Вход

Образ казачества в русской литературе (Шукшин, Лихоносов)

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 302509
Дата создания 06 октября 2013
Страниц 79
Мы сможем обработать ваш заказ 28 июня в 14:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
6 280руб.
КУПИТЬ

Описание

Дипломная работа по спец. "русская литература", по желанию высылается отдельным файлом приложение (26 страниц) ...

Содержание

Введение

Глава первая. Образ казачества в русской литературе

Изображение казачества в русской литературе

Глава вторая.
Образ казачества в произведениях писателей XX века.
2.1. Образ казачества в романе М. А. Шолохова «Тихий Дон»
2.2. Образ казачества в романе В. М. Шукшина «Я пришел дать вам волю»
2.3. Образ казачества в романе В. И. Лихоносова «Наш маленький Париж. Ненаписанные воспоминания»
2.4. Динамика образа казака в русской литературе

Заключение
Приложение

Введение

В последнее время усиливается научный интерес к казачеству в экономической, исторической, политической, педагогической, художественно-эстетической и иных сферах. Все больше появляется исследований, посвященных традициям казачества, их воспитательному воздействию на молодежь (Ю. Н. Абакумов, С. Г.Александров и др.). Обращение к данной теме связано с рядом причин: заинтересованным отношением к прошлому, стремлением понять, что навсегда кануло в лету, а что еще можно возродить, с попытками вдохнуть новую жизнь в историю казачества.
Актуальность исследования связана с пересмотром исторических событий и явлений в ходе кризисных изменений, в том числе – с переосмыслением роли и сущности казачества, а также литературного претворения данного феномена. Русская классическая литература донесла до современного читателя большую нравственную силу, заложенную в традициях, менталитете казачества, его патриотизм, свободолюбие, дерзновенную отвагу, что привлекает внимание к казакам, к их драматической истории, отраженной в искусстве слова, и в XXI веке. Данная выпускная квалификационная работа посвящена изучению мира казачества и специфике его художественного изображения в творчестве М. А. Шолохова, В. М. Шукшина и В. И. Лихоносова. В работе дается анализ образа казачества как в русской литературе в целом, так и в произведениях анализируемых писателей: «Тихом доне», «Я пришел дать вам волю» и «Нашем маленьком Париже. Ненаписанных воспоминаниях».
Тема казачества в культурно-историческом, литературном контексте XVIII-XXI в.в. занимает важное место и тесно связана с проблемой выбора пути России, ее миссии и роли. В обществе отношение к казакам было противоречивым, во многом обусловленным самой сложностью феномена казачества, по-разному проявлявшейся в его различных локальных подвидах и на разных исторических этапах.
В ХХ веке Шолохов был первым, кто создал образ донского казака, и остальные авторы (и Шукшин, и Лихоносов не были исключениями) опирались на традиции Шолохова. Роман Шукшина – история жизни одного из известнейших казаков в истории России, роман ярок и самобытен, поэтому невозможно не увидеть его. В произведении же Лихоносова мы видим жизнь кубанского казачества, поэтому этот роман так для нас ценен.
Для Шолохова, Шукшина и Лихоносова – центральной, доминирующей являлась тема казачества. Все названные писатели отводили казакам большую роль в истории России и во многом увязывали ее драматизм с противоречивостью феномена казачества, его отношений с властями и народом.
Сопоставление изображения казачества в творчестве Шолохова, Шукшина и Лихоносова дает возможность увидеть эволюцию казачества как социокультурного феномена в разные исторические моменты, а также выявить преемственность и новаторство художников в раскрытии данной темы.
Объектом данной выпускной квалификационной работы стали произведения Михаила Александровича Шолохова «Тихий Дон», Василия Макаровича Шукшина «Я пришел дать вам волю», Виктора Ивановича Лихоносова «Наш маленький Париж. Ненаписанные воспоминания».
Предметом исследования выступает образ казачества (пространственно-временные координаты, социально-бытовые, сословные, этнические, повседневные, героические и проч. характеристики) в изображении М. А. Шолохова, В. М. Шукшина, В. И. Лихоносова.
Цель выпускной квалификационной работы состоит в изучении специфики изображения авторами образа казачества и динамики образа казака, эстетического мира казачества, его доминант и признаков.
Для достижения указанной цели в работе ставятся следующие задачи:
- рассмотреть тему казачества в социокультурном и литературном процессе XIX-ХХ вв.;
- показать специфику феномена казачества;
- дать краткую справку о становлении и развитии образа казачества в русской литературе в целом;
- охарактеризовать образ казачества в романе М. А. Шолохова «Тихий Дон»;
- охарактеризовать образ казачества в романе В. М. Шукшина «Я пришел дать вам волю»;
- охарактеризовать образ казачества в романе В. И. Лихоносова «Наш маленький Париж. Ненаписанные воспоминания»;
- определить динамику образа казака в произведениях указанных авторов;
- раскрыть художественные аспекты преемственности темы казачества в творчестве писателей;
- показать, как эволюционировала тема казачества в русской литературе.
Поставленными целью и задачами обусловлен выбор метода исследования, базирующегося на принципах системно-целостного анализа произведений. В выпускной квалификационной работе мы опираемся на фундаментальные исследования в области истории и теории литературы, филологический, литературоведческий, стилистический и лингвостилистический анализы художественного текста, общего литературоведения. Комплексный характер исследования обусловил использование инструментария вышеуказанных дисциплин и общенаучных методов. При написании выпускной квалификационной работы на первом этапе нами использовались методы литературоведческого анализа, описательный метод, метод анализа литературоведческой литературы, метод статистической обработки материала; на втором этапе работы мы применяли аналитический метод – как способ содержательного, тематического и литературоведческого анализа текстов; на третьем этапе мы использовали метод компонентного анализа, метод наблюдения и сопоставления, биографический метод, историко-философский метод; на четвертом этапе – метод статистической обработки, метод тематической классификации. Исследование включает также элементы мотивного анализа.
Практическая значимость работы состоит в том, что материал и результаты исследования могут использоваться в процессе преподавания истории русской литературы XIX-XX веков в высшей школе, в учебных пособиях и спецкурсах, на уроках литературы в старших классах средних школ, лицеев и гимназий, при изучении темы на уроках Кубановедения.
Цели и задачи исследования определили его структуру, она состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложения. Общий объем исследования – 79 стр. Список литературы включает 61 наименование.

Фрагмент работы для ознакомления

Однако следует отметить, что есаулы и сотники, сподвижники Разина, выписаны сочно, выразительно. Каждый из них характер сильный, наделенный особыми чертами.
Мы знакомимся с ними в красочном эпизоде, когда на кругу буйно шумит казачья вольница, раздается острое слово и гремит оглушительный смех, а порой сдвигаются грозно казацкие брови. Здесь же появляется перед читателями и Степан Разин: сидит на камне, постегивает камышинкой по носку сапога. Вся его фигура словно напитана мощной и властной силой.
Друзья и сподвижники Разина не похожи друг на друга. Их действия и поступки определяются разными мотивами.
Молчаливый сдержанный Иван Черноярец понимает Степана с полуслова, любит его и верит ему. Это цельный и мужественный человек, отважный и умелый воин, опора атамана в бранных делах.
Болеевсего по душе Степану старый Стырь, воевавший еще с отцом Степана, преданный атаману до последней капли крови, отдавший жизнь за дело вольности народной. Озорной насмешник, умевший потешить казачество в светлые минуты отдыха от ратных дел. Беззаветно храбрый в бою, он и в общении с атаманом был смел и мудр. Дерзкий на язык, мог сказать атаману впрямую то, на что не всякий бы решился. Однажды бросил даже Степану упрек: «Ты только о мертвых сокрушаисся!.. Что потом кости-то жалеть? Ты лучше меня живого приветь». Конечно, Стырь имел в виду не только себя, побуждая Степана быть добрее к товарищам.
Прямая противоположность Стырю – есаул Ларька Тимофеев, молодой, красивый, улыбчивый, но жестокий и безжалостный. Привлекали внимание его ласковые синие глаза, но они словно прятали его усмешечки и подковырки, его обдуманную жестокость. Он был по-своему предан Степану и всегда готов подсказать атаману, на кого следует обрушить гнев, над кем учинить расправу. Степан не любил его за это, но преданность ценил. И ведь именно Ларька убивает Матвея Иванова за непослушание, как он понимал, атаману.
Пожалуй, самый умный и рассудительный из всех друзей-земляков был Фрол Минаев. Его связывает со Степаном давняя дружба, но дружба странная. Да и отношения между ними были непростыми. Степан постоянно чувствовал, что не до конца искренен с ним Фрол, что-то таит про себя, то ли завидует атаманству, то ли хитрит что-то. И не ревность (Фролу приглянулась персидская княжна) послужила причиной разрыва. Не по душе Фролу решимость Степана идти войной на царя и бояр, он дорожит казацкими сословными привилегиями и презирает «мужиков».
«Фрол, внимательный, умный, в последние дни понял: Степан – всерьез, обдуманно – повел войну. Никакая это не дурь, не заполошь его. Слухи с Дона и особенно с Руси – что там мужиков вконец замордовали тяглом и волокитами, что они то и дело попадают в кабалу монастырскую и к поместникам, и в «безвыходные крепи», что бояре обирают их и «выхода» им теперь совсем нету – подтолкнули и слабого до жалости атамана на страшный и гибельный путь. Давно ли он задумал такое или нет, Фрол не знал, но знал, что, когда понесут «батюшке» со всех сторон горе да жалобы, «батюшка», сильный, богатый, кинется заступаться за всех, пойдет мстить боярству. Голи, проходимцев всяких найдется теперь много, от них и на Дону, слышь житья нет… «Скоро они соберутся под высокую руку батюшки,– ехидно думал Фрол, – да Русь, недовольная, голодная, прослышав про такие дела, еще подвалит своих – всем жрать надо, хошь не хошь, а двигай этот сброд куда-нибудь – и нет остановки на этом смертном пути, да и не такой человек Степан, чтобы одуматься и остановиться. Сперва поведет, потом самого поведут впереди… Да и не одумается он ни в жизнь, ему только того и надо – орать на бою да верховодить» – так думал Фрол…».
Не понять Фролу, зачем Степан поднимет руку на бояр, замахивается на царя. С удивлением спрашивает он друга: «А чего у тебя за всех душа болит?». В решающем объяснении Степана и Фрола столкнулись разные взгляды на жизнь. Психологическое движение этого эпизода нашло отражение в диалоге.
Фрол презирает всю эту примкнувшую к Степану Разину крестьянскую голытьбу, которая, как он полагает, только и думает, как пожрать да попить, а когда из Москвы им пальцем погрозят, то побегут сломя голову.
Но недолго служил Фрол в разинском войске. Он открыто сказал Степану, что не по дороге ему с ними, отрекся от той правды, которая вела атамана. У него подневольная душа – ему ли подниматься против царя? Нет, он не трус, но слабость его души в корысти.
Особое место в концепции романа занимает образ русского рязанского мужика Матвея Иванова. Среди сподвижников Разина именно ему более всего отдано авторское внимание. Шукшин создает выразительный социально-психологический портрет русского крестьянина того времени. Матвей Иванов – мужик, но мужик не обычный. Это личность исключительная.
Он умен, держит себя с достоинством, говорит неторопливо и сдержано. К Разину приходит он со своим ясным представлением о событиях. Куда глубже понимал он развитие движения, чем другие сподвижники. Матвей не раз пытался повлиять на Степана, удержать его от проявления излишней жестокости, но тот был неукротим. Именно эту жестокость и не прощает ему мужик: «Кинулись мы на тебя, как мотыли на огонь… И обожглись. Да и сам ты сорвался теперь, а сгореть – это скоро. Один след и останется… яркой».
Для стиля изображения действующих лиц характерна диалектика взаимоотношений. Их мы прослеживаем в таких сюжетных линиях: Степан и Матвей, Степан и Фрол, Степан и Корней, Степан и Алена [40; 179]. Повествование превращается в сложное переплетение разных тем и мотивов, выраженных в разных характерах. Отдавая преобладающее внимание Степану и его соратника, Шукшин не избегает и изображения характеров бояр и воевод – Семена Львова, братьев Прозоровских, митрополита Иосифа, стрелецкого головы Ивана Красулина, войскового атамана Корнея Яковлева.
И опять наблюдаем мы разделение казаков на два лагеря. Однако если в других, исследуемых нами романах, это разделение происходило вследствие социально-политической обстановки в России, как результат затянувшейся гражданской войны, то в романе Шукшина разделение казаков это, прежде всего, внутреннее разделение атаманов одного войска, а именно Степана Разина и Корнея Яковлева. Каждый из них, наделенный незаурядными качествами лидера, истинного атамана, желает таковым и оставаться. Но им мешает то отношение к жизни, к существующему общественному порядку, которое наблюдается в царской России в начале XVII века. И если Степану свойственна жалостливость и сострадание, то Корнею – забота, прежде всего, о «своей шкуре», о своем личном счастии и благополучии, своей сытости.
Хоть и немного страниц в романе отдано Корнею Яковлеву, но характер его выписан социально четко, не схематично. Он скрытен, слово не молвит в простоте душевной. За ним – домовитое казачество – на него он опирался и с ним оберегал казачьи привилегии.
Примечательно, что в романе Шукшина практически отсутствуют женские образы. И автор не вводит образы именно казачек, в отличие от других, исследуемых нами произведений, где образы казачек довольно многочисленны. В произведении «Я пришел дать вам волю» мы встречаем только двух героинь, приближенных к казачеству: пленная персиянка и жена Степана – Алена. Однако и Алена не является казачкой. Она с маленьким сыном была выручена от татарского плена Степаном. И мы невольно задаемся вопросом: почему Шукшин не вводит женских образов в роман.
При этом следует заметить, что отличительной чертой казачества того времени было то, что, проводя основное время в завоевательных набегах, казаки оставляли своих жен в родном поселке. Но впоследствии, при выступлении в поход, казаки начали убивать своих жен – чтобы не достались врагам. Возможно, именно поэтому Шукшин не рисует нам образы казачек.
Важное место в характеризации образа казачества играет и обилие сказаний, легенд, песен, пословиц. Уставшие, истомившиеся, изголодавшиеся казаки достигают родных земель… Шукшин любил народную песню, и она живет на страницах романа – то веселится, то грустит.
Так описывает автор воздействие песни на казаков: «Далеко окрест летела вольная, душу трогающая песня донцов. Славная песня, и петь умели…
Сидели некоторое время, подавленные чувством, какое вызвала песня. Грустно стало. Не грустно, а – редкая эта глубокая минута: вдруг озарится человеческое сердце духом ясным, нездешним – любовь ли его коснется, красота ли земная, или охватит тоска по милой родине – и опечалится в немоте человек. Нет, она всегда грустна, эта минута, потому что непостижима и прекрасна».
С песней жил и с песней в душе терпел пытки Степан Разин. Песенные народные мелодии пронизали весь роман, усиливая его эпический характер, углубляя его народную сущность.
Народнопоэтическое творчество и история были для Шукшина нерасторжимы. Как выразительны в романе пословицы! Возникая из конкретной ситуации, они становятся обобщениями. В них не только остро и сжато сформулирована мысль – за ней мудрость народа, опыт многих поколений. Пословицы отразили миросозерцание, народную нравственность, народный характер. Так же следует учесть и тот факт, что Степан Разин это один из немногих казаческих деятелей, который не только приблизился к простому русскому мужику, но и попытался ему помочь.
Как и в произведении Виктора Ивановича Лихоносова «Наш маленький Париж», в романе Василия Макаровича Шукшина «Я пришел дать вам волю» наблюдаются рефренные мотивы. Так фразу-заглавие постоянно повторяет не только сам Степан Разин, но и автор, делая зарисовки к характеристике главного героя. И читатель невольно проникается симпатией к нему (Стеньке Разину). Так же важно, что казачество народ свободолюбивый, не терпящий каких-либо указаний для себя, кроме батьки-атамана. И здесь вновь мы видим, с каким негодованием Степан принимает указы царя Алексея Михайловича о примирении с Москвой, о выдаче доли продовольствия и товаров.
Любовь к Родине была у казаков всепоглощающей и широкой: они любили ее прошлое и будущее, любили родной Дон и привольную Волгу, любили и трудовых людей, населяющих эту землю, любили закаты и восходы, простор степей и шум лесов, любили ее песни и сказки: «Родная пыль щекочет ноздри. Скоро – родина. Впрочем, у большинства тут родина далеко, и она еще не забыта. Здесь – самарские, вятские, московские, котельнические, новгородские, вологодские, пошехонские, тамбовские, воронежские – отовсюду, где человеку лучше бы и не родиться. Где лучше – нож в руки да в лес – подальше от непосильного тягла, от бобыльской горькой участи мыкаться по закладам. Здесь – беглые. Но так уж повелось, что поначалу верховодят и тон задают донцы (отцы которых тоже вятские да самарские), поются донские песни и ждется и вспоминается вслух, с любовью – ДОН ИВАНОВИЧ… Придет время, и для беглых, живы будут, домом станет тоже Дон Иванович… А пока снятся ночами далекие березки, темные крыши милых сердцу, родимых и… другое – кому что. И щемит душа: самая эта мучительная, самая неотступная любовь в человеке – память о родимых местах. Может, она и слабеет потом, но уже в других – в детях».
Именно в этот момент, когда Степан встает на защиту интересов казачества, на защиту людей, проживающих на их территории, Корней Яковлев, еще один атаман, противится этому. Что приводит к расколу. Мы знаем, что не приводит это к уничтожению казачества как класса, что произошло после окончания гражданской войны, но уже мы можем с точностью сказать, что, возможно, именно постоянные раздробленные положения казачьего войска привели к их полнейшему уничтожению.
Таким образом, мы можем сделать вывод, что казачество Шукшина это не просто отдельный сословный класс, живущий своими нуждами и желаниями, своими мыслями и возможностями, не банда, орудующая на территории Руси. Впервые мы видим, что казаки пытаются сблизиться с русским человеком, защитить его от несправедливости власти, защитить от разграбления и уничтожения.
1.3. Образ казачества в романе В. И. Лихоносова «Наш маленький Париж. Ненаписанные воспоминания».
Роман Виктора Ивановича Лихоносова «Наш маленький Париж. Ненаписанные воспоминания» является одним из интереснейших произведений русской литературы второй половины ХХ века.
По внешней своей структуре это роман об Екатеринодаре (современном Краснодаре) и о кубанском казачестве, которому еще Екатерина даровала привилегии, выделившие кубанцев в силу их пограничного положения и императорского благоволения к ним в особый отряд служивых людей, до последних дней царской власти составлявших своей отборной частью конвой его величества. Поэтому в романе есть все – и Царское село, и приемы казачьих депутаций императором и членами императорской семьи, и российские юбилейные торжества, и празднества, связанные с историей казачества, и гражданская война, и исход с отступающими частями Добровольческой армии в зарубежье, и нелегкая, мытарская жизнь там, вдали от Родины, а больше всего – многослойная и красочная жизнь в столице Екатеринодаре, военный и будничный быт кубанцев. От высочайших особ и до простых казачек и монашек, от великих князей, от знаменитостей искусства и политики до греческих и турецких иммигрантов, содержателей обжорок и притонов – круг действующих лиц в романе.
Но, прежде всего, «Наш маленький Париж» – это роман-воспоминания, и не только по материалам, собранным в одно целое, неделимое произведение, но и по форме изложения. Интересно, что в романе говорить могут не только живые действующие лица. Даются объявления о смерти, документы и манифесты, письма, записки, заметки из газет, слухи. И именно Память является не только движущей силой всего произведения, но и главным героем повествования о жизни казаках, о жизни казачества в целом. В романе страница за страницей проходят перед нами несколько фраз, которые не только передают какие-то личностные настроения героев, но и являются смыслоопределяющими для всего произведения. «Будем же вспоминать! Всякое время пройдет, и всякому человеку придется оглядываться назад, где уже нет никого…».
И Виктор Иванович вспоминает, вспоминает вместе с героями романа: Лукой Костогрызом, Бабычем, Петром Толстопятом, Калерией Шкуропатской, кучером Терешкой, Дементием Бурсаком и многими другими… Вспоминает Екатеринодар, жизнь кубанских казаков, историю казачества, давно забытые всеми лица и события. И с каждым новым нарисованным портретом, с каждым новым штрихом в повествовании, автор раскрывает нам не просто произведение, но прекрасный и величественный образ кубанского казачества.
Валентин Распутин в своей статье «Что ни возьми, одни воспоминанья» на роман Лихоносова отмечал, что, несомненно, многие критики сочтут недостатком произведения Виктора Ивановича «многоречивость героев и экипировку действия, продвигающегося не боевым казацким порядком, а растянувшимся обозом, подбирающим всякого, кто в него просится». Так в «Нашем маленьком Париже», например, появляются образы Олимпиады Швыдкой, слепого звонаря, Ивана Кронштадтского, Федосия Христюк. На первый взгляд кажется, что образы эти лишние. Но ведь необходимо помнить, что мы рассматриваем роман-воспоминание, и каждый из названных героев вносит определенный элемент описания жизни конца XIX – начала XX веков, жизни казачества.
Так со Швыдкой мы знакомимся в начале книги во время ее возвращения от Иоанна Кронштадтского, здесь же впервые вводится и образ святого отца. Лихоносов не только анализирует и показывает нам краснодарскую блудницу, но и через восприятие ею батюшки, еще глубже раскрывает образ героини. Примечательно, что в одной главе дается контрастное описание Швыдкой-блудницы и женщины, которая стремится очиститься от грехов своих. Так, например, Попсуйшапка говорит: «вот болтали про Швыдкую неприличное, а она, видишь, какая: и верующая, и простая, откровенная, да и по голосу – добрая женщина». Следует отметить, что в романе каждый герой является характеризующим образом какого-то одного качества. Вспомним, какое отношение в Татарском («Тихий Дон») вызвало поведение Аксиньи Астаховой. Здесь же, ничего предрассудительного никто в «профессии» Швыдкой не замечает. И даже то, что Попсуйшапка вначале как бы конфузится, видя с кем ему придется ехать, вскоре уже увлекается разговором и забывает о «славе» своей попутчицы.
Но Олимпиада не исчезает со страниц книги бесследно. Позже мы вновь встречаем ее. И в новой встрече именно те качества, которые сопутствовали ее блудной жизни помогают ей не только выжить, но и (как рассказывают некоторые очевидцы событий) поддерживать тех, кто оказался в опале – белогвардейцев, неугодных власти людей, беженцев. Все они получают приют и спокойствие, надежную защиту в монастыре, где нашла свое истинное призвание Швыдкая.
На наш взгляд, Олимпиада Швыдкая в романе выступает носительницей именно душевных качеств доброты и сочувствия, готовности помочь ближним своим. С какой радостью она соглашается отдать все свое нажитое имущество людям незнакомым! И, несмотря на ее начальную порочность, героиня остается одним из замечательнейших женских образов романа.
Образ святого старца – Иоанна Кронштадского – тоже не случаен в произведении. Известно, что казачество всегда почитало Бога, соблюдало церковные посты и празднества, почитало Церковь, священнослужителей. И поэтому именно появление старца во многом подчеркивает такой важный элемент казаческой жизни как религиозность. Именно через его образ передается та теплота и искренность, почитание Отца нашего Небесного.
Появляется и исчезает на страницах книги слепой звонарь, повествующий Калерии Шкуропатской историю о пребывании в Тамани Михаила Юрьевича Лермонтова. Видим мы его мимолетно, лишь несколько строк посвящает ему автор, и вновь, как рефрен звучит призыв к памяти: «сколько было на празднике фотографов, журналистов, и ни один не соблазнился историческим слепцом. Думали, верно, что он проживет еще столько же». И роль его в «Ненаписанных воспоминаниях» становится нам понятна: вот он – человек, знающий подлинную историю Лермонтовской «Тамани», но никому не интересный, забытый всеми, всегда живущий во тьме и уходящий навсегда в мир таких же теней. И, восхваляя перед этим эпизодом родное ему казачество, Лихоносов не перестает напоминать, что Память – важнее всех почестей, ведь она, именно она, не дает забыться славной и прекрасной истории и жизни казачества.
И мы снова в Екатеринодаре… Год за годом пролистываются страницы «Маленького Парижа»… Проносятся одно за другим «ненаписанные воспоминания», рисуются судьбы… Мы посещаем, вслед за автором «Обжорку Баграта», «Чашку чая», читаем многочисленные дневники героев, письма, газетные статьи. Проносятся перед нами чужие, незнакомые жизни, мелькают одна за другой или возвращаются герои, забытые ранее. Так мы вновь встречаем Федосию Христюк.
«Длинная, нескладная», «полуграмотная казачка»; но несмотря на внешнюю непривлекательность, она – добрая и отзывчивая женщина, а главное – привержена своему долгу, своему слову. Так, однажды обещав Акиму Скибе, что, в благодарность за спасение, она «до могилы не бросит» его, Федосия исполняет сказанное. Она готова идти за Скибой на край света, нарушать правила, указы; она идет вслед за одним из опаснейших революционеров-красноармецев. Как и в образе Швыдкой мы видим контрастное описание героини, таково и описание Христюк. Только в ее характере сочетаются две другие черты – преданность, верность и отчаянность в поступках, доходящая до безрассудства.
В романе В. И. Лихоносова «Наш маленький Париж» она одна из немногих, кто сохраняет воспоминания о прошедших днях, прошедшей жизни. Так, например, спустя долгие годы она узнает и Бурсака, и Толстопята. Но, сохраняя в сердце своем Память, Федосья не стремится призвать к памяти гостей из прошлого, так как понимает, что для них эти воспоминания не значат ничего.
Примечателен в этом отношении и следующий эпизод: «И Костогрыз, и молодые казаки выстраивались перед камерой с накинутым черным платком так вызывающе достойно, будто передавали память о себе на века. (Через пятьдесят лет никто в архиве не мог назвать их фамилий.)». Так проходит слава земная… Мимолетна и недолговечна память людская.

Список литературы

1. Андреев Ю. А. Советская литература: ее история, теория, современное состояние и мировое значение. – М., 1988. – 320 с.
2. Андриасов М. А. Сын Тихого Дона. – М., 1969. – 240 с.
3. Апухтина В. А. Современная советская проза (60-е – 70-е годы): Учеб. пособие для филол. фак-тов ун-тов. – 2-е изд., перераб. и доп. – М., 1984. – 272 с.
4. Бирюков Ф. Г. О подвиге народном; Жизнь и творчество М. А. Шолохова. – М., 1989. – 207 с.
5. Вайль П., Генис А. 60-е. Мир советского человека. – М., 1996.
6. Гаджиева Л. И. Мир казачества в изображении Н. В. Гоголя, Л. Н. Толстого, М. А. Шолохова // Автореферат диссертации на соискание уч. степени кандидата филологических наук// М., МГГУ им. М. А. Шолохова, 2007.
7. Герасимов С. Народный художник. – В кн.: О Шукшине. Экран и жизнь. – М., 1980. – 201 с.
8. Гиляровский В. ПСС, М., 1981, т.2 – С. 39.
9. Гордеев А. А. История казачества. – М., 2007. – 640с.
10. Горелов А. А. Тихий Дон М. Шолохова и русское национальное поэтическое творчество. – В сб. Михаил Шолохов. – Ленинград, 1956. – С. 32 – 47.
11. Гура В. В. А. Н. Толстой о «Тихом Доне». – В сб.: Михаил Шолохов. – Ленинград, - 1956. С. 271 – 274.
12. Гура В. В. Жизнь и творчество М. А. Шолохова. – М., 1960. – С. 75 – 100, 101 – 114.
13. Емельянов Л. Василий Шукшин: Очерк творчества. Монография. – Ленинград, 1983. – 152 с.
14. История казачества Урала. Оренбург — Челябинск, 1992 – С. 226.
15. История русской советской литературы: Учебное пособие для филологических специальностей вузов / Е. П. Бахметьева, В. В. Бузник, П. С. Выходцев и др.; Под редакцией и с предисловием П. С. Выходцева. – 4-е изд., исправл. и доп. – М, 1986. – 630 с.
16. Казачий словарь-справочник./Сост. Г. В. Губарев. Ред. изд. А. И. Скрылов. – Сан-Ансельмо, Калифорния, США. – 1968, Т. 2.
17. Казачий словарь-справочник./Сост. Г. В. Губарев. Ред. изд. А. И. Скрылов. – Сан-Ансельмо, Калифорния, США. – 1968, Т. 3.
18. Карпова В. М. Талантливая жизнь: Василий Шукшин – прозаик. – М., 1986. – 304 с.
19. Крестьянская война под предводительством Степана Разина. Т. 1. – М., 1954. – 763 с.
20. Коробов В. И. Василий Шукшин: Вещее слово. – М., 1999. – 405 (11) с., ил. – (Жизнь замечательных людей. Сер. биогр. Вып. 798).
21. Комиссаржевский В. Неистовое сердце Степана Разина // Литературная газета, 1979, от 14 марта.
22. Костомаров Н. Казаки. Исторические монографии и исследования М., 1995. - 552 с.
23. Костомаров Н. Казаки. М.,1995 – 567 с.
24. Кубанское казачество — три века исторического пути. Материалы международной научно-практической конференции. – Краснодар,1996 – С. 45-46.
25. Лежнев И. Традиция и новаторство в творчестве М. А. Шолохова / Знамя, 1954, № 12. – С. 192 – 206; в сб. Советская художественная проза. – М., 1955. – С. 209 -286.
26. Литвинов В. м. Михаил Шолохов. – М. 1980. – 352 с.
27. Лихоносов В. И. Наш маленький Париж. Ненаписанные воспоминания: Роман. – Краснодар, 1990. – 762 с.
28. Лукин Ю. Михаил Шолохов. – М., 1952. – С. 43 – 70.
29. Матвеев В. Слово о кубанском казачестве. – Краснодар, 1995. – 324 с.
30. Марков Д. Ф. Социальный реализм – новая эстетическая система // Вопросы литературы. – 1975. – №2.
31. Милюков П. Живой Пушкин. - М., 1997. – 350 с.
32. Николаев П. Художественное открытие Гоголя. Н.Гоголь Избранные сочинения М., 1985. – 395 с.
33. Озеров Ю. А. Уроки-беседы по современной советской литературе: Методическое пособие для студ. – 2-е изд., перераб. и доп. – М., 1985. – 135 с.
34. Оскотский В. Роман и история. Традиции и новаторство советского исторического романа. – М., 1980. – 318 с.
35. Очерки русской литературы ХХ века. – Книга 2: Литература 40 – 90-х годов. – М., 1995.
36. Официальный сайт администрации Краснодарского края admkrai.kuban.ru. Статьи составлены профессором В. Н. Ратушняк.
37. Пушкин А. С. ПСС в 10 томах, М-Л 1949, Т. 7. – 563 с.
38. Русская литература ХХ век: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений: В 2 т. – Т. 2: 1940 – 1990-е годы / Л. П. Кременцов, Л. Ф. Алексеева, Н. М. Малыгина и др.; под ред. Л. П. Кременцова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М., 2003. – 464 с.
39. Семанов С. Н. Тихий Дон – литература и история. – М., 1977. – 245 с.
40. Сухин И. Одиссея казачьего Гамлета // Звезда, - 200. - № 10.
41. Толстой Л. Казаки. - М., 1981 – 345 с.
42. Толченова Н. П. Слово о Шукшине. – М., 1982. – 160 с.
43. Тынянов Ю. Соч. в 3-х томах, Т. 1. – М.-Ленинград, 1959. – 452 с.
44. Украинская литература Киев, Освiта. – 1990, С. 95.
45. Федь Н. Обреченная любовь // Слово, - 1998. - № 3.
46. Хализеев В. Е. Теория литературы: Учебник / В. Е. Хализеев. – 3-е изд., испр. И доп. – М., 2002. – 437 с.
47. Хомяков А. С.Стихотворения и драмы. - Л., 1969. – 427 с.
48. Шевченко Т. Г. Кобзарь 1860 года. Киев, 1981 – 427 с.
49. Шолохов М. А. Тихий Дон: роман в 2-х томах. Т. 1. – М., 2007. – 704 с.
50. Шолохов М. А. Тихий Дон: роман в 2-х томах. Т. 2. – М., 2007. – 715 с.
51. Шолохов М. А. Собрание сочинений: В 8-ми т. – Т. 1. – М., 1975. – 431 с.
52. Шолохов М. А. Собрание сочинений: В 8-ми т. – Т. 2. – М., 1975. – 431 с.
53. Шолохов М. А. Собрание сочинений: В 8-ми т. – Т. 3. – М., 1975. – 431 с.
54. Шолохов М. А. Собрание сочинений: В 8-ми т. – Т.4. – М., 1975. – 431 с.
55. Шукшин В. М. Избранное: для учащихся ст. классов средней школы / Сост. Л. Н. Федосеева-Шукшина, автор послесловия В. Ф. Горн. – М., 1992. – 352 с.
56. Шукшин В. М. Мгновения жизни / Вступительные статьи В. Распутина, А. Ковтуна. – М., 1989. – 208 с.
57. Шукшин В. М. Я пришел дать вам волю: Роман; Повести / Сост. и подгот. Текста Л. Федосеевой-Шукшиной. – М., 1991 – 413 с.
58. Щербина В. Тихий Дон М. Шолохова / Новый мир, 1941, № 4. - С. 192 – 219.
59. Энциклопедия мировой литературы. – М., 2001. – 656 с.
60. Яворницкий Д. История Запорожских казаков. – М, 1991. – Т. 1. - 351 с.
61. Якименко Л. Тихий Дон М. Шолохова. – М., 1958. – С. 251 -362, 113 -250.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022