Вход

Дипломная работа

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 291877
Дата создания 03 июля 2014
Страниц 80
Мы сможем обработать ваш заказ 28 июня в 14:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
2 570руб.
КУПИТЬ

Описание

Оглавление
Введение
Глава I. Осмысление и эстетическое переживание содержания учебного материала по средствам рисунка в историко-педагогической литературе.
§ 1. Методологические проблемы исследования учебных книг XVI – XVII вв.
§2. Взгляды на значение художественного оформления учебных книг XVI – XVII вв. первых исследователей древнерусской книжности
§ 3. Анализ художественного оформления учебной книги XVI – XVII вв. В работах современных российских исследователей
Глава II. Использование принципа наглядности в учебных книгах XVI-XVII вв. Для развития образного мышления учащихся.
§ 1. Педагогическое значение образов, заключенных в инициалы и заставки учебных книг XVI – XVII вв
§ 2. Целенаправленное использование иллюстраций в учебном процессе на примере Букваря Кариона Истомина
§ 3. Вли ...

Содержание

Оглавление
Введение
Глава I. Осмысление и эстетическое переживание содержания учебного материала по средствам рисунка в историко-педагогической литературе.
§ 1. Методологические проблемы исследования учебных книг XVI – XVII вв.
§2. Взгляды на значение художественного оформления учебных книг XVI – XVII вв. первых исследователей древнерусской книжности
§ 3. Анализ художественного оформления учебной книги XVI – XVII вв. В работах современных российских исследователей
Глава II. Использование принципа наглядности в учебных книгах XVI-XVII вв. Для развития образного мышления учащихся.
§ 1. Педагогическое значение образов, заключенных в инициалы и заставки учебных книг XVI – XVII вв
§ 2. Целенаправленное использование иллюстраций в учебном процессе на примере Букваря Кариона Истомина
§ 3. Влияние западной образовательной традиции на становление принципа наглядности в обучении в конце XVII в
Глава III. Развитие навыка письма по средствам рисунков из азбук-прописей XVI – XVII вв.
§ 1. Развитие мелкой моторики по средствам рисунков из азбук-прописей
§ 2. Использование азбук-прописей как пособий для развития искусства каллиграфии
Глава IV. Рисунок в учебных книгах XVI – XVII веков как отражение многовековой традиции взгляда на образовательный процесс.
§1. Отражение христианской традиции в иллюстративном материале учебных книг XVI – XVII вв
§ 2. Отражение в иллюстрациях учебных книг XVI – XVII вв. взглядов на воспитательные приемы в рамках педагогической деятельности
Заключение

Введение

Оглавление
Введение
Глава I. Осмысление и эстетическое переживание содержания учебного материала по средствам рисунка в историко-педагогической литературе.
§ 1. Методологические проблемы исследования учебных книг XVI – XVII вв.
§2. Взгляды на значение художественного оформления учебных книг XVI – XVII вв. первых исследователей древнерусской книжности
§ 3. Анализ художественного оформления учебной книги XVI – XVII вв. В работах современных российских исследователей
Глава II. Использование принципа наглядности в учебных книгах XVI-XVII вв. Для развития образного мышления учащихся.
§ 1. Педагогическое значение образов, заключенных в инициалы и заставки учебных книг XVI – XVII вв
§ 2. Целенаправленное использование иллюстраций в учебном процессе на примере Букваря Кариона Истомина
§ 3. Вли яние западной образовательной традиции на становление принципа наглядности в обучении в конце XVII в
Глава III. Развитие навыка письма по средствам рисунков из азбук-прописей XVI – XVII вв.
§ 1. Развитие мелкой моторики по средствам рисунков из азбук-прописей
§ 2. Использование азбук-прописей как пособий для развития искусства каллиграфии
Глава IV. Рисунок в учебных книгах XVI – XVII веков как отражение многовековой традиции взгляда на образовательный процесс.
§1. Отражение христианской традиции в иллюстративном материале учебных книг XVI – XVII вв
§ 2. Отражение в иллюстрациях учебных книг XVI – XVII вв. взглядов на воспитательные приемы в рамках педагогической деятельности
Заключение

Фрагмент работы для ознакомления

Истомин изначально имел стремление к максимальному совершенствованию не только своих знаний, но и духа и поэтому постригся в монахи Путивльской Молчанской пустыни. Спустя несколько лет Истомин приезжает в Москву и сразу же производит крайне благоприятное впечатление на патриарха Иоакима своим интеллектом, эрудицией и покладистым, уживчивым характером. Поэтому Иоаким назначает Истомина на почётную и ответственную должность справщика Московского печатного двора. Карион Истомин собственноручно переписал свою книгу, а возможно, и исполнил часть её иллюстраций. Первую рукопись, изящно украшенную золотом и красками, Истомин поднёс в 1692 году Наталье Кирилловне Нарышкиной, матери Петра I, для её внука, малолетнего царевича Алексея. Годом позже другой рукописный экземпляр он вручил двоюродным сестрам Алексея. Печатная версия Букваря увидела свет в 1694 году в виде альбома из 43 листов тиражом 106 экземпляров. Исполнил её гравёр Оружейной палаты Леонтий Бунин, владевший редким в то время станом для печати с медных досок. Участие Бунина в этом издании столь значительно, что в конце книги сочинитель и гравёр представлены как равноправные соавторы: «Сий Букварь счини Иеромонах Карион, а знаменил и резал Леонтей Бунин».Многие иллюстрации Истомина мастер не только исполнил по-своему, но и не раз перестраивал и дополнял, добиваясь более цельной и ясной композиции. Кроме того, в гравюре оказалось невозможным воспроизвести позолоту, которой были покрыты фигурные буквы в рукописях.Однако Бунин вложил в свои инициалы столько фантазии и изобретательности, что, оттиснутые на бумаге простой чёрной краской, они отнюдь не выглядят беднее позолоченных. Несмотря на то, что в своей работе Леонтий Бунин вдохновлялся, похоже, иностранными образцами, его художество — истинно русское явление. Рядом с фигурными инициалами Бунин поместил узорные буквицы. Прямые штрихи литер он заполнил гирляндами витых трав, а изогнутые покрыл мелкой чешуёй, намекая, видимо, на их сходство с гибкими и упругими рыбьими телами. Продолжали строку различные каллиграфические почерки, где наряду со славянскими письменами приводились сходные по звучанию греческие и латинские.По мнению известного искусствоведа А.А. Сидорова «Букварь Истомина — Бунина скорее альбом, тетрадь образцов, а не обычная книга для чтения… По этому альбому многому может научиться и мастер книги, прежде всего — искусству рисования отдельной буквы». С данным мнением, на мой взгляд, можно согласиться лишь от части, потому что так называемая «тетрадь образцов» была отличным примером учебника нового типа с применением наглядного метода в обучении грамоте. Рассмотрим подробно иллюстрации Букваря Кариона Истомина 1694 года. Сам принцип построения иллюстраций Букваря имеет следующую последовательность: на каждую букву алфавита первоначально идет изображение в виде образа человека или какого-нибудь существа, встающего в позу, соответствующую каждой букве алфавита. Далее – следует изображение этой же буквы в формате печатного оттиска. Далее – изображение этой буквы в различных вариантах ее написания. Также после различных вариантов написания буквы на славянском языке следует соответствующая ей по звучанию буква латинского или греческого алфавита. Под различными вариантами написания одной и той же буквы следует несколько изображений, наименование которых начинается с данной буквы алфавита. Такая композиция иллюстрации способствует лучшему усвоению материала и запоминанию. С каждой буквой ассоциируется несколько образов, а разные варианты написания – это элемент, использовавшийся в азбуках-прописях.По большей части изображения, сопряженные с изображением какой-либо буквы, – это изображения людей-воинов, так как они облачены в соответствующие одеяния и имеющие при себе некоторую амуницию. Например, это изображения букв А, Б, В, Г, Д, Е, S, I, К, Л, Т, У, Ф, Х, Ъ, Ѣ, Я, Ѵ, - то есть это большая часть кириллического алфавита. Реже встречаются изображения купцов или ремесленников, еще реже – женщин. А для изображения буквы Ѯ был использован образ мифических существ – людей с телом змеи, - переплетенных друг с другом. Буквы старые обозначение Изображения, которые были приведены для примера использования буквы в написании слова, тоже были тенденциозны. Из них можно выделить несколько групп: 1) предметы, использовавшиеся в повседневной жизни или так или иначе с ней связанные (например, игла, колокол, ключ, колесница, лестница, ложе и др.); 2) предметы, имеющие отношение к религии и церкви (например, евангелие, икона, Иерусалим, хоругви, церковь, изображения святых и др.);3) изображения животных, как местной фауны, так и иноземной (например, алектор (греч. петух), араната коза (орангутанг), буйвол, баран, ворон, голубь, лев, слон и др.); 4) части тела (борода, длань (рука), зеница, нос, нога, и др.); 5) мифические существа (например, аспид (крылатый змей), гамаюн (вещая птица), единорог, ехидна (мифическая змея), змей (дракон), гиппокентавр, стрелец (в виде кентавра с луком). Таким образом, можно выделить следующие особенности иллюстраций, использованных в Букваре Кариона Истомина 1694 г.: иллюстрации выполняли вспомогательную функцию в обучении грамоте, носили близкий русскому человеку характер, то есть сочетали в себе элементы национального, традиционного для России содержания. Как уже упоминалось, ранее изображения людей, сопряженные с инициалом, были в употреблении в рукописных книгах русских мастеров. То есть, данный художественный элемент, использованный в Букваре 1694 года, вторил национальным традициям. То же можно сказать и о других иллюстрациях: рисунки религиозного содержания были близки русскому человеку в виду приверженности к православной вере, они ассоциировались с соподчинением всей жизни законам религии. Рисунки, имевшие отношение к повседневной жизни помогали усвоить быстрее материал, поскольку дело касалось тех предметов, которые встречались учащемуся каждый день. То же можно сказать и об изображениях животных, и об изображениях частей тела с их названиями. Принцип ассоциации с определенной буквой алфавита был тот же. А, например, изображения животных, не встречавшихся русскому человеку в родных краях, показывали все разнообразие животного мира (и не только), что пробуждало в учащемся, с одной стороны, интерес к изучению нового и неизведанного, с другой стороны, яркий образ способствовал лучшему запоминанию букв. Особый интерес, на мой взгляд, представляют изображения существ, встречавшихся в славянской мифологии. Их включение в издание для детей, которое все же базировалось на православной традиции, говорит о многом. Само мифологическое сознание противостоит рациональности. Причем, как научной рациональности, так и богословской, присущей теистическим религиям. Это, в свою очередь делает мифологическое мировосприятие как уязвимым рациональной критике, так и недоступным ей вовсе. Такая двоякость предопределяет живучесть мифологического сознания в разных эпохах и культурах. То есть мифологическое сознание характерно для любой культурной эпохи, изменяется только его сфера распространения и социальной престижности. Использование рисунков мифологического содержания в учебной книге XVII в., в первую очередь, свидетельствует о том, что не смотря на доктрину Христианства, в сознании людей того времени присутствовало мифологическое сознание в достаточно большой степени. Повседневность является постоянным полем для реализации мифологического сознания, подпитывая его смешением причинно-следственной и пространственно-временной смежности. Если в детстве в сознание ребенка внедрялись образы из русских сказок и мифов, то, несомненно, использование этих образов в обучении грамоте способствовало лучшему восприятию новой информации и ускоренному запоминанию. Причем это мифологическое сознание было тесно связано с религиозным мировосприятием и никак не диссонировало с ним (что получило название «народной религиозности»). Использование иллюстрирования учебной книги в концепции вспомогательной функции рисунка для лучшего усвоения нового материала, носила, таким образом, следующий характер: 1) образы были близки учащемуся, они каким-либо образом были связаны с повседневной действительностью, что связывало процесс обучения грамоте с принадлежностью ее к дальнейшей деятельности ученика;2) образы имели яркий характер, что способствовало их запоминанию, а также сопутствовало развитию интереса к познанию нового и еще неизведанного;3) образы воспитывали религиозное чувство, по средствам включения иллюстраций религиозного содержания в учебный процесс у учащегося создавалось впечатление тесной связи религии и «божественного начала» и как с самим процессом обучения, и как со всей жизнедеятельностью в целом. Агаджанов Б.В. отмечает: «Истомин прекрасно понимал, что наглядность детских учебников во много раз повышает понимание и усваиваемость изложенных в них материалов. В этом смысле он был совершенно солидарен с воззрениями великого Яна Амоса Коменского». То есть нельзя говорить с точностью, что идея учебника была полностью заимствована из Европы. Скорее уже некая сложившаяся традиция оформления русских книг получила дальнейшее развитие с распространением в Европе идей о методе наглядного обучения. Таким образом, в Букваре Кариона Истомина 1694 года были собраны иллюстрации, помогающие развивать образное мышление. Это учебное издание по своей продуманности не особо уступает и современным учебным пособиям для обучения грамоте, что делает великолепным памятником педагогической мысли конца XVII в. Иллюстративное наполнение Букваря совместило в себе как народную традицию, так и влияние западной педагогической мысли. Смысловое наполнение иллюстраций соответствует близким русскому человеку образам, а сам принцип использования иллюстраций в качестве объекта образовательного процесса был заимствован из Европы. Как раз во второй половине XVII в выходит работа Яна Амоса Коменского «Мир чувственных вещей в картинках, или изображение и наименование всех главнейших предметов в мире и действий в жизни» (1658), которая является первой книгой, где иллюстрациям уделялось важное значение в обучении грамоте. То есть накопленный педагогический опыт к данному периоду времени обосновал необходимость использования иллюстративного материала для лучшего усвоения проходимого учениками материала. И, рассматривая Букварь Кариона Истомина 1694 г., можно смело утверждать, что он являлся передовым учебным изданием своего времени.§ 3. ВЛИЯНИЕ ЗАПАДНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ТРАДИЦИИ НА СТАНОВЛЕНИЕ ПРИНЦИПА НАГЛЯДНОСТИ В ОБУЧЕНИИ В КОНЦЕ XVII В.Накопленный к середине XVII века педагогический опыт показывал, что усвоение нового материала происходит лучше, если использовать в обучении наглядность. Впервые в педагогике обобщение знаний в данной области и теоретическое обоснование принципа наглядности обучения дал знаменитый чешский педагог Ян Амос Коменский. В 1658 году он издает книгу «Мир чувственных вещей в картинках, или изображение и наименование всех главнейших предметов в мире и действий в жизни». Он выдвинул «золотое правило» дидактики: «Все, что только возможно, представлять для восприятия чувствами: видимое для восприятии – зрением; слышимое – слухом; запахи – обонянием; подлежащее вкусу – вкусом; доступное осязанию – путем осязания. Если какие – либо предметы сразу можно воспринимать несколькими чувствами, пусть они сразу охватываются несколькими чувствами…». Наглядность понимается Коменским в широком смысле, не только как зрительные образы, но и как привлечение всех органов чувств к лучшему и ясному восприятию вещей и явлений. Наглядность становится решающим фактором усвоения учебного материала.К принципу наглядности обращались и до Коменского. О ней говорили педагоги-гуманисты, например, Томас Мор, характеризуя обучение на острове «Утопия». Книги, как и рукописные, так и печатные, снабжались нередко рисунками и раньше, но то было эмпирическое применение наглядности без ее теоретического обоснования, которое впервые дал Коменский. Заслуга Коменского заключается в разработке наглядности как одного из важнейших дидактических принципов; он обосновал, обобщил, углубил и расширил имевшийся уже к тому времени некоторый практический опыт наглядного обучения, применил широко наглядность на практике, снабдив свои учебники рисунками.Взгляды Коменского были поддержаны и развиты И. Г. Песталоцци. Так, Песталоцци утверждал, что без применения наглядности (в широком смысле этого слова) нельзя добиться правильных представлений об окружающем, развивать мышление и речь.В предисловии к книге «Мир чувственных вещей в картинках» Коменский дает характеристику того, на чем базируется принцип наглядности. «В нашем же разуме нет ничего такого, чего бы раньше не было бы в чувствах. Таким образом, старательно упражняя чувства в области правильного восприятия различий, существующих между предметами, мы положим основание и для всей мудрости, и для всего мудрого красноречия, и для всех разумных жизненных действий… В школах, однако, этим обычно пренебрегают, и ученикам подаются для изучения предметы, которые они не понимают и которые неправильно представлены чувствам. Отсюда труд преподавания и изучения становится тягостным и приносит незначительные плоды… И вот создается новое пособие для школ! Рисунки и наименования всех основных в мире предметов, а в жизни действий!». Далее следует обоснование того, почему использование наглядности – это благо:1) привлечение интереса учащихся к предмету путем включения в процесс обучения иллюстративного материала; 2) сосредоточение внимания на объекте изучения путем привлечения иллюстраций (выделение важного); 3) совокупность первых двух пунктов даст учащимся приобрести понятия о главнейших предметах в жизни, то есть систематизировать свои знания и составить в своем восприятии целостную картину мира. Также Коменский говорит о том, как влияет включение иллюстративного материала на обучение грамоте и на изучение языков: книга дает более легкий способ научиться читать. «Это достигается прежде всего предпосланным книге символическим алфавитом, а именно: даны формы отдельных букв, а к ним изображения тех живых существ, издаваемый которыми звук стремиться передать та или иная буква. Благодаря этому изучающий азбуку ребенок при одном взгляде на животное легко вспомнит, как произносится соответствующая буква, и в конце концов его воображение, укрепленное упражнением, приведет его к быстрому запоминанию всех букв. Рассмотрев затем таблицу первоначальных слогов, учащийся сможет перейти к рассмотрению рисунков и напечатанных над ними надписей. Здесь снова самое рассматривание нарисованного предмета, вызвав в его уме наименование последнего, напомнит ему, как нужно прочитать заглавие рисунка. Пройдя таким образом всю книгу, учащийся невольно научится читать посредством одних только заголовков к рисункам, и при этом нужно отметить, не будут применены всюду практикующиеся длительные упражнения в складах, эта тяжкая мука детских умов, которая целиком будет устранена этим методом. Ибо повторное чтение книги, посредством все более полных, приложенных к рисункам описаний предметов, приведет учащегося к окончательному овладению искусством чтения».Также Коменский дает методологическое обоснование принципу наглядности. « 1. Дайте им ее в руки, чтобы они забавлялись, как они сами захотят, рассматриванием картинок, чтобы эти картинки стали им хорошо знакомы, даже дома, еще до посылки в школу.2. После этого неоднократно спрашивайте их (в особенности уже в школе), какой предмет изображен на том или другом рисунке и как он называется. Пусть дети не видят ничего, чего бы не могли назвать, и пусть они ничего не называют, чего бы не могли показать.3. Названные же вещи показывайте детям не только на рисунках, но и в реальности, например, члены тела, одежду, книги, дома и предметы домашнего обихода и т. д.4. Позволяйте им также срисовывать рисунки, если они захотят. Мало того, подстрекайте их к тому, чтобы они этого захотели. Во-первых, это также заострит их внимание к вещам. Во-вторых, они станут наблюдать взаимные пропорции между отдельными частями вещей. Наконец, они будут развивать этим ловкость рук, что полезно во многих отношениях.5. Если некоторые вещи, о которых упоминается в этой книге, не могут быть представлены воочию, то было бы очень полезно преподнести их детям в реальности, – например, цвета, запахи, которые здесь не могут быть изображены чернилами. Поэтому было бы желательно, чтобы в каждой хорошей школе хранились заранее заготовленные редкие и дома не встречающиеся вещи, дабы всякий раз, когда о них нужно говорить ученикам, они вместе с тем могли бы быть им предоставлены». Таким образом, к середине XVII века в западноевропейской преподавательской традиции уже сложилось теоретическое обоснование педагогического принципа использования наглядности в процессе обучения. Исходя из понимания наглядности, как всего того, что можно представить для восприятия чувствами, Яном Амосом Коменским была также выработана и методика использования наглядных образов для лучшего усвоения новой информации в процессе обучения, в том числе и в обучении грамоте. Теоретические разработки в данной области педагогического знания в XVII веке получили большую популярность и способствовали ее дальнейшему развитию. Неудивительно, что таковые принципы обучения нашли свое отражение и в российских учебных книгах рассматриваемого периода и повлияли на систематизацию материала, представленного в них. Идея интеграции западного педагогического опыта была не случайна: этому процессу положили реформы патриарха Никона и воззрения ближайшего окружения царя Алексея Михайловича, а также идея создания «новой школы». В Московии, в отличие от юго-западных земель Руси, инициатива создания школы была в руках не отдельных заинтересованных личностей, а в руках Церкви и Государства. И если имели место частные побуждения, то они были сравнительно редки. Как отмечает Кириллин В. М.: «вопреки распространенной среди московитов боязни повредиться в вере под влиянием ученых выходцев из стран, христианство которых, как полагали, утратило первозданную чистоту, решение школьного вопроса к середине XVII в. переходит в стадию практической реализации. Последнее, несомненно, произошло благодаря новым культурным веяниям, исходящим из окружения восшедшего в 1645 г. на царский престол юного Алексея Михайловича, чей природный ум и традиционная (через усвоение букваря, часослова, апостола, октоиха) образованность были обогащены удивительной начитанностью и заинтересованным общением с незаурядными личностями, а именно с приверженным к иноземным обычаям боярином Б. И. Морозовым, с благоразумным и учительным Благовещенским протопопом Стефаном Вонифатьевым, с любителем просвещения и наук окольничим Ф. М. Ртищевым, с грекофилом и энтузиастом церковных преобразований ради благочиния и ввиду идеи создания вселенской православной империи патриархом Никоном, с широко образованными "западниками" А. С. Матвеевым и А. Л. Ординым-Нащекиным (который, кстати, любил говаривать, что "доброму не стыдно навыкать и со стороны, у чужих, даже у своих врагов!")». Политика царя Алексея Михайловича предвосхитила эпоху реформаторской деятельности Петра I. Были усилены связи со многими иностранными государствами, что требовало изменений и в политике в области образования. Влияние на российское образование данного периода не было однородным. Попытки организации правильного школьного образования, предпринятые в Московском государстве при царе Алексее Михайловиче обнаруживают разные культурные мотивации и разнонаправленность установок. Это разделение проистекало в то время, видимо, из расхождения церковных и государственных задач в деле обустройства России. Церковь осуществляла реформы, касающиеся благочиния и единого уставного порядка в богослужении с учетом вселенской практики, проводя с этой целью широкомасштабную издательскую работу на почве, прежде всего, книжной справы и новых переводов конфессиональной литературы, и потому остро нуждалась в образованных грамотниках.

Список литературы

-
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022