Вход

Дискуссии об этносе и этничности в современной научной публицистике

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Реферат*
Код 288904
Дата создания 28 сентября 2014
Страниц 23
Мы сможем обработать ваш заказ 12 декабря в 8:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
630руб.
КУПИТЬ

Описание

Реферат, написанный для поступления в аспирантуру. Оригинальность 95% (такое было требование). Рассматриваются понятия "этнос" и "этничность" в дискуссионном освещении на страницах журнала "Этнографическое обозрение" за 2000-2014-й годы. Анализируются основные направление современной научной мысли, классифицируются подходы к ключевым понятия этнологии и этнографии в российской науке XX века. Защищен на "отл" на кафедре культурологии и этнологии ВГПУ в 2014-м. Цена выше базовой, т.к. реферат не "отписка", а тщательное исследование с высоким уровнем оригинальности и может помочь вам при анализе историографии для курсовой/диплома. ...

Содержание

Закрывающая основную часть дискуссии статья В.Филиппова вновь возвращает нас к российским теоретическим заключениям различных исследователей, которые последовательно подвергаются критике со стороны ученого-африканиста. Так последовательно эволюционирующие и перетекающие друг в друга, двигающиеся от антиэтничности к этнической доктрине, идейные разработки Сталина-Чебоксарова-Токарева-Козлова-Бромлея, оформившиеся, наконец, в бромлеевский вариант, Филиппов критикует по двум направлениям:
- методологическому: за неумение выделить признак, иммманентный именно этносу среди различных определений (исследователь выводит "усредненное" определение: этнос - это объективно существующая общность людей (группа людей, совокупность людей), обладающая некоторыми объективными и субъективными признаками (их набор также, по большей части, совпадает).
- классификационному (применительно к Широкогорову) - за попытки подтверждения биологической природы этноса перечислением проявлений его социальной природы.



С достаточной долей сарказма Филиппов последовательно опровергает выделение антропологических, лингвистических и культурно-этнографических принципов (по культурным циклам и степени культурности) в характеристике этноса, пытаясь доказать вариативность этих признаков даже у монокультурных и этнически монолитных народов. Особенно важным является замечание, что относительно больших и развитых народов с богатой и имеющей долгую историю культурой понятие "этноса" вообще плохо применимо . Вместе с тем, понятия этничности и этнического самосознания автор публикации, приводя мнение А.Элеза описывает, как часть замкнутого интерпретативного круга, как не могущие быть определенными без точной дефиниции этноса, который, в свою очередь, должен быть охарактеризован через них. Перечислив эти слабые стороны и тупиковые, парадоксальные неопределенности теоретической части, остановившись на третьем признаке этноса Филиппов приходит к выводу, что этничность - сущность тождественная "культуре", а раз так, то по этому признаку могут быть объединены различные этносы , само же явление "этноса" в таком случае повисает в пустоте, лишившись даже этой гипотетической опоры. Что касается этнического равновесия, то автор публикации с откровенным пренебрежением относится как к самой этой концепции, так и к попыткам вывести некие формулы, описывающие варианты ее развития, выделить составляющие элементы", поддерживающие это равновесие. Также, одобренное Кузнецовым двухэтапное описание дуалистичности этноса, Филипповым расценивается, как интерпретативный провал.

Введение

Почему изучение данной темы вообще важно для нас? Теория этноса, появившаяся в 1-й половине XX века (разработана С.Широкогоровым, однако термин был введен Н.Могилянским), долгое время и в различных вариантах - авторства Ю.Бромлея, Л.Гумилева (опровергающих друг друга) являлась определяющей в сфере научного познания, а затем перебралась и в неофициальные круги, став достоянием СМИ, общественного мнения, различных идеологических движений самой широкой направленности - от имперских до региональных националистических - и не только в России, но и на всем постсоветском пространстве, в Востчной Европе, Африке, Китае, Германии . Несмотря на противоречивость дефиниций самого этноса (даже авторских) и на старательное вытеснение его из науки после распада СССР, теория по-прежнему жива и находит н аряду с противниками (конструктивистами во главе с "лидером" официальной этнлогии В.Тишковым) своих защитников - и активных апологетов (в лице примордиалистов - уверенных во "врожденности" этничности), и нейтральных сторонников внимательного изучения и разбора этого понятия, не до конца разработанного даже в дни своего "торжества". Поэтому дискуссии о данном явлении не менее актуальны и в наши дни, ведь выбросить полувековую историю изучения феномена не так-то просто.


Для изложения нашего вопроса обратимся к журналу "Этнографическое обозрение" (далее ЭО) за 2000-2014 годы, т.к. эти хронологические рамки поставлены учебным заданием. Ведущий российский научный журнал в области этнографии и социокультурной антропологии в указанный период опубликовал немалое число статей с интересующими нас высказываниями, которые условно можно разделить на 2 группы:
- публикации, объединенные в рамках дискуссий (главным образом, в №3 за 2006-й год), подразделяющиеся, в свою очередь, на:
- статьи собственно дискуссионные
- обзорные заметки и комментарии, выводы.
- одиночные или включенные в дискуссионные блоки по другим темам статьи, как правило, помещенные в раздел "Вопросы теории", где ученые также высказывают свое мнение по нашему вопросу, но различающиеся по времени публикации и по поводу для написания или содержащие отрывочные высказывания по интересующей нас теме. Ценность, помимо публикаций наших соотечественников, представляют статьи и комментарии ученых из-за рубежа, хотя по тону их заметок видна некоторая дистанцированность от проблемы, что неудивительно, ведь этнос - это, по-большому счету , автохтонное понятие для России: здесь родилась теория этноса, здесь она раздробилась на несколько течений, разрабатывавших ее установки, немотря на формальное отрицание, отсюда она разошлась по миру, проникнув в немецкий, китайский, африканский ученый мир, здесь она была лишена своего звания официальной доктрины, но здесь же ее жизненность и обоснованность продолжают оставаться одной из самых острых поводов для споров, имеющих значение как научное, так и общественно-политическое.

Фрагмент работы для ознакомления

Закрывающая основную часть дискуссии статья В.Филиппова вновь возвращает нас к российским теоретическим заключениям различных исследователей, которые последовательно подвергаются критике со стороны ученого-африканиста. Так последовательно эволюционирующие и перетекающие друг в друга, двигающиеся от антиэтничности к этнической доктрине, идейные разработки Сталина-Чебоксарова-Токарева-Козлова-Бромлея, оформившиеся, наконец, в бромлеевский вариант, Филиппов критикует по двум направлениям:
- методологическому: за неумение выделить признак, иммманентный именно этносу среди различных определений (исследователь выводит "усредненное" определение: этнос - это объективно существующая общность людей (группа людей, совокупность людей), обладающая некоторыми объективными и субъективными признаками (их набор также, по большей части, совпадает). 13
- классификационному (применительно к Широкогорову) - за попытки подтверждения биологической природы этноса перечислением проявлений его социальной природы.14
С достаточной долей сарказма Филиппов последовательно опровергает выделение антропологических, лингвистических и культурно-этнографических принципов (по культурным циклам и степени культурности) в характеристике этноса, пытаясь доказать вариативность этих признаков даже у монокультурных и этнически монолитных народов. Особенно важным является замечание, что относительно больших и развитых народов с богатой и имещей долгую историю культурой понятие "этноса" вообще плохо применимо15. Вместе с тем, понятия этничности и этнического самосознания автор публикации, приводя мнение А.Элеза описывает, как часть замкнутого интерпретативного круга, как не могущие быть определенными без точной дефиниции этноса, который, в свою очередь, должен быть охарактеризован через них. Перечислив эти слабые стороны и тупиковые, парадоксальные неопределенности теоретической части, остановившись на третьем признаке этноса Филиппов приходит к выводу, что этничность - сущность тождественная "культуре", а раз так, то по этому признаку могут быть объединены различные этносы16, само же явление "этноса" в таком случае повисает в пустоте, лишившись даже этой гипотетической опоры. Что касается этнического равновесия, то автор публикации с откровенным пренебрежением относится как к самой этой концепции, так и к попыткам вывести некие формулы, описывающие варианты ее развития, выделить составляющие элементы", поддерживающие это равновесие. Также, одобренное Кузнецовым двухэтапное описание дуаличтичности этноса, Филипповым расценивается, как интерпретативный провал.17
Раскритиковав теоретические положения об этносе, исследователь замечает, что в практическом плане разделение народов на этносы с большей или меньшей степенью выраженности развития как некой этнической силы, так и антропологических свойств, является опасной установкой, обоснованием расизма.18
Несмотря на четкую формулировку вопросов и претензий к авторам различных вариантов этнической теории, В.Филиппов, во-первых, слишком активно критикует их в ненаучном тоне, допуская насмешливые и презрительные высказывания, во-вторых, заостряет внимание намеренно на слабых сторонах описания этого феномена, игнорируя другие аспекты. Список использованной литературы практически не содержит работ С.Широкогорова, что говорит о недостаточном знакомстве с рядом его положений, несмотря на внимательное изучение "биологической" стороны вопроса.
В статьях-комментариях к дискуссии мнения ученых также разделяются: Ф.Бертран из Университета Бордо-3 приходит к ряду парадоксальных выводов: например, призывает, во избежание интерпретативной путаницы, несмотря на собственный принцип толкования автора "в его собственных терминах" и соотношения его теоретических ориентаций с его временем, к "пересказу" широкогоровских рассуждений на современном научном языке, Также, задумываясь об уместности введения в научный оборот такого термина, как этнос, вообще, французский ученый, требует его внимательного изучения, а сетуя на обоснование этнической идеологие й радикальных политических и общественных движений, отмечает, что "этнос", как концепт, заменить нечем19.
В.ван Мёйрс полагает, что этнос - понятие политизированное и идеологизированное как его апологетами, так и противниками, равно как и дискурс, используемый в полемике о нем, а следовательно, нуждается в очистке, нейтрализации и переосмыслении "с нуля"20. Также голландский историк отмечает провал примордиалистского подхода, противопоставлявшего этнический национализм модернизации (здесь автор реферата считает уместным вспомнить и теорию "цивилизации" и "почвы", бытовавшую в ХIX в.), но констатирует, что старый вариант "этноса" сослужил определенную службу в деле национального построения новых государств в конце ХХ века, новое же время требует новых концепций, отвечающих современным требования. Таким образом, дебаты сторонников и защитников этноса в старом виде ван Мёйрс полагает анахронизмом.
В заметке С.Абашина, явного сторонника идей В.Тишкова (что заметно уже по отсылке к книге "Реквием по этносу" последнего в первом же предложении) этнос в классическом определении объявляется понятием настолько несостоятельным, что даже его критика выглядит, по мнению автора, ненужныи спекуляциями. И однако, сохраняя вполне вежливый и нейтральный тон рассуждений, ученый заключает, что этнос, как полноценная "надиндивидуальная" категория по-настоящему оформился только в постсоветский период и поэтому обвинения его критиков также несостоятельны - его необходимо рассмотреть, как некое новое явление21.
В.Никишенков в своей статье, напротив, утверждает, что этнос - понятие институционализировавшееся и в научном дискурсе, и в общественном сознании, в идеологии различных движений, поэтому его невозможно вычеркнуть из нашей жизни или игнорировать. Очевидно, в связи с активной политикой отрицания этнической теории после смены политической и научной парадигмы в отечественном ученом мире, автор достаточно сдержанно защищает сами положения этнической теории, утверждая, что, во-первых, "этнос" - отнюдь не придумка, сфабрикованная по заказу тоталитарного госаппарата, а концепция, самостоятельно развитая силами разных ученых, во-вторых, его трактовки производятся слишком прямолинейно и (Никишин приводит в пример статью Филиппова) однобоко, в-третьих, гипотезы оппонирующих ученых обоснованы также неубедительно22.
Наиболее твердо защищает позиции этнической теории известный российский этнолог С.А.Арутюнов - по его мнению, отрицание сути этноса, невзирая на интерпретативные сложности, нелепо. Как и активный сторонник этнотеории Кузнецов, Арутюнов утверждает, что в классической трактовке психоментального комплекса имплицитно содержатся положения конструктивистов. Более того, если некоторые ученые авторы предлагают переформулировать дефиниции этноса или выбрать одну из обновленных теорий (напрмер, авторства С.Лурье), то Арутюнов описывает даже классический вариант как ценную концептуальную базу, отметая обвинения критиков в "биологизаторстве" (указывая, например, на метафоричность таксономизации этноса). В заметке четко прослеживаются те мировоззренческие и дискурсивные линии, которые свойственны примордиалистам, евразийцам и пр. сторонникам идеи "вечноживого" этноса: ученый критикует релятивизм западной антропологии, предлагая, напрмер, статью П.Скальника вообще не принимать во внимание, негативно живописует глобализационные процессы, стирающие этническую культуру, и характеризует этнос и этничность, как объективную данность, являющуюся в наше время еще и культурной защитой против обезличивания23. Как мы можем заметить, идея культурной "войны за независимость" вообще характерна для последователей этнотеории.
.
Что касается блока публикаций, посвященного теории этногенеза Гумилёва, то авторы статей в данном разделе, как мы уже отмечали выше, не столько высказывают свое мнение по поводу теоретического обоснования понятия этноса, сколько обсуждают (или осуждают) концепции его формирования и взаимодействия с другими формами этнического существования, идею пассионарности и, как это ни прискорбно, в немалой степени и личность самого Л.Гумилёва; к тому же, дискуссионного элемента в обсуждении практически нет. Отметим только несколько мимолетных высказываний.
В.Шнирельман стоит на позиции признания этноса понятием статичным, отрицающим творческую инициативность индивида и подменяющис ее чем-то далеким от реальности и не отвечающим особенностям существования народов. Что до этничности, то она по мнению автора, выступающего с конструктивистских позиций, есть образ культуры, который опирается на культурные символы, следовательно, не может быть фиксированным и, тем более, врожденным24. В.Кореняко среди критики личного и идейного характера упоминает и слабость, и "несформулированность" мысли о существовании этноса, так и не обретшей четкой опоры под гипотетическими построениями. М.Ларюэль считает этницистские построения всех троих "основных" авторов теории этноса, оправданием рассуждений об уникальности российского этноса в разные времена и идеологической базой для его противостояния с другими этносами (в первую очередь, европейскими), что напоминает о заметке С.Арутюнова, где тот проводит абсолютно одинаковую мысль, но в оправдательном ключе, с противоположной точки зрения.
Определенную ценность, как отмечалось во введении, для нас представляют статьи, не привязанные к формату определенной дискуссии, но содержащие мнение ученых по нашему вопросу и элемент диалога, пусть и с разбросом во времени по номерам (snail-mail, выражаясь популярным в англоязычном мире термином).
Так статья И.Ю.Заринова " Социум —этнос —этничность — нация —
национализм" в 1-м номере ЭО за 2002-й год описывает этнос, как явление социокультурное, этничность же как националистическое по духу25. В следующем выпуске журнала А.С.Мыльников описывает в своей публикации этничность, как концентрированное выражение этнизированности функций публичной и частной человеческой деятельности постольку, поскольку эти функции обладают качеством включенности в определенный этнокультурный контекст26. Также он структурировал понятие, описав три компонента: самоназвание, самоотнесение, самоутверждение, описав "постэтничность", как смерть этничности в результате распада данной структуры, таким образом "осовременив" взгляды В.Бромлея.
Также в публикации 2004-го года В.В.Карлов рассуждает об этносе как об объективно существующем явлении, исследуя этническое сознание, при этом не разграничивая этнос и народ. В опубликованной в 2003-м статье "Этнос и этничность" С.Е.Рыбаков, придерживающийся (в трактовке Г.Грошевой) т.н.инструменталистского подхода к проблеме27, описывает этничность (в многом, повторяя свои мысли 1990-х годов) как явление, поддающееся конструированию, таким образом, допуская возможность объединения различных концептуальных взглядов на этнос. Он же двумя годами ранее описал происхождение термина из понятийного поля в дореволюционной этнографии, что пересекается, к слову, с положениями Б.Винера, опубликованными в статье в другом известном научном журнале28.
Проведя обозрение (достаточно краткое ввиду лимита нашей работы) дискуссионных материалов и статей, содержащих утверждения по нашей теме, постараемся сформулировать выводы по изученному вопросу.
Заключение
Дискусии в журнале ЭО, исследованием которых ограничено наше задание, представляют собой вершину айсберга, т.к. полемика вокруг этноса - явление крайне обширное, со множеством граней и освещаемых аспектов, а спекулятивные средства настолько разнообразны, что практически во всех сферах гуманитарного исследования встречаются отголоски данной проблематики. Автору реферата пришлось ознакомиться со статьями ЭО 1990-х годов, с публикациями в "Журнале социологии и социальной антропологии", с работами (увы, достаточно бегло) "Реквием по этносу" В.Тишкова и "Философия этноса" С.Рыбакова, учебными пособиями Ю.Бромлея, С.Лурье и С.А.Арутюнова по исторической этнологии для понимания корней проблемы.
Г.Грошева классифицирует ученых по признаку отношения к вопросу этничности, описывая онтологический (примордиалистский) и функционалистский подходы, причем второй включает в себя и конструктивистский, и инструменталистский29. Автор реферата разделяет эту точку зрения - как мы можем резюмировать, ознакомившись с дискуссиями, конструктивисты (было весьма удивительно, кстати, не увидеть мнение В.Тишкова среди публикаций в №3 ЭО за 2006-й год) не рискуют полностью отвергнуть положения этнотеории, а инструменталисты - защитники данных концептов высказывают свои взгляды с тонкими оговорками, отрицая немалую часть постулатов троих "титанов"-основателей этнической теории. Также можно констатировать, что примордиалистский подход к этносу и этничности в его чистом виде изгнан из официальной науки с распадом СССР и падением "бромлеевской", названной одним из участников основной дискуссии "сталинско-широкогоровской", научной парадигмы, хотя упреки современников в адрес советских примордиалистов не вполне справедливо переадресуются российским.
Но стоит отметить, что обсуждение этноса и его теоретических обоснований в научной периодике обнаруживает ряд проблем: это и фрагментарное знакомство российских ученых с оригиналом теории, и плюрализм ее формулировок (отечественных и зарубежных), затрудняющий ведение диспута путаницей предметных дефиниций, и многоуровневость дискуссии, перетекающей из научного понятийного поля в сферу политических формулировок и общественного мнения.
Любопытная деталь, замеченная нами, заключается в том, что концепция этноса вызывает более теплый прием у этнологов, изучающих народы с меньшей численностью, традиционным укладом и фиксированными географически-ландшафтными условиями проживания, у исследователей же более сложных сообществ,а тем более, западных ученых-релятивистов, исследователей культурной индивидуальности, реакция, скорее,скептическая. При этом, иностранные ученые гораздо более нейтральны в оценке идей этноса и этничности, язык статей отечественных исследователей куда более эмоционален, в связи с большей актуальностью этнотеории для нашей страны, подтвержденной историей последних десятилетий.
Основной вывод, являющийся более-менее общим положением для всех высказывающих свое мнение ученых: этнос и этничность есть понятия, в первую очередь, культурные, невзирая на социальные и биологические интерпретации, используемые с политическими целями. Преднамеренность же таких формулировок авторами теории - вопрос гораздо более спорный в рассматриваемой нами интерпретации.
Но не будем забывать о философии науки и интерпретативных традициях ХХ века, ведь теория этноса, укладываясь в рамки массовых идеологий, в аспекте научном же, скорее, уходит корнями в более раннюю эпоху - так, в постулатах защитников и противников этой концепции видны отголоски научного дискурса ХIX в.: теорий "почвы" и "цивилизации", культурных кругов, геополитического концепта "Хартленда", теории вызовов и ответов. Как отмечают отечественные ученые-публицисты, для актуализации понятий этноса и этничности требуются новая методология, редефинирование старых определений, передача новых аспектов жизни человечества и т.д.
Самое важное положение, высказанное рядом авторов, основывается на длительной истории понятия этноса, которое теперь невозможно игнорировать, особенно когда множество народов в разных частях света вооружились этой теорией для обоснования своей "этничности". В этой связи цитата "...это что-то вроде слона - я не могу дать ему исчерпывающее определение, но я узнаю его, когда увижу", упомянутая применительно к этносу в статье ван Мёйрса (хотя ее оригинал относится к нацменьшинствам), как нельзя лучше характеризует сущност ьфеномена. Перейдя из плоскости научных дебатов в общественную жизнь и, дав стимул к развитию множества националистических , имперских, евразийских и др.движений, найдя себе поддержку у правительств монокультурных малых государств и автономий, тем самым этническая идея обеспечила себе продолжение существования и в ученом мире (вспомним в очередной раз замечание С.Широкогорова о зависимости ученого от своего психоментального комплекса). Теперь уже не важно, что появилось раньше - теория этноса или тот пласт в массовом сознании и в дискурсе политических и общественных деятелей, который составляет этническое; так или иначе, эта "уловка-22" позволяет поддерживает идейное статус-кво самостоятельно, невзирая на сопротивление оппонентов.
В конце концов, название концепта не так важно - в ХХ веке было разработано и оспорено большое количество субъективных понятий - и основная (как вариант, модальная) личностная структура, и национальный характер, и мн.др., которые описывают подчас схожие явления.
Так или иначе, в гуманитарных науках, идея всегда связана с автором, его субъективными особенностями и особенностями его эпохи, что также подчеркивают все участники обсуждений на страницах ЭО. Наконец, попытка ввести объективное понятие в заведомо субъективно понимаемую систему, пронизанную релятивистски характеризуемыми отношениями - всегда рискованное занятие, обреченное на возражения и появление антитез, также не всегда бесспорных.
Список источников
1. С.Е.Рыбаков. Судьбы теории этноса. Памяти Ю.В. Бромлея (с.3-22) // ЭО. 2001. [№. 1]с.3-22
2. И.Ю.Заринов " Социум —этнос —этничность — нация — национализм"// ЭО. 2002. [№. 1]с.3-30
3. А.С. Мыльников. О феномене "постэтничности": современный взгляд на некоторые идеи Ю.В. Бромлея // ЭО. 2002. [№. 1]с.3-9
4. С.Е.Рыбаков.Этничность и этнос (с.3-24) // ЭО. 2003. [№. 1]с.3-24
5. Карлов В.В. Заметки на «мосту между прошлым и будущим», или историческое сознание этноса как феномен и объект изучения // ЭО. 2004. [№. 2]с.3-20
6. Г.В.Грошева.Категории этноса и этничности в современном научном дискурсе // Вестник Томского государственного педагогического университета. [№1]/ 2006. С.104-110
7. А.М.Кузнецов. Введение к дискуссии// ЭО. 2006. [№. 3]. С. 54-56.)
8. А.М.Кузнецов. Теория Этноса С.М.Широкогорова// ЭО. 2006. [№. 3]. С. 57-71)

Список литературы

При подготовке использовался журнал "Этнографическое обозрение" за 2000-2014-й годы, монографические исследования, книги и пособия советских, зарубужных и российских авторов 1960-наши дни.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2019