Вход

Психопатологические синдромы подросткового возраста (на примере синдрома патологии влечений)

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Реферат*
Код 291431
Дата создания 11 июля 2014
Страниц 24
Мы сможем обработать ваш заказ 5 октября в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
370руб.
КУПИТЬ

Описание

сноски в квадратных скобках ...

Содержание

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3
1. Общая характеристика психопатологических синдромов в подростковом возрасте 4
2. Специфические психопатологические синдромы подросткового возраста (на примере синдрома патологии влечений) 18
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 23
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 24

Введение

Актуальность исследования. Проблема раннего выявления и пра-вильного распознавания эндогенных и эндоформных психических рас-стройств особенно актуальна в подростковом и юношеском возрасте не только ввиду частоты дебютирования эндогенных заболеваний в этом пе-риода, но и в связи с большим своеобразием их картины, обусловленным влиянием проявлений пубертатного криза и незавершенностью психического созревания больных.
цель
задачи
структура

Фрагмент работы для ознакомления

Спустя определенный период после возникновения бредовых идей уродства, отношения, а нередко — почти одновременно с их появлением, здесь присоединялись идеи преследования. Причем, наряду с дисморфофо­бической и ипохондрической фабулой бреда, имела место бредовая убежден­ность иного содержания — больные были уверены, что их подозревают в уголовных преступлениях, за ними наблюдает милиция или следят агенты иностранной разведки, преследуют органы КГБ. Дальнейшая динамика бре­довых нарушений шла в сторону расширения бреда, проходившего за счет присоединения бредовых идей иного содержания, распространявшихся пре­имущественно на лиц ближайшего окружения — родителей, соучеников, преподавателей. У больных возникала убежденность в отравлении со сто­роны родственников. Они утверждали, что близкие специально подмеши­вают им в пищу препараты, влияющие на сексуальные функции, или выска­зывали нестойкие мысли о неродных родителях, отрывочные идеи иного (вы­сокого) происхождения. При этом больные редко и недостаточно обосновы­вали и развивали свои бредовые построения. Различные бредовые идеи могли сосуществовать здесь вместе, не связываясь между собой. Как правило, на этом этапе развития бредовых расстройств у больных уже имели место неот­четливо выраженные истинные галлюцинаторные расстройства в виде диало­гов соседей по дому или за спиной, обрывков фраз, доносящихся с улицы, в которых «голоса» называли пациентов «грешниками», «уродами», обсуждали между собой «дефектность» и «неполноценность» их личности, бранились из-за онанизма. Это позволяло говорить о наличии единого, развернутого, не имеющего достаточного четкого структурного оформления галлюцинаторно-бредового синдрома.[3,c.64]
Особенности юношеской шизофрении, протекающей в форме атипич­ного затяжного пубертатного приступа с дисморфофобическими, ипохондри­ческими расстройствами и сенситивными идеями отношения.
При данном варианте юношеской шизофрении, являющемся наиболее благоприятной разновидностью ее малопрогредиентной формы, имеет место особый стереотип развития заболевания, строго ограничивающегося преде­лами юношеского возраста, по миновании которого наступает редукция бо­лезненных расстройств, сглаживание и компенсация личностных изменений, хороший уровень социально-трудовой адаптации с тенденцией к профессио­нальному росту, т.е. состояние стойкой ремиссии на уровне практического выздоровления.
В этих случаях картина болезненных расстройств в подростково-юно­шеском периоде определялась аффективно-пубертатным вариантом данного синдрома. Дальнейшая динамика болезни носила ундулирующий характер с колебанием активности проявлений заболевания. В состояниях обострения, возникающих как аутохтонно, так и в связи с внешними психотравмирую­щими факторами, происходила дальнейшая генерализация сверхценных идей, появление наряду с дисморфофобическими и сенситивными идеями отношения ипохондрических расстройств, усиление интенсивности депрес­сивных проявлений. Поведение больных временами приобретало черты бре­дового. В эти периоды отмечались отчетливые признаки социальной дезадап­тации в виде невозможности продолжить обучение в техникуме или ВУЗе, выполнять какую-либо работу. Имели место частые госпитализации больных в психиатрические стационары. В то же время у этих больных могли отме­чаться периоды спонтанного послабления выраженности болезненных нару­шений, сопровождающиеся признаками редукции дисморфофобических и ипохондрических расстройств до уровня сверхценных идей. В такие периоды у них выравнивалось настроение, уменьшались тягостные переживания соб­ственной неполноценности, ослабевали суицидальные намерения, появлялась частичная критика к болезненным проявлениям. Вместе с тем они продол­жали постоянно анализировать свои недостатки, соотносить их с теми или иными заболеваниями. В дальнейшем по мере завершения периода юности и вступления в фазу зрелости у данных больных начиналась стабилизация со­стояния с постепенным редуцированием болезненных проявлений, наступле­нием социально-трудовой компенсации и сглаживанием признаков личност­ного ущерба. Как правило, процесс формирования ремиссий начинался за пределами 22-25 лет и получал свое завершение в последующие три-шесть лет. Постепенно сглаживались аффективные нарушения, выравнивался фон настроения, исчезали ипохондрические, дисморфофобические и сенситивные идеи отношения. В последнюю очередь редуцировались идеи собственной малоценности. С течением времени больные все реже посещали участкового психиатра, обходились без поддерживающей психотропной терапии. В кар­тине наступившей ремиссии на уровне практического выздоровления нега­тивные изменения ограничивались признаками некоторой задержки психо­физического созревания, по типу процессуального инфантилизма иди ювени­лизма парциального характера, астенической аутизации, легкого эмоцио­нально-волевого обеднения или изменениями личности типа «фершробен». Отмечался профессиональный рост, устойчивая социально-трудовая адапта­ция.[9,c.75]
Особенности течения юношеской малопрогредиентной (вялотекущей) шизофрении с дисморфофобическими, ипохондрическими расстройствам и сенситивными идеями отношения.
В этих случаях начало заболевания характеризовалось нарастающими изменениями личности по типу шизоидного сдвига, которые выявлялись на­много ранее, чем продуктивные психопатологические расстройства. В после­дующем на этом фоне происходило формирование дисморфофобических и ипохондрических расстройств, сочетавшихся с сенситивными идеями отно­шения. Причем преобладали психастеноподобный и сенестоипохондриче­ский типологические варианты данного синдрома. Вслед за этим этапом за­болевания, охватывавшим юношеский возраст, наступал период дальнейшей эволюции малопрогредиентной шизофрении, причем в одних случаях имела место стабилизация шизофренического процесса, в других случаях продол­жалась активная стадия заболевания в рамках вялотекущего процесса.
В случаях со стабилизацией вялотекущего шизофренического процесса типологическая разновидность болезненных расстройств относилась к психа­стеноподобному варианту. В этих случаях по миновании юношеского воз­раста на 10-12 году болезни постепенно сглаживалась острота дисморфофо­бических, ипохондрических расстройств и сенестопатических ощущений, страхи становились менее интенсивными, теряли прежнюю значимость. С возрастом аффективные расстройства приобретали характер стертых. Де­прессивные состояния становились зависимыми от внешних факторов, были непродолжительными и проявлялись в основном снижением активности, жа­лобами на усталость, недомогание. Происходило постепенное редуцирование ипохондрических фобий, сенестопатии приобретали характер рудиментар­ных. На смену ипохондрическим идеям навязчивого характера приходили сверхценные образования, определяющиеся идеями укрепления собственного здоровья. Последние с годами даже нередко получали дальнейшее развитие, расширяясь до уровня особого мировоззрения. Больные придавали исключи­тельно важное значение всякого рода оздоровительным мероприятиям: начи­нали заниматься закаливанием, оздоровительным бегом, йоговскими упраж­нениями, особого вида дыхательной гимнастикой, придумывали себе специ­альные вегетарианские диеты, изучали труды натуропатов, разрабатывали методы самолечения с помощью лекарственных растений и т. д. Негативные изменения личности здесь определялись неглубоким эмоционально-волевым обеднением, сочетавшимся с нарастающим эгоцентризмом, изменениями по типу «стекло и дерево». Психастеноподобные черты, столь свойственные этим больным в дебюте заболевания, сменялись ригидностью, педантизмом и рационализмом. Их манера держаться, одеваться, а также поведение, направ­ленное на укрепление здоровья, нередко носили странный, чудаковатый ха­рактер. Отмечались выраженные проявления психического и физического инфантилизма или ювенилизма. При этом, как правило, большинство этих пациентов были трудоспособны, хотя и на относительно сниженном уровне.
В тех случаях, где по миновании юношеского возраста отмечалось со­хранение активности вялотекущего шизофренического процесса, происхо­дило не только сохранение, но и дальнейшее усложнение имевшихся ранее продуктивных расстройств. Бредовые построения, сохраняя все ту же дис­морфофобическую и ипохондрическую тематику, по содержанию все больше отрывались от реальности, отмечалась стереотипизация этих идей, снижалась их и так незначительная логическая разработанность, аффективная заряжен­ность. Телесные сенсации ограничивались сенестоалгиями, становились крайне однообразными. На фоне нарастающих изменений личности ипохон­дрическое поведение больных становилось все более монотонным. Иногда у больных появлялись нелепые увлечения. Их поведение приобретало черты чудаковатости. На этом фоне у больных возникали обострения с нестойкими идеями гипнотического воздействия, усилением идеи отношения, аффектив­ными расстройствами в виде депрессий с вялостью, аспонтанностью без чув­ства тоски и других витальных компонентов. У всех больных данной группы с годами все больше выступало снижение психической активности, сужение круга интересов, усиление аутизма, нарастание монотонности, вялости, бе­зынициативности, все более отчетливыми становились расстройства мышле­ния, склонность к резонерству с неадекватными умозаключениями, амбива­лентность. В быту они были мало приспособлены, выполняли лишь отдель­ные поручения родственников, как правило, они были нетрудоспособны или могли трудиться лишь в специальных условиях.
Особенности течения юношеской параноидной шизофрении, дебюти­рующей дисморфофобическими и ипохондрическими расстройствами.
Начало заболевания здесь также характеризовалось появлением изме­нений личности, в виде замкнутости, отчуждения от близких и эмоциональ­ного обеднения. Снижалась успеваемость, сужался круг интересов, ослабе­вали прежние увлечения. При этом некоторые начинали проявлять склон­ность к непродуктивным занятиям техникой, чтению философской литера­туры. Эти их увлечения носили, как правило, поверхностный характер и не сопровождались реальным осмыслением интересовавших их проблем.
На фоне вышеописанных негативных изменений у этих больных воз­никали идеи дисморфофобического и ипохондрического содержания, почти сразу приобретавшие бредовой характер и сочетавшиеся с бредом отноше­ния. У данных пациентов преобладала четвертая описанная типологическая разновидность данного синдрома.
2. Специфические психопатологические синдромы подросткового воз­раста (на примере синдрома патологии влечений)
Исследование синдрома патологии влечений в детско-подростковом возрасте позволило установить его выраженный интернозологический изо­морфизм. Общие клинические особенности изученного синдрома характери­зовались, прежде всего, многообразием нарушенных влечений по их направ­ленности и способам реализации. В частности, реализация патологических влечений помимо действий, проявлялась в специфике игровой деятельности и в патологическом фантазировании, соответствующем тематике влечения.
Вместе с тем, следует отметить психопатологическую и патогенетиче­скую неоднородность синдрома патологии влечений и отчетливую комор­бидность нарушенных влечений с другими психопатологическими расстрой­ствами (аффективными, неврозоподобными, сверхценными).[6,c.38]
Как показали результаты исследования у изученных больных, нару­шенные влечения оставались ведущими расстройствами в клинической кар­тине болезни на всем ее протяжении или в период обострения. Синдром па­тологии влечений имел общие возрастные специфические особенности про­явлений у детей и подростков. Так, обращали на себя внимание фрагментар­ность проявлении патологических влечений, изменение их направленности у одних и тех же больных по мере их перехода в более старшую возрастную группу (например, влечение к воровству сменялось агрессивно-садистиче­скими влечениями, агрессивно-садистические влечения сменялись влечением к бродяжничеству и т.д.). С другой стороны, была характерна психопатоло­гическая незавершенность изученных расстройств, относительная редкость выявляемости импульсивных и навязчивых влечении, сложность и услов­ность проведения психопатологических границ и их легкой изменчивостью.
В отличие от больных зрелого возраста со сходной патологией сущест­венной особенностью ее проявления в детско-подростковом возрасте была гак называемая «особая почва». К ней можно было отнести: психический ин­фантилизм, возрастная незрелость самооценки, собственного «Я», наличие анетического комплекса, которые препятствовали больным в «отделении» патологических влечений от собственной личности, а так же затрудняли оценку их влечений по критерию «чуждости» или «спаянности» с личностью. Как показали наблюдения, у больных, как правило, отсутствует осознание па­тологических влечений как «болезни».
Указа те общие возрастные особенности клинических проявлений па­тологии влечений определяли выраженный контраст между яркими внеш­ними проявлениями нарушенных влечений и их психопатологической неза­вершенностью у больных детско-подросткового возраста.
Проведенный анализ психопатологии нарушенных влечений позволил определить четыре типологические группы[8,c.106]:
1 Нарушенные влечения, связанные преимущественно с расстрой­ствами в сфере инстинктов.
2. Нарушенные влечения, связанные преимущественно с расстройством воли.
3. Нарушенные влечения, связанные с навязчивыми расстройствами (навязчивые влечения).
4 «Социализированные формы» нарушенных влечений.
Переходим к характеристикам типологических групп. В первую типо­логическую группу вошли нарушенные влечения, связанные, преимущест­венно, с расстройствами в сфере инстинктов. Эту группу составили изменен­ные физиологические влечения в виде их повышения (например, повышен­ные сексуальные влечения, булимия) и извращенные физиологические вле­чения (мазохизм и гомосексуализм). В данную типологическую группу как составная часть условно входили агрессивно-садистические влечения, но только в случаях имевших выраженную детско-возрастную специфику их проявлений. В частности, имеется в виду стойкое (в течение многих месяцев) патологическое фантазирование, фабула которых определялась только агрес­сивно-садистическими идеями.
Основными признаками нарушенных влечений для данной типологиче­ской группы являлись[7,c.106]:
— Неразрывная связь нарушенных влечений со сферой инстинктов.
— Отсутствие основных признаков импульсивных и навязчивых вле­чений.
— Постоянство клинических проявлений нарушенных влечений в ти­пической картине болезни на всем протяжении или при обострении.
Вторая типологическая группа включила нарушенные влечения свя­занные преимущественно с расстройством воли. Изучение психопатологиче­ских особенностей нарушенных влечений в указанной типологической группе позволило разделить ее на три подгруппы:
1 Импульсивные влечения,
2 Импульсивные неодолимые влечения,
3 Предвестники импульсивных влечений.
Проявления собственно импульсивных влечений соответствовали об­щепринятым критериям импульсивных влечений (острота возникновения, внезапность реализации, отсутствие борьбы мотивов и т. д.).
Переходя к оценке импульсивных неодолимых влечений, следует под­черкнуть ту отличительную особенность, что реализации влечения предше­ствовал период борьбы мотивов наряду с остротой возникновения влечения и внезапностью реализации. Наличие признака борьбы мотивов с отрицатель­ным результатом позволило обозначить эти импульсивные влечения как им­пульсивные неодолимые.
Основными клиническими признаками предвестников импульсивных влечений являлись настойчивое малоосознанное стремление к осуществле­нию возникшего побуждения, носящее очерченный во времени характер, до­минирование возникшего побуждения в сознании с подавлением других по­буждений, мыслей и желаний, нарастание аффективной напряженности до реализации влечения и появление чувства успокоения и удовольствия при реализации влечения, а так же отсутствие борьбы мотивов. Возникшее побу­ждение практически неизбежно реализовывалось в действие, то есть присут­ствовал признак обязательности реализации влечения. Совокупность всех вышеназванных признаков обеспечивало определенное сходство с импуль­сивными влечениями. Однако, в отличие от последних, не удавалось устано­вить внезапность возникновения и реализации влечения.
Среди названных подгрупп наиболее специфичными для больных дет­ско-подросткового возраста являются предвестники импульсивных влечений. Эти патологические влечения занимали в данной типологической группе главное место и включали наибольшее число вариантов нарушенных влече­ний по направленности цели — 5 вариантов: к уходам и бродяжничеству, к воровству, агрессивно-садистических, пироманических и влечения к алко­голю.
Третья типологическая группа включала нарушенные влечения, свя­занные преимущественно с навязчивыми расстройствами. На момент на­стоящего обследования у больных в клинической картине навязчивые влече­ния не наблюдались. Они были установлены ретроспективно только среди больных шизофренией.
Четвертая типологическая группа — «социализированные формы» на­рушенных влечений. К этим «формам» нарушенных влечений были отнесены случаи влечений к уходам и бродяжничеству и к воровству, особенности формирования которых, а так же клинические проявления не укладывались в клиническую картину импульсивных и навязчивых влечений. Для этой типо­логической группы были характерны следующие признаки[2,c.125]:
— Отчетливая связь нарушенных влечении с социально-психологиче­скими факторами, влияющими на формирование и клинические проявления влечений.

Список литературы

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абрамович Г.Б., Харитонов Р.А. – М.: Медицина, 2003. – 144с.
2. Гроно М.М. Шизофрения у детей и подростков. – М.: Медицина, 2001. – 126с.
3. Гарбузов В.И., Захаров А.И., Исаев Д.Н. Неврозы у детей и их лечение. – М.: Медицина, 2002. – 272с.
4. Гурьева В.А., Гиндикин В.Я. Юношеские психопатии и алкоголизм. – М.: Медицина, 2000. – 272с.
5. Исаев Д. Психическое недоразвитие у детей. – М.: Медицина, 2002. – 224с.
всего 10 источников
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022