Вход

Особенности психологического мастерства С.Цвейга на материале романа "Нетерпение сердца" и новелл " Двадцать четыре часа из жизни женщины " и " Письмо незнакомки "

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 323014
Дата создания 08 июля 2013
Страниц 78
Покупка готовых работ временно недоступна.
4 520руб.

Содержание

"Содержание


Введение
Глава 1. Эволюция творчества Стефана Цвейга. Роман «Нетерпение сердца»: история создания, художественное своеобразие и психологизм
1.1.Основные этапы эволюции творчества С. Цвейга. Своеобразие художественной манеры писателя: психологизм как основа творческого метода
1.2.Способы репрезентации психологических аспектов в литературном произведении на примере романа С. Цвейга «Нетерпение сердца»
Глава 2. Новеллы Стефана Цвейга как безупречное воплощение психологического мастерства писателя
2.1.Художественные литературные особенности новелл Стефана Цвейга
2.2.Драматизм, глубокий психологизм, испытание страстью и превратности человеческих судеб в новеллах Цвейга («Письмо незнакомки»; «Двадцать четыре часа из жизни женщины»; «Амок»; «Женщина и природа»)
Заключение
Список литературы

Введение

Особенности психологического мастерства С.Цвейга на материале романа "Нетерпение сердца" и новелл " Двадцать четыре часа из жизни женщины " и " Письмо незнакомки "

Фрагмент работы для ознакомления

Огромное влияние на творчество Стефана Цвейга оказал гуманизм, который определял мировоззрение писателя. Возможно это было связано с влиянием той среды, в которой происходило становление личности Цвейга. Как справедливо отмечает Ф. Верфель в статье «Смерть Стефана Цвейга», писатель вышел из мира либерального оптимизма, «который с суеверной наивностью верил в самодовлеющую ценность человека, а по существу, в самодовлеющую ценность крохотного образованного слоя буржуазии, в его священные права, вечность его существования, в его прямолинейный прогресс. Установившийся порядок вещей казался ему защищённым и ограждённым системой тысячи предосторожностей». Для Стефана Цвейга гуманистический оптимизм был религией, а сам он по своему складу являлся человеком, исключительно преданным религии гуманности9.
Таким образом, мировоззрение Цвейга по существу имело либеральную природу, также стоит отметить, что этот тип мировоззрения в конечном итоге определил взгляд писателя на историю. Он внимательно следил за ходом современной истории, остро ощущал несовершенство этого мира, мира, частью которого он сам был. Цвейг являлся автором жизнеописаний исторических деятелей, однако в своих исторических воззрениях писатель оставался верным психологической основе своей творческой и художественной манеры. Истинные причины самодвижения и саморазвития истории оставались для Цвейга загадкой. Как писатель-психолог, Цвейг исходным пунктом собственных воззрений на историю сделал человека, понятого им как самовластительное начало исторического прогресса, человека, чья воля, желания и устремления мало или почти не зависели от социальной среды, в которой ему приходилось существовать и действовать, человека, чей индивидуальный облик определял облик целых исторических периодов или общественных течений и движений его времени10.
Мы столь подробно останавливаемся на данном вопросе, поскольку подобного рода взгляд на взаимодействие человеческой личности и взрастившей её общественной среды определял не только философию истории, проповедуемую Стефаном Цвейгом, но и многие художественные, психологические особенности произведений австрийского писателя.
Начало творческого пути Цвейга показало, что гуманизм писателя имеет черты созерцательности, и что не на критике общества и общественного устройства он основывается. Стефан Цвейг являлся в истинном смысле писателем-психологом, поскольку не занимался обличением болезней общества, его пороков и прочих недостатков, а утверждал идею величия духовного мира человека, значимости личных переживаний, как отмечает Б.Л. Сучков, Цвейг выступал против «извечного» Зла, во имя «извечной» Справедливости»11. Цвейг упорно, кропотливо анализировал человека, его чувства, тайные порывы души, старался максимально тонко, но при этом экспрессивно и реалистично показать человека в момент, когда его накрывает буря эмоций, страстей, которая делает человека беззащитным перед опасностью.
Стефана Цвейга интересовали критические, переломные, роковые моменты в жизни человека, и, как истинный психолог, Стефан Цвейг подробно и тщательно анализировал, что же происходит в душе человека в нестандартных жизненных ситуациях, полностью меняющих, часто в один миг, человека, переворачивающих его мировоззрение, заставляющих совершать те поступки, которые он ранее ни за что бы не совершил.
Особенности гуманизма Цвейга наиболее ярко проявились в его трагедии в стихах «Терсит» (1907). Данное произведение представляет собой вольную вариацию на тему античности, однако важно отметить, что от античности Цвейг сохраняет только имена действующих лиц трагедии. В трагедии «Терсит» Цвейг утверждал в образе Терсита права униженных людей на сострадание, любовь, счастье. Люди не имеют права оскорблять личность, лишать её права на счастье – вот главный лейтмотив трагедии «Терсит».
Дальнейшие творческие искания Цвейга будут связаны исключительно с прозой. Действительно, проза как нельзя лучше подходила особенностям его творческого литературного дарования, в основе которого лежали виртуозное владение формой и тончайший психологизм.
В 1911 году был опубликован сборник новелл «Первые переживания». Отметим, что художественную манеру ранних новелл ещё нельзя назвать устоявшейся, сформированной окончательно. Однако уже здесь, как справедливо отмечает Б.Л. Сучков, «сквозь зыбкие, мерцающие краски словесной живописи, слегка размывающей контуры внешнего мира, сквозь меланхоличность тона, характерного для духа «венского импрессионизма», пробивалось реалистическое письмо, связывающее творчество Цвейга с критическим реализмом»12.
Главными действующими лицами новелл сборника «Первые переживания» являются дети. В данном случае Цвейга не интересуют вопросы пробуждения любовных страстей, он не ставил себе задачу психоаналитического обследования «закоулков детского сердца, приобщающегося к «сокровенным» и «постыдным» тайнам жизни и пола». Писателя в первую очередь интересует, как ребёнок смотрит на мир, что он чувствует, как откликается детская душа на движения окружающего мира, как ребёнок сердцем, душой познаёт этот, пока ещё новый для себя мир. Непосредственный и чистый взгляд на мир – вот что становится предметом психологического исследования Стефана Цвейга. Более того, писатель «сталкивает» детей с различными событиями, относящимися к области взрослой жизни, однако этим столкновением писатель не просто хочет показать хрупкость души ребёнка, её уязвимость. Цвейг на детских душах, доверчивых, открытых и добрых, «как бы проверяет действительную ценность жизни, в которую неизбежно войдут его герои, - жизни обычной, повседневной, внешне благопристойной и благополучной. И по мере того как с неё сходит налёт загадочности, она предстаёт перед детским взором в своём истинном облике – неправедная, нечистая, пропитанная обманом и горем»13.
Как уже отмечалось ранее, психологизм является основой творчества Стефана Цвейга и определяет его художественную манеру. В произведениях, написанных до первой мировой войны, писатель в основном критиковал мораль буржуазного общества, этическая проблематика очертила границы его гуманизма. Именно отвлечённо-этический подход к изображению реальных конфликтов жизни предопределил многие художественные особенности ранних произведений писателя, их подчёркнутый психологизм.
Цвейг отошёл от способов изображения мира, принятых у художников-реалистов XIX века. Кроме того стоит отметить, что Цвейг ставил психологизм во главу угла, и по этой причине не всегда достигал цельности в изображении взаимосвязей личности с общественной средой. главной целью Цвейга было сосредоточение на исследовании психологической жизни героев, эмоций и страстей, которые ими овладевают. Таким образом, в ущерб художественного воспроизведения социальных конфликтов и процессов, многосторонности реальной жизни, Цвейг «расширял и углублял анализ психологических переживаний своих героев, добиваясь большого эстетического эффекта и обогащая способы психологического анализа в искусстве»14. Действительно, эстетика изображений эмоций и чувств имеет для Стефана Цвейга важнейшее значение, тонкость и изящество слога, выверенность формы, виртуозное владение словом становятся главными инструментами Цвейга – писателя-эстета и писателя-психолога. В каждом чувстве, даже если оно слепо, яростно овладевает человеком, заставляя его терять над собой контроль, необходимо искать прекрасное, - главная заповедь Стефана Цвейга как писателя и художника. Видимо, поэтому в его произведениях мы не найдём осуждения героев, их слабости перед лицом собственных страстей. Цвейг-психолог прекрасно понимает, насколько слаб и одновременно велик человек в проявлениях собственных чувств. Цвейг жалеет, сочувствует, анализирует, переживает, но не осуждает.
Стефан Цвейг в своих произведениях, в первую очередь это касается новелл и романов, занимается скурпулезным исследованием и воспроизведением мельчайших мимолётных переживаний личности. Однако, как справедливо отмечал Б.Л. Сучков, сосредоточенность на этих мимолётных переживаниях «несколько обедняла характеры действующих лиц, ибо не всегда психическое и социальное начала в человеке выступали в его произведениях в их подлинной взаимообусловленности»15. Однако важно заметить, что Цвейг всегда мотивы поведения своих героев, причины их поступков искал в условиях реальной жизни, и это, несомненно, является доказательством в пользу реалистической направленности творчества Стефана Цвейга.
Отметим, что многие знакомые Цвейга, поклонники его творчества, сторонники психологического реалистического подхода, увлекались идеями австрийского психолога З. Фрейда, и видели в его теориях разгадку тайн человеческой психики и природы, и, соответственно, многообразие человеческих эмоций сводили к сексуальным инстинктам. Однако сам Стефан Цвейг относился к данной теории крайне сдержанно, хотя и интересовался деятельностью психиатра З. Фрейда.
Дело в том, что Цвейг, как истинный художник и гуманист, не мог заставить себя посмотреть на человека как на существо, управляемое в большей мере психофизиологическими процессами. Цвейг в каждом человеке прежде всего видел личность, имеющую творческую природу, развитие которой невозможно представить вне общественных и социальных рамок. Как справедливо отмечал Б.Л. Сучков, «фрейдистскому психоанализу он противопоставил психосинтез»16. Иными словами, отличительной чертой психологизма Стефана Цвейга стало изображение человека в цельности, совокупности его проявлений.
Характерной чертой творческой манеры Цвейга является попытка в произведениях столкнуть своих героев с сумрачным миром, с чем-то недобрым, несущим не свет, а тьму. Эти столкновения у Цвейга носят единичный характер, но на их основе писатель отражает, выявляет объективные противоречия действительности. Конечно же, Цвейг не стремился к созданию цельной картины жизни, его интересовали яркие моменты её, выхваченные будто случайно, незабываемые и переворачивающие мировоззрение человека. И, обрисовывая подобные ситуации, Цвейг пробивался к правде жизни. У него, писателя-психолога, был собственный путь познания этой правды – путь наблюдения, переживания и анализа.
Для художественной манеры писателя характерно переключение трагических противоречий и конфликтов жизни в область чисто психологическую. При этом, в произведениях Цвейга достаточно незначительный социальный фон, однако этот недостаток писатель компенсирует за счёт глубокого, подчас изощрённого психологического анализа. В целом, Стефан Цвейг был склонен к «выхватыванию» единичного, он являлся прекрасным наблюдателем и обладал чуткой душой, соответственно, драматизм жизни не мог оставить его равнодушным и не оказать влияние на его творчество.
Однако, как отмечал Б.Л. Сучков, «драматизм «единичного» в произведениях Стефана Цвейга далеко не прямо и непосредственно передавал объективный драматизм существования человека в буржуазном обществе. Самый выбор конфликтов, а равно и героев, говорил об относительной узости и социального опыта Цвейга, и его взгляда на разыгравшуюся перед ним игру человеческих судеб, страстей и страданий, рождённых этими страстями»17.
Справедливости ради необходимо отметить, что Цвейг не брал сюжетов из жизни бедных слоёв общества просто по той причине, что он плохо знал, как живут эти люди, как мыслят. Писатель сам был выходцем из богатой семьи, а значит и не знал, что такое ежедневная борьба с нищетой. Герои произведений Цвейга – это люди обеспеченные, далёкие от низших слоёв общества, не знающие бедности, не озабоченные тем, как прокормить себя и свою семью. Однако тема имущественного и социального неравенства, конечно же, также присутствует в произведениях, в особенности это касается новелл, австрийского писателя, и даже часто занимает довольно важное место. Стефана Цвейга интересовали герои, болезненно ощущавшие непрочность собственного существования. Чувство неустойчивости, болезненности передано писателем мастерски через особую нервозность, напряжённость, которыми пропитаны почти все его произведения. Нервозность сказывается и в обрисовке психологии действующих лиц, и в стремительном движении сюжета, с его неизбежной драматической концовкой, врывающейся в повествование со стихийной неумолимостью обвала18.
1.2. Способы репрезентации психологических аспектов в литературном произведении на примере романа С. Цвейга «Нетерпение сердца»
В 1939 году Стефан Цвейг завершил работу над своим первым и единственным романом «Нетерпение сердца». Здесь Цвейг ставит себе задачу по-новому осмыслить вопрос о жизненном долге человека. Работа над этим произведением протекала в крайне трудное время. Вторая мировая война была уже не за горами, многие понимали её неизбежность, а многие страны Европы захватили идеи фашизма. Для Цвейга, как для гуманиста и проповедника идей свободы, фашизм стал истинной личной трагедией – писатель открыто стал на защиту антифашистской позиции. В сознании писателя наступил перелом, выразившийся в двойственности: с одной стороны он хотел показать, что не зависит от политики, а с другой уже очень хорошо понимал, что человек должен обязательно участвовать в решении главных общественных, социальных и политических конфликтов своего времени. Во многом, роман «Нетерпение сердца» стал плодом долгих и мучительных раздумий писателя о проблеме жизненного долга.
Роман «Нетерпение сердца» вызывает интерес не только потому, что в нём ярко раскрылось дарование Цвейга – психолога, но и с точки зрения трансформации формы в критическом реализме XX века. Также важно отметить, что содержание данного произведения крайне богато, многозначно. Стефан Цвейг выбирает в качестве основы личную драму, которая на первый взгляд кажется вырванной из сферы важнейших общественных конфликтов. Однако Цвейг выбирает личную драму для того, чтобы определить, каким должно быть в итоге поведение человека в обществе. То есть, Цвейг с позиции анализа частной психологической драмы переосмысливает проблему жизненного долга.
Очень ярко, ёмко, хотя и не слишком подробно, описывает Цвейг жизнь армейского гарнизона в Австро-Венгрии в одном из провинциальных городков. Из описания сразу видно, что сам писатель достаточно прохладно относился к армии и военной службе:
«Строевая служба повсюду одинаково пуста и однообразна, час за часом расписаны по незыблемому, веками установленному порядку; в свободное время тоже не происходит ничего интересного. В офицерском казино все те же лица и те же разговоры, в кафе все те же карты и тот же бильярд»19.
Главный герой романа «Нетерпение сердца» - лейтенант Гофмиллер является человеком добрым, имеющим хорошие задатки, но в целом достаточно заурядным. Его отличает отсутствие стремлений, желаний, некоторая двойственность. С одной стороны, его не вполне устраивает участь военного, однако он и не хочет что-либо изменить, а плывёт по течению. Самое главное, чем руководствуется Гофмиллер, - это собственная удовлетворённость своим существованием, карьерой, друзьями и товарищами по службе. Сторонних интересов у лейтенанта нет, соответственно, ничего и не отвлекает его от военной службы. Смирение, отсутствие далеко идущих планов, ярких страстей и желаний, готовности ради достижения собственной цели пойти на любые жертвы – вот основные характеристики Гофмиллера.
Что касается его психологического портрета, то перед нами предстаёт юноша, ещё не сформировавшийся, не знающий ещё истинных любовных переживаний (что однако не означает, что у него вовсе не было женщин, просто относился он к ним, как к мимолётному увлечению), а может быть и просто не готовый пережить сильное чувство.
Цвейг даёт довольно точную характеристику Гофмиллеру, и ему это сделать не трудно, поскольку рассказ ведётся от лица героя, это он, спустя много лет, прожив сложную жизнь, переосмысливает и заново переживает трагическую историю, которая произошла много лет назад:
«Все началось с досадной неловкости, с нечаянной оплошности, с gaffe [бестактного поступка (фр.)], как говорят французы. Правда, я поспешил загладить свой промах, но когда слишком торопишься починить в часах какое-нибудь колесико, то обычно портишь весь механизм. Даже спустя много лет я так и не могу понять, где кончалась моя неловкость и начиналась вина. Вероятно, я этого никогда не узнаю»20.
Важно отметить, что речь также характеризует героя: обилие крылатых выражений, речевых оборотов, сравнений, в целом развёрнутая и образная, эмоциональная речь свидетельствует о том, что трагическая история многолетней давности полностью изменила Гофмиллера, превратив его из заурядного человека в тонко чувствующего философа, страдающего от чувства вины, скептика, поставившего под сомнение смысл своей жизни, искреннего и сильного человека, потому что для того чтобы рассказать свою историю незнакомому человеку, необходимо иметь мужество:
«Меня и по сей день злит, когда кто-нибудь занимается раскопками моей былой славы; признаться, вчера я чуть не подошел к вашему столику, чтобы отругать этого болтуна, похвалявшегося мною. Почтительный взгляд, который вы бросили в мою сторону, весь вечер не давал мне покоя, больше всего мне хотелось тут же опровергнуть его болтовню и заставить вас выслушать, какой кривой дорожкой я, собственно, пришел к своему геройству. Это довольно странная история, во всяком случае, она показала бы вам, что иной раз мужество - это слабость навыворот»21.
Гофмиллер, не скрывая рассказывает о своей жизни писателю, а точнее об одном случае, который и перевернул его жизнь. Таким образом, как мы видим, Цвейг остаётся верен себе и не отступает от принципа «единичности», выхватывания исключительного случая из человеческой жизни и анализа того, как этот случай меняет человека и преображает его существование.
И столь заурядный молодой человек (а он действительно таким и был в молодости), как Гофмиллер, попадает в нестандартную ситуацию – случай в лице провинциального аптекаря сталкивает его с семьёй Кекешфальва. В доме местного богача фон Кекешфальвы и происходит знакомство Гофмиллера с Эдит фон Кекешфальвой.
Кроме того, стоит отметить, что Гофмиллера отличает ироническое отношение к себе молодому, он будто критически осматривает себя, вынося самому себе приговор:
«Нравилась ли мне служба в кавалерии и вообще в армии, - над этим никто никогда не задумывался и меньше всего я сам. Стоило мне вскочить в седло, как я забывал обо всем на свете и дальше ушей своего коня ничего не видел... Господи, знаешь все лица, все мундиры, всех лошадей, всех извозчиков, всех нищих в округе, знаешь самого себя до отвращения. Почему бы хоть раз не вырваться из чертового колеса?»22.
Важно отметить, что Гофмиллер помнит малейшие детали своего знакомства с Эдит, мелочи, приметы, Цвейг совершенно не зря использует данный приём, поскольку только так он может показать, насколько значимым событием это было в жизни Гофмиллера, настолько, что даже память не в состоянии пощадить героя, и чувство вины будет преследовать его до конца его жизненного пути. Герой помнит даже такие мелочи, как одежда, в которой он был в вечер своего первого посещения дома фон Кекешфальва, не говоря уже о хронологии событий. Гофмиллер рассказывает эту историю так, как будто она произошла вчера:
«Но судьба, видно, с самого начала решила сыграть со мною злую шутку. Право же, мне следовало бы обращать больше внимания на всякие приметы. В среду, в половине восьмого вечера, я стою уже совсем готовый - парадный мундир, новые перчатки, лакированные ботинки, складки отутюженных брюк острые, как бритва...»23.
Вместе с тем, подобное внимание к каждой мелочи свидетельствует о том, что герой романа на протяжении всех этих лет держит эту историю не только в своей памяти, но и в сердце. Видимо, и Цвейг хочет это показать, Гофмиллер не раз и не два возвращался к этой трагической истории, заново переживал её и анализировал.

Список литературы

"Список литературы

1.Архипов Ю.И. Австро-советский симпозиум в ИМЛИ./Ю.И. Архипов//Вопросы литературы. № 7, 1978.
2.Архипов Ю.И. Предисловие.//Бернхардт Т. Избранное. – М., 1983.
3.Безелянский Ю. Стефан Цвейг – исследователь человеческой души./Ю. Безелянский//Журнал АЛЕФ// http://www.alefmagazine.com/.
4.Березина А.Г. История западноевропейской литературы. 19 век: Германия, Австрия, Швейцария. – М., 2005.
5.Боголюбова Н.В. Стефан Цвейг – великая жизнь, великая трагедия. – М., 2004.
6.Вересов Д. Я люблю читать: Стефан Цвейг, «24 часа из жизни женщины»./Д. Вересов.//Аргументы и факты. 20.01.2010.
7.Гордон А. Триумф и трагедия Стефана Цвейга./А. Гордон//Заметки по еврейской истории. № 2(125), февраль 2010.
8.Гром К.Н. Роман-биография в творчестве Стефана Цвейга. - Ташкент, 1990.
9.Дудова Л.В. Модернизм в немецкоязычной литературе./В кн.: Дудова Л.В., Михальская Т.П., Трыков В.П. – М., 1998.
10.Житомирская З.В. Стефан Цвейг: Биобиблиографический указатель. - М., 1976.
11.Зарубежная литература: основные произведения иностранной художественной литературы./Под ред. В.А. Скороденко/Электронный ресурс//http://culture.niv.ru/
12.Зарубежная литература: Австрия./Электронный ресурс//http://www.fplib.ru/
13.Зарубежная литература. – М., 1975.
14.Затонский Д.В. Художественные ориентиры XX века. – М., 1988./Электронный ресурс. Российский гуманитарный интернет-университет// http://www.i-u.ru/.
15.Затонский Д.В. Страницы австрийской литературы./Д.В. Затонский//Иностранная литература. № 11, 1972.
16.История австрийской литературы XX века. – М., 2009.
17.История австрийской литературы XIX века: Курс лекций. – Симферополь, 1997.
18.Ковалева Т.В. и др. История зарубежной литературы (Вторая половина ХIX - начало ХХ века). - Минск, 1997.
19.Кузнецов Г. Стефан Цвейг: не дождавшийся рассвета./Г. Кузнецов//Люди: Стефан Цвейг// http://www.peoples.ru.
20.Леонова Е.А. Австрийская литература конца XIX – начала XX вв. – М., 1997.
21.Литература Австрии.// http://www.avstriiya.ru/2/28/
22.Лукач Г. Новеллы С. Цвейга./Г. Лукач//Литературное обозрение. № 8, 1937.
23.Митрохин Л.Н. Стефан Цвейг: фанатики, еретики, гуманисты. — В кн.: Цвейг С. Очерки. - М., 1985.
24.Михайлов А.В. Феноменология австрийской культуры. – М., 2009.
25.Модернизм. Анализ и критика основных направлений. – М., 1987.
26.Нечепорук Е.И. Статья Стефана Цвейга «Торжество инертности»./В кн.: Цвейг С. Торжество инертности / Предисл., пер. и коммент. Е.И. Нечепорука// И.А. Гончаров. Новые материалы и исследования. — М.: ИМЛИ РАН; Наследие, 2000.
27.Николаев П.А. Словарь по литературоведению. Новелла/П.А. Николаев//http://nature.web.ru/.
28.Об авторе: Стефан Цвейг.// http://www.stefan-zweig.info/287.html
29.Павлова Н.С. Типология немецкого романа: 1900-1945. – М., 1982.
30.Перова С. Он боялся старости, она – остаться без него (О Стефане Цвейге)./С. Перова//Грани. 07.11.2007.
31.Путинцева Т.А. Предисловие.//Австрийская новелла XIX века. – М., 1959.
32.Рожновский С.В. Прошлое и настоящее австрийской словесности./С.В. Рожновский//Иностранная литература. № 9, 1981.
33.Синицын Е. Фантастические возможности мозга в экстремальных ситуациях. Структурно-осевой анализ «Шахматной новеллы» Стефана Цвейга. – Новосибирск, 2010.
34.Сучков Б.Л. Лики времени. – М., 1976.
35.Сучков Б.Л. Стефан Цвейг.//В кн.: Цвейг С. Собрание сочинений. В 4 т. – М., 1982.
36.Тураев С.В. Австрийская литература [первой половины XIX в.] // История всемирной литературы: В 8 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1983—1994.// История всемирной литературы: в 9 т. Т. 6. — М., 1989. — С. 79—87.
37.Цвейг С. Собрание сочинений. – Л., 1929.
38.Цвейг С. Собрание сочинений. В 4 т. – М., 1982.
39.Цвейг С. Врачевание и психика. Три очерка. – М., 1992.
40.Цвейг С. Амок. – М., 2003.
41.Цвейг С. Мария Антуанетта. – М., 1989.
42.Цвейг С. Вчерашний мир. – М., 2004.
43.Цвейг С. Подвиг Магеллана. - М., 1980.
44.Цвейг С. Новеллы. – М., 1975.
45.Цвейг С. Мария Стюарт. Звёздные часы человечества. – М., 2003.
46.Цвейг С. Жгучая тайна. – М., 2010.
47.Эйхенбаум Б. С. Цвейг о Толстом // Эйхенбаум Б. О прозе: Сб. ст. / Сост. и подгот. текста И. Ямпольского; Вступ. ст. Г. Бялого. — Л., 1969.
48.Энциклопедия «Кругосвет»: Стефан Цвейг//http://www.krugosvet.ru/
49.Beck Knut. Nachbemerkung des Herausgebers // Zweig Stefan. Begegnungen mit Buchern. Aufsatze und Einleitungen aus Jahren 1902—1939. Frankfurt am Main, S. Fischer Verlag, 1983.
50.Der gro?e Europaer Stefan Zweig. Munchen, Kindler Verlag.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022