Вход

Кто из героев римской истории, на Ваш взгляд, в наибольшей степени соответствует идеалам современности

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 234712
Дата создания 04 июня 2016
Страниц 39
Мы сможем обработать ваш заказ 30 ноября в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
2 110руб.
КУПИТЬ

Описание

Введение
Глава 1. «Римская история» Диона Кассия как памятник политической мысли эпохи Северов
1.1. Политические взгляды и культурная идентичность Диона Кассия в контексте «греческого возрождения»
1.2. Читательская аудитория Диона Кассия: римские аристократы» или «греческие провинциалы»?
1.3. Хронология работы Диона Кассия над «Римской историей»
1.4. Социально-политическое развитие Рима в эпоху Северов и некоторые особенности государственной карьеры
Дион Кассия
Глава 2. «Августов век» в концепции идеальной монархии Диона Кассия
2.1. Начало политической карьеры Октавиана Августа в оценке Диона Кассия
2.2. Проблема «историчности» речей Агриппы и Мецената
2.3. Речь Мецената как политическая программа Диона Кассия
2.4. Содержание и значение речи Агриппы
2.5. Сравнительный анализ политических п ...

Содержание

Объектом исследования являются идеологические, ментальные и мировоззренческие процессы и структуры в римском обществе эпохи Принципата, в том числе эволюция общественной идеологии и политического сознания различных социальных и этнических групп.
Предмет исследования - это развиваемая Дионом Кассием концепция монархической власти, характерная для исторической литературы и публицистики эпохи принципата и традиционно включавшая такие элементы как нормы поведения идеального правителя, основные принципы его внутренней и внешней политики, а также представления о путях достижения гармонии верховной власти, властных элит и общества. На примере политических идей Диона Кассия и некоторых его современников рассматривается эволюция этой концепции в контексте социально-политического, идеологического иэтнокультурного развития империи в конце И - первые десятилетия III в. н. э

Введение

Актуальность темы исследования. В последнее время возрос интерес исследователей к античной идеологии власти, которая оказала значительное влияние на политическую мысль стран Европы XVI-XVII вв, и имеет, таким образом, всемирно-историческое значение. В рамках данного направления исследуются идеи, выдвинутые в свое время греческими классиками, а также взгляды римских мыслителей. Римской политической теории посвящено немало специальных работ. Наиболее интенсивно изучается эволюция идеологии императорской власти в I—II вв. н. э.1 Вместе с тем идеи мыслителей более позднего времени изучены в меньшей степени, хотя их труды и, в частности, «Римская история» Диона Кассия, традиционно включаются в перечень источников по реконструкции концепции монархической власти в древнем Риме .
Тема исследования весьма актуальна для отечественного антиковедения, так как, несмотря на то что «Римская история» Диона Кассия считается одним из важнейших источников по политической, государственно-правовой и военной истории Рима, особенно периода поздней республики и раннего принципата , большая часть труда Диона до сих пор не переведена на русский язык, а обширная и разнообразная проблематика, связанная с этим сочинением, в отечественной историографии не получила никакого освещения4. Совершенно иная ситуация наблюдается в современном зарубежно

Фрагмент работы для ознакомления

62 Махлаюк А. В. Большие споры о маленькой речи (о некоторых итогах и проблемах изучения речи Ец РааО&х Псевдо-Аристида) // Вестник ННГУ. Сер. История. Вып. 1 (4). 2004. С. 23-37. Кйгпег Ch. Die Rede Eiq {kxaiXia des Pseudo-Aelius Aristides // MH. 2002. Vol. 59. S. 211-228. мер, Луция Мария Максима - сенатора, известного полководца времен Сеп
63 тимия Севера . Е. М. Штаерман даже пыталась привлечь «Историю Августов» для реконструкции идеологии крупных собственников западных провинций империи III в.64 Однако для настоящего времени более характерна тенденция использовать данное сочинение для реконструкции идеологических процессов конца IV и даже начала V вв. н. э. или же для характеристики римской политической мысли в целом65.
Определенную ценность для данного исследования имеет материал юридического характера66, в частности, сочинения современников Диона Юлия Павла и Ульпиана67, которые дают возможность рассматривать политические идеи историка в контексте государственно-правового развития Рима в эпоху Северов.
Важным дополнением к сведениям античных авторов являются эпиграфические68 и нумизматические69 источники, которые содержат ценный материал по хронологии событий, а также социально-экономическому и идеологическому развитию Римской империи в период современной Диону эпохи Северов. Надписи важны для подтверждения и дополнения данных литературных источников, в то время как монеты, выпущенные римскими правителями, дают образцы репрезентации императорской власти и помогают выявить изменения в характере и идеологии власти императора.
63 Birley A. Septimius Severus. The African Emperor. London, 1971. P. 12-13.
64 Штаерман E.M. Кризис рабовладельческого строя в западных провинциях римской империи. М., 1957. С. 297-306.
65 Альбрехт М. фон. История римской литературы / Пер. А. И. Любжина. Т. 3. М., 2005. С. 1518-1519; Timonen A. Prejudices against provincials in the "Historia Augusta" // Arctos. 1991. Vol. 25. P. 184.; Burian J. Maximinus Thrax: Sein Bild bei Herodian und der Historia Augusta // Philologus. 1988. Bd. 132. H. 2. S. 230-244; Honore T. Scriptor Historiae Augustae //JRS. 1987. Vol. 77. P. 175-176.
66 Corpus Juris Civilis: Vol. I. Institutiones, Digestae / Ed. Th. Mommsen, P. Krtiger. Berlin, 1954.
67 Juris prudentiae anteiustiniani / Ed. E. Husve. Lipsiae, 1986; Юлий Павел. Пять книг сентенций к сыну. Фрагменты Домиция Ульпиана. Превод с латинского Е. М. Штаерман. Отв. ред. и сост. Л. Л. Кофанов. М., 1998; Домиций Ульпиан. Об обязанностях проконсула (Сохранившиеся фрагменты по Palingensia iuris civilis О. Линеля). Вступительная статья, перевод с латинского и примечания А. Л. Смышляева // ВДИ. 1985. № 4. С. 221-233.
68 Corpus inscriptionum latinarum. Consilio et auctoritate Academiae litterarum regiae. Borussicae editum. Berolini et lipsiae: de Gruyter, 1881-1957; L'annee epigraphique. Revue des publications epigraphiques relatives a I'antiquite romaine. Paris, 1990-.
69 Абрамзон М.Г. Монеты как средство пропаганды официальной политики Римской империи М., 1995; Mattingly Н, Coins of the Roman Empire in the British museum. Vol. 1-5. London, 1930- 1950.
Обзор историографии. Наряду с разработкой историко-филологической проблематики труда Диона Кассия, изучением его исторических воззрений, источников, техники историописания70 и т. д. уже в XIX в. исследователи стали обращаться к выяснению политических взглядов и идей историка. Этим вопросам в настоящее время посвящено большое количество работ. Начиная с конца XIX в. и вплоть до 60-х гг. прошлого столетия они рассматривались лишь на материале знаменитой «речи Мецената» (LII. 14-40), которая, согласно Диону, была произнесена в присутствии Августа в 29 г. до н. э. Еще в 1873 г. было сделано предположение, что проект государственного устройства, предложенный в этой речи, подходит скорее для реалий эпохи
11
Северов, нежели для времени Августа . Эта идея получила развитие в диссертации П. Мейера, который полагал, что Дион вложил в уста Мецената собственный проект идеальной монархии (14-40 гл.). По мнению исследователя, древний историк написал этот проект в 229 г. и вставил в уже написанный текст LII книги. В пику просенаторской политике Александра Севера Дион выступает за установление абсолютной монархии, и некоторые из его идей предвосхищают нововведения Диоклетиана72. Выводы П. Мейера попытался опровергнуть М. Хэммонд. Он отметил, что некоторые предложения Мецената, например, проведение lectiones, учреждение сенаторского императорского совета, поддержка традиционной римской религии совпадают с реальными действиями основателя принципата. В то же время М. Хэммонд признает, что ряд деталей программы Мецената (создание должности младшего цензора, введение жалования для всех, кто занимает государственные должности, запрещение местной чеканки монеты и т. д.) не имеют никакого отношения к Августову веку. Появление этих анахронизмов М. Хэммонд объясняет тем, что Дион описывал не только и не столько принципат Авгу
70 О напиравлениях исследования труда Диона см.: Martinelli G. Op. cit. P. 60 f.
71 Rothkegel F. Einige Betrachtungen iiber die Rede des MScenas bei Cassius Dio LII. 14-40 // Progr. des Gymn. zu Gross-Strehlitz. 1783. S. 17. К сожалению, и работа этого автора, и диссертация П. Мейера (Meyer P. De Maecenatis oratione a Dione ficta: Diss. Berlin, 1891.), оказались для меня недоступными, и их выводы знакомы мне по трудам более поздних исследователей: Espinosa Ruiz U. EI problema de la historicidad en le debate Agrippa-Mecenas de Dion Casio // Gerion. 1987. № 5. P. 307; Hammond M. Op. cit. P. 88; Schwartz Ed. Cassius Dio//RE. 1899. Bd.3.Hbd.6. S. 1719-1720.
72 К точке зрения П. Мейера присоединился Э. Шварц (Schwartz Ed. Op. cit. S. 1720). ста, сколько систему принципата в целом, отталкиваясь в первую очередь от реалий своего времени и, таким образом, учитывая те изменения, которые произошли за два столетия развития императорской власти. В то же время автор отвергает вывод П. Мейера о том, что в речи Мецената представлена политическая программа самого Диона Кассия. Речь Мецената - это не «политический памфлет, а обобщающая характеристика принципата, каким он представлялся историку начала III в. н. э.»73 Точку зрения М. Хэммонда поддержал Э. Габба, согласно которому Дион описывает развитие принципата в течение первых двух столетий его существования, но в речи говорится лишь о положительных сторонах системы, и, следовательно, Дион писал о том, какой он сам хотел видеть императорскую власть. К этим рассуждениям Диона подтолкнуло его беспокойство по поводу перехода от «золотой» монархии Марка Аврелия к «железной» монархии Коммода и первых Северов (LXXI. 36. 3—4). Отталкиваясь от достижений первых двух веков развития принципата, Дион предлагает конкретную модель примирения императорской власти и сенаторского сословия, прежде всего, выходцев из восточных областей, заинтересованных в участии в более широком участии в управлении. По мнению Э. Габбы, наиболее благоприятные условия для подобных рассуждений сложились при Александре Севере, т. к. именно на его правление приходится взлет карьеры Диона Кассия и, кроме того, именно в это время происходит «реабилитация» антисеверовской оппозиции74.
В дальнейшем большинство исследователей будут рассматривать речь
75
Мецената как политическую программу Диона Кассия . Правда, интерпретации содержания этой программы, так же как и версии о времени и обстоятельствах ее появления окажутся самыми разными. Так, в течение долгих десятилетий после публикации работы П. Мейера, в литературе господствовало мнение о том, что Дион выступал за сильную императорскую власть. Такой
73 Hammond М. Op. cit. Р. 88-101.
74 Gabba Е. Op. cit. Р. 311-325.
75 Тем не менее, точку зрения М. Хэммонда о том, что дискуссия Агриппы и Мецената отражает лишь проблемы, характерные для системы принципата в целом, разделяет Дж. Рич (Rich J. W. Op. cit. P. 14). точки зрения придерживались, в частности, Дж. Крук76, и отечественная исследовательница Е. М. Штаерман. Последняя полагала, что в речи Мецената представлена программа крупных земельных собственников восточных провинций, которые ратовали за сильное, централизованное государство с неограниченной властью императора, необходимой «для подавления широких эксплуатируемых масс». С этим тесно связаны требования Мецената подавить всякую свободу мысли, религий, философии. Таким образом, по мнению автора, у Диона мы не находим мечты о правителе-философе, столь характерной для предшествующего периода77.
В 1962 г. вышло в свет одно из наиболее обстоятельных исследований речи Мецената, принадлежащее И. Бляйкену. По его мнению, проект идеальной монархии был написан в 229 г. и являлся сенаторской реакцией на ряд негативных тенденций эпохи Северов: утрату сенатом монополии на высшие государственные посты, рост, политического влияния всадников и армии в целом, угрозу изменения состава сената в связи с проникновением в ряды высшего сословия представителей более низких социальных слоев и т.д. Целью Диона было сохранить за сенаторами роль основной опоры императора в государственных делах, а также обеспечить им почетное и привилегированное положение, как во времена Антонинов. В то же время Дион выступал за централизацию власти и поэтому наделил правителя своей идеальной монар
78 хии неограниченными полномочиями .
1960-е годы можно назвать временем «реабилитации» «Римской истории» Диона Кассия. Ранее исследователи давали Диону довольно низкие оценки как историку, полагая, что его сочинение по достоверности, информативности, стилистическому и концептуальному оформлению существенно уступает трудам Ливия и Тацита, и, следовательно, ценность этого труда как исторического источника невелика79. Уже Й. Бляйкен выступает против тако
16 Crook J. A. Consilium principis. Cambridge, 1955. P. 88.
77 Штаерман, E. M. Указ. соч. С. 292-297,^308.
78 Bleicken J. Der politische Standpunkt Dios gegenuber der Monarchic // Hermes. 1962. Bd. 90. H. 4. S. 467.
79 Schwartz E. Op. cit. P. 1689; Позднее Дж. Харрингтон даже поставит Диона в один ряд с такими античными историками как Фукидид, Ливий, Тацит (Harrington J. Op. cit. P. 244). го подхода, подчеркивая, что «Римская история» Диона Кассия является важнейшим источником по истории и раннего Принципата, и эпохи Севе-ров80.
Новый этап начинается с выходом в свет монографии Ф. Миллара, который предпринял комплексное исследование жизни и творчества Диона Кассия. Этот труд способствовал пробуждению интереса исследователей к самым разным аспектам карьеры и литературной деятельности Диона, а также и тем политическим идеям, которые он выразил в своей «Римской истории». Сам Ф. Миллар попытался привлечь для изучения политических взглядов Диона не только выступление Мецената, но и ряд других речей, которыми изобилует "Римская история". Важнейшей их темой он считает поведение правителя. Наиболее полное ее развитие дает диалог между Августом и Ливией по поводу заговора Гнея Корнелия Цинны. Представленная здесь трактовка данной проблемы могла быть заимствована у Сенеки. Такая реминисценция была нормальной практикой для историков античности. Полагая, что столь большое внимание, какое Дион уделяет персоне правителя, является отражением актуальных проблем политической жизни эпохи Северов, Ф. Миллар, тем не менее, называет рассуждения Диона на данную тему «банальными и неоригинальными». Их появление на страницах труда Диона обусловлено требованиями литературного стиля. Эти «общие места» характеризуют не столько политические взгляды автора, сколько его знакомство с античной политической философией. Единственное место, где серьезно обсуждаются актуальные для эпохи Северов проблемы, - это спор Агриппы и Мецената. Данный эпизод исследователь считает самостоятельным литературным произведением («пропагандистским памфлетом»), которое Дион мог прочесть в присутствии Каракаллы в 214 г., когда он был в Никомедии в качестве comes императора. Рекомендации императору, содержащиеся в этом сочинении, состоят из таких "общих мест", как необходимость быть экономным, отказываться от чрезмерных почестей, выступать в качестве образца
80 Bleicken Op. cit. P. 444. для подданных и т. д. Самое большее, на что могут надеяться те, кто живут при единоличной власти, - это сохранение личной безопасности и определенной доли достоинства. «Дион, единственный из авторов императорского времени, выразил такое желание не в виде ханжеских восхвалений добродетели и сдержанности, но в форме последовательного плана, посредством которого отношения между императором и правящим классом могли бы быть о 1 поставлены на безопасное и удовлетворительное основание» .
Вслед за Ф. Милларом комплексное исследование речей Диона Кассия предпринял А. В. фон Штекеленбург. По его мнению, Дион использует речи не для того, чтобы прояснить историческую ситуацию, но с тем, чтобы представить свои поучающие рассуждения. А. В. фон Штекеленбург пытается опровергнуть восходящее к П. Мейеру представление о том, что речь Мецената является «атакой» Диона на просенаторскую политику Александра Севера. По мнению исследователя, речь можно назвать «антисенаторской» только в том смысле, что она является антиреспубликанской. Главная же цель предложений Мецената - обеспечить сенату более высокое положение по сравнению с всадническим сословием. Несмотря на личные сложности во взаимоотношениях с императорами, Дион не теряет веры в принципат и считает его более предпочтительной формой правления по сравнению с республикой82.
Речи «Августова века» рассматривает также Б. Манувальд, который полагает, что концепция идеальной монархии находит отражение не только в речи Мецената, но и в диалоге Ливии и Августа .
Дж. Харрингтон обратил внимание на сходство между образами Окта-виана Августа и Септимия Севера в «Римской истории». По его мнению, Дион хотел представить Септимия Севера вторым Августом для того, чтобы повилять либо на самого основателя новой династии, либо на Александра Севе
81 Millar F. A. Op. cit. Р. 78,83, 84, 111.
82 Stekelenburg А. V. van. Op. cit. P. 110-120, 152-153.
83 Manuwald B. Cassius Dio und Augustus: philologische Untersuhungen zu den BUchern 45-56 des dionischen Geschichtswerkes. Wiesbaden, 1979. S. 124. pa. Историк надеялся, что император будет следовать примеру Августа и со
84 хранит за сенаторами их традиционные привилегии .
Ч. Летта охарактеризовал речь Мецената как размышления, относящиеся к сфере политической теории. Стимулом этих размышлений стали не только тенденции развития императорской власти в эпоху Северов, но также политический курс Александра Севера. Дион положил в основу своего проекта ряд начинаний юного императора, но расширил и дополнил их с учетом интересов сенаторского сословия85.
В 1980-е гг. исследователи стали проявлять интерес к речи Агриппы, которая также входит в состав LII книги и предшествует речи Мецената. Долгое время считалось, что рассуждения Агриппы - это лишь набор риторических клише, не имеющих ничего общего с политическими идеями самого Диона86. У. Эспиноза Руис пытается опровергнуть это устойчивое мнение. Исследователь приходит к выводу, что речи Агриппы и Мецената не только не противоречат друг другу, но образуют единое целое, единую концепцию идеального государственного строя, суть которой состояла в совмещении «монархии» и «демократии». Под «монархией» Дион понимает принципат, т. е. императорское правление, но в согласии с сенаторами. Термин бтрокрста в «Римской истории» имеет два значения. Им обозначается с одной стороны юридическое понятие res publica (государство, общественное благо), а с другой - морально-этическая категория libertas (свобода). Вот почему демократия совместима с монархией (принципатом) и несовместима с бшастте'ш87 и тират?. Принцепс гарантирует поддержание res publica и
84 Harrington J. Op. cit. P. 216-217.
85 Letta C. La composizione dell'opera di Cassio Dione: cronologia e sfondo storico-politico // Troiani L., Noe E., Letta C. Ricerche di storiografia greca di eta romana. Pisa, 1979. P. 168-169.
86 Наиболее показательна в этом отношении статья П. МакКечни: McKechnie, P. Cassius Dio's speech of Agrippa: a realistic alternative to imperial government? // G&R. 1981. Vol. 38. № 2. P. 150-155. Исключением является краткая работа Дж. Берригана, который пришел к выводу, что речь Агриппы более убедительна, чем речь Мецената, а идеалом самого Диона была демократия. Berrigan J. R. Dio Cassius' Defense of Democracy // CB. 1968. Vol. 44. P. 42-45.
87 Термин SwaaTeia, имеющий различные оттенки («влиятельность», «могущество», «самовластие», «олигархия»), у Диона подчеркивает экстраординарный характер власти как ряда позднереспубликанских лидеров (например, Помпея (XXXIX. 55. 2), Юлия Цезаря (XLI. 17. 3), Октавиана и Антония (XLV. 11.2), так и некоторых современников Диона (например, префекта претория Плавциана (LXXV. 15. 4). См.: Kuhn-Chen В. Op. cit. S. 191 f.; EspinosaRuiz U. Debate Agrippa-Mecenas. P. 59-60. обеспечение libertas (именно так поступают Марк Аврелий и Пертинакс), а при бшасттаа и тират? res publica превращаются в privata, a libertas - в servitudo (как, например, при Коммоде и Каракалле). Концепция Диона имеет римские корни и сопоставима с рассуждениями Тацита о том, что при Нерве в отличие от его предшественников стало возможным совмещение principalis и libertas (Agr. 3. 1). Концепция идеальной монархии Диона Кассия состоит из двух частей: представленное в речи Агриппы теоретическое обоснование права сенаторов на политическое господство и содержащаяся в речи Мецената программа конкретных государственных преобразований, которые бы закрепили это господство. Это единый проект, который был разработан в период правления Элагабала группой сенаторов, находящихся в оппозиции императору. Оппозиционеры не ставили под сомнение власть императора. Гораздо больше их волновал другой вопрос - кому будут делегированы полномочия. В этом отношении речи носят явный антивсаднический характер, поскольку в эпоху Северов именно всадники становятся «главными соперниками сенаторов». Таким образом, проект отражает борьбу сенаторов за сохранение своего статуса правящего сословия. По версии У. Эспинозы Руиса, речи Агриппы и Мецената были написаны не позднее 222 г., а точнее до утверждения на престоле Александра Севера. Возможно, именно борьба за осуществление политической программы, представленной в речах, способствовала
88 изменению политического курса при новом императоре .
Д. Фехнер, так же как и У. Эспиноза Руис, полемизирует с теми исследователями, которые рассматривают речь Агриппы не как полноценную часть дискуссии, а как краткое вступление для придания контраста с речью Мецената, где изложена официальная идеология труда. Исследователю представляется неоправданным устоявшееся мнение о слабости аргументов Агриппы и интерпретация этих аргументов как традиционных рассуждений о

Список литературы

1. ИСТОЧНИКИ 1. Публикации надписей и монет
2. Corpus inscriptionum latinarum. Consilio et auctoritate Academiae litterarum regiae. Borussicae editum. Berolini et Lipsiae: de Gruyter, 1881-1957.
3. L'annee epigraphique. Revue des publications epigraphiques relatives a l'antiquite romaine. Paris, 1990-.
4. Mattingly, H. Coins of the Roman Empire in the British Museum / H. Mattingly. Vol. 1-5. - London: British Museum Publications Ltd, 1930-1950.
5. Литературные и юридические источники
6. Aelii Aristidis Smyrnaei quae supersunt omnia / Ed. B. Keil. Vol. 1-2. -Berolini: Weidmannos, 1898.
7. Appianus. Appiani Historia Romana / Ed. P. Viereck et A.G. Roos. Editio stereotypa correctior addenda et corrigenda adiecit E. Gabba. - Vol. 1-2. -Lipsiae: Teubner, 1962.
8. Cicero, M. Tullius. M. Tullii Ciceronis De legibus libri tres / Rec. C.F.W. Mueller. Editio stereotypa. - Lipsiae: Teubner, 1897. - VII, 220 p.
9. Cicero, M. Tullius. M. Tullii Ciceronis De officiis libri tres / Rec. C.F.W. Mueller. Lipsiae: Teubner, 1889.
10. Cicero, M. Tullius. M. Tullii Ciceronis Librorum de Re publica sex quae supersunt / Rec. C. F. W. Mueller. Lipsiae: Teubner, 1881. - 196 p.
11. Corpus Juris Civilis: Vol. I. Institutiones, Digestae / Ed. Th. Mommsen, P. Kriiger. Berlin, 1954. - 885 p.
12. Corpus Juris Civilis: Vol. II. Codex Justinianus / Ed. P. Kriiger. Berlin, 1954.
13. Dio Chrysostom. In 5 volumes / With an English translation by J.W. Cohoon. L.: W. Heinemann, 1961-1977.
14. Dio's Roman History in nine Volumes / with Eng. transl. by E. Cary. -London-Cambridge (Mass.), 1914-1927.
15. Flavii Philostrati opera / Ed. C. L. Kaiser. Vol. I - Lipsiae: Teubner, 1870. -372 s.
16. Herodotus. Herodoti Historiarum libri IX / Ed. H.R. Dietsch. Editio altera.- Curavit H. Kallenber^. Vol. I—II. - Lipsiae: Teubner, 1885-1887.
17. Horatius, Q. Flaccus. Q. Horatii Flacci Carmina / Iterum recognovit L. Mueller. Lipsiae: Teubner, 1881.- LXXVIII, 295 p.
18. Herodianus. Herodiani Ab excessu divi Marci libri octo / Ed. K. Stavenhagen. Lipsiae: Teubner, 1922.
19. Herodotus. Herodoti Historiarum libri IX / Ed. H.R. Dietsch.— Editio altera.- Curavit H. Kallenberg. Vol. I—II. - Lipsiae: Teubner, 1885-1887.
20. Iuris prudentiae anteiustiniani / Ed. E. Husve. Lipsiae; Teubner, 1986.
21. Livius Titus. History: In 13 volumes / With an English translation by B.O. Fister. Cambridge (Mass.): Harvard Univ. Press, 1926-1943.
22. Menander Rhetor. Пер!' Етбаклчшу // Rhetores Graeci / Ed. L. Spengel. -Vol. III. Lipsiae: Teubner, 1898. P. 368-446.
23. P. Cornelii Taciti libri supersunt / Ed. Koestermann. T. 1-2. - Lipsiae: Tuebner, 1952.
24. Photii bibliothecae cod. LXXI // Dionis Cassii Cocceiani Historia Romana / Cum annotationibus Ludovici Dindorfii. Vol. V. - Lipsiae: Tuebner, 1865.- P. XLIX-L.
25. Scriptores Historiae Augustae / Ed. E. Hohl. Vol. I—II. - Lipsiae: Teubner, 1955-1965.
26. Seneca, L. Annaeus. Ad Lucilium epistulae morales: In 3 volumes / With an English translation by R.M. Gummere. L.; N. Y.: W. Heinemann; G.P. Putnam's sons, 1917-1922.
27. Seneca, L. A. Opera quae supersunt / Rec. F. Haase. Vol. I-II. -Lipsiae :Tuebner, 1871-1872.
28. Suetonius. C. Suetonii Tranquilli Caesares / Ed. M. Ihm. Lipsiae: Teubner, 1908.-XIV, 362 p.
29. Tacitus, P. Cornelius. P. Corneli Taciti Libri qui supersunt / Ed. E. Koestermann. Vol. I-II. - Lipsiae: Teubner, 1957-1969.
30. Thucydidis Historiae / Rec. C. Hude. Vol. I-II. - Lipsiae: Teubner, 1901.
31. Vellei Paterculi Historiarum ad M. Vinicium consulem / Rec. W.S. Watt. -Lipsiae: Teubner, 1988. XLI, 236 p.
32. Xenophontis Institutio Cyri / Rec. A. Hug. Editio minor stereotypa. -Lipsiae: Teubner, 1900. -XII, 344 p.
33. Xenophontis Scripta minora. Fasciculus posterior opuscula politica equestria venatica continens / Post L. Dindorf edidit Fr. Ruehl. Lipsiae: Teubner, 1912.-XXIV, 200 p.
34. Zonaras, Iohannes. Epitomae historiarum libri XVIII / Cum Caroli Lucangii suisque annotationibus edidit L. Dindorf. Vol. I-II. - Lipsiae: Teubner, 1869.
35. Zosime. Histoire nouvelle / Texte etabli et traduit par Paschond F. P. Partes. 1-3. - P.: Les Belles Lettres, 1971-1989.
36. Переводы источников на русский язык
37. Аристотель. Сочинения: В 4-х т. Т. 4 / Пер с древнегеч.; Общ. ред. А. И. Доватура. М.: Мысль, 1984. - 832 с.
38. Геродиан. История императорской власти после Марка / Пер. А. И. До-ватура. М.: Росспэн, 1996. - 268 с.
39. Геродот. История: В 9 кн. / Пер. и примеч. Г. А. Стратановского. М.: Науч.- изд. центр "Ладомир", 1993. - 599 с.
40. Дигесты Юстиниана. Т. I. Книги I-IV / Пер. с лат.; Отв. ред. Л. Л. Кофанов. М.: «Статут», 2002. - 584 с.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022