Вход

Отражение темы нелегальных экстремальных молодежных субкультур в СМИ

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 236058
Дата создания 24 мая 2016
Страниц 74
Мы сможем обработать ваш заказ 5 декабря в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
7 730руб.
КУПИТЬ

Описание

Уникальность 94%. Работа для МГУ им. Ломоносова ...

Содержание

Содержание перефразировано.
Введение
Глава 1. Теоретические данные о экстремальных нелегальных молодежных субкультурах
1.1 Виды нелегальных экстремальных увлечений молодежи (зацепинг, индустриальный туризм)
1.2 Социально-демографические характеристики субкультур
1.3 Психологические особенности субкультур и рискового поведения
Глава 2. Специфика отражения темы молодежных субкультур в СМИ
2.1 Основные подходы и проблемы при отражении темы, уровень осведомленности аудитории
2.3 Правовая и этическая специфика отражения темы
2.4 Иные сложности в подготовке материала (лексика, рекомендации по выбору темы журналисту и др.).
Заключение
Библиографический список
Приложения

Введение

Введение содержит актуальность темы, предмет, объект, все необходимые элементы. Не привожу здесь, в целях обеспечения уникальности введения.

Фрагмент работы для ознакомления

За кадром могут оставаться и другие нарушения, которые выявить уже не так просто —нарушение договоренностей о конфиденциальности с респондентом, искажение его слов, сокрытие ключевой информации, выдача чужих фотоснимков за редакционные и подобные.Рис. 7. Анализ соблюдения правовых и этических норм в публикациях.Большое количество мелких или серьезных ошибок в статьях об экстремальных субкультурах может быть объяснено в том числе несоблюдением требования журналистской этики давать возможность высказаться всем сторонам и «делать все возможное для того, чтобы встретиться с «героями» своих публикаций и предоставить им возможность ответа на обвинение в правонарушении или проступке». Из 63 материалов лишь 13 содержали комментарии представителей субкультур (см. рис. 7). За комментарий считаласьлюбая фраза, сказанная руфером, диггером или зацепером, не обязательно развернутое мнение касательно темы. Реже всего давали высказаться зацеперам: из 27 публикаций лишь в двух присутствуют комментарии трейнсерферов. Рис. 8. Наличие мнения представителей субкультур в материале.Нередко следствие этого — однобокий и предвзятый подход к теме, выражающийся в отношении журналиста. Проанализировав все публикации, за исключением новостных заметок (потому как особенность новостных жанров — отсутствие явно выраженной позиции журналиста), можно выявить две тенденции (см. рис. 8). Первая — описание явления сугубо с отрицательной стороны: 8 из 19 материалов прослеживается негативное отношение к представителям субкультуры. Рис. 9. Выраженное отношение автора публикации к теме.Вторая тенденция в отражении темы — романтизация. Такие тексты повествуют про «дерзких молодых людей», регулярно рискующих жизнью и не ведающих страха, охотящихся за городскими тайнами и адреналином. Как правило, такие материалы выходят в жанрах репортажа или интервью, благодаря чему фактических ошибок и неточностей в них меньше. Однако такие статьи не отличаются глубиной: не учитывается ни риск увлечений, ни какие-либо мотивации представителей субкультуры, кроме погони за адреналином и романтической компенсации. Это приводит к однобокости, к тому же может вдохновить молодых читателей на необдуманные и рискованные поступки.Идея опасности увлечений руферов, диггеров и зацеперов лейтмотивом проходит через многие публикации по теме вне зависимости от издания и автора. Несомненно, журналисты должны говорить о риске увлечений, чтобы предостеречь молодых людей от необдуманных поступков и сформировать у них всестороннее и объемное представление о явлении. Часто эти сведения трансформируются в смысловую связку «субкультура — опасность — смерть» и доказательство социальной неприемлемости данных увлечений, что задевает представителей субкультур. Они указывают на тот факт, что некоторые одобряемые обществом виды спорта связаны с большим риском для жизни, чем их увлечение. Есть статистика, что в гонках «Формулы-1» погибает каждый сотый участник, а в мотогонках — каждый тысячный. Н.Ю. Федунина отмечает, что описание травм и констатация смертельного риска в статьях о зацепинге — главный козырь журналистов в анти-агитации, то есть они апеллируют к базовым тенденциям, при этом обесценивая других тенденции того же уровня (жажда адреналина и ярких эмоций). То же можно сказать и об аргументации критических статей о других субкультурах. Журналистам стоит искать иные способы повлиять на молодежь, приводить более убедительные доводы, иначе есть риск получить прямо противоположный эффект — привлечь молодежь к опасной активности, а не отвратить от нее. Сами руферы, диггеры и зацеперы не довольны материалами, в которых говорится о них. Лишь шестеро из 139 опрошенных (см. рис. 9) не имеют претензий к статьям и телепередачам об их субкультуре. В числе основных недочетов журналистских публикаций о своей субкультуре респонденты выделили фактические ошибки из-за незнания темы (70 %), намеренное искажение фактов (61 %) и гонку за сенсациями (60 %), предвзятую и однобокую позицию авторов материалов (56 %). Рис. 10. Претензии представителей субкультур к публикациям о них в СМИ.У 38 % опрошенных есть опыт общения с журналистами при подготовке материала, посвященного их субкультуре, у 76 % − знакомые с таким опытом, что позволяет молодым людям давать оценивать взаимодействие корреспондентов с героями. Так, 34 % считают, что репортеры искажают ответы героев материала, 22 % отметили, что были нарушены предварительные договоренности (например, об анонимности), 20 % посетовали на несоблюдение авторских прав. Молодые люди отмечают, что журналистские публикации становятся одним из основных источников распространения стереотипов и заблуждений об их субкультуре. Стереотипы – упрощенные и схематические представления о явлениях – могут быть позитивными, негативными и нейтральными, но в любом случае они опасны для коммуникации, потому как упрощают реальность, вредят взаимопониманию и притом весьма живучи. С целью изучения осведомленности аудитории о нелегальных экстремальных субкультурах и выявления стереотипов автором был проведен опрос среди людей, не имеющих отношения к руфингу, диггерству и зацепингу. В выборку вошли 158 человек, преимущественно молодые люди до 30 лет обоих полов. Стереотипы, заблуждения и неподтвержденные представления о руферах, диггерах и зацеперах можно условно разделить на две категории: касающиеся отдельных субкультур и нелегальных экстремальных увлечений в целом. Один из главных стереотипов о руферах – мнение, что на крыши их влечет в первую очередь желание сделать красивые кадры или селфи – снимок самого себя. Так считают 40 и 47 участников авторского исследования аудитории соответственно. Такое суждение они с высокой долей вероятности почерпнули из СМИ. Так, в последний год на волне популярности селфи и после ряда случаев, когда попытки снять автопортрет приводили к гибели (причем не только в среде руферов, зацеперов или диггеров), появились статьи, где говорилось, что на крыши и башенные краны молодые люди лезут ради впечатляющих селфи . Возможность запечатлеть город с высоты птичьего полета, действительно, является одним из мотивов для, о чем заявили 64 % опрошенных, которые регулярно занимаются руфингом. Однако лишь двое из них назвали фотосъемку основной причиной, по которой они выбрали такое увлечение. Таким образом, для большинства членов субкультуры фотография является хотя и важным, но при этом не ключевым мотивом. То же можно сказать и о селфи: для руферов это – возможность запечатлеть яркий момент жизни, а не цель подъема наверх. Потому писать, будто руферы лезут на крышу ради селфи, так же неправильно, как говорить, что люди едут в Париж ради того, чтобы сфотографироваться на фоне Эйфелевой башни.Стереотипы о диггерах связаны с изображением их увлечения в мистическом ключе и городскими легендами. Периодически в свет выходят статьи и телесюжеты, рассказывающие и пересказывающие такого рода мифы. Притчей во языцех в диггерском сообществе стали «трехметровые крысы», которые якобы обитают в метро, если верить желтым изданиям и слухам. Подобные истории, одним из основных распространителей которых стали СМИ, укоренились в сознании людей. Так, почти половина опрошенных (77 человек) считают, что диггеры ищут ответы на многочисленные мистические загадки, которые таят подземелья Москвы, а 31 человек думает, что мечта диггеров – найти библиотеку Ивана Грозного – утерянную коллекцию книг и документов, существование которой не подтверждено. Исследовательский интерес, действительно, играет ключевую роль в мотивации диггеров: о нем заявили 88 % из тех, кто регулярно занимается диггерством. Однако изыскания молодых людей никак не связаны с мистикой. В интервью диггеры не раз опровергали существование под землей мутантов, призраков или хитросплетенных ходов, ведущих из безобидных подземных речек в секретные объекты, и прочие мистические байки, к числу которых относится и библиотека Грозного. Другое заблуждение, который сильно задевает диггеров, − мнение, будто они «лазают по канализации» среди нечистот. Это мнение связано с тем, что люди по ошибке принимают за канализацию любую трубу под асфальтом, будь то подземная речка или кабельный коллектор. Также не всем известно, что канализации могут предназначаться не только для удаления отходов жизнедеятельности, но и для дождевых или талых вод (так называемые «ливневки»). Канализации же в обыденном понимании посещают лишь немногие диггеры. Однако треть опрошенных (33 %) среди аудитории считают, что канализация – один из популярнейших объектов среди индустриальных туристов. Масла в огонь подливают журналистские материалы , авторы которых утверждают то же самое или по ошибке называют канализациями подземные речки. Немного менее распространен еще один стереотип, будто диггеры непременно носят камуфляж, чтобы не привлекать внимание: так считают 32 опрошенных. Военизированная одежда помогает оставаться незамеченным лишь в лесу или в поле, в то время как в городе, наоборот, выделяется, так что большинство диггеров одеваются как обычные люди. С этим нужно считаться журналистам, которые собираются отразить в своих репортажах или документальных фильмах жизнь субкультуры. Исходя из ряда публикаций о зацепинге может сложиться впечатление, что это сугубо подростковое экстремальное увлечение, возникшее в последние годы. 34 опрошенных согласны с тем, что трейнсёрфинг возник в XXI веке, а 22 – что никто не посвящает этому хобби больше пары лет. Однако, как уже говорилось выше, история зацепинга насчитывает больше века, а среди респондентов опроса для экстремалов были зацеперы со «стажем» более 5 лет и(ли) старше 25 лет. Существенно завышены представления аудитории о степени риска среди представителей нелегальных экстремальных субкультур. Так, 40 % опрошенных готовы поверить, что в Москве за прошлый год погибло свыше 150 зацеперов, а четверть (38 человек) называют трейнсёрфинг главной причиной смерти на железной дороге. И то, и другое неверно: за прошлый год в столице погибли 26 зацеперов, а большая часть несчастных случаев связана с переходом путей в неположенном месте или перед приближающимся поездом . Руфинг и диггерство респонденты в целом считают менее опасными, но при этом 22 опрошенных решили, что покорение крыш в разы опаснее автогонок (по статистике, погибает каждый сотый автогонщик, что, очевидно, делает автомобильные гонки более рисковым занятием), а 26 согласились, что каждый десятый диггер гибнет из-за своего увлечения (такой статистики нет, но приблизительные оценки показывают, что смертность среди диггеров во много раз ниже).Преувеличение опасности руфинга, диггерства и зацепинга – одно из заблуждений второй категории, распространяющееся на все нелегальные экстремальные молодежные субкультуры. К этому же типу относится ряд других заблуждений, в основном касающихся психологической и мотивационной стороны вопроса. Так, 35 % опрошенных из аудитории считают, что увлечение молодых людей – это вызов обществу, 30 % рассматривают его лишь как попытку привлечь к себе внимание, 28 % уверены, что молодые люди просто еще не поняли, что такое смерть, 22 % заявили, что у руферов, диггеров и зацеперов нет страхов и им просто нечем заняться. Причины, по которым данные утверждения можно считать бездоказательными и сомнительными, уже были разобраны в предыдущих главах, потому подобные позиции свидетельствуют об упрощенном взгляде на проблему.В целом, опрос свидетельствует, что даже среди молодого поколения далеко не все имеют хотя бы общее представление об экстремальных субкультурах. Так, не смогли ответить на вопрос, кто такие руферы, диггеры и зацеперы, 25 %, 32 % и 27 % респондентов соответственно, а 8 %, 7 % и 2 % дали неточное определение (выяснилось, что руферов путают с паркурщиками, а диггеров – со спелеологами и черными копателями).Рис. 11. Оценка осведомленности аудитории на основании данных опрошенными определений для понятий «руферы», «диггеры» и «зацеперы». Более 70 % опрошенных не читали или не смогли вспомнить медиатексты, где шла речь о руферах, диггерах или зацеперах. Только 14 % утверждают, что недостатков в статьях на данную тему нет. Мимо внимания аудитории прошли два наиболее важных события, касающихся руферов и диггеров и ставших одной из причин более сурового законодательного преследования в их отношении. Две трети опрошенных (68 %) опрошенных не знают, что в 2014 году украинский руфер по прозвищу Мустанг покрасил звезду высотки на Котельнической набережной в цвета украинского флага. 80 % ничего не слышали о скандале, разгоревшемся после того, как в конце 2014 года молодой диггер Андрей Районный совершил половой акт с девушкой на рельсах соединительной ветки метро и выложил фотографии в сеть. Большинство респондентов не знают, какое наказание грозит диггерам, руферам и зацеперам за их деятельность: лишь 5 % выбрали правильный вариант суммы штрафа за езду снаружи электрички (сто рублей), 7 % − размер наказания за групповое незаконное проникновение на подземный или подводный охраняемый объект. При этом 34 % верно указали, что грозит диггерам за нелегальное проникновение в производственные помещения столичной подземки, однако высокая осведомленность связана еще и с активной информационной кампании о новых санкциях, проведенной самим метрополитеном. В прошлом году в вагонах и на станциях появились плакаты, разъяснявшие, какое наказание грозит за проникновение в объекты инфраструктуры метро . Менее пяти опрошенных смогли вспомнить статьи о руферах, диггерах и зацеперах, которые, на их взгляд, можно назвать удачными и заслуживающими доверия. С учетом того, что в выборке представлены преимущественно люди моложе 30, проживающие в Москве, можно предположить, что в целом уровень осведомленности о теме существенно ниже. Треть опрошенных (34 %) сообщили, что журналистские материалы о нелегальных молодежных субкультурах им неинтересны, 12 % назвали эту тему неважной. При этом около 40 % респондентов прочитали бы репортажи, где журналист наблюдает за представителями субкультуры в «естественной среде», или аналитические материалы, рассматривающие тему с разных точек зрения. 26 % хотели бы видеть в СМИ интервью с представителями субкультур, 23 % — публикации об их традициях и жизни. 28 % опрошенных считают, что освещать экстремальные увлечения молодежи в СМИ нужно в разных жанрах и форматах.Таким образом, низкая осведомленность связана с отсутствием интереса к теме только для части аудитории. В ряде случаев она объясняется недостатком или не очень высоким качеством журналистских материалов в СМИ, откуда читатели и зрители привыкли черпать информацию. Скажем, в онлайн-издании Meduza, которое чаще всего упоминалось опрошенными как основной источник новостей, с 2014 года было 12 публикаций, касающихся руферов (8 из которых — новостные заметки о покраске звезды), и ни одного материала о зацеперах и диггерах. Подытоживая, можно сделать вывод, что аудитория плохо осведомлена о нелегальных экстремальных молодежных субкультурах и связано это в том числе с работой СМИ, а именно с недостаточным или не очень качественным освещением темы в СМИ. Среди основных недочетов журналисткой работы при освещении темы следует отметить фактические ошибки, мистификацию, нарушение этических и правовых норм. Медиапортрет нелегальных молодежных субкультур на данный момент нарисован однобоко, в мрачных или, напротив, романтизированных красках. Запрос некоторой части аудитории на серьезные аналитические материалы по теме, лишенные предвзятости, пока не удовлетворен. 2.2 Особенности взаимодействия с представителями субкультур при подготовке текстов. Интервью — самый распространенный способ сбора информации, в сравнении с двумя другими основными методами — наблюдением и изучением документов. Его популярность объясняется ценностью «живых» свидетельств, наполняющих публикацию красочными и ёмкими деталями и эксклюзивными сведениями. Аудитории интересней читать материал, где есть герои, а не только сухие факты и рассуждения журналиста. Кроме того, встречаться с героями материала требуют нормы этики: «журналист обязан отстаивать <…> права на честный комментарий и критику» и «давать высказаться тем, кто обычно не имеет возможности это сделать». По этой причине важную часть подготовки журналистского материала составляет взаимодействие с его героями — в данном случае, с руферами, диггерами и зацеперами.Представители нелегальных молодежных субкультур неохотно идут на контакт с репортерами. 77 % опрошенных предпочли бы, чтобы об их субкультуре вообще не писали в СМИ, около половины из них отказались бы участвовать в подготовке журналистского материала о своем увлечении. По мнению противников освещения темы, журналистские материалы приводят к популяризации их увлечения и привлекают к нему лишнее внимание. Молодые люди избегают такого рода «рекламы» по ряду причин. Во-первых, большое количество новичков в субкультуре усложняет жизнь остальным. Так, чем более популярным становится руфинг, тем больше молодежи стекается к высоткам, а значит, охрана становится строже, а система безопасности — надежнее. Кроме того, зачастую именно «новички», незнакомые с внутренними правилами субкультуры, создают ее негативный образ. «СМИ привлекает новых «адептов», которые с каждым годом становятся все моложе и отмороженней», — поясняет диггер из Москвы. Во-вторых, респонденты обращают внимание, что вдохновленные журналистскими материалами дети и подростки могут погибнуть, потому как ничего не знают о рисках увлечения и базовых правилах безопасности. «Чем больше о нас пишется, тем больше людей это видят, среди которых — достаточно маленькие дети, которые впоследствии умирают или травмируются из-за того, что не отдают себе отчет, что делать нельзя», — комментирует москвичка-зацепер. В-третьих, освещение темы в СМИ, как отмечают представители субкультуры, может привести к ужесточению законов в их отношении («Меньше освещения в СМИ — меньше интереса законодателя и правоохранительных органов», «Чем дигг известнее, тем больше его прижимают законами», «Излишняя распространенность в СМИ привлечет внимание законодателей, и те обязательно чего-нибудь запретят» и т.п.). В качестве примера некоторые из отвечавших приводят скандал с вокруг двух диггеров, совершивших половой акт в тоннеле метрополитена. Один из них, Андрей Районный, выложил снимки произошедшего в интернет, и информация об этом разлетелась по СМИ. Это повлекло за собой многократное увеличение штрафов за проникновение в метрополитен, а впоследствии — ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статьи 150 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», усиливший ответственность за проникновение на подземные и подводные охраняемые объекты. Другой пример — введение штрафов за зацепинг в Нижегородском метрополитене, последовавшее после того, как СМИ написали о московском трейнсерфере, снявшем на видео поездку снаружи поезда метро и выложившим ее в социальной сети «ВКонтакте». В-четвертых, взаимодействие с журналистами для некоторых молодых людей просто неинтересно («Я не люблю участвовать в таких мероприятиях», «Не заинтересован кому-то что-то объяснять и рассказывать»).Создатели одного из сайтов, посвященных индустриальному туризму, разработали целый раздел для журналистов, где объясняется, почему авторы проекта не хотят сотрудничать со СМИ. Помимо вышеназванных причин (популяризация, риск для новоявленных диггеров) упоминается также нежелание вредить охране места, где будут проводиться съемки. «За любые коммуникации и объекты отвечают совершенно конкретные должностные лица; когда передача, например, будет показана по телевизору, вышеупомянутых товарищей вызовут на ковер и заставят отвечать за то, что они недоглядели и допустили посторонних, да еще и с прессой», — написано на сайте.

Список литературы

Содержит актуальные данные.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022