезагрузкой» отношений России и США, так и проблемой нарастающей роли Ирана53 в современных внешнеполитических процессах. В особенности, это касается проблем ядерного оружия.
Ядерная программа Ирана, затрагивает интересы множества (государственных) участников мировой политики. И находясь в непосредственной близости от границ РФ, не может не затрагивать самые различные сферы внешнеполитической деятельности России, для которой, как и для остальных прикаспийских государств, необходим стабильный диалог со своими соседями.54
Безусловно, что наращивание мощи Ираном существенно скажется на всей геополитической ситуации в регионе.
Характерной по наращиванию ядерной мощи была позиция Президента Дмитрия Медведева, который на словах ужесточил позицию России по ядерной программе Ирана. Россия оставляет себе простор для маневров, надеясь на уступки Запада в вопросах сокращения вооружений и расширения НАТО55.
Россия в геополитическом плане связана с Ираном намного глубже, чем другие мировые державы.
В области санкций Медведев оставил себе простор для маневров: более жесткие заявления России, возможно, не повлекут за собой ужесточения действий в отношении Ирана.
«С Ираном у России сложные отношения: за фасадом регулярных встреч на высшем уровне и крепких экономических связей таятся трения». Тегеран недоволен тем, что Москва не выполняет контрактные обязательства по поставке топлива на Бушерскую АЭС и систем ПВО С-300. В публичных заявлениях Москва отвергает призывы Запада отсрочить поставки в качестве давления на Тегеран из-за его ядерной программы, но на деле и впрямь тянет время. Россия в данном случае тоже не хочет ссориться с Тегераном еще и из опасений, что Иран в отместку станет поддерживать боевиков-исламистов на Северном Кавказе»56.
Заявления, сделанные после оглашения новостей об обогатительном предприятии, показали, что Россия серьезно обеспокоена этим. Медведев призвал Тегеран доказать в течение ближайших дней мирное предназначение своей ядерной программы.

Список литературы

"Список использованной литературы

Законы
1.Полное собрание законов Российской империи. СПб., т.19, 1815, №14164.

Научная литература

2.Алиев А. К., Арухов З. С., Ханбабаев К. М. Религиозно-политический экстремизм и этноконфессиональная толерантность на Северном Кавказе. Махачкала, 2007. - 583 с.
3.Ахмедов В. М. Россия, арабы и Кавказ // Араб. сб. / Ин-т востоковедения РАН; Междунар. обществ. орг. ""Центр стратег. и полит. исслед."". - М., 2000. -239 с.
4.Бэрзэдж Н Изгнания черкесов (причины и последствия). Перевод: Н. Хуажева и М. Губжоков. Майкоп. 1996. – 223 с.
5.Волхонский М.А., Захаров В.А., Силаев Н.Ю. Конфликты в Абхазии и Южной Осетии: документы 1989-2006 гг. Сборник – М.: Русская панорама, 2008. – 504с.
6.Даудаев У. Чеченское племя. Сборник сведений о кавказских горцах. Т.4. – Тифлис, 1872.
7.Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. - М.: Международные отношения, 2003. – 463 с.
8.Газиумаров С.Д. Россия и Северный Кавказ: колониальная политика самодержавия и освободительная борьба горцев во второй четверти XIX в. // Автореферат на соискание ученой степени к.и.н. – М., 2009. – 27с.
9.Виноградов В.Б., Умаров С.Ц. Вхождение Чечено-Ингушетии в состав России. Грозный: ЧИГУ, 1979. – 220с.
10.Залимханов З. М., Ханбабаев К. М. Политизация ислама на Северном Кавказе (на примере Дагестана и Чечни). Махачкала, 2000. – 310с.

11.Никуличев Ю.В. Содружество независимых государств: очерк современной истории. – М.: Институт социальных наук, 2002.-110 с.
12.Марсель де Хаас. Современная геостратегия Запада на Южном Кавказе: Перспектива появления миротворцев НАТО в регионе становится реальней Независимое военное обозрение. 2007. 9 февраля. 10 с.
13.Россия и Закавказье: поиски новой модели общения и развития в изменившемся мире: Материалы Круглого стола. Май 1999 / Лисов А., Аваков Р., Гнатовская Н. и др.; РАН. Ин-т мировой экономики и междунар. отношений. - М., 1999. - 56 с.
14.Саркисян М. «Перезагрузка» международной политики: в центре Иран – Ереван – 2009. – 10 с.
15.Эбаноидзе, А. Трудное усилие возрождения: Из опыта Грузии в минувшем десятилетии (1989-1999 гг.). - М.: Ключ, 1999. – 127с.
16.Хоперская Л. Проблемы региональной безопасности на Северном Кавказе // Что хотят регионы России? - М., 1999. – 290с.

Научная литература

17.Авксентьев А.В. Северный Кавказ: сегодняшние реалии и опыт этнополитического прогноза // Этнические проблемы современности. Ставрополь. 1999. Вып. 4. С. 7–20.
18.Ахмедова В.Н. Дагестан: испытание на прочность и мужество // Известия Российского государственного педагогического университета А.И.Герцена 2008. - № 61. С. 26-31
19.Батагова Л.Х. Региональный экстремизм и проблемы тиоконфессиональной толерантности на Северном Кавказе. // Известия Российского государственного педагогического университета А.И.Герцена 2009. - № 118. С. 288-295
20.Богатырева М.А. Социокультурный аспект развития Дагестана и Ингушетии в контексте концепции умеренности в исламе. // Власть 2008. - № 5. С. 92-98\
21.Борисов Д.Стабильность и безопасность Каспийского региона в контексте ядерной программы Ирана.//Власть 2007.- №10. С.26-28
22.Бязров А.В. Взаимодействие этнотерриториальных конфликтов на Северном Кавказе // Известия Российского государственного педагогического университета А.И.Герцена 2008. - № 74-1. С. 486-489
23.Вайханов В.Л. Религиозно – политический экстремизм на Северном Кавказе // Философия права 2009. - № 2. С. 76-78
24.Газиумаров С.Д. Вопросы военно – дипломатической и колониальной политики самодержавия на Северном Кавказе (вторая четверть XIX в.) //Власть 2009. - № 8. С. 64-67
25.Гаспарян Д.М. Южный Кавказ как перекресток международных интересов // Известия Российского государственного педагогического университета А.И.Герцена 2009. - № 93. С. 61-67
26.Горшколепов А.А., Щербакова Д.И. Формирование исламской идентичности на Северном Кавказе // Юристъ – Правоведъ 2009 - № 1. С. 70-73
27.Гушер А. Геополитическая ситуация в Закавказье // Азия и Африка сегодня. – 2004. - №9. С.2
28.Джарилюк З. Северный Кавказ в формате концепций устойчивого развития // Власть 2007. - № 5. С. 14-18
29.Добаев И.П. Новейшие тенденции в развитии исламского движения на Северном Кавказе. // МЭМО 2005. - № 12. С. 86-93
30.Жанимов Р. Геополитическая ситуация и проблемы межэтнических отношений на Северном Кавказе. // Власть 2007. - № 9. – С. 45-48
31.Игнатенко А. А. Обыкновенный ваххабизм. Социально-политические последствия распространения ваххабизма в мире // Русский журнал. 2001. Сентябрь.
32.Куликов А.С. Северный Кавказ после августа 2008 г. // Защита и безопасность 2009. - № 49. С. 29-31
33.Ланда К.Г. Трансграничное сотрудничество: Дагестан в международных связях России.//Современные проблемы науки и образования 2009.- №3. С.182-188
34.Медведев Н.П. , Боташева А.К. Борьба с терроризмом на Северном Кавказе: проблемы и приоритеты. // Власть 2009. - № 7. С. 3-7
35.Мелкумян А.Г. НАТО на Южном Кавказе. // Власть 2008. - № 1. С. 68-71
36.Сичкарь А.В. К вопросу возвращения мухаджиров из Турции на Северный Кавказ.// Научные проблемы гуманитарных исследований 2009.- № 15. С.52-58
37.Паненков А.А. Развитие криминальной ситуации в Чечне 2000-2008 гг. // Национальная безопасность Нота бене 2009 . - № 2. С. 57-65
38.Тысовский Ю. Исламские деньги текут в Чечню. // Век. 1999. - N 40. С.
39.Хлопонин на Кавказе. // Аргументы и факты 2009. - № 4. – С. 12
40.Челлини К.Г. Формирование концепции внешней политики США после Кавказского конфликта // Россия и современный мир 2000. - № 1. С. 55-60
41.Чернявский С. Кавказская стратегия Вашингтона.//Международная жизнь. – 1999. - №1. С. 23-26
42.Челноков А. Ваххабиты в Тобольске // Совершенно секретно. - 1999. - № 10.

Электронные ресурсы

43.Геноцид лезгинского народа. // [Электронный ресурс]: http://www.uihaf.org/ru/index.php?option=com_content&view=article&id=21:2008-08-16-11-10-33&catid=4:obsie-novosti&Itemid=3
44.Дагестан и Иран – важные звенья в развитии транспортного коридора «Север-Юг» //[Электронный ресурс]: http://www.e-dag.ru/cgi-bin/news/show2.pl?sh=1179746968&ar=ps\
45.Еще раз о приеме у населения предметов вооружения. // [Электронный ресурс]: http://chechnya.gov.ru/page.php?r=168&id=69
46.Медведев назвал причины напряженности на Северном Кавказе. // [Электронный ресурс]: http://www.inosmi.ru/inrussia/20090610/249765.html
47.Новиков И.А. Исламский мир и среднеазиатские государства СНГ и Азербаджан //[Электронный ресурс]: http://www.iimes.ru/rus/stat/2004/14-04-04.htm
48.Охрименко И.В. Турция и кризис на Кавказе. Некоторые политические и экономические аспекты // [Электронный ресурс]: http://www.iimes.ru/rus/stat/2008/19-10-08a.htm
49.Патрушев объяснил чего опасается Россия. // [Электронный ресурс]: http://news.mail.ru/politics/3358419
50.Санкции против Ирана: Москва ужесточает риторику 29сентября 2009 г. InoPressa// [Электронный ресурс]: http://www.inopressa.ru/article/28Sep2009/inotheme/tegeran.html
51.Современная ситуация на северном Кавказе. // Проблемы национальной безопасности/ Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. -2005. -№ 11 (263) В электронном виде: http://www.budgetrf.ru/Publications/Magazines/VestnikSF/2005/vestniksf263-11/vestniksf263-11030.htm
52.Статистические данные МВД РФ за 2003-2007 гг. //[Электронный ресурс] www.mvd.ru «Статистика»
53.Статистические данные сайта национального антитеррористического комитета http:// [Электронный ресурс] nak.fsb.ru/nac/media/terrorism_today/history.htm
54.Тер-Оганов Н.К. Конфликт на Кавказе и позиция Ирана // Институт Ближнего Востока [Электронный ресурс]: http://www.iimes.ru/rus/stat/2008/09-09-08a.htm
55.Тишкова В.А. Кавказ в геополитическом измерении. // [Электронный ресурс]: http://www.valerytishkov.ru/cntnt/publikacii3/kollektivn/puti_mira_/kavkaz_v_g.html
56.Ханбабаев К. Религиозный фактор в процессах миротворчества и народной дипломатии на Северном Кавказе // [Электронный ресурс]: http://dhis.dgu.ru/geo2.htm
57.Шевелев В.Н. Внешняя политика современного Ирана: геополитические интересы на Кавказе и юге России //[Электронный ресурс]: http://ippk.edu.mhost.ru/elibrary/elibrary/uro/uro_22/uro_22_10.htm

Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022