Вход

Албанский фактор в истории современной Сербии

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 289819
Дата создания 19 августа 2014
Страниц 80
Мы сможем обработать ваш заказ 28 ноября в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
2 570руб.
КУПИТЬ

Описание


Темой представленной дипломной работы является албанский фактор в истории современной Сербии.
...

Содержание

ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………….…………..3
ГЛАВА I. ИСТОРИЯ ВОПРОСА …………………………….…………….6
ГЛАВА II. АЛБАНСКИЙ ФАКТОР В ИСТОРИИ СЕРБИИ В КОНЦЕ XX – НАЧАЛЕ XXI ВЕКА ………………………………………….……….27
ГЛАВА III. АЛБАНСКИЙ ФАКТОР В АСПЕКТЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ …………………………………………….………………….61
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ………………………………………….……………………79
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ …….………………………81

Введение

Темой представленной дипломной работы является албанский фактор в истории современной Сербии.
Албанцы издавна проживают на территории южнославянских государств. Основная масса албанского населения за пределами собственной страны сосредоточена в Косово и Метохии (Космете) – автономном крае Республики Сербия. В то же время эта территория является духовным центром сербской нации. Здесь сосредоточено большое количество уникальных православных храмов и других памятников, связанных с историей зарождения сербского государства и его борьбы за национальную независимость.
В ходе непростого исторического развития данной территории соотношение сербского и албанского населения постоянно изменялось, и в результате албанцы стали этническим большинством. Суть проблемы в Косове состоит в столкновении инте ресов большинства албанского населения края, которые выражаются в стремлении отделиться от Сербии, создать свое национальное государство на Балканах, объединившись с Албанией, и интересов Республики Сербии, отстаивающей целостность своей территории.
В конце 90-х годов XX века данная проблема приобрела особенную остроту после того, как в решение конфликта вмешалась западная дипломатия с опорой на военные силы НАТО. В результате сербские войска и полиция вынуждены были покинуть край, который попал под контроль миротворческих сил.
В настоящее время проблема статуса автономного края Косово остается нерешенной и продолжает занимать важное место в системе международных отношений. Особая роль косовского вопроса заключается еще и в том, что при попытке его решения впервые в послевоенной истории страны НАТО применили военную силу вопреки мнению Совета Безопасности ООН и действующим международным правилам. Предоставление полной независимости Косову может стать серьезным прецедентом и активизировать сепаратистские устремления во всем мире.
Данные факты свидетельствуют об актуальности выбранной темы дипломного исследования, подчеркивают ее важное значение в изучении современной истории балканских государств и международных отношений в целом.
Целью данной дипломной работы является исследование и оценка особенностей влияния албанского фактора на историческое развитие Сербии в конце XX – начале XXI века.
Для достижения поставленной цели предполагается решение следующих задач:
- Изучить исторические истоки проблемы взаимоотношений албанского и сербского населения, особенности политики сербского правительства и деятельности духовных и политических лидеров албанцев в автономном крае Косово и Метохия;
- Исследовать основные особенности современного развития Косова, его национальный состав, межэтнические отношения, политическую обстановку в крае;
- Рассмотреть проблему разрешения албанского вопроса в Сербии в аспекте современных международных отношений.
Исследование выполнено на основе выявленных источников, которыми являются свидетельства очевидцев происходивших событий (воспоминания политических деятелей, репортажи журналистов), а также издания, содержащие информацию об экономическом, политическом и этническом развитии Косова.
Что касается историографии проблемы, то можно с уверенностью отметить ее немногочисленность. Прежде всего, это связано с тем, что выбранная тема исследования охватывает, как отмечалось ранее, события, связанные главным образом с современным развитием Сербии. Тем не менее, в настоящее время издан ряд серьезных исследований по указанной проблеме.
Структура дипломной работы определяется выдвинутыми задачами исследования. Работа состоит из введения, в котором обосновываются актуальность исследования, его цели и задачи, источниковая база и историография, трех глав, выделенных по проблемно-тематическому признаку, заключения и списка использованных источников и литературы. В рамках первой главы рассматривается история складывания межнациональных отношений в Косово. Вторая глава посвящена непосредственному исследованию темы дипломной работы. В третьей главе изучается проблема албанского фактора в контексте современных международных отношений. В заключении делаются общие выводы исследования.

Фрагмент работы для ознакомления

Это была прелюдия к настоящей войне против независимой Югославии. Агрессия стран НАТО против СРЮ в марте — июне 1999 г. обозначила переход к следующей фазе строительства системы управляемости миром — показ на деле возможности силового варианта решения проблем, апробация «закона силы», права применять силу против других государств без санкций ООН, установление приоритетности решений НАТО над решениями ООН и ОБСЕ, разрушение сложившейся системы международного права, проба дееспособности управляемого информационного обеспечения, проба реакции всех европейских структур, отдельных государств, особенно России, на легитимизацию агрессии, на минимизацию роли ООН.
Контактная группа заседала часто, принимала решения о санкциях, запретах и ограничениях в отношении Югославии. Все это выглядело как огромный прессинг на руководство СРЮ, осмысленную подготовку к оккупации Югославии, к дальнейшему расчленению страны, используя Косово как повод: чтобы исключить возможность Югославии сопротивляться, надо было запретить поставки вооружения, ввести воздушный и наземный мониторинг, ограничить действия Армии Югославии, вывести спецназ и полицию из края. 25 февраля решение звучало как предупреждение — КГ выступила в поддержку уважения прав человека и призвала стороны «сконцентрироваться на незамедлительных шагах по снижению напряженности.., начать без каких-либо предварительных условий полномасштабный конструктивный диалог1.
9 марта 1998 г. в Лондоне США, Великобритания предложили ввести дополнительные санкции против Югославии. Россию представлял Е. Примаков, который был против экстремистской постановки вопроса в отношении Белграда, но даже при особом мнении Москвы ограничения на поставки оружия в СРЮ были приняты. 25 марта в Бонне Мадлен Олбрайт настаивала на усилении жестких мер в отношении Югославии. В результате СБ 31 марта принял Резолюцию 1160, которая основывалась на предложениях КГ, запрещала «продажу или поставку в Союзную Республику Югославию, включая Косово, их гражданами или с их территории, или с использованием судов, плавающих под их флагом, и самолетов, вооружений и относящегося к ним военного имущества всех типов, такого, как оружие и боеприпасы, военно-транспортные средства и техника и запасные части...»2.
Напряжение росло. Вмешательство международных организаций во внутренние дела Югославии, их необъективность в оценке ситуации были очевидными.
Мировое общественное мнение складывалось не в пользу сербов. Экраны телевизоров во всем мире переполняли снимки беженцев из Косова, которых размещали в Македонии, Албании, увозили в Италию, Австрию, Германию и даже Америку. Западные СМИ прекрасно использовали ситуацию, играя на чувствах жалости и сострадания. Российский журналист Павел Лобков каждый вечер кричал с экрана о тяжелой участи албанских беженцев, но не снял ни одного репортажа о сербских беженцах, о лагерях для беженцев в Сербии, в которых спасались от албанского террора и сербы, и албанцы, и мусульмане1.
В сентябре 1998 г. Совет Безопасности ООН принял Резолюцию 1199, обязывающую сербов прекратить огонь, вывести подразделения сил безопасности и начать мирные переговоры с албанской стороной. В ответ правительство и скупщина Сербии приняли документ о ситуации в Косове, в котором было выражено желание к сотрудничеству и с международными организациями, и с албанской делегацией, а также предлагался ряд мер по решению проблемы политическими средствами в рамках границ СРЮ. Но деятельность НАТО развивалась по собственному сценарию. Уже на следующий день после принятия резолюции Генеральный секретарь НАТО Хавьер Солана заявил, что Советом альянса принято решение о переходе к очередной фазе подготовки к возможным силовым действиям НАТО в Косове2.
Запад настаивал на переговорах, но албанцы на переговоры не шли, выдвигая все новые и новые условия. Сначала они требовали ведения переговоров на югославском, а не на сербском уровне, затем присутствия войск НАТО или установления международного протектората над Косовом. Последним условием являлся вывод всех армейских и полицейских подразделений из края, на что руководство страны долго не соглашалось. В начале октября 1998 г. ситуация накалилась. В крае шли боевые действия, а НАТО грозила Югославии воздушными ударами, если полицейские силы и военные продолжат свои операции.
Против военных планов НАТО решительно выступила Россия, заявив, что вмешательство во внутренние дела суверенного государства требует особой процедуры прохождения в Совете Безопасности, для которой единодушие великих держав является непременным условием. Такую позицию России поддержали Индия, Белоруссия и Китай.
В январе КГ разработала десять принципов, которые должны были лечь в основу мирных переговоров между сербами и албанцами. Переговоры намечалось провести во Франции. Для оказания большего давления на сербов и создания нетерпимости к актам насилия, западные СМИ стали раздувать убийство группы албанцев в Рачаке на Юге края. Руководитель Контрольной миссии ОБСЕ в Косове и Метохии американец Уильям Уокер запретил работу следственной группы окружного суда города Приштины на месте предполагаемого преступления, а сам собрал в Рачаке иностранных журналистов и журналистов газет албанских сепаратистов и сделал заявление, обвинив армию СРЮ в «преступлении против человечности», «в злодейском убийстве 45 гражданских лиц», которое он сам якобы видел (84; 85). Прибывшие на место белорусские эксперты после исследования места преступления пришли к выводу, что тела убитых людей были привезены из другого места. Затем экспертизу провели финские специалисты. По их мнению, большинство убитых — военные, переодетые затем в гражданскую одежду. На пальцах многих из них были обнаружены следы пороха, пулевые отверстия были найдены на телах, но не на одежде. Но их доклад так и не был опубликован1.
Мир готов был наказать руководство Югославии, Югославскую армию, а вместе с ними и весь сербский народ. На обращения югославского руководства в Совет Безопасности об ответственности албанцев за эскалацию террористической деятельности, за нападения на полицейские патрули, похищения военных и мирных жителей никто внимания не обращал.
В феврале 1999 г. в замке Рамбуйе под Парижем с 6 по 23 февраля длился первый раунд переговоров между албанской и югославской делегациями. Албанскую делегацию из 16 человек составляли представители Освободительной армии Косова, умеренного Демократического союза Косова во главе с И. Руговой, а также радикалов во главе с Р. Чосья. Возглавлял всю делегацию решительный командир боевиков Хашим Тачи. «Политический представитель OAK» А. Демачи отказался участвовать в переговорах, так как был противником любого соглашения. В сербскую делегацию из 14 человек входили ученые-правоведы, а также представители турецкой, албанской, цыганской и других национальностей из Косова1.
Запад выступил в Рамбуйе с ультиматумом. 3 февраля он потребовал, чтобы силы НАТО в ходе «договорной оккупации» заняли все полезные для них территории, что означало, что СРЮ должна отречься от своего суверенитета. Войска НАТО освобождались от всех видов налогов, пошлин и сборов. Границы Космета должны были охранять 1 500 югославских солдат и 75 полицейских. Глава Миссии по проведению соглашения был уполномочен принимать решения по важнейшим вопросам вплоть до назначения и смены функционеров и локального руководства, а также сокращать и увеличивать местную полицию2.
Шеф Госдепартамента Мадлен Олбрайт выступила с ультиматумом: а) если сербы не примут предложенный документ, то будут подвергнуты бомбардировке, б) если его примут обе стороны, то в зоне конфликта будут размещены 28 000 военнослужащих НАТО; в) если сербы скажут да, а албанцы нет, США перестанут помогать OAK. Сербам был предоставлен выбор: или без сопротивления принять ультиматум НАТО, или подвергнуться бомбардировкам3.
Тупиковость ситуации и отсутствие единства взглядов у организаторов конференции потребовали паузы. С 25 февраля по 15 марта стороны уточняли свои позиции, изучали текст договора, встречались с посредниками, проводили многочисленные встречи и согласования. После консультаций с американскими представителями албанская делегация стала склоняться к подписанию всего пакета соглашений. Но одновременно свои ряды укрепляла OAK, назначив 7 марта 1999 г. нового командующего. Им стал Сулейман Селеми по прозвищу Султан. Он категорически отверг «полумеры» и «частичное соглашение» и выступил за достижение полной независимости, против разоружения своих формирований1.
Власти Югославии заручились поддержкой большинства населения страны и некоторых государств, в том числе России, Белоруссии. Ультиматумы и угрозы, перспектива потерять Косово имели результат обратный ожидаемому - С. Милошевич не только не потерял поддержку населения, но и укрепил свои позиции. В стране сложилось беспрецедентное единство мнений всех структур власти, всех политических сил, включая оппозиционные партии, что нельзя подписывать договор, который может привести к потере части территории. Вук Драшкович, известный оппозиционер и заместитель председателя правительства СРЮ, назвал текст политического договора «противоречивым», который не гарантирует территориальной целостности страны. Радикал Воислав Шешель как всегда был категоричен: «Не может быть и речи о присутствии иностранных войск в Косове или об отделении южной сербской области от правовой и административной системы Сербии и СРЮ». Даже лидер Гражданского союза Весна Пешич, которая всегда была непримирима к политике властей, отметила серьезные недостатки предложенного договора2.
В это время войска НАТО уже начинают размещение десятитысячного контингента в Македонии на границе с Косовом. Войска приводятся в состояние боевой готовности.
Второй раунд переговоров начался в Париже 15 марта. Предложения югославской делегации о подписании политической части договора и о продолжении переговоров по поводу объема и характера международного присутствия в Косове для выполнения соглашения приняты не были. Делегации так и не встретились для продолжения переговоров. Албанской делегации разрешили подписать договор в одностороннем порядке.
Фактически сорвав продолжение парижских переговоров, США и НАТО начали готовиться к наказанию Югославии как «виновника срыва переговоров». Министр иностранных дел Югославии Живадин Йованович писал 17 марта председателю совета Безопасности ООН о том, что страны НАТО наращивают вооружение на Балканах в непосредственной близости от Югославии, что в Македонии численность войск скоро достигнет 30 тыс., что уже доставлены 60 танков, 250 бронетранспортеров, несколько десятков боевых вертолетов, значительное количество артиллерийской техники, что в Албании создаются иностранные военные базы, что угрозы НАТО в адрес Югославии продолжаются, что не предпринимаются меры для перекрытия каналов финансирования, вооружения и обучения OAK1. 21 марта Совет НАТО дал С. Милошевичу несколько часов на размышление и подписание соглашения, после чего пообещал нанести удар с воздуха. На следующий день Генсек НАТО получил расширенные полномочия от Совета НАТО на принятие решения о проведении воздушных операций против Югославской армии. Президент Югославии написал в ответ на послание сопредседателей встречи в Рамбуйе, министров иностранных дел Франции и Великобритании: «Что касается ваших угроз в отношении военного вмешательства НАТО, то вашим народам должно быть за них стыдно, поскольку вы готовитесь применить силу против небольшого европейского государства только потому, что оно защищает свою территорию от сепаратизма, защищает своих граждан от терроризма и свое историческое достояние от головорезов... Вы не имеете права угрожать другим странам и гражданам других стран»2.
Видимых преград для начала операции НАТО не было. Начало бомбовых ударов премьер-министр РФ Е. Примаков должен был встретить в США, на переговорах совместной комиссии «Примаков-Гор». Там его попытались бы убедить в правильности предпринятых военных действий. Но 23 марта, летя над океаном в сторону США, Е. Примаков, узнав из телефонного разговора с Гором о том, что нет гарантий отсрочки бомбардировок во время его предстоящего визита, распорядился развернуть самолет над Атлантикой1.
24 марта, нарушив суверенитет независимой Югославии, поправ нормы международного права, НАТО обрушила на страну бомбовые удары. В тот же день Россия потребовала «созвать в срочном порядке заседание Совета Безопасности для рассмотрения чрезвычайной ситуации, вызванной односторонними военными действиями НАТО против Союзной Республики Югославии»2. Е.Примаков писал, что «это было настоящим потрясением для России. Все российские политические силы без исключения выступили против развязанной НАТО войны»3.
Агрессия длилась 78 дней. Экономический потенциал 19 самых развитых стран мира, участвовавших в этой акции, превышал югославский в 679 раз. Атакам подвергалась вся территория Югославии. В налетах принимали участие 1200 самолетов, в том числе 850 боевых, совершивших с территории Италии, ФРГ, Великобритании, Турции, Франции, Венгрии, а также с континентальной части США, по натовским данным, 35 тыс., а по российским данным, около 25 тыс. авиавылетов. Действия авиации поддерживала военно-морская группировка в составе трех авианосцев, шести ударных подводных лодок, двух крейсеров, семи эсминцев, 13 фрегатов. В Средиземном море находились четыре крупных десантных корабля с 10 тыс. морских пехотинцев на борту. Авиация НАТО нанесла 2300 воздушных ударов по 995 объектам. По территории Югославии выпущено более 3 тыс. крылатых ракет, сброшено около 25 тыс. т (по некоторым данным - 79 тыс.) взрывчатки1.
Параллельно в отношении Югославии ряд международных организаций усиливали санкции. В конце апреля Совет Европейского союза принял решение в одностороннем порядке запретить поставки нефти и нефтепродуктов в СРЮ и призвал и другие страны также применять эти меры в отношении СРЮ.
В агрессии против СР Югославии НАТО использовала запрещенные военные средства и виды оружия, такие, как кассетные бомбы и необогащенный уран. Речь идет об особенно вредных и опасных для жизни и здоровья людей видах оружия, последствия которых гораздо хуже, бесчеловечнее и опаснее, чем у классических видов оружия.
Самолеты и крылатые ракеты стремились поразить военные объекты, вывести из строя Югославскую армию, разрушить мосты и дороги. Всего было разрушено 22 и повреждено 12 мостов, стерты с лица земли около 50 фабрик и заводов, повреждены восемь электростанций, семь железнодорожных вокзалов, шесть аэродромов, множество дорог, выведены из строя или разрушены 20 телетрансляторов и реле, большое количество теле- и радиовещательных станций. Полностью были уничтожены несколько тысяч квартир и частных домов, три телецентра, 17 больниц, 35 факультетов, 2 тыс. школ. Более полумиллиона граждан лишились работы в результате разрушения заводов и фабрик. 2 млн. людей были лишены основных средств на проживание2. В ряде городов были поражены центры для беженцев из Боснии и Хорватии.
Бомбовые удары кроме военных объектов были нацелены на памятники культуры, средневековые монастыри и святыни, национальные парки и заповедники, жоторые находились под защитой ЮНЕСКО: частично или полностью разрушены 18 православных и католических церквей и монастырей, в Джаковице тяжело поврежден исторический памятник «Табачки мост» из IV в. н. э., Петроварадинская крепость, Дурмиторский национальный парк, и многие другие. Пострадали несколько десятков культурных памятников в Косове и Метохии: патриархия в Пече XIII в., мечеть Байракли в Пене XV в., церковь Левицкой Богоматери XIV в., Святоархангельский монастырь в Горне-Неродимле XIV в., мечеть Синан-Паша в Призрене XVII в., монастьфь Грачаница XIV в. и другие1. «Груды развалин остались от православных церквей по всему Косово как памятники вандализма косовских албанцев и безразличия или по крайней мере неспособности сил НАТО предотвратить эти акты. После заявлений о том, что Косово должно остаться «многонациональным», кажется, что 40 тысяч военнослужащих КФОРа не в состоянии защитить его историческое наследие от насилия тех, кого натовский представитель по связям с общественностью всего пять месяцев назад называл союзниками в войне против югославского президента Слободана Милошевича» - пишет корреспондент Роберт Фиск2.
В результате агрессии подлинная гуманитарная и экологическая катастрофа охватила всю Европу. НАТО осуществляла преднамеренное разрушение химически опасных объектов, в частности аммиачного полимерного производства. В результате облака сильнодействующих ядовитых веществ распространились на значительные территории. Тысячи жителей Югославии были вынуждены обращаться за медицинской помощью в результате отравления газом, вызванного бомбардировкой объектов химической и фармацевтической промышленности в Югославии. Облака зараженного этим веществом воздуха достигали границ Румынии, Болгарии и частично Чехии. Под угрозой оказались Дунай и Сава, Черное, Адриатическое и Средиземное моря. В результате агрессии погибли 2 тыс. гражданских лиц, около 7 тыс. получили ранения, 30% из них - дети. Материальный ущерб Югославии составил более 2 00 млрд. долл3.
Североатлантический альянс, по разным данным, потерял 34 (61) самолета, семь вертолетов, 25 (30) беспилотных самолетов и 238 крылатых ракет. Российские данные о потерях блока НАТО тоже колеблются: 29-65 самолетов, 4-10 вертолетов, 15 беспилотных летательных аппаратов, 200-300 крылатых ракет1. Руководители НАТО скрывали данные и о людских потерях в своих рядах. По сведениям российского ГРУ, общая цифра потерь может достигать 400 человек, из которых более 250 - американские военнослужащие частей специального назначения2. Согласно данным германского Дойче Банка, расходы блока только за первый месяц бомбардировок составил как минимум 4,5 млрд. долл., а за все время бомбардировок — 10-15 млрд. долл3. Прямые военные расходы Америки составили около 1,7 млрд. долл4.
По данным Югославской армии, она потеряла 161 человек убитыми, 299 человек было ранено. Потери в технике были незначительными, если учесть, какая сила обрушилась на Югославию: 13 танков, шесть бронетранспортеров, восемь артиллерийских орудий, 19 зенитных установок, один радар. По другим данным, сербы потеряли 26 танков, 40 самолетов, 18% комплексов ПВО, погибли около 500 военных5. Но в любом случае, эти потери следует считать минимальными. Югославская армия сохранила свой боевой потенциал.
Бомбовые удары вызвали лавину беженцев из Косова. В 1998 г. во время военных столкновений между боевиками и Югославской армией территорию края покинули 170 тыс. человек, главным образом, женщин и детей. С началом агрессии НАТО, т.е. после 24 марта, по данным Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, 790 тыс. этнических албанцев, 100 тыс. сербов, а также цыгане, адыгейцы, мусульмане стали беженцами. Большая часть албанцев уходили в Македонию и Албанию. Но часть из них нашли убежище в Сербии и Черногории1.
Агрессия США и НАТО против СР Югославии вызвала перемещение внутри страны более 1 млн. людей, оставивших свои дома либо потому, что их разрушили в результате бомбардировок, либо из-за опасений за свою и жизнь своих семей. Из Косова и Метохии в Сербию и Черногорию бежало около 250 тыс. человек. Среди них были и беженцы из Хорватии и Боснии, которым только-только удалось наладить жизнь в этом крае. Всего в СРЮ находилось более 600 тыс. беженцев из Боснии и Герцеговины и Хорватии, которые нуждались в гуманитарной помощи. Эта уязвимая категория населения до этого уже пережила несколько бомбардировок в Боснии и Хорватии2.
НАТО и США, отказавшись от переговорного процесса, продолжали настаивать на выполнении С. Милошевичем ультиматума, который предполагал вывод Югославской армии из края, ввод туда войск Альянса и возвращение беженцев. Однако военный путь решения проблемы расширения автономии Косова, предложенный западными странами, оказался нерезультативным. Мировое сообщество вынуждено было искать новые варианты урегулирования кризиса в Косове. Лидером разрешения конфликта на основе переговоров стала Россия.

Список литературы

Источники:
1. Воронеж - Слободану. Книга памяти. – Воронеж, 2006. – 47 с.
2. Д. Вуксанович. Славянскому братству – верны…// Славянская душа. – 2004. №1. – С. 7 – 9
3. ИТАР-ТАСС, 1999. – 16 июня // www.tass.ru.
4. Новые столкновения в Косово // www.pravda.ru/news/world/18-03-2004/201000
5. Правда Е.А. Письмо из России в Косово // Славянская душа. 2004.№ 1. – С. 10-12
6. Сербия в мире. – Белград: Министерство информации Республики Сербии, 1999. – 94 с.
7. Югославия на пороге 2000 года: Документы, факты, свидетельства, мнения. – М.: РИА «Новости» 1999. – 209 с.

Литература:

1. Балканы: между прошлым и будущим. - М.: Апрель 85, 1995. – 222 с.
2. Батраева Н. Косово – Сербская Голгофа // www.srpska.ru
3. Валецкий О.В. Истоки и течения сербско-албанской борьбы за Косово и Метохию. // www.artofwar.ru/w/waleckij_o_w
4. Волков В. Узловые проблемы новейшей истории стран Центральной и Юго-Восточной Европы. М.: Индрик, 2000. – 367 с.
5. Гуськова Е Ю. История югославского кризиса (1990-2000). – М.: Русское право / Русский национальный фонд, 2001. – 720 с.
6. Джуретич В. Развал Югославии: исторические предпосылки 1918-2003 гг. – М.: Кристи Инженеринг, 2003. – 656 с.
7. Задохин А.Г. Низовский А.Ю. Пороховой погреб Европы. - М.: Вече, 2000. – 411 с.
8. Коэн С. Провал крестового похода США и трагедия посткоммунистической России. М.: Центрполиграф, 2001. – 254 с.
9. Максимычев И. Бесцеремонность силы и стыд бессилия // Комсомольская правда. - 1995. - 4 октября
10. Милошевич Б. Косово и Метохия - особая зона преступности в Европе // materik.ru/analitics&bulsectionid
11. Никифоров К.В. Процессы внешнего доминирования на Балканах в 40-е-90-е годы XX в. (фашизация, советизация и наитоизация). // Профессор Сергей Александрович Никитин и его историческая школа. Материалы международной научной конференции - М.: Археодоксия, 2004. - 450 с. – С. 395 – 401
12. Нюркаева А.З. Косовский кризис: причины и последствия. // Профессор Сергей Александрович Никитин и его историческая школа. Материалы международной научной конференции - М.: Археодоксия, 2004. - 450 с. – С. 403 – 408
13. Парфенов П. Косово: Шесть лет со дня начала агрессии НАТО // www.pobeda.ru/spravka/kosovo_parf.htm
14. Примаков Е.В. Годы в большой политике. – М.: Коллекция «Совершенно секретно», 1999. – 448 с.
15. Социалистическая Федеративная Республика Югославия. – М.: Наука, 1985. – 320 с.
16. Терзич С. Историческая подоплека событий в Косово и Метохии // Обозреватель. – М., 1998. - № 10. – С. 37 – 41
17. Хомский Н. Новый военный гуманизм: Уроки Косова. – М.: Праксис, 2002. – 320 с.
18. Цена балканской бойни // Российская газета. – М., 1999. – 23 июля.
19. Шарый А. После дождя. Югославские мифы старого и нового века. – М.: Новое литературное обозрение, 2002. – 240 с.
20. Шесть агрессий Запада против южных славян в ХХ столетии. - М.: Вече, 1999. – 362 с.
21. Шурыгин В. Урок агрессору // Завтра. – М., 2000. - № 19.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022