Вход

Физика Аристотеля

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Реферат*
Код 339782
Дата создания 07 июля 2013
Страниц 16
Покупка готовых работ временно недоступна.
610руб.

Содержание

Вступление
1. Вторая философия или физика Аристотеля
1.1. Математика
1.2. Предмет физики
1.3. Случайность и самопроизвольность
1.4. Дело физика
1.5. Бесконечное
1.6. Космология Аристотеля
1.7. Ненаучностъ метода Аристотеля
Заключение
Список литературы

Введение

Физика Аристотеля

Фрагмент работы для ознакомления

В отличие от первой философии, которая изучает неподвижное и от материи обособленное, и от математики, которая изучает неподвижное и необособленное, обособляемое только мыслью, физика изучает подвижное и не обособленное от материи, она «имеет дело с таким бытием, которое способно к движению, и с такой сущностью, которая в преимущественной мере соответствует понятию, однако же не может существовать отдельно [от материи]» [4]. Физические сущности не могут существовать без материи так же, как, скажем, курносость не может существовать без носа. С другой стороны, физические сущности в отличие от математических, подобно метафизическим существуют самостоятельно. Поэтому Аристотель и ставил физику на второе место после метафизики [3] и говорил о ней как о «второй философии». Предмет физики – природa, а «природа есть [только] отдельный род существующего» [4].
Природа. Древнегреческое «фюзис» (природа) динамично. В словаре философских терминов Аристотель отмечает, что о природе говорится в шести значениях. Это и 1) возникновение рождающихся вещей, и 2) то основое в составе вещи, из чего вещь рождается, и 3) источник первого движения каждой из природных вещей, и 4) тот основной материал, из которого или состоит, или возникает какая-либо из вещей, т.е. материя. Кроме того, по Аристотелю, природа есть 5) форма и 6) сущность. Подытоживая, Аристотель говорит, что «природою в первом и основном смысле является сущность, а именно сущность вещей, имеющих начало движения в самих себе, как таковых» [4]. Что касается материи, то она является природой лишь постольку, поскольку способна определяться через сущность.
Вопрос о том, что такое природа, разбирается и в «Физике». Там философ прежде всего отличает естественное от искусственного, созданного человеком, и говорит, что «природа есть известное начало и причина движения и покоя для того, чему она присуща первично, по себе, а не по совпадению» [2]. Аристотель здесь четко различает материалистическое и идеалистическое понимание природы: «Она есть первая материя, лежащая в основе каждого из тел, имеющих в себе самом начало движения и изменения» и «она есть форма и видя согласно понятию». Аристотель подчеркивает, что «природа двояка: она есть форма и материя», или «природа двояка: с одной стороны, как материя, с другой – как форма». Однако философ не удерживается на позициях даже дуализма и склоняется к идеализму, говоря, что все же «скорее форма является природой, чем материя», «форма есть природа» [3]. Идеалистическое истолкование природы Apистотелем еще более отчетливо сказывается в его учении о физической целесообразности.
Телеология в природе. Форма связана, как известно, с целью. Цель и источник движения – внешние причины, а форма и материя – внутренние. Цель – это форма, которая еще должна стать внутренне присущей вещи, форма – это цель, которая уже стала внутренне присущей вещи. Аристотель рассматривает природу органицистски: это как бы единый живой организм, где «одно возникает ради другого». Он утверждает, что «трудно решить, что препятствует природе производить не «ради чего» и не потому, что «так лучше»», что «имеется причина «ради чего» в том, что возникает и существует по природе», так что «природными существами являются все те, которые двигаются непрерывно под воздействием какого-то начала, либо начала в них самих доходят до известной цели» [6]. Правда, приводимые Аристотелем примеры касаются в основном лишь живой природы (как флоры, так и фауны) и характеризуют скорее целесообразность строения и деятельности особи как таковой, чем целесообразность взаимоотношений между особями одного и того же, а тем более разных видов. Но в принципе Аристотель все это допускает, как допускает он и целесообразность в отношениях между живой и неживой природой. Дождь, например, по его мнению, идет для того, чтобы рос хлеб. И не прав тот, кто думает, что данная цепь явлений самопроизвольна и означает лишь совпадения. Испарения не случайно поднимаются вверх и, охладившись, падают дождем. Но отрицая случайности и самопроизвольности, Аристотель подчиняет их целесообразности [9].
1.3. Случайность и самопроизвольность
Назвав четыре причины, Аристотель беспокоится, не упустил ли он что-нибудь, ведь другие философы называют в числе причин также случай и самопроизвольность. У этих философов «сами собой возникают вихрь и движение, разделяющие и приводящие в данный порядок вселенную» [2]. По-видимому, имеются в ввиду Левкипп и Демокрит. Стагириту известны и мнения, отрицающие случайность. При этом он ссылается на какое-то «древнее изречение» и на высказывания некоторых философов о том, что для всего, возникновение чего мы приписываем самопроизвольности и случаю, имеется определенная причина (здесь, по-видимому, Аристотель опять имеет в виду Левкиппа и Демокрита, но их учение не о возникновении мира, а о происходящем в мире).
Аристотель подчеркивает объективность случайности. Он ссылается при этом на обыденное сознание: «Все говорят, что одно возникает случайно, другое не случайно». Философ согласен с тем, что все имеет свою причину. Но причина причине – рознь. Есть «причина сама по себе» и есть «причина по совпадению», и «причина по себе есть нечто определенное, по совпадению – нечто неопределенное, так как в одном предмете может совпадать бесконечно многое». Поэтому далеко не все существует необходимым образом. Аристотель выступает против того, что позже получило название «фатализм». Философ определяет случайное как «то, что, правда, бывает, но не всегда и не необходимым образом, а также и не в большинстве случаев» [3]. Признавая объективность случая, Аристотель вместе с тем подчиняет его целевой причине. Случайность оборачивается у него непреднамеренностью. «Непреднамеренность – это случайная причина в... группе целесообразного». Когда что-то происходит по совпадению «с явлениями, возникающими ради чего-нибудь, тогда и говорят «самопроизвольно» («само собой») и «случайно»». Поэтому «и случай и самопроизвольное... суть причины по совпадению для событий, не могущих возникать прямо и по большей части, и притом таких, которые могут возникнуть ради чего-нибудь», короче говоря, «случай есть причина побочным образом» [10].
Итак, Аристотель не считает, что случайное и самопроизвольное – некая самостоятельная причина, достойная включения в список четырех первоначал сущего, а тем более заменяющая и вытесняющая если не все эти причины, то некоторые из них. Он говорит, что «ничто случайное [привходящее] не стоит впереди того, что в своей собственной природе... это применимо и к причинам. Если поэтому непреднамеренность и самодвижение выдвигаются как причина вселенной, то впереди их в качестве [такой] причины стоят разум и природа», или «самопроизвольное и случай есть нечто более второстепенное, чем разум и природа; таким образом, если даже в очень большой степени причиной устройства мира была самопроизвольность, необходимо все-таки, чтобы прежде разум и природа были причинами как многого другого, так и этой вселенной» [3].
1.4. Непреднамеренность и самопроизвольность
До сих пор о непреднамеренности и самопроизвольности говорилось как о чем-то едином. Теперь вслед за Аристотелем различим их.
Самопроизвольное – род, а случайное (непреднамеренное) – вид: все случайное в то же время самопроизвольно, а последнее не всегда случайно. Аристотель поясняет: «Мы говорим «самопроизвольно» или «само собой» относительно событий, происходящих прямо ради чего-нибудь, когда они происходят не ради случившегося и причина лежит вне». Самопроизвольность свойственна и неодушевленным предметам, и живым существам, например детям, т.е. тем, кто, совершая целенаправленные действия, не обладает способностью выбора. Поэтому случайность – это нечто большее, чем самопроизвольность: мы говорим «случайно» о событиях, которые происходят как бы сами собой с существами, обладающими способностью выбора. Таким образом, «случай есть причина по совпадению для событий, происходящих по предварительному выбору цели» [9].
Необходимость. В аристотелевском словаре философских терминов о необходимости говорится в трех значениях: это 1) условие, без которого невозможна жизнь или благо; 2) насильственное принуждение, идущее наперерез естественному влечению; 3) то, что не может быть иначе. Последнее определение включает в себя и два первых. Разновидностью того, что не может быть иначе, Аристотель считал логическую необходимость – доказательство. В полном смысле необходимы только «вечные и неподвижные вещи». В «Физике» при истолковании необходимости философ колеблется между материализмом и идеализмом. Он говори, что «в явлениях природы необходимость есть так называемая материя и ее движения». Эту материальную необходимость он противопоставляет целесообразности, связывая последнюю с понятием: «Необходимость заключена в материи, а «ради чего» – в понятии», которому присуща также своя необходимость: «Может быть, и в самом понятии имеет место необходимость» [10].
1.5. Дело физика
Казалось бы, для физика наибольшее значение должны иметь материальная и движущая причины, поскольку физическая сущность вещественна и подвижна. Однако Аристотель полемизирует с теми, кто, исходя из того, что говорили древние (например, Эмпедокл и Демокрит), думают, что «дело физика – материя». Стагирит считает, что физик, изучая природу, должен искать в ней все четыре причины: «Физику надлежит знать обо всех и, сводя вопрос «почему» на каждую из них – материю, форму, движущее начало и цель, он ответит как физик». Более того, физик должен отдавать предпочтение целевой причине перед материальной, он говорит об обеих, но «больше же о причине «ради чего», ибо она является причиной определенной материи, а не материя причиной определенной цели» [10]. Телеология лежит у Аристотеля и в основе определения движения как изменения вообще.
Определение движения как изменения вообще. Выше говорилось, что понимание диалектики возможности и действительности позволяет Аристотелю определить в самом общем виде движение как изменение вообще: «Движением надо считать осуществление в действительности возможного, поскольку это – возможное» [3]. Эта тема подробно развивается в «Физике». Там говорится, что «движение есть энтелехия (т.е. осуществление. – А.Ч.) существующего в потенции» [10]. Аристотель придает большое значение познанию движения: «Незнание движения необходимо влечет за собой незнание природы», ибо «природа есть начало движения и изменения». Итак, «движение есть энтелехия возможного, поскольку оно возможно», «энтелехия подвижного, поскольку оно подвижно» [9].
Виды изменения (движения). Аристотель говорит, что «все изменяющееся изменяется всегда или в отношении сущности, или количества или качества, или места» [10]. С другой стороны, «не существует движения ни сущности, ни отношения, ни действия и страдания, остается только движение в отношении качества, количества и места». Дело в том, что в случае качества, количества и места все имеет противоположность себе, в остальных же случаях его нет. Так как проблема оформления и утраты формы, т.е. вопрос об отношении формы и материи, относится к первой философии, его здесь оставим в стороне и займемся другими тремя бесспорными видами движения. «Движение в отношении качества, – пишет философ, – мы назовем качественным изменением; это наименование является общим для обеих противоположностей... Движение в отношении количества не имеет общего названия, в частности же рост и убыль. Движение в отношении места не имеет ни общего, ни частного названия; назовем его перемещением» [4]. Аристотель при этом подчеркивает, что качественное изменение – это изменение в пределах одной и той же формы.
1.6. Бесконечное
Большое внимание Аристотель уделяет проблеме бесконечного. Он указывает пять оснований, исходя из которых люди приходят к идее бесконечного: «...из времени (ибо оно бесконечно), из разделения величин (ведь и математики пользуются бесконечным); далее, что только таким образом не иссякнут возникновение и уничтожение, если будет бесконечное, откуда берется возникающее. Далее, из того, что конечное всегда граничит с чем-нибудь, так что необходимо, чтобы не было никакого предела, раз необходимо, чтобы оно всегда граничило с другим. Но больше всего и главнее всего – что доставляет для всех затруднение – на том основании, что мышление не останавливается». Проблема бесконечного, таким образом, выходит за пределы физики, ибо бесконечное существует и в области математики, и в области мысли. Поэтому «может ли находиться бесконечное в вещах математических, и в мыслимых, и не имеющих величины – это относится к общему исследованию вопроса», – говорит Аристотель в «Физике» [10]. Такого общего исследования проблемы бесконечного мы в «Физике» не находим.
Однако и в «Физике» Аристотель все-таки выходит за пределы собственно физического аспекта проблемы. Он говорит не только о величине, но и о числе, а это уже математическая сторона бесконечного.
Аристотель подчеркивает трудность проблемы бесконечного, так как «много невозможного следует и за отрицанием его существования, и за признанием» [2].
Аристотель противопоставляет бесконечное целому и законченному. Поскольку бесконечное есть процесс, то оно всегда незаконченно. Не может быть бесконечного числа, а может быть число больше данного. Бесконечное число нельзя счислить. Если бы оно было счислимым, то можно было бы пройти до конца и бесконечность. Целое и законченное – это то, вне чего ничего нет. Аристотель дает диалектическое, процессуальное понимание бесконечности: «То, вне чего всегда есть что-нибудь, то и есть бесконечное». Таким образом, бесконечное – это лишенность целостности, это материя, оно не объемлет, а объемлемо формой – оно непознаваемо и неопределенно [4].
Выводы Аристотеля. Анализируя те пять оснований, исходя из которых люди приход к идее бесконечности, философ делает следующие выводы: 1) время действительно бесконечно. Но лишь в смысле прибавления все нового при исчезновении старого, смене, т.е. время бесконечно, как всегда иное. Как говорилось выше, взятое всегда будет конечным, но всегда разным и разным. То, что ушло в прошлое, исчезло, прибавляется все новое время и тут же исчезает в прошлом. 2) Что касается разделения величин, то в данном случае есть только потенциальная бесконечность, в этом смысле и время бесконечно, поскольку оно есть величина. Все величины бесконечны в смысле неисчерпаемости их деления, но это не делает их, как думал Зенон, бесконечно большими величинами (т.е. Аристотель подходит к мысли, что бесконечная сумма бесконечно малых величин есть конечная величина). 3) Источнику возникновения для того, чтобы не иссякнуть, не обязательно быть бесконечным. Он может быть неиссякаемым и в то же время конечным, для этого достаточно круговорота, когда возникшее, погибая, дает начало новому возникновению. 4) Не всякое ограничение тела предполагает наличие чего-либо за его пределами, и это, следовательно, не доказывает существования бесконечности, в данном случае – актуально бесконечного пространственного тела. 5) Наконец, не все то, что мыслимо, есть в действительности, и, хотя мы можем мыслить бесконечное число как не неимеющее предела в направлении к наибольшему, это не значит, что бесконечное существует в действительности [9].
1.7. Ненаучностъ метода Аристотеля
Аристотель считал, что физика должна быть чисто умозрительной дисциплиной. Метод физики Аристотеля – аналитический. Философ расчленяет стихийно сложившиеся представления и понятия о природе, движении, времени, пространстве, случайности, необходимости и т.д. Анализ Аристотеля глубокомыслен. Он находит в этих понятиях и представлениях разные смыслы и противоречия. Он выявляет их рациональный смысл, формулирует проблемы, находит в них противоречия, иногда даже находит их решение. Но решения эти никогда не подкрепляются экспериментом. Физика Аристотеля совершенно оторвана от деятельности. У него нет и намека на экспериментальный метод. Правда, иногда Аристотель признает, что «убедиться в этом можно путем индукции», но он нигде не пытается проверить свои гипотезы, поэтому его положения остаются все же на уровне антиномий, противоречивых гипотез. У Аристотеля нет того восхождения от частного к общему и обратного нисхождения, которые мы находим у родоначальника опытной науки Нового времени Фрэнсиса Бэкона, который самим названием главного своего труда «Новый Органон» подчеркивал отличие своего метода от аристотелевского [1].
Заключение
Таким образом, физика Аристотеля не всегда была на вершине физики его времени. Стагирит не принял ни догадки пифагорейца Филолая о том, что Земля – не центр мира, ни атомизма Левкиппа – Демокрита, он остался на позициях геоцентризма (на два тысячелетия утвердив его) и архаического представления о веществе как совокупности четырех стихий, состоящих в свою очередь из комбинаций сухого, холодного, влажного, горячего (вода – влажное и холодное, земля – сухое и холодное, воздух – влажное и горячее, огонь – сухое и горячее). Физика Аристотеля подчинена его метафизике, телеологии и теологии. Но все же в активе физики Аристотеля были и немаловажные моменты – учение о вечности и несотворенности материи, движения и мира.

Список литературы


1.Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, изд-во Проспект, 2003. – 608 с.
2.Аристотель. В 4-х т. Т. 3: Перевод / Вступ. Статья и примеч. И.Д. Рожанский. – М.: Мысль, 1988. – 613 с. – (Философское наследие).
3.Аристотель. Метафизика. Пер. и примеч. А.В. Кубицкого. – М.–Л., 1984. – 537 с.
4.Аристотель. Физика. Пер. В.П. Карпова. – М.: Мысль, 1987. – 279 с.
5.Голубинцев В.О. Философия науки. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2007. – 541 с.
6.Зубова Е. Аристотель. – М.: Издательство Академия наук, 1992. – 366 с.
7.Канке В.А. Основы философии. – М.: Логос, 2005. – 288 с.
8.Философия: Учебник / Под ред. Проф. В.Н. Лавриненко. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Юристь, 2004. – 520 с.
9.Чанышев А.Н. Аристотель. – М.: Мысль, 1998. – 200 с. – (Мыслители прошлого).
10.Aristotelis Werke in deutscher Ubersetzung, 20 B. Berlin, 1978-1989.

Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022