Вход

Географический детерминизм функционирования (развития) общества

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 327823
Дата создания 08 июля 2013
Страниц 70
Покупка готовых работ временно недоступна.
4 520руб.

Содержание

Оглавление


Введение
1.Теоретико – методологические аспекты географического детерминизма
1.1.Исторические аспекты возникновения и развития географического детерминизма
1.2.Особенности методологических подходов на современном этапе
2.Особенности географического детерминизма в социальном, культурном и этническом развитии общества
2.1.Географический детерминизм как фактор социального развития
2.2.Роль географического детерминизма в культурном развитии общества
2.3. Географический детерминизм как фактор этнического развития
3.Процессы глобализации и географический детерминизм
3.1.Влияние глобализации на развитие общества в рамках природной среды
3.2.Перспективы применения географического детерминизма в будущем
Заключение
Список использованной литературы



Введение

Географический детерминизм функционирования (развития) общества

Фрагмент работы для ознакомления

Работы К.Риттера были хорошо известны в России, а сам германский исследователь был избран почетным членом Российской академии наук. Его лекции в Берлине слушали многие российские ученые—И.В.Киреевский, М.П.Погодин, Т.Н. Грановский, Н. Г. Фролов, С. М. Соловьев, Д. И. Каченовский и др. И это безусловно способствовало укоренению в умах отечественных историков идеи о влиянии географической среды на развитие общества, активно использовалось ими при разработке собственных концепций исторического развития.
С. М. Соловьев считал одним из основополагающих факторов исторического развития России влияние географических условий. По его утверждению, единообразие природных форм Великорусской возвышенности предопределило единообразный характер хозяйственных занятий, которые в свою очередь способствовалиунификации обычаев, нравов, верований и судеб русской государственности26. С.М.Соловьев одним из первых указал роль «леса» и «степи» в развитии России: характерное для Восточной Европы чередование леса и степи способствовало, по его мнению, появлению у русских внутриэтнических различий.
Сравнивая географические условия Западной и Восточной Европы, С.М.Соловьев показывал, что преимущество ландшафта Западной Европы, благоприятные природные условия, выход к морю способствовали как социально-экономическому, так и политическому развитию европейских государств и народов.
Проанализировав значение природных условий климата и географического ландшафта - для истории народа и государства, С. М. Соловьев одним из первых русских ученых включил в понятийно-терминологический инструментарий исторического исследования понятие «географический ландшафт», связав его с проблемой изучения государственности. В основе исследования Соловьева был применен комплексный подход для определения роли природно-географических, демографических, этнических и внешнеполитических факторов в историческом развитии России.
В концепции С. М. Соловьева географический фактор выступал активным началом в русской истории, а не простым элементом характеристики природы и географического положения страны. До С.М.Соловьева русские историки ограничивались лишь указанием на географическое положение России, не задаваясь целью определить существо его влияния на развитие общества и государства.
Оценивая данный аспект научного вклада историка, И. Д. Ковальченко и С. С.Дмитриева справедливо отмечают, что заслуга С. М. Соловьева состоит в более глубоком анализе влияния географического фактора на формирование российского общества и его культуры, а главное— в раскрытии его связей с другими факторами, условиями27.
В понимании Ф.Ратцеля народ, проживающий в течение долгих столетий на одной и той же земле, преобразует свое жизненное пространство в соответствии с собственной культурой. «Культура часто изменяет страну в гораздо большей степени, - писал он, - чем природные условия, человек производит изменения известной страны просто уже одним своим присутствием, и он это делает не только там, где он поселяется, но даже и там, где он просто останавливается и движется. . . »28.
Именно Ф.Ратцелем и было впервые осмыслено взаимовлияние природы и культуры в аспекте исторического времени. Он, в частности, указывал на ошибочность трактовки отношений человека и географической среды как неизменных, качественно константных на всех этапах человеческой истории. Германский ученый утверждал, что действие природного фактора опосредуется в своем влиянии на человека хозяйственными, экономическими и культурно-историческими условиями.
Представители одной и той же этнической общности обладают определенным набором духовных свойств. Такими свойствами, как правило, выступают язык, бытовая культура, а также и территория. Все эти свойства этноса имеют феноменальную природу в том смысле, что приписывание этих свойств определенной общности в качестве атрибутов, определяющих ее, невозможно считать объективным с естественно-научной точки зрения. В этническом сознании язык, обычаи, традиции, территория и другие значимые явления социокультурного мира выступают в качестве символов.
Представители американской исторической школы ХХ в. (К.Уисслер, А.Кребер, А.Гольденвейзер и др.) ввели понятие «культурный ареал», характеризующийся распространением целых серий элементов культуры. Культурные ареалы они объединяли в «пищевые области» (оленя-карибу, бизона, лосося, маиса, маниока, интенсивного земледелия и др.), которые очень четко улавливают тесную взаимосвязь человека с природой.
Указанные взаимоотношения лежат в основе теории культурной экологии Д.Стюарда и его последователей, так называемой школе «экологической антропологии». Приспособление каждой культуры к данной естественной среде, по мнению Стюарда, предполагает взаимодействие двух элементов: естественной среды и определенных культурных изобретений, с помощью которых эксплуатируется естественная среда. Среда не только допускает применение определенной технологии или препятствует ему, но специфические черты окружающей среды могут вызвать также социальные приспособления с далеко идущими последствиями. Именно разнообразием природных условий он пытался, по сути, объяснить многолинейность развития человеческого общества. Стюард подчеркивает отличие своей концепции от идей географического детерминизма. Если последняя учитывает значение всей совокупности естественных особенностей среды, то культурная экология отводит определяющее значение только тем природным ресурсам, от которых зависит существование данной группы.29
Концепция хозяйственно-культурных типов (ХКТ), разработанная в самом общем виде отечественными учеными М.Г.Левиным и Н.Н.Чебоксаровым в середине XX столетия, и в настоящее время продолжает детализироваться и уточняться. Данная концепция вобрала в себя идеи различных зарубежных и отечественных исследователей (Э.Хана, школы «экологической антропологии», С.П.Толстова и др.) и основывается на идее о том, что у народов, находящиеся на одном и том же уровне социально-экономического развития и в одинаковых природно-географических условиях, не зависимо от степени родства или культурных контактов, возникают сходные элементы в культуре.
Вот только один пример, приводимый этнологом Ю.В. Бромлеем и писателем Р.Г. Подольным в книге «Создано человечеством» (1984). «Далеко друг от друга лежат Швейцария и Непал. Их истории никогда не пересекались.
Жители Швейцарии и Непала принадлежат к разным расам, говорят на совсем несхожих языках, находятся на разных уровнях развития. Но обе эти страны горные. И в жизни обитателей высокогорных районов обоих государств исследователи видят множество общих черт. И тут и там от пастушьих домиков на высокогорных лугах извилистые тропы ведут к деревням, расположенным на пологих склонах. И тут и там сады примыкают к двухэтажным домам с двухскатными дощатыми крышами, в которых люди живут на втором этаже, а первый этаж для скота. И тут и там оконные рамы покрывают сложным резным узором.
И у швейцарских горцев, и у непальцев большая часть жизни протекает на кухне, где стоят массивные столы и дымят открытые очаги. Очень схожи и способы ведения хозяйства. У каждой семьи есть небольшие поля и покосы у самой деревни, а кроме того, более отдаленные участки земли на горных склонах. Но сами высокогорные леса и альпийские луга находятся в Непале, а частично и в Швейцарии, в собственности деревни. Такое сходство легко понять. Похожи земли похожи и способы землепользования. Но сходство в образе жизни идет много дальше. У шерпов Непала решения по всем важнейшим вопросам принимаются на общем собрании деревни, и у швейцарцев так было еще сравнительно недавно. В число подобных вопросов входит, например, когда, сколько скота и на какие пастбища гнать, когда и что сеять, где заготовлять лес. И, как почти у всех, горных народов особо подчеркнутое уважение к старшим и строжайшая дисциплина.
Поразительный ряд совпадений демонстрируют нам праздники и будни, искусство и быт горцев разных частей света»30
Современные разработчики данной идеи идут по пути насыщения ХКТ более реальными параметрами. Отчасти это видно из ранее упоминавшегося разделения ХКТ на основные, базовые (группы хозяйственно-культурных типов) . I , II и III-й, и производные от них («локальные», по Р.Ф.Итсу, Б.В.Андрианову). Далее, некоторые исследователи (в частности, Б.В.Андрианов) начинают активно пользоваться новыми теоретическими подходами географов к дифференциации географической оболочки Земли. В частности, типологией В.Б.Сочавы о трех последовательных уровнях, или порядках, географической среды: планетарном (пояса и природные области), региональном (провинции и зоны) и локальном, или топологическом (урочища, фации). «Подобный дифференцированный подход к систематике природных комплексов и процессов, говорит Б.В.Андрианов, не только отвечает современным задачам физико-географического анализа ландшафтной оболочки, но и дает более правильное представление о иерархичности закономерностей взаимодействия общества и природы»31.
Действительно, с одной стороны, природа серьезно воздействует на общество, поскольку именно из нее берет человек все необходимое для поддержания своей жизни.
Прямые и косвенные следы воздействия географической среды обнаруживаются в самых различных его компонентах, начиная от материальной культуры и кончая этнонимами. Как подчеркивает Ю.В.Бромлей, климат во многом определяет особенности одежды, жилища, набор возделываемых сельскохозяйственных культур, транспортные средства в различные времена года и т. д. Почва, рельеф и гидрография оказывают влияние на характер трудовой деятельности, особенно в сельскохозяйственной сфере, на тип сельских поселений и т. п.
Естественные рубежи (водные преграды, горы, пустыни и т. п.), особенно на ранних ступенях развития общества, играют роль этнических границ. Состав флоры определяет материал жилища и его виды, а вместе с особенностями фауны сказывается на специфике повседневной жизни и даже культурно-хозяйственном развитии тех или иных народов.
Особенности географической среды (климата, почвы, рельефа, флоры, фауны и т. д.) оказывают также определенное влияние на отдельные стороны духовной культуры. Это выражается, прежде всего, в привычках, обычаях, обрядах, в которых проявляются особенности быта народа, связанные с характерными чертами среды его обитания.
Так, определенные климатом циклы земледельческих работ умеренно- го пояса, как известно, способствовали возникновению специфических обычаев и обрядов, совершенно неизвестных «народам» тропических стран.
О значимости культурных факторов при взаимодействии с природой достаточно наглядно свидетельствует тот факт, что хозяйство, культура и социальные отношения народов обычно изменяются быстрее, чем географическая среда. Кроме того, в истории известно немало случаев, когда народы, находившиеся примерно на одинаковом
Современными учеными окружающая среда, общество и технология жизнеобеспечения все больше рассматриваются в качестве единой взаимосвязанной системы, понимаемой как социально-природный комплекс, в котором культура, будучи «наиболее важным адаптивным средством человека, является опосредующим звеном между свойствами психобиологического организма человека и его социальным и физическим окружением»32.
Культура, таким образом, является основным механизмом, посредством которого человеческие коллективы адаптируются к окружающей среде, преобразуют ее, добывают себе продукты жизнеобеспечения наиболее рациональным для данных географических и климатических условий способом.
2.3. Географический детерминизм как фактор этнического развития
Этнос есть социокультурное явление – «исторически сложившаяся на территории устойчивая многопоколенная совокупность людей, обладающих не только общими чертами, но и относительно стабильными особенностями культуры (включая язык) и психики, включая также сознание своего единства и отличия от всех других подобных образований…»33. В отличие от других общностей, этнос обладает внутренними механизмами, обеспечивающими его устойчивость, и выражаются они в особом распределении культурных черт и характеристик между членами этноса. С.В. Лурье трактует этнос как систему различных социокультурных взаимосвязей. Дж. Вико высказывает мысль о единстве человека, истории и культуры, отмечая при этом, что «каждая культура обладает собственной ментальностью и проходит в своем развитии определенный “круговорот” циклов, когда культура, достигая высшей точки своего развития, возвращается на начальную стадию и цикл повторяется снова… Утрата живых истоков, по мысли ученого, приводит культуру к гибели, к новому варварству»34.
Представляется целесообразным осуществить теоретико-методологический анализ эволюции научного осмысления феномена культуры.
В сложную социокультурную цепь «человек – общество – культура» встраивается еще один важнейший элемент – эколого-географическая природная среда.
Ф. Боас, развивая концепцию «поссибилизма», рассматривал природную среду как фундамент, на котором могут возникать и развиваться существенно различающиеся в культурном отношении варианты этнических общностей.
Своеобразным продолжателем концепции Ф. Боаса явился Дж. Стюард, который предлагал анализировать социально-культурные сложности как логическую цепочку, состоящую из следующих шагов: «определенное эколого-культурное ядро – уровни социально-культурной интеграции – культурный тип как продукт культурного ядра – мультилинейная эволюция35.
Идеи тесной взаимосвязи человека, государства с природной средой получили свое развитие и в теории диффузионизма, которая основывалась «на представлении о развитии культуры или различных ее элементов как о процессе распространения их из одного или нескольких определенных центров». В рамках этой теории получили свое развитие и другие научные направления, среди которых – историко-географическое, теория культурных кругов. Ее представители (Л. Фробениус, Ф. Гребнер, В. Шмидт, В. Копперс, Г. Элиот- Смит) предлагали рассматривать каждый элемент культуры как имеющий определенное географическое и этническое происхождение, а каждую культуру рассматривать с точки зрения преобладания в ней самобытных или заимствованных культурных элементов. Для нас данные положения имеют принципиальное значение, поскольку они подтверждают теснейшую взаимосвязь человека, природной среды, этноса и культуры, при этом подчеркивая значение духовной сферы культуры.
Осознание роли природных факторов в формировании этнического сообщества было характерно и для российских ученых. Так, Л.И. Мечников основу всеобщего прогресса человечества видел в различных компонентах географической среды.
Основными факторами, определяющими специфику генезиса государства, он считал «речные коммуникации, выходы к морю, прибрежное или островное положение страны, наличие естественных препятствий (горы, болота, пустыни), пространственное положение страны в отношении государств-соседей и протяженность границ с каждым из них, народонаселение»36. С.М. Соловьев, выделяя два уровня природной детерминации исторического процесса, говорил о «перводействии природы на жизнь народа и опосредованном “ударе” по человеку измененной природы, что требует от народа полной структурной перестройки». Он, в частности, отметил следующую закономерность: «становление русской государственности, распространение русских владений следовало течению рек… Речные системы… содействовали единению народа и государства, более того, они определяли особые системы областей, княжеств»37.
Л.Н.Гумилев также отмечал связи этноса с родным для него ландшафтом, который и определял, по его мнению, этнические особенности общности и способы ее хозяйственной деятельности.
А.Л. Чижевский, опираясь на обширный статистический материал, доказал, что «солнечная активность на многих социальных процессах на земле сказывается с неизменной силой». Кроме того, отмечал ученый, природно-климатические условия, т.е. силы внешней природы, связывают или освобождают заложенную потенциально в человеке его сущность и принуждают интеллект действовать или костенеть38.
В контексте взаимосвязи «человек – культура – этнос» заслуживают внимания и идеи евразийцев, в которых подчеркивается, что в национальной культуре наиболее ярко выражается этническая и национальная психология, обычаи и традиции, духовные потребности и предрасположения, эстетические вкусы и нравственные устремления народа. Л.П. Карсавин наряду с национальными культурами допускает возможность существования европейской культуры как всеединого исторического субъекта39.
П.Н. Савицкий, исходя из эволюционистических принципов, в своей типологии культуры также отмечал особое значение эколого-географической среды, связывая ее со способами землепользования, с образом жизни тех или иных этносов и наций (степь, оседлость, кочевничество), с формами социальной организации и культуры. Он отмечал, что эволюцию культуры можно рассматривать с точки зрения географического перемещения ее центров, т.е. сосредоточий культурных жизней тех народов, которые в ту или иную эпоху оказали влияние на окружающую среду.
Природно-экологический подход к феномену и процессам культуры, постепенно возобладавший в идеологии евразийства, позволил его теоретикам осмыслить единство природы и культуры, учесть в типологии культур специфику отношения к природе тех или иных социальных групп.
Категория жизненного пространства этноса раскрывает внутренний порядок традиционных форм его существования в сферах природно-географической, социально-политической и культурной, в аспектах среды и объекта. Она позволяет понять, как конкретный этнос формировал и изменял в процессе своего существования традиционную систему природопользования (способы освоения ландшафта, формы хозяйствования и т.п., какие именно системы институтов обеспечивал и нормальную жизнь представителям этноса, а также трансформации его традиционной культуры). Все эти сферы находят­ся в постоянном взаимодействии и динамическом равновесии, образуя в рассматриваемой связи этническую среду, обеспечивающую существование этнической системы.
Некоторые элементы ландшафта либо в виде зрительных образов (береза у русских, тополь у украинцев, сакура у японцев и т. п.), либо в сочетании с топонимикой (река Волга у русских, гора Фудзи у японцев и т. п.) становятся своего рода символами этнической принадлежности. О влиянии географической среды на этническое самосознание свидетельствуют топонимы, связанные с тем или иным хозяйственно – культурным типом40.
Тем не менее, взаимодействие природы и общества носит не односторонний, а двусторонний характер. Об этом свидетельствует хотя бы то обстоятельство, что потребление природных продуктов сильно различается в различных обществах.
В одних обществах человек просто присваивает продукты природы, в других «приручает» ее, заставляя производить то, что нужно для его жизни. Результатом такого взаимодействия является не просто адаптация, а специфическая адаптация общества к среде, т. е. культурная адаптация.
Хозяйственная специализация этноса, как правило, обусловлена соотношением в момент возникновения этой специализации двух факторов: уровня его социально-экономического развития, характера среды обитания и специфики хозяйственных традиций данного региона.
Именно от них прежде всего зависит выбор этносом того или иного способа использования естественных средств жизни. Но насколько прочно в нем закрепится такая хозяйственная система, это во многом определяется дальнейшей стабильностью как его социально - экономической жизни, так и природной среды. В случае их длительной стабильности сложившаяся система хозяйства превращается в устойчивую традицию и приобретает как бы силу инерции. И поэтому изменение уровня социально-экономического развития этноса и даже среды его обитания может далеко не сразу повлечь за собой смену традиционной отрасли хозяйства.41

Список литературы

"Список использованной литературы
Научная литература на русском языке:

1.Аверкиева Ю.П. История теоретической мысли в американской этнографии. М., 1979.
2.Антипова А.В. Нормативный эколого-географический прогноз как основа организации рациональной структуры природопользования. Материалы Всесоюзной научной конференции «Проблемы организации территории регионов нового освоения» Ч. 3 – М., 1991. С. 3-9
3.Антипова А.В. Вмещающий ландшафт // История и современность 2006 - № 2. С. 20
4.Андрианов Б.В. Неоседлое население мира. М., 1985.
5.Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. =- Учебник. – М.: Велби, 2005.
6.Банных С. Г. Географический детерминизм от Льва Мечникова до Льва Гумилева. Исторические очерки. — Екатеринбург, 1997..
7.Бердяев Н.А. Судьба России. Кризис искусства. – М. : Канон, 2004.
8.Бжезинский 3. Великая шахматная доска. М., 1998.
9.Бичеев Б.А., Романова А.П. Хлыщева Е.В. Культурология: евразийский контекст. – Астрахань : Астраханский университет, 2007
10.Бромлей Ю.В., Подольный Р.Г.Создано человечеством – М.: политиздат, 1984.
11.Гиппократ. О воздухах, водах и местностях // Избранные книги. М., 1994.
12.Гирусов Э.В.Устойчивое развитие – парадигма XXI столетия // В сб.: Информационные материалы IV Всероссийской научно – практической конференции «Экологическое образование и просвещение в интересах устойчивого развития – Ханты – Мансийск: Полиграфист, 2009
13.Горина Е.Н. Проблемы географического детерминизма в трудах И.И.Мечникова // Известия Саратовского государственного университета. Новая серия: Серия Социология,. Политология 2010 – Т. 10. - № 2. С. 37-38
14.Горфункель А. X. Философия эпохи Возрождения. М., 1980.
15.Гумилев Л.Н. Из истории Евразии. М., 1993.
16.Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли. М.: Ди Дик, 1994.
17.Данилов-Данильян В. И., Лосев К. С. Экологический вызов и Устойчивое развитие: Учебное пособие. — М.: Прогрее-Традиция, 2009
18.Дугин А. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. Мыслить Пространством. М.,2000.
19.Дугин А. Евразийская миссия Нурсултана Назарбаева. М., 2004.
20.Ильин И.А. О грядущей России : избранные статьи / под ред. Н.П. Полторацкого. – М., 1993.
21.Исхаков Д.М. Критика новой евразийской идеологии в Татарстане // Евразийство: историко- культурное наследие и перспективы развития. Уфа, 2000. С. 91 – 93.
22.Карамзин Н.М.. История государства Российского : в 3 кн. Кн. I. В 4 т. Т.1. – М. : Книга, 1988.
23.Карсавин Л.П. Философия истории. – СПб., 1993.
24.Ключевский В.О. Сочинения : в 9 т. Т.1. Курс русской истории. Ч.1. – М. : Мысль, 1987.
25.Косов Г.В. Теория народной художествен- ной культуры : учебное пособие. – Ставрополь : СГПИ, 2008.С. 120.
26.Лукин В.Н. Гражданское общество в глобальном мире: политический анализ проблем и стратегий развития. СПб.: Наука, 2005
27.Монтескье Ш. Избранные произведения - . М., 1955.
28.Мечников Л.И. Цивилизация и великие реки: Статьи. – М., 1995.
29.Наше общее будущее. – М., 1989.
30.Панарин А.С. На рубеже тысячелетий: Россия в поисках цивилизационного и геополитического равновесия // Цивилизации и культуры: Науч. альм. Вып. 3. М., 1996
31.Первушина О.Г. Природно – географические основания формирования культуры России: проблемное поле исследования // Мир науки, культуры, образования 2007 -№ 4. С. 62-68
32.Поздняков Э.А. Концепция геополитики. // Геополитика: теория и практика: Сб. ст. – М.,2003.
33.Программа действий. Повестка дня на XXI век и другие документы конференции ООН в Рио-де-Жанейро.Женева, 1993.
34.Ровнова С.А. К вопросу о формах проявления детерминизма в социологии // Известия Саратовского университета Новая серия: Серия социология, политология 2009 – Т. 9. - № 2. С. 9-13
35.Самарова Л.Р. Географический детерминизм в современных религиоведческих исследованиях// Вопросы духовной культуры – ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ С. 135-137
36.Синицкий Л.Д. Лекции по землеведению (антропогеографии). М., 1915.
37.Смирнов Е.Н. Введение в курс мировой экономики (экономическая география зарубежных стран) – М.: КНОРУС, 2008.
38.Соловьев С. М. Сочинения. История России с древнейших времен. В 18 т. Кн. 1. Т. 1–2.М., 1988.
39.Соловьев С.М. Об истории Древней Руси. – М., 1992.
40.Чижевский А.Л. Физические факторы исторического процесса. – Калуга, 1924
41.Челлен Р. Государство как форма жизни – М.: РОССПЭН, 2008

Литература на английском

42.Asad T. Muslims and European Identity: Can Europe Represent Islam? // The Idea of Europe From Antiquity to the European Union / Antony Pagden Ed. Cambridge: Cambridge University Press and Woodrow Wilson Center Press, 2004. P. 209–227.
43.Spiro M. E. Culture and Human Nature: Theoretical Papers. – Chicago, 1987, Р. 26.
44.Waters M. Globalization. L.; N. Y., 1995.P.3

Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022