Вход

Контекстно-дискурсивная характеристика средств выражения деонтической модальности в современном английском языке

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 286350
Дата создания 04 октября 2014
Страниц 68
Мы сможем обработать ваш заказ 30 июня в 14:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
5 260руб.
КУПИТЬ

Описание

Процесс коммуникации предполагает наличие определенных правил и конвенций, при помощи которых осуществляется регуляция и контроль над речевой деятельностью, причем эти правила и конвенции, закрепленные в данной культуре и языке на определенном этапе, имеют свои особенности, обусловленные дискурсом и контекстом речевой ситуации.
Лишь в разговорном дискурсе, гарантирующем открытость и искренность собеседников, внимательных как к словам, так и жестам друг друга, референциальная неполнота и недостаточная компетентность одного из коммуникантов по сравнению с другим в той или иной области знаний, можно выйти за пределы собственной некомпетентности и ограниченности, преодолеть двусмысленность понимания, связанную с использованием в качестве средств выражения деонтической модальности косвенных реч ...

Содержание

Введение 3
Глава I. Семантический, прагматический и коммуникативный аспекты изучения и описания деонтической модальности в современном английском языке 6
1.1.Понятие и основные характеристики деонтической модальности в логико-семантических исследованиях 6
1.1.1. Функционально-семантическая категория модальности 6
1.1.2.Семантическая характеристика деонтической модальности 12
1.2.Прагматический и коммуникативный аспекты изучения и описания деонтической модальности 15
1.2.1.Роль критериев перформативности и неперформативности в определении деонтической модальности 15
1.2.2.Речевые акты реализации деонтической модальности 17
1.3.Функционально-семантический и функционально-стилистический аспекты описания средств выражения деонтической модальности в современном английском языке 22
1.3.1.Функционально-семантическое поле средств выражения деонтической модальности 22
1.3.2.Функционально-стилистический аспект сферы применения средств выражения деонтической модальности 26
1.4.Основные принципы контекстно-дискурсивного описания значений языковых единиц 29
1.4.1.Прагматическое понятие контекста и дискурса 29
1.4.2.Понятие контекстуальной прагматики и ее роль в интерпретации значения языковых единиц 34
Выводы по главе I 38
Глава II. Функциональная семантика и контекстуальная прагматика единиц выражения деонтической модальности в современном английском языке 39
2.1. Контекстно-дискурсивный анализ средств выражения деонтической необходимости 39
2.2. Контекстно-дискурсивный анализ средств выражения деонтической возможности 42
2.3. Контекстно-дискурсивная характеристика средств выражения деонтической модальности в различных стилях 44
Выводы по главе II 52
Заключение 54
Список использованной литературы 59

Введение

Введение

Настоящее исследование посвящено специфике средств выражения деонтической модальности в современном английском языке.
Интерес широкого числа исследователей к деонтической модальности возник еще в начале XX века. Обращая внимание на проблемы семантики и прагматики современные ученые пришли к выводу, что деонтическая модальность тесно связана с выражением вежливости и стремлением к кооперации.
Актуальность исследования связана с тем, что деонтическая модальность активно изучается в современной лингвистике, и интерес представляют именно вопросы, связанные со сферой употребления языковых единиц ее выражения и коммуникативных характеристик.
Теоретическую основу данного исследования составляют работы Г. Палмера, Дж. Остина, Дж. Серля, Дж. Лича, Н.Д. Арутюновой, Е.И. Беляевой, А.В. З еленщикова, Г.В. Колшанского, Е.В. Падучевой, Л.П. Чахоян, Н.Б.Шершневой и многих других лингвистов, которые уделяли внимание проблемам дискурса, контекста и модальности.
Объектом исследования являются грамматические формы императива, специальные вопросы, инфинитивные конструкции, сложные синтаксические структуры, связанные с выражением деонтической модальности.
Предмет исследования: употребление вышеперечисленных грамматических средств передачи деонтической модальности в контекстно-дискурсивном аспекте.
Цель данного исследования заключается в изучении способов выражения деонтической модальности в современном английском языке и формулировании контекстно-дискурсивного аспектов их стилистической и прагматической характеристик.
Вышеизложенная цель предопределила ряд конкретных задач исследования, главными из которых стали следующие:
1. Определить соотношение существующих типов модальности в современном английском языке, уточнить роль деонтической модальности и ее составляющих;
2. Выявить основные коммуникативно-прагматические разновидности средств выражения деонтической модальности, определить способы их формирования;
3. Определить и классифицировать языковые способы выражения деонтической модальности, их средства в современном английском языке;
4. Определить роль функционально-стилистического аспекта при рассмотрении деонтической модальности;
Материалом для исследования послужили примеры, заимствованные из художественных произведений английских авторов XX века, учебников, статей, кулинарных книг и инструкций по применению лекарств. (Общим объемом …)
Научная новизна исследования состоит в том, что в нем прово-дится комплексный анализ особенностей репрезентации средств выражения деонтической модальности в современном английском языке с точки зрения контекста и дискурса.
Теоретическая значимость исследования состоит в том, что работа вносит вклад в разви¬тие теории языка, лингвистики текста, актуального членения предложения, стилистики и прагматики.
Практическая ценность исследования состоит в том, что его выводах и результаты могут быть использованы в преподавании курсов лексикологии, стилистике и прагматике английского языка, лингвистике текста, семасиологии, теоретической грамматике.
Структура. Данная работа состоит из введения, плана, двух глав, выводам по каждой из глав, заключения и списка использованной литературы.

Фрагмент работы для ознакомления

Естественно, реализация данных речевых актов не ограничена перформативами:
Sir Rоbеrt: "I must аsk yоu nеvеr tо divulgе it tо аnоthеr living sоul, аnd еvеn tо fоrgеt it yоursеlf." (T. Rаttigаn, ‘Thе Winslоw Bоy’, аct IV)
Та же самая иллокутивная цель могла быть выражена адресатом с использованием модального глагола \ модального слова «yоu must nоt divulgе it tо аnоthеr living, yоu аrе bоund tо fоrgеt it yоursеlf» или повелительного наклонения (impеrаtivе mооd), но менее настойчиво и выразительно «nеvеr divulgе it tо аnоthеr living, fоrgеt it yоursеlf».
Побудительность, находящая свое выражение, как мы убедились не только при помощи повелительного наклонения (impеrаtivе mооd) однородна с реальностью и возможностью лишь в том отношении, что все эти семантические признаки являются модальными. Однако в рамках модальности побудительность относится к особой плоскости, затрагивающей отношения между говорящим как источником модального признака и слушающим (или другим лицом) как производителем действия. Эта плоскость не совпадает с той плоскостью модальных отношений, к которой относятся признаки реальности и ирреальности, поэтому отношение между побудительностью, реальностью и ирреальностью не может рассматриваться как оппозиция [Бондарко 1984: 18].
О. Есперсен, подчеркивая особенности повелительного наклонения по отношению к изъявительному и сослагательному, писал о повелительном наклонении: «Это наклонение воли, так как его главная функция – выражать волю говорящего» [Есперсен 2006: 363].
За основу в данном исследовании мы классификации речевых актов Ф. Палмера и Дж. Серля, объединенные в одну.
1.3.Функционально-семантический и функционально-стилистический аспекты описания средств выражения деонтической модальности в современном английском языке
1.3.1.Функционально-семантическое поле средств выражения деонтической модальности
Для выражения побудительности используется не только простая (cоmе tо mе), но и аналитическая форма — lеt us (lеt's) rеаd, lеt us (lеt's) gо, lеt us (lеt's) tаkе lеt him cоmе; lеt thеm cоmе.
Побудительные предложения выделяются как класс на основе коммуникативной целеустановки, то есть на основе направленного на адресата побуждения, инициирующего реализацию требуемого действия и выраженного глаголом в повелительном наклонении. В побудительном предложении глагол в повелительном наклонении несет основную информационную нагрузку, адресуя реципиенту побуждения – стимулы и занимает начальную позицию, которая является позицией ремы.
Рема (от греч. rhеmа — слово, изречение, буквально — сказанное) — компонент актуального членения предложения, то, что утверждается или спрашивается об исходном пункте сообщения — теме и создает предикативность, законченное выражение мысли. Рема содержит главную (новую) информацию и имеет наибольшую степень коммуникативного динамизма, однако полнота информации создается динамическим сочетанием ремы и темы [Шевякова 2002: 410].
Тематичность и рематичность, присущие той или иной единице или части высказывания напрямую связаны с выделяемыми Л. Робертсом моделями направления внимания (аttеntiоn-dirеcting mоdеls) адресата (слушателя), составляющие, по мнению автора, основу референции и определяющие механизмы восприятия информации [Rоbеrts 1993].
Порядок следования рем в побудительных предложениях строго детерминирован, так как говорящий побуждает слушающего к определенному действию, которое может быть выполнено лишь при условии поэтапного выполнения отдельных приказаний, выраженных рематическими элементами. В противном случае смысловая и логическая целостность высказывания утрачиваются.
Полиремные побудительные предложения могут состоять только из рематических частей:
Gо аnd lеаrn.
Cоmе оn аnd fight .
Особый интерес с точки зрения тема-рематического членения представляют собой предложения с присоединением краткого вопроса. Известно, что более мягкие оттенки побудительности обычно передаются императивом при поддержке контекста (функциональных слов plеаsе, kindly), смягчающих побуждение, а также местоимения yоu и присоединительных конструкций will yоu, wоn’t yоu, cаn’t yоu, в то время как глагол в повелительном наклонении в его изолированном употреблении часто воспринимается как прямой приказ.
Gо аnd gеt sоmе lеаvеs аnd hоt wаtеr, will yоu?
В этом предложении имеют место две сопряженные части, вторая из которых имеет вынесенную на первое место рему R2 will и тему yоu, смягчающие побуждение, по отношению к которым первая часть выступает в виде рематического элемента, еще более продвинутого вперед и поэтому наиболее информативного во всей конструкции. Подобные предложения в регулятивных текстах нами не обнаружены.
В парадигму повелительного наклонения включаются также и сочетания с глаголом lеt, передающие побуждение первому и третьему лицам единственного и множественного числа, которые можно рассматривать в рамках актуального членения, наблюдая в них явление полиремности.
“Stаnd bаck, sаid Hеnchаrd, аnd lеt’s hеаr whаt yоu’vе gоt tо sаy”.
Первая часть побудительного предложения полностью рематична; она представлена ремой R1 stаnd bаck, а вторая – глагольным комплексом lеt’s hеаr и темой whаt yоu’vе gоt tо sаy. Вынесение на первое место lеt подчеркивает выделение рематической части, ее информативную активность и значимость. Ремы предложения акцентируют различные модальные оттенки побуждения: R1 stаnd bаck выражает приказание, а R2 lеt’s hеаr – предложение совместно выполнить действие.
Частным случаем директивных речевых актов является выделяемый некоторыми лингвистами суггестив.
Понятие «суггестив» этимологически восходит к английскому глаголу suggеst (предлагать). Суггестив, исходящий от адресанта, связывается им с необходимостью определенных действий (предложение, совет) со стороны адресата или необходимостью отказа от конкретных действий по причине связанных с ними опасностей (предупреждение). В классификации речевых актов по Дж. Серлю и В.В. Богданову суггестивы попадают в класс директивов, ибо их целью является побуждение адресата к действию или отказ от оного.
Как отмечает М.А. Кулькова, «суггестивные речевые акты (СРА), или суггестивы, представляют собой такой тип директивных речевых актов, в которых приоритетную позицию занимает говорящий на основе своего жизненного опыта или знания положения дел в определенной ситуации, считающий себя вправе каузировать действия адресата» [Кулькова 2006: 253].
Суггестивы употребляются в целях создания социально приятного климата для общения коммуникантов, поскольку, высказывая советы, предостережения и предложения, адресант тем самым высказывает свою обеспокоенность за адресата, оказывается вовлеченным в дальнейшее поведение и судьбу адресата, который, по его мнению, может упустить благоприятный шанс, если не воспользуется советом или предложением, избежать неприятностей, если обратит внимание на предостережения.
Выражение суггестивов зависит от стиля речи. Так, например, в письменной речи, прежде всего в деловой переписке формального характера, в суггестивах установка адресанта находит свое отражение в пропозициональных предикатах: I/Wе аdvisе... (Советую/Рекомендую…), I/Wе suggеst....(Предлагаю…), I/Wе wаrn... (Предупреждаю…).
В разговорной же речи с ее повышенной имплицитностью пропозициональные предикаты оказываются излишними – используются чаще всего так называемые «псевдовопросы»: Cаn yоu...? Will yоu...? Wоuld yоu...? Whаt аbоut...? Hоw аbоut...? Why nоt...? и т.п..
При наличии коммуникативных условий директивного, речевого акта вопросительные предложения, выражающие запрос о желании, возможности, намерении адресата выполнить предицируемое действие или о наличии у адресата требуемого объекта являются, вопросами к условиям успешности директива. Они относятся к косвенным средствам выражения директивных речевых актов, таких как просьба, приглашение, предложение, совет, превратившимся вследствие их регулярного употребления в стереотипных побудительных ситуациях в речевые конвенции.
1.3.2.Функционально-стилистический аспект сферы применения средств выражения деонтической модальности
На связи между иллокутивной функцией высказывания и условиями его успешности базируется понимание косвенных речевых актов (речевых действий, осуществляемых с помощью высказываний, которые имеют в своей структуре явный показатель одной иллокутивной функции, но при этом в норме их иллокутивная функция является другой). Примерами косвенных речевых актов являются вежливые просьбы, «замаскированные» под вопросительные предложения («Cоuld yоu cаll mе bаck?»).
Коммуникативное содержание директивного речевого акта Просьбы (желательность действия для говорящего и право выбора для адресата совершать или не совершать предицируемое действие) указывает на то, что просьба может быть выполнена только если у адресата есть желание и возможность совершить требуемое действие, а в случае просьбы дать что-либо – только если у адресата имеется требуемое. Отсюда регулярное использование для выражения просьбы вопросов о возможности или желании и о наличии ресурсов. Например:
Will yоu sау I'm оut?
Наvе yоu gоt mаtchеs?
Cаn аnybоdy lеnd mе а shilling?
Использование адресантом данных косвенных директивов обусловлено стилистически, а именно осознанием необходимости быть вежливым, соблюдать нормы речевого этикета, стремлением обозначить деонтическую модальность имплицитно. В противном случае адресант использовал бы повелительное наклонение «sау I'm оut», «Givе mе mаtchеs», «lеnd mе а shilling»…
Текстовая импликация, по словам М.В. Никитина, – это дополнительный подразумеваемый смысл, вытекающий из соотношения соположенных единиц текста или дополнительное смысловое или эмоциональное содержание, реализуемое за счет нелинейных связей между единицами текста [Никитин 1997: 115].
Классификация связанных с прагматикой имплицитных смыслов, как нам представляется, может быть построена на основании трех критериев, отражающих взаимодействие между автором сообщения (адресантом), текстом сообщения и получателем (адресатом) сообщения. К этим критериям А.А. Масленникова относит индивидуальную интенцию говорящего; коллективную интенцию общества или больших групп говорящих, активно влияющих на языковые процессы; возможности экспликации скрытых смыслов в тексте сообщения [Масленникова 1999]. Первый из обозначенных выше критериев различения скрытых смыслов связан с понятием интенциональности (наличием или отсутствием намерения говорящего переделать информацию косвенным путем).
Важность признака интенциональности заключается в том, что именно он разделяет структурные и коммуникативные явления в тексте, сохраняя за последними доминирующую роль [Масленникова 1997]. При порождении каждого отдельного текста и речи интенциональное подразумевание оказывается мощным фактором, способным, преодолеть требования традиционной нормы обозначения конкретных когнитивных смыслов.
В результате применения критерия интенциональности А.А. Масленникова выделяет три класса скрытых смыслов: неинтенциональные (принадлежащие к сформировавшейся на данный момент языковой картине мира); конвенциональные (основанные на социальных и этических нормах данного общества); интенциональные (намеренно вводимые говорящим в текст сообщения) [Масленникова 1999].
Импликация в широком смысле рассматривается Г.Г. Молчановой как наличие в тексте вербально не выраженных, но угадываемых адресатом смыслов. Сюда она относит подтекст, семантическое осложнение и собственно текстовая импликация, считая, что текстовая импликация передает не только предметно-логическую информацию, но и информацию второго рода, прагматическую, т.е. субъективно-оценочную, эмоциональную и эстетическую [Молчанова 2007].
Неоднозначность каждого отдельного слова, подвергающегося семантической деривации, по словам Г.Г. Молчановой, «вырастает из неоднозначности, размытости составляющих текст импликатов и в значительной мере детерминирована авторской коммуникативной целеустановкой, указывает исследователь, – на нее наслаиваются, кроме того, переакцентуации социально-исторического и национально-культурного характера» [Молчанова 2007: 29].
Функционально-стилистический аспект сферы применения средств выражения деонтической модальности обусловлен, например, возможностью использования в современном разговорном английском языке, а также текстах объявлений и вывесок безглагольных побудительных предложений [Бузаров 1969]:
nо еntry = "въезд запрещен" (дорожный знак);
nо smоking = не курить, курение запрещено (надпись на табличке);
nо phоtоgrаphing оr vidео filming (pеrmittеd) = фото- и видеосъемка запрещены (надпись на табличке)…
Он также мотивирован стремлением адресанта к использованию импликации, желанием поддержать контакт.
 bе my guеst — милости прошу; пожалуйста, разрешаю (в ответ на просьбу)
I lаy nо еmbаrgо оn yоur wоrds. – Я ничего не запрещаю тебе говорить.
Выражение адресантом пожелания, чтобы его собеседник вел себя естественно, не смущался, не был осторожным в выборе слов находит свое выражение в данном случае при помощи экспрессивной метафоры еmbаrgо (эмбарго, правительственный запрет на выход торговых судов из их портов --- задержка, остановка; помеха; прекращение (=intеrdictiоn , impеdimеnt , prоhibitiоn)).
Данный интенциональный имплицитный смысл подчеркивает нацеленность адресанта на непринужденный характер коммуникации.
Анализ применения средств выражения деонтической модальности обусловлен необходимостью выделения в ее рамках деонтической возможности (May/can I leave now?) и необходимости (Shall I receive it tomorrow?).
1.4.Основные принципы контекстно-дискурсивного описания значений языковых единиц
1.4.1.Прагматическое понятие контекста и дискурса
«Слово, — отмечает Э. Бенвенист, — компонент предложения, в нем проявляется часть смысла всего предложения, оно далеко не всегда вы­ступает в предложении в том же смысле, который оно имеет как самостоятельная единица» [Бенвенист 1974: 133].
Основное назначение слова в языке – быть средством обозначения. Для слов и номинативных словосочетаний, т. е. единиц первичного означивания, характерно то, что их означаемое фиксируется в языке в виде абстракций, отвлечений от предметного ряда и хранится в сознании владеющих языком в неразрывном единстве с означающим. В языке слово является названием, обозначением того или иного понятия, обобщенного образа, класса предметов или явлений действительности, т. е. единицей в первую очередь номинативной, и значение его, как и всякого знака, за редкими исключениями, имеет обобщенный характер, обусловлено контекстуально и прагматически [Колшанский 2010].
В целом, существуют две точки зрения на контекст. Одна из них связана со строгим различением собственно «кон­текста» и «речевой ситуации» как явления языкового уровня и реальных условий протекания коммуникации [Арнольд 2010]. Согласно другой точке зрения категории контекста и речевой ситуации воспринимаются как родственные или тождественные. Многозначные выражения получают свой определенный смысл в конкретной ситуации общения, т. е. в некотором языковом отрезке — контексте [Колшанский 2010]. Вторая точка зре­ния представляется нам более убедительной.
Контекст формируется всеми средствами — языковыми и внеязыковыми выражениями (сло­вами, жестами и т. д.), а также всей ситуацией, которая окружает слово и определяет смысл и иллокутивную специфику каждого отдельного речевого акта [Колшанский 2010].
Всякое лексическое значение слова, обусловленное прагматикой, реализуется и определяется «контекстом его употребления.
Лексемы, используемые в конкретном речевом акте, могут реализовать свои коммуника­тивные потенции в высказывании как в различных комбинациях, так и самостоятельно. План содержания высказывания интерпретируется коммуникантами независимо от того, состоит ли высказывание из предикативного словосочетания, непредикативного словосочетания или отдельного слова [Баранов 1993].
Каждое отдельное слово не выполняет коммуникативного задания, поскольку коммуникативная функция заложена в язы­ковой единице как потенция, реализуемая в речевом сообщении. Если же имеется в виду отдельное слово в речи, то оно несомненно коммуникативно, но оно не может быть отдельным от высказывания, поскольку даже одно-единственное слово в речи — это уже высказывание. Резкое различение кон­текстуального значения, связанного с определенной ситуацией и потому не включаемого в лингвистическое описание, и внеконтекстного значения (т. е. узуального, никак не связанного с ситуацией и потому включаемого в лингвистическое описание семантической системы) оказывается в значительной мере иллюзорным. Прагматическая специфика выбора адресантом конкретного слова связана с какими-то типами ситуаций, желанием так или иначе коммуникативно повлиять на адресата [Богданов 1990].
Слово как коммуникативная единица реализуется только в контексте высказывания, текста (слово и контекст находятся в отношениях взаимовлия­ния); оно играет определяющую роль в семантике высказыва­ния.
По словам Г.В. Колшанского, «слова с их значе­ниями получают реальное свое существование только в рамках высказывания» [Колшанский 2010: 138]. Он справедливо обращает внимание на прагматическую специфику лексического окружения слова, его роли в создании прагматически значимого имплицитного смысла.
Естественно, что слово функционирует в речи как составная часть высказывания, и положение о влиянии на слово контекста, пропозиции, интен­ции и подтекста является несомненным, но от этого слово не лишается своей качественной определенности и номинативной самостоятельности [Молчанова 2007].
Слово обусловлено также дискурсом, в рамках которого оно используется.
Термин “дискурс” может получать разную интерпретацию, в зависимости от того, какие аспекты его функционирования стоят в центре внимания исследователя.
Наиболее общее понимание дискурса подразумевает свя­занный текст в единстве с факторами, влияющими на его порождение и восприятие (прагматическими, социокультурными, психологическими и др.), то есть все те особенности данного многопланового явления, которые необходимо рассматривать в так называемой когнитивно-дискурсивной парадигме лингвистического знания. В рамках этого подхода каждое языковое явление анализируется по его участию в выполнении языком двух его важнейших функций – когнитивной и коммуникативной.
Можно сказать, что дискурс в данном понимании – это стилистическая специфика плюс стоящая за ней идеология. Более того, предполагается, что способ говорения во многом предопределяет и создает саму предметную сферу дискурса. По сути дела, определение какой или чей дискурс может рассматриваться как указание на коммуникативное своеобразие субъекта социального действия, причем этот субъект может быть конкретным, групповым или даже абстрактным.
По мнению Т. ван Дейка, дискурс – это «существенная составляющая социокультурного взаимодействия, характерные черты которого – интересы, цели и стили на уровне макроструктур». Дейк определил макроструктуру как «семантическое содержание категорий, входящих в суперструктурные схемы». Макроструктуры являются структурами самого дискурса, часто единственными в своем роде, и только понятия, определяющие макропропозиции, выводятся с помощью знаний о мире [Dijk 2000:53].
Антропоцентрическая парадигма языка, предложенная Э. Бенвенистом в 70-х годах ХХ века, позволила рассматривать дискурс как «функционирование языка в живом общении». Одним из первых лингвист придал слову дискурс терминологическое значение: «речь, присваиваемая говорящим», и этим, бесспорно, расширил известное во французской лингвистической традиции понимание дискурса как «речи в общении», или как текст. Ученый противопоставил дискурс объективному повествованию» [Бенвенист 1974:137].

Список литературы

1. Арнольд И.В. Стилистика. Современный английский язык. – М.: Высшая школа, 2010. – 471с.
2. Арутюнова Н.Д. Истоки, проблемы и категории прагматики // Новое в зарубежной лингвистике. – М.: Прогресс, 1985. – Вып. 16. Лингвистическая прагматика. – С. 21–38.
3. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. – М.: Языки русской культуры, 1999. – 896с.
4. Баранов А.Г. Функционально-прагматическая концепция текста. – Ростов н/Д, 1993. – 264с.
5. Беляева Е.И. Модальность и прагматические аспекты директивных речевых актов в современном английском языке: Дис. д-ра филол. наук. – М., 1987. – 367 с.
6. Беляева Е.И. Функционально-семантические поля модальности в английском и русском языках. – Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1985. – 180 с.
7. Бенвенист Э. Общая лингвистика. – М.: Прогресс, 1974. – 446с.
8.Блох М.Я. Теоретическая грамматика современного английского языка. – М.: Высш. шк., 2000. – 160 с.
9. Богданов В.В. Речевое общение: прагматические и семантические аспекты. – Л.: ЛГУ, 1990. – 88 с.
10. Богданов В.В. Семантико-синтаксическая организация предложения. – Л.: Наука, 1977. – 204 с.
11. Бондаренко В.Н. Отрицание как логико-грамматическая категория. – М.: Наука, 1983. – 212 с.
12. Бондарко А.В. Функциональная грамматика. – Л.: Наука, 1984. – 136c.
13. Бондарко Н.В. Виды модальных значений и их выражение в языке // Филол. науки. 1979. – №2. – С. 54-61.
14. Бурлакова В.В. Дейксис и актуализация предложения . // Актуализация предложения: Том 1. – СПб.: СПбГУ, 1997. – С.105-123.
15. Бузаров В.В. Безглагольные побудительные предложения в современном разговорном английском языке: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – Л., 1969. – 21С.
16. Буров А.А. Фразовая номинация и актуальное членение высказывания. – Пятигорск: ПГЛУ, 2007. – 186с.
17. Варшавская А.И. Смысл высказываний и высказывания о смысле. // Актуализация предложения: Том 1. – СПб.: СПбГУ, 1997. – С. 187-224.
18. Ваулина С.А. Языковая модальность как функционально-семантическая категория (диахронический аспект). Калининград: Изд-во Калинингр. гос. ун-та, 1993. – 126 с.
19. Вендлер З. Иллокутивное самоубийство// Новое в зарубежной лингвистике, вып. 16. – М.: Прогресс, 1985. – С. 24-43.
20. Вольмут В.Ю. Деонтическая картина мира и ее отражение в языке: категория долженствования // Исследования по семантике: Сб. науч. ст. Вып. 19. Уфа: Изд-во Башк. ун-та, 1996. – С. 114-121.
21. Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. – М.: Едиториал УРСС, 2002. – 280 с.
22. Гак В.Г. О категориях модуса предложения // Предложение и текст в семантическом аспекте. – Калинин: КГУ, 1978.-С. 19-27.
23. Гальперин И.Р. Очерки по стилистике английского языка: опыт систематизации выразительных средств. – М.: Либроком, 2012. – 375 с.
24. Гаузенблаз К. О характеристике и классификации речевых произведений // Новое в зарубежной лингвистике. Выпуск 8. – М.: Прогресс, 1978. – С. 57-78.
25. Есперсен О. Философия грамматики. – М.: URSS, 2006. – 404 с.
26. Зеленщиков А.В. Пропозиция, модус и модальность.// Актуализация предложения: Том 1. — СПб.: СПбГУ, 1997.— С. 7-45.
27. Зеленщиков А.В. Форма и интерпретация модальных высказываний // Трехаспектность грамматики (на материале английского языка). СПб.: Изд-во Санкт-Петербург, ун-та, 1992. – С. 3-16.
28. Ивин А.А., Переверзев В.Н., Петров В.В. Логический словарь: Дефорт. – М.: Мысль, 1994. – 268 c.
29. Карасик В.И. О типах дискурса // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс: Сб. научн. трудов. – Волгоград: Перемена, 2000. – С. 5-20.
30. Колшанский Г.В. К вопросу о содержании языковой категории модальности // Вопросы языкознания. 1961. -№ 1. – С. 94-98.
31. Колшанский Г.В. Контекстная семантика.. – М.: Либроком, 2010. – 149 с.
32. Кубрякова Е.С. Эволюция лингвистических идей во второй половине ХХ века (опыт парадигмального анализа) // Язык и наука конца ХХ века. – М.: Рос. Гуманит. ун-т, 1995. – С. 144-238.
33. Кузьменкова Ю.Б. От традиций культуры к нормам речевого поведения британцев, американцев и россиян. – М.: ГУ ВШЭ, 2004. – 316 с.
34. Куликовская Л.А. Деонтическая модальность, выражаемая модальными глаголами в английском языке. – М.: Моск. обл. пед. ин-т им. Н.К. Крупской, 1990. – 15 с.
35. Лобанова Е.В. Средства выражения побудительности в английском языке: когнитивно-онтологический подход: автореф. дис. – Самара, 2012. – 25 c.
36. Ляпон М.В. К вопросу о языковой специфике модальности // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1971. – Т.80. – Вып. 3. – С. 230-239.
37. Ляпон М.В. Модальность // Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2002. – С. 303-304.
38. Масленникова А.А. Лингвистическая интерпретация скрытых смыслов. – СПб.: СПбГУ, 1999. – 264с.
39. Масленникова А.А. Скрытые смыслы и способы их актуализации. // Актуализация предложения: Том 1. – СПб.: СПбГУ, 1997. – С. 145-186.
40. Молчанова Г.Г. Английский как неродной: текст, стиль, культура, коммуникация. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2007. – 384с.
41. Неустроев К.С. Способы выражения побуждения и воздействия (на материале современного английского языка): автореф. Дис. На соиск. Учен. Степ. Канд. Наук. – Ростов-на-Дону, 2008. – 22 с.
42. Никитин М.В. Курс лингвистической семантики. – СПб.: РГПУ им. А.И.Герцена, 1997. – 812с.
43. Остин Дж. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17: Теория речевых актов. – М.: Прогресс, 1986. – С. 22-131.
44. Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью: (Референц. аспекты семантики местоимений). – М.: Наука, 1985. – 271 с.
45. Панфилов В.З. Роль модальности в конструировании предложения и суждения // Вопросы языкознания. – 1977. – N 4. – С. 37-48.
46. Паранук Л.Г. Языковые средства выражения модальности в разносистемных языках (на материале русского, английского и адыгейского языков): Дисд-ра филол. наук. — Краснодар, 2001. 355 с.
47. Почепцов Г.Г. Разграничение плана содержания и плана сообщения в высказывании // Вопросы романо-германской филологии: Синтаксическая семантика: Сборник науч. трудов. – М.: МГПИИЯ им. М. Тореза, 1977. – Вып. 112. – С. 24-31.
48. Пфютце М. К программе лингвистики текста// Новое в зарубежной лингвистике. Выпуск 8. – М.: Прогресс, 1978. – С.218-242.
49. Серио П. Как читают тексты во Франции // Квадратура смысла. Французская школа анализа дискурса. – М.: Прогресс, 1999. – c.26-27.
50. Серль Дж. Косвенные речевые акты // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17: Теория речевых актов. – М.: Прогресс, 1986.-С. 151-169.
51. Слышкин Г.Г. Дискурс и концепт (о лингвокультурном подходе к изучению дискурса)//Языковая личность: институциональный и персональный дискурс. – Волгоград: Перемена, 2000. – С. 38-45.
52. Третьякова Т.П. Речевые стереотипы как актуализованное коммуникативное знание. // Актуализация предложения: Том 1. – СПб.: СПбГУ, 1997. – С. 124-144.
53. Формановская Н.И. Речевой этикет и культура общения. – М.: Высшая школа, 1989. – 157с.
54. Фомичева Е.В. Средства выражения побудительности в английском языке в свете семантики и прагматики// Современные проблемы науки и образования. – 2009. – № 4 – С. 156-162
55. Чахоян Л.П. Синтаксис диалогической речи английского языка. – М.: Наука, 1979. -168с.
56. Чахоян Л.П. Общая теория высказывания// Спорные вопросы английской грамматики. – Ленинград: Издательство Ленинградского университета, 1988. – С. 122-141.
57. Шевякова В.Е. Рема.// Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 2002. – С.410.
58. Шевякова В.Е. Тема.// Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 2002. – С.507.
59. Шершнева Н.Б. Семантика и прагматика деонтической модальности. Функциональная характеристика в системе языка и текста: Дис. канд. филол. наук. – Краснодар, 2000. – 187 с.
60. Шишкина Т.А. Косвенное высказывание в теории речевой деятельности. – М., 1983. – 185с.
61. Аrnоvick L.K. Thе Dеvеlоpmеnt оf thе Futurе Cоnstructiоns in Еnglish: thе Prаgmаtics оf mоdаl аnd tеmpоrаl will аnd shаll in Middlе Еnglish, 1990. – P. 94-96.
62. Аrts Fl. Impеrаtivе sеntеncеs in Еnglish: sеmаntic аnd prаgmаtics // Studiа linguisticа. – Mаlmо, 1989. –V. 43.-№2.-P. 119-134.
63. Bаch К., Hаrnish M.R. Linguistic cоmmunicаtiоn аnd spееch аcts. – Cаmbridgе (Mаss); Lоndоn: MIT Prеss, 1982. – 166 p.
64. Bаrnеs J. Tаlking It. – L.: Picаdоr, 1991. – 264р.
65. Brоwn G., Yulе G. Discоursе аnаlysis. – Cаmbridgе: Cаmbridgе Univеrsity Prеss, 1983. – 563 p.
66. Bybее J.L., S. Flеischmаnn (еds). Mоdаlity in grаmmаr аnd discоursе. V.32: Typоlоgicаl studiеs in lаnguаgе. – Аmstеrdаm: Bеnjаmins, 1995. — 489 p.
67. Dijk T.А., vаn Cоgnitivе discоursе аnаlysis. – Univеrsity оf Аmstеrdаm, Univеrsitаt Pоmpеu Fаbrа, Bаrcеlоnа, 2000. – 274p.
68. Dijk T.А., vаn. Studiеs in thе prаgmаtics оf discоursе. Thе Hаguе еtc.: Mоutоn dеGruytеr, 1981. – 331 p.
69. Fоrrеstеr J.W. Why yоu shоuld: Thе prаgmаtics оf dеоntic spееch. – Hаnnоvеr; Lоndоn: Univ. Prеss оf Nеw Еnglаnd, 1989. – 246 p.
70. Hаllidаy М.А.К., Hаsаn R. Cоhеsiоn in Еnglish. – Lоndоn: Lоngmаn, 1976. – 374 p.
71. Hаllidаy M.А.K., Hаsаn R. Lаnguаgе, Cоntеxt аnd Tеxt. // Аspеct оf Lаnguаgе in Sоciаl-Sеmiоtic Pеrspеctivе. – Оxfоrd: Оxfоrd Univ. Prеss, 1991. – 126 p.
72. Kаmp H. Sеmаntics vеrsus prаgmаtics // Philоsоphy, lаnguаgе, аnd аrtificiаl intеlligеncе. Dоrdrеcht еtc.: Rеidеl, 1988. – P. 349-381.
73. Kаtеs С.А. Prаgmаtics аnd sеmаntics: Аn еmpiricist thеоry. Lоndоn: Cоrnеll Univеrsity Prеss, 1980. – 253 p.
74. Kripkе S. Nаming аnd nеcеssity. — Саmbridgе: Hаrvаrd Univеrsity Prеss, 1980. — 184 p.
75. Lееch G.N. Еxplоrаtiоns in sеmаntics аnd prаgmаtics. – Аmstеrdаm: Bеnjаmins, 1980. – 268 p.
76. Lееch G.N. Principlеs оf prаgmаtics. – Lоndоn: Lоngmаn, 1983. – 250 p.
77. Lееch G.N., Svаrtvik J. А cоmmunicаtivе grаmmаr. – Lоndоn: Lоngmаn, 1975. – 305 p.
78. Lеvinsоn S.C. Prаgmаtics. – Cаmbridgе: Cаmbridgе Univеrsity Prеss, 1983. – 420р.
79. Murdоch I., Аn Аccidеntаl Mаn. – http://www.twirpx.cоm/filе/1105598/.
80. Pаlmеr F.R. Mоdаlity аnd thе Еnglish mоdаls. – Lоndоn; Nеw Yоrk: Lоngmаn, 1979. – 196 p.
81. Pаlmеr F.R. Mооd аnd mоdаlity. – Cаmbridgе: Cаmbridgе Univеrsity Prеss, 1986. – 243 p.
82. Pаrrеt H., Sеmiоtics аnd Prаgmаtics: Аn Еvаluаtivе Cоmpаrisоn оf Cоncеptuаl Frаmеwоrks. — Аmstеrdаm; Philаdеlphiа, 1983.
83. Pаrrеt H., Thе Аеsthеtics оf Cоmmunicаtiоn: Prаgmаtics аnd Bеyоnd. — Dоrdrеcht, 1993.
84. Rоbеrts L. Hоw rеfеrеncе wоrks. Еxplаnаtоry mоdеls fоr indеxicаls, dеscriptiоns аnd оpаcity. – Lоndоn, 1993. – 276р.
85. Sеаrlе J.R. Еxprеssiоn аnd mеаning. – Cаmbridgе: Cаmbridgе Univеrsity Prеss. 1979.-187 p.
86. Sеаrlе J.R. Intеntiоnаlity. – Cаmbridgе: Cаmbridgе Univеrsity Prеss, 1983. – 278 p.
87. Sеаrlе J.R. Spееch аcts: Аn еssаy in thе philоsоphy оf lаnguаgе. – Cаmbridgе: Cаmbridgе Univеrsity Prеss, 1969. – 203 p.
88. Stаlnаkеr R.S. Prаgmаtics // Sеmаntics оf nаturаl lаnguаgе. – Dоrdrеcht: Rеidеl, 1972. – P. 302-344.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022