Вход

Правящая элита в системе экономических отношений

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Реферат*
Код 339800
Дата создания 07 июля 2013
Страниц 27
Покупка готовых работ временно недоступна.
610руб.

Содержание

Введение
Сущность и природа политической элиты
Структура, классификация, функции политической элиты
Современная правящая элита России, ее отличительные черты и особенности
Процессы элитообразования в контексте «центр-регион»
Заключение
Литература

Введение

Правящая элита в системе экономических отношений

Фрагмент работы для ознакомления

Опыт нашей страны свидетельствует, что политическая элита в условиях командно-административной системы была по своей сути тоталитарной, особенно в период сталинского правления, когда во главе всей системы стоял вождь со своей номенклатурой, каждый представитель которой был лично обязан вождю и обладал своей четко определенной властью на государственном или региональном уровне. Номенклатура возвышалась над государством и партией, использовала (особенно не оглядываясь на законодательство) партгосаппарат и, прежде всего, силовые структуры как свое оружие. Поз­же ситуация несколько изменилась: усилились позиции бюро­кратической составляющей, через которую проводилась политика. Но суть авторитарного тоталитарного правления не менялась.
В свое время открыто признать это, естественно, никто не мог. Многие, даже высокообразованные люди, этого и не понимали, тем более в условиях, когда большинство власть предержащих всячески отрицали свою элитарность. От общественности тщательно скры­вался факт существования особого привилегированного слоя, на­оборот, всячески пропагандировались равенство и справедливость, честность и добропорядочность. Элита же старалась выдать себя за самоотверженных слуг партии и народа. И это давало свои плоды, тем более что многие ее представители действительно честно и са­моотверженно трудились на благо Отечества.
Сегодня ясно, что отрицание элиты никакой позитивной роли не сыграло, особенно в стратегическом плане управления госу­дарственным строительством, скорее, наоборот, нанесло ощути­мый вред, породило нимало негативных последствий: лицемерие, искусственное нивелирование личности, ограничение свободы творчества и волеизъявления. Индивидуальные качества человека, его интересы и устремления подгонялись под общий ранжир тре­бованиями приоритетности общественного и коллективного над личным. Всячески скрывались привилегии и властные преимуще­ства реально существующих элитных слоев.
Идеология эгалитаризма стала теоретической основой формирования закрытой номенклатурно-бюрократической систе­мы. В результате в партийно-государственно-комсомольскую эли­ту нельзя было попасть, не пройдя через многие, часто искусст­венно созданные заслоны всевозможных ограничений и требова­ний. Не всегда помогали профессионализм, порядочность человека и даже его партийность. И это не случайно: в закрытой системе действуют свои законы и критерии, при которых личные успехи, достижения и стремления не имеют приоритетной значимости. На первом месте — поддержка влиятельных людей, личные связи, уме­ние пользоваться законами внутриаппаратных отношений, предан­ность системе, затем — вышколенность, командно-волевые методы в рамках принятых партийно-государственных норм и законода­тельно-утвержденных планов социально-экономического развития. И лишь потом — гуманизм, авторитет, принципиальность, гиб­кость и мудрость в нестандартной ситуации8.
Разве удивительно после этого, что даже на самых высших этажах власти торжествовали серость, пренебрежительное отношение к но­вейшим достижениям науки, авторитарно-бюрократический стиль, безнравственность. Спокойно воспринимались парадность, славо­словие, приспособленчество. Провоцировались протекционизм, под­ношения, злоупотребления служебным положением.
Достигнув своего «потолка», советская элита вошла в стадию застоя и, больше того, буквально на глазах стала терять социаль­ную динамику, профессионализм, активность и энтузиазм. Не по­могли ни меры по преодолению последствий культа личности, ни политика укрепления дисциплины и порядка, ни перестройка. Все неизбежно вело к отчуждению общества от партии и совет­ской власти, росту пропасти между трудящимися и правящей верхушкой, обострению противоречий между партийным аппара­том и коммунистами. Именно это, усиленное формально-анкет­ным и авторитарным подходами к регулированию кадровых отно­шений, в немалой степени способствовало краху КПСС, банкрот­ству многих ее лидеров.
Отечественный опыт продемонстрировал спра­ведливость утверждения о том, что если правящий слой начинает больше заботиться о своих корпоративных интересах, чем о госу­дарственных, становится замкнутым, создает специальные органы для своей защиты от общества, то его крах неизбежен. От уваже­ния народа практически полностью зависят прочность и стабиль­ность элиты, эффективность проводимой ею политики. Отсутствие такого единения – прямой путь к банкротству элиты, свиде­тельство ее бесперспективности, важнейший признак постепен­ного вырождения и самоуничтожения.
Политическая элита имеет и свою структуру. Собственно элита по статусу включает президента и вице-президента страны, членов президентского совета, лидеров представительных органов власти и депутатов, премьер-министра и его заместителей, мини­стров, руководителей администрации и председателей представи­тельных органов власти субъектов Федерации, глав дипломатиче­ских представительств за рубежом, высший слой военного чинов­ничества, лидеров политических партий и общественных движе­ний, руководителей ведущих средств массовой информации. В нашей стране таких людей насчитывается около двух тысяч чело­век. Это и есть правящая элита — элита в узком смысле слова. Зна­чительная часть ее представителей по ныне действующему Перечню государственных должностей занимает политические должности группы «А» (государственные должности, занимаемые лицами, непо­средственно исполняющими полномочия государственных органов)9.
По аналогии можно определить элитный круг на уровне облас­ти, края или республики. Региональная политическая элита, главная составляющая которой — представители местного депутатского кор­пуса и лица, занимающие высшие административные должности, по изложенной выше методике насчитывает 150—200 человек.
Неотъемлемым элементом кадрового корпуса высшего поли­тического звена в демократическом обществе является контрэли­та — группа наиболее влиятельных лиц из оппозиционных пар­тий и движений, члены так называемых теневых кабинетов, оп­поненты официальному правительственному курсу из финансово-промышленных и коммерческих структур, критически настроен­ные авторитетные представители творческой интеллигенции, уче­ные. Контрэлита обладает всеми характерными чертами собст­венно элиты за исключением главного: она не обладает реальной властью и не имеет прямого доступа к государственным управленческим функциям. Она борется за их приобретение и получе­ние статуса субъекта политики в ранге правящей элиты.
Тем не менее контрэлита — реальная политическая сила, неред­ко играющая, особенно в кризисное переходное время, ведущую роль в решении важнейших государственных вопросов. Примером могут служить группы лидеров движений «Демократическая Рос­сия», «Саюдис», «Рух» в годы перестройки. Сегодня в ряды контр­элиты можно отнести руководителей и видных активистов КПРФ, партии «Яблоко», оппозиционно настроенные депутатские объеди­нения, руководителей независимых профсоюзов10.
Важным структурным звеном элитного слоя является около­элитное окружение — ближайшие помощники тех, кто реально делает политику. Это советники и консультанты разных рангов и профилей, члены советов, комиссий и рабочих групп, автори­тетные юристы, публицисты, ученые, писатели и артисты — прежде всего те, кто составляет, как сейчас говорят, команду руководителя, те, кто, будучи на государственной службе, зани­мает должности группы «Б». Эти люди играют роль своеобраз­ных менеджеров, которые, хотя и не занимают ключевые госу­дарственные должности в соответствующих властных структурах, тем не менее облечены достаточными полномочиями и реаль­ными неформальными возможностями для того, чтобы воздей­ствовать на процесс принятия решений.
Они не в меньшей мере, чем их «патроны» имеют доступ к реальным рычагам власти и посредством этого выполняют мно­гие управленческие функции, играют своеобразную интегрирую­щую роль между политиками, управленцами-хозяйственниками, лидерами духовной сферы и командирами военно-промыш­ленного комплекса, руководителями средств массовой информа­ции. Именно через этих людей высшие чиновники и политиче­ские лидеры «соприкасаются» с парламентариями, наиболее влиятельными лицами за рубежом, руководителями различных государственных и частных организаций.
Околоэлитное окружение по многим позициям определяет взаимодействие политико-управленческой элиты с политиче­скими силами общества, с лидерами партий и движений, лобби­стами, СМИ. Поэтому с ним считаются, знают цену не только соб­ственно правящей элиты, но и ее ближайшего окружения. К мне­нию, которое складывается на этом уровне, обязательно прислу­шиваются. Здесь ищут покровителей, понимания, что от позиции околоэлитного чиновничества во многом зависит судьба многих, в том числе государственных вопросов. Околоэлитные круги либо укрепляют позиции и авторитет элиты, либо разрушают их, ос­лабляя тем самым господствующую государственно-политическую систему.
Но чтобы околоэлитные службы, и, прежде всего, люди должно­стей государственной службы категории «Б», работали эффективно и с полной отдачей, необходимы по крайней мере четыре условия: профессионализм управленцев, аналитиков и социально-политических технологов, личная смелость и относительная неза­висимость от конъюнктуры; порядочность, инициативность и по­литико-мировоззренческая преданность государству; способность обновляться, привлекая в свои ряды лучшие интеллектуальные силы не только из среды своих сторонников, но и из оппозиции; доброжелательное и доверительное отношение «сверху». Не слу­чайно россияне в политических лидерах ценят ум и интеллект (66% опрошенных в марте 2000 г.); честность и порядочность (63%); опыт политика (48%); силу воли (38%)'.
В совокупности собственно элита, контрэлита и околоэлитное окружение и представляют собой элиту в широком смысле слова. Без такой элиты, без гармонии и органического единства ее струк­турных элементов, а тем более без компетентности и профессиона­лизма тех, кто обладает властью, не может нормально существовать ни одно социальное образование.
Современная правящая элита России, ее отличительные черты и особенности
Прежде всего она в значительной степени олицетворяет те реальные процессы и противоречия, которые характеризуют современную российскую действительность. Речь идет о неути­хающей идейно-политической борьбе и трудностях поиска соци­ально-политического компромисса; разочарованности россиян первыми результатами реформ, утрате значительной частью насе­ления веры в возможность реальных рыночно-демократических преобразований в постсоциалистической стране, снижении рей­тинга политических институтов, усилении противоречия по ли­нии «бюрократия — гражданское общество»; обеспокоенности общества растущей преступностью, процветанием олигархических структур, реальной опасностью «прорыва во власть» уголовных авторитетов; об усталости народа от безработицы, бытовой неуст­роенности и терроризма11.
Указанные факторы не только не облегчают, а, наоборот, за­трудняют становление политической элиты, отрицательно влияют на механизмы ее формирования и воспитания. В связи с этим уме­стно вспомнить Н. Макиавелли, который призывал иметь в виду, что нет дела более трудного по замыслу, более сомнительного по успеху, более опасного при осуществлении, чем вести реформы и вводить новые учреждения. Причем все это естественно, ибо людям свойственны неверие и страх. Они не поверят в новое до тех пор, пока не увидят, что уже образовался прочный и полезный опыт. Ак­туальность этих слов для современной российской действительно­сти несомненна, тем более если принять во внимание, что элита проходит лишь начальный этап «первичной стабилизации» и «ук­репления своих позиций в политике и экономике», что руково­дящий кадровый корпус страны по-прежнему находится в кри­зисном состоянии.
Противоречивость ситуации состоит в сокращающейся социальной базе и в узости источников формирования кадров демо­кратической формации: наряду с определенным слоем бывших диссидентов и представителей правозащитных движений, лидеров молодых политических движений и блоков главными ее источни­ками являются прежняя партийно-комсомольская номенклатура, административная бюрократия, бизнес-элита, научная и духовно-культурная элиты.
В подтверждение этому тезису достаточно привести следую­щие данные. В нынешнем высшем российском руководстве на­считывается порядка 20—25% представителей старой номенклату­ры; 41% общего состава административно-управленческой элиты наиболее значимый опыт руководящей работы получили в преж­них партийных и советских органах, каждый десятый — на комсомольско-общественной работе. Тем не менее большинство из них, стараясь идти в ногу со временем, являются сторонниками демократических реформ и рыночных экономических преобразо­ваний, хотя далеко не всех удовлетворяют «достижения» в реше­нии социальных проблем, проблем военно-промышленного и аграрного комплексов. Раздражают внутриэлитная борьба, не­профессионализм решений многих государственнх задач. Со­гласно методике социологического анализа И. Куколева и Т. Рысковой властвующую элиту можно классифицировать сле­дующим образом:
прагматики — слой, состоящий из руководителей старших поколений, подавляющее большинство которых — управленцы с большим производственно-партийным стажем работы, богатым жизненным опытом и достаточно высоким личным авторитетом;
хозяйственники — слой, состоящий из бывших руководителей крупных производственных коллективов или соответствующих структур в ведомствах. Некоторые обладают опытом руководящей работы в органах исполнительной власти регионального уровня. Отличительная черта — отсутствие серьезного опыта политиче­ской и организаторской работы;
партфунщионеры — слой, состоящий в основном из наиболее активных представителей партийно-советского аппарата, из лю­дей, обладающих помимо технического или сельскохозяйствен­ного образования, дипломом об окончании партийно-комсо­мольского высшего учебного заведения. Эта группа сильно диффе­ренцирована по политико-мировоззренческому основанию и включает в себя представителей практически всего спектра поли­тических направлений в стране;
администраторы — слой, в составе которого преобладают представители административно-управленческого персонала. Большинство представителей этого сектора относительно легко усваивают принципы и ценности рыночно-демократических пре­образований, демонстрируют новый тип руководства;
преподаватели — слой, состоящий из представителей гуманитарной интеллигенции, влиятельных юристов, немногочисленной прослойки военных. Многие из них новички в политике и госу­дарственной службе. Их главный мировоззренческий ориентир — идеи демократических преобразований, принципы социальной справедливости и гуманизма. Более 60% его состава имеют степени кандидатов и докторов наук.
В отличие от западных элитных групп, где стартовые возмож­ности и стратегия политической социализации во многом опре­деляются социальным происхождением человека, его принадлеж­ностью к влиятельной партии и индивидуальным психологиче­ским складом, в отечественных условиях место этих факторов занимают связи с предшествующей номенклатурной элитой, уме­ние человека устанавливать и поддерживать «деловые отношения» с нужными людьми. Демократия, правовое социальное государство нуждаются в профессионалах государственного масштаба с основа­тельной правовой, исторической и политологической подготовкой, владеющих основами социальной психологии и менеджмента, в элите, при которой власть стала бы «совестливой» и высоконравст­венной12. Только такую элиту народ понимает, подчиняясь ей без внешнего давления и принуждения.
Поэтому жизненно важной становится переориентация элиты с производственно-технологической на гуманитарную сферу. Не случайно система государственного управления так живо отреаги­ровала на позывные горбачевской перестройки, а тем более ны­нешних реформ: если в составе последнего ЦК КПСС и Верхов­ного Совета СССР юристы и экономисты занимали незначитель­ное место (1—1,6% и 2—3% соответственно), то нынешняя пра­вящая элита страны включает в себя более 24% специалистов с юридическим и экономическим образованием. Одновременно сокращается число технократов. За последние десять — двена­дцать лет технократический сектор в правящей элите страны со­кратился более чем в два раза.
Немаловажно и то, что практически каждый второй предста­витель нынешнего высшего управленческого слоя имеет ученую степень доктора или кандидата наук. В высшем федеральном ру­ководстве таких специалистов более 70%, что в 3,3 раза больше, чем было в начале восьмидесятых годов. Демократические ре­формы требуют своего: ведь не случайно в.США среди парламен­тариев 51% юристов, в ФРГ — 33%, в Великобритании — 21%. Уже более трех десятилетий назад в Великобритании общеобразо­вательный уровень в объеме двух университетов был характерен для 70% административной и 52% политической элиты, в ФРГ соответственно для 60 и 43%.
Отсюда понятно стремление многих политических активи­стов, высших государственных чиновников, руководителей адми­нистраций различного уровня продолжить свое образование и тем самым на новой научной базе познать современную реальность, определить свое место в ней, а значит, действовать более энер­гично, внося свежую живительную струю в повседневную прак­тику реформирования общества.
Сейчас четко просматривается тенденция выхода на полити­ческий олимп молодых, и не только по возрасту, политиков, не прошедших серьезной школы государственно-политического ме­неджмента, не обладающих соответствующей выучкой в местных органах власти, не говоря уже об опыте хозяйственного управле­ния в рыночных условиях. Вот почему следует поддержать стрем­ление создать в России современную систему государственного управления с соответствующей инфраструктурой подготовки кадров для нее, меры по повышению квалификации руководителей высшего звена в ведущих отечественных и зарубежных вузах.
Пока же у власти находится элита посттоталитарного-преддемократического общества. Это элита доминантного типа — демо­краты в сочетании со вторым и третьим эшелонами бывшей пар­тийно-комсомольской номенклатуры и аутсайдерами прошлой по­литической жизни. Это уже не «коты» застоя и не «львы-управленцы» твердой власти тоталитарной политической системы, а скорее всего политики-прагматики, склонные к «правильным заяв­лениям» и хитрости, закулисным маневрам, выгодным союзам с бизнесменами и банкирами. Многим из них не хватает профессио­нального политического чутья, стратегического мышления, умения предвидеть ход событий, чувствовать социальные боли общества.
Поэтому вполне естественно, что многие представители ны­нешней молодой российской элиты не всегда остаются в большой политике, с трудом овладевают оптимальным стилем и адекват­ными методами руководства, не всегда способны грамотно ис­пользовать открывающиеся перед ними возможности. Отсюда реальность: высокая кадровая мобильность высших эшелонов власти. Хотя, по мнению некоторых экспертов, в правящей верхуш­ке страны не так уж много кадровых перестановок и отставок. Жизнь, несмотря ни на что, отсеивает тех, кто скомпрометировал себя, продемонстрировал профессиональную непригодность, про­явил амбициозность, претендуя на роль единоличного стратега или государственного идеолога. В то же время трудно рассчиты­вать на стабильность в обществе и персональную ответственность за положение дел в соответствующей сфере, если средняя про­должительность работы во властных структурах высокопостав­ленных руководителей не превышает семи лет.
Но дело не только в кадровых перестановках. Реальная жизнь богаче, в ней действуют и многие другие факторы. Любая рево­люция порождает ожидания и надежды, которым никогда не су­ждено осуществиться, и кто-то должен нести за это ответствен­ность. Революция находит виноватых: сначала — людей прежнего режима, потом — их адвокатов, наконец — собственных лидеров. Этот феномен имеет всеобщий характер и, очевидно, находит проявление в нынешней российской действительности.

Список литературы

1.Благоволим С. Бедная Россия // Независимая га¬зета. - 1999. 26 нояб.
2.Блондель Ж. Политическое лидерство. - М., 1992.
3.Гаман О.В. Политические элиты: эволюция теоретических концеп¬ций. - М., 1996.
4.Гаман-Голутвина О. В. Террариум единомышленников// Независимая газета. 1999. 2 июня и др.
5.Ильин М.В., Коваль Б.И. Личность в политике: «кто играет короля?» // Полис. - 1991. - №6. - С.138.
6.История и современные проблемы общества и человека: Сб. науч ст. / ВГПУ. – Волгоград: Перемена, 1995. — 80 с. (Сер. Философские беседы.)
7.Локк Дж. О государственном правлении //Избр. философ, произв.: В 2 т. — М., 1960. - Т. 2.
8.Миллс Р. Властвующая элита. - М., 1959.
9.Оценки политической ситуации и институтов государственной власти. Со¬циология власти // Информационно-аналитический бюллетень РАГС. — 1999. — № 2-3. - С. 41.
10.Политическая социология / Под ред. Чл.-корр. РАН Ж.Т.Тощенко - М., «Юнити», 2002.
11.Политология. Справочник студента. — М.: Филологическое общество «СЛОВО», 000 «Фирма "Издательство ACT"», 1999.
12.Политология: Учебник Российской академии гос. службы при Президенте РФ. - М., Изд-во РАГС, 2002.
13.Тощенко Ж. Как же назвать тех, кто правит нами? // Неза¬висимая газета. 1998. 30 дек.

Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022