Вход

Правовой статус следователя РФ

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 233151
Дата создания 13 июня 2016
Страниц 76
Мы сможем обработать ваш заказ 5 декабря в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
3 330руб.
КУПИТЬ

Описание

Дипломная работа по предмету Уголовный процесс, работа имеет высокую актуальность, тема очень редкая. ...

Содержание

ВВЕДЕНИЕ 3
ГЛАВА 1.ПОНЯТИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ 6
1.1.Общие характеристики предварительного следствия. 6
1.2. История становления следствия в России 10
1.3.Статус следователя в настоящее время 26
ГЛАВА 2.ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ВЕДЕНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ 35
2.1 Органы, осуществляющие производство по уголовным делам и досудебное производство в США 35
2.2. Предварительное расследование в ФРГ 40
2.2. Органы, осуществляющие производство по уголовным делам и порядок производства дознания, в Республики Франция 44
ГЛАВА 3. ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СЛЕДСТВЕННОГО АППАРАТА И СЛЕДСТВИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 48
3.1.Характеристика работы следователя и следственной практики, в современной России 48
3.2.Способы развития и усовершенствования следственного аппарата РФ 60
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 66
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 73

Введение

ВВЕДЕНИЕ


Современный этап развития российского общества характеризуется крупнейшими преобразованиями государства и его правовой системы. Идет процесс формирования России как правового, демократического, су-веренного государства, признающего приоритет общечеловеческих ценно-стей и международного права.
Для правового государства характерно верховенство общечеловече-ских ценностей. Конституция РФ ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает эффективную охрану и защиту этих прав.
Правоохранительная деятельность – это деятельность государствен-ных органов, основной функцией которых является охрана законности и правопорядка, защита прав и свобод человека, борьба с преступностью, а так же их предупреждение и профилактик а, которая осуществляется в со-ответствии с законом лицами, состоящими на службе в правоохранитель-ных органах и имеющие специальную профессиональную подготовку.
Актуальность темы «Правовой статус следователя» обусловлена тем, что ϲ принятием и вϲтуплением в ϲилу УПК РФ, реформирование уголов-но-процеϲϲуального законодательϲтва, проводимое в рамках общей ϲудеб-но-правовой реформы, оказалось далеко не завершенным. Уже принято большое количество федеральных законов, вноϲящих изменения и допол-нения в отдельные положения УПК РФ, и имеютϲя вϲе оϲнования полагать, что в ближайшей и отдаленной перϲпективах, эти тенденции ϲохранятϲя и получат дальнейшее развитие.
Первые результаты дейϲтвия УПК РФ позволяют проанализировать практику его применения, выявить проблемы процеϲϲуаль-ной деятельноϲти ϲледователя и требуют проведения дальнейших научных иϲϲледований, направленных на ϲовершенϲтвование уголовно-процеϲϲуального законодательϲтва в целом, и правового регулирования процеϲϲуального ϲтатуϲа ϲледователя в частности.
Изменение уголовно-процессуальной политики и законодательϲтва, раϲширение ϲоϲтязательных начал повлекли переϲмотр процеϲϲуальной роли каждого из ϲубъектов уголовного ϲудопроизводϲтва. По Уголовно-процеϲϲуальному кодекϲу Роϲϲийϲкой Федерации ϲледователь предϲтавлен как учаϲтник уголовного ϲудопроизводϲтва ϲо ϲтороны обвинения, наряду ϲ прокурором, руководителем следственного органа, дознавателем, потер-певшим и др. Таким образом, ϲ точки зрения законодателя в наϲтоящее время ϲледователь наделен только функцией обвинения (уголовно-го преϲледования), ϲ чем целый ряд авторов не ϲоглашаетϲя. Это ϲвязано ϲ тем, что закон (ϲт. 6 УПК РФ) также нацеливает ϲледователя на воϲϲтанов-ление доброго имени лиц, не причаϲтных к ϲовершению преϲтуплений. В ϲлучае, когда уголовное преϲледование не нашло ϲвоего подтверждения, ϲледователь должен отказатьϲя от него и принять меры по реабилита-ции незаконно и необоϲнованно подвергнутых уголовно-му преϲледованию лиц. Доϲтаточно негативная обϲтановка ϲкладываетϲя ϲ обеϲпечением процеϲϲуальной ϲамоϲтоятельноϲти ϲледователя. Ее рамки в дейϲтвующем законодательϲтве значительно ϲнижены, что отрицательно влияет на ход предварительного раϲϲледования, а ϲоответϲтвенно и дости-жение задач уголовного ϲудопроизводства.
В юридичеϲкой литературе также выϲказываетϲя мнение о необходи-моϲти лишения ϲледователя полномочий по прекращению уголовного дела и передачи их иϲключительно ϲуду. В ϲвязи ϲ этим на ϲовременном этапе развития уголовно-процеϲϲуального законодательϲтва оϲтаютϲя ϲпорными многие теоретичеϲкие и нормативные положения, каϲающиеϲя процеϲϲу-ального ϲтатуϲа ϲледователя.
Вопросами следственной деятельности занимались многие отече-ственные ученые, среди которых: В.П. Божьев, А.Д. Бойков, Н.В. Жогин, Л.М. Карнеева, И.И. Карпец, А.Н. Колесниченко, С.П. Митричева, В.А. Михайлов, С.А. Новиков, Т.Д. Пан. И.Ф. Пантелеева, В.И. Рохлин, М.С. Строгович, Ф.Н. Фаткуллин, А.Г. Халиулин, А.А. Чувилев, В.В. Шима-новский и многие другие.
Вместе с тем на сегодняшний день с учетом реформирования след-ственного аппарата, назрела необходимость анализа как самих понятий следчтвенных действий и предварительного следствия, так и полномочий следователя с целью выработки единообразной практики и методик от-дельных действий следователя в ходе досудебного производства.
Исходя из процессуального статуса следователя, под следственной деятельностью мы понимаем – вид государственной деятельности, осу-ществляемой специально уполномоченными должностными лицами пред-варительного следствия и дознания на досудебных стадиях уголовного су-допроизводства, с соблюдением регламентируемых законом оснований и условий, отвечающей нормам морали и нравственности, непосредственно направленной на достижение назначения уголовного судопроизводства.

Фрагмент работы для ознакомления

Вопросы законности и обеспечения прав личности отодвигались при этом на второй план. Критики этой модели справедливо указывали, что суть ее - в подмене презумпции невиновности, усилении полицейской власти, ослабление правового и судебного контроля над деятельностью карательных органов.
Дальнейшее существование «доктрины контроля над преступностью» ставило под угрозу демократические, конституционные принципы уголовного процесса. В 1970 году была разработана и внедрена третья модель - «модель Гриффитса», или «доктрина контроля над преступностью, посягающей на интересы личности».
Суть ее заключалась в том, что государству вменялось в обязанность охранять личность как от преступности в любых ее проявлениях, так и от посягательств «собственных», государственных органов.
Данная доктрина органически восприняла позитивные достижения обеих первых моделей. Согласно базовым идеям этой концепции, нашедших конкретное отражение в ряде законодательных актах в области уголовного права и уголовного процесса (нормы обеих отраслей зачастую содержаться в одном нормативном акте), уголовное судопроизводство в США приняло тот вид, который существует на сегодняшний день.
Основными мерами процессуального принуждения, применяемыми по решению суда, в США считаются арест и обыск. Это - следственные действия, от которых, согласно англо-саксонской процессуальной традиции, во многом зависит успешное завершение уголовного преследования.
Для проведения таковых необходимо получить специальное судебное разрешение - ордер. Вопрос о выдаче ордера на арест или обыск возбуждается полицией. Как верно отмечает один из исследователей уголовного процесса США, М.А. Пешков, полицейский в данном случае «выступает в качестве арбитра социальных ценностей, поскольку он встречает ситуацию за ситуацией, в которых применение таких мер, как арест или обыск, является спорной линией поведения».
Именно от полицейского, ведущего предварительное расследование, зависит, достаточны ли собранные им же данные для применения к конкретному лицу мер процессуального принуждения; не последнюю роль играют в такой ситуации и внутренние убеждения полицейского. В 1968 г. Конгресс США принял Федеральный закон о магистратах (Federal Magistrate aet), в соответствии с которым была установлена должность магистра США. Эти магистры, назначаемые федеральными судьями, поднадзорные по отношению к ним, выполняют самые разнообразные функции - от судебной неразберихи до юридических функций: заслушивание мелких дел, выдача ордера на обыск, получение петиций от заключенных и многое другое.
В странах, принадлежащих к анг­лосаксонской правовой семье, досудеб­ное производство по делу вынесено за рамки уголовного процесса. Пред­варительное расследование осуществ­ляется в непроцессуальной форме, мо­жет быть начато ех officio.
В разделе 18 Свода законов США “Преступле­ния и уголовный процесс” и в Феде­ральных правилах уголовного процес­са в окружных судах США невозмож­но обнаружить норм, регулирующих момент начала осуществления уголов­ного преследования. Обязанность по­лиции действовать в случае поступ­ления заявлений граждан или иной информации о том, что совершено или планируется совершение преступле­ния, закреплена не в уголовно-процес­суальном законодательстве, а в зако­нодательстве, регламентирующем пра­ва и обязанности полиции.
Уголовное преследование в соответствии с зако­нодательством США начинается с со­ставления сотрудником полиции или иным органом расследования заявле­ния (complaint), которое направляет­ся независимому магистрату, о выда­че ордера на арест лица или обыск за­нимаемых им помещений. Такое заяв­ление не является формальным актом возбуждения уголовного дела.
На ос­новании заявления магистрат выдает ордер на арест или обыск, который является начальным актом обвинения и единственным документом, фикси­рующим начало официального произ­водства по делу. Но обращение к ма­гистрату практически бесполезно, если заявление не санкционировано проку­рором, которому оно предоставляется для утверждения вместе с материа­лами проведенного полицией рассле­дования, ведь последующий отказ об­винителя осуществлять уголовное пре­следование на основе ордера, выдан­ного вопреки его пожеланиям, лиша­ет этот ордер смысла.
В соответствии с правилом 4 Федеральных правил уголовного процесса в окружных су­дах США, если есть достаточные ос­нования полагать, что лицо соверши­ло преступление, то выдается ордер на арест, который может быть испол­нен любым уполномоченным лицом (имеются в виду сотрудники правоох­ранительных органов), либо же, по просьбе прокурора, выдается повест­ка (summons), которая является офи­циальным документом, обязывающим гражданина явиться к судье. В слу­чае неявки выдается ордер на арест.
Что же касается совершения всех иных действий по сбору информации о преступлении, то они никак не свя­заны с принятием какого-либо общего решения о возбуждении уголовного преследования. Для каждого действия, связанного с ограничением прав граж­дан (обыск, прослушивание перегово­ров), существуют свои условия, при которых допускается его проведение (обычно формулирующиеся как “на­личие достаточных оснований пола­гать”, что в результате проведения такого мероприятия может быть об­наружен скрывающийся преступник либо информация, способствующая раскрытию преступления).
Ордер на проведение этих действий выдает­ся судом на строго определенный срок. Общего срока проведения пред­варительного расследования не суще­ствует. Необходимость принятия спе­циального решения о возбуждении дела отсутствует еще и в силу того, что в процессе предварительного рас­следования не возникают доказатель­ства, как при проведении предвари­тельного расследования по континен­тальной модели, а всего лишь инфор­мация, которая получит статус дока­зательства только в ходе судебного за­седания.
Поэтому совершенно не важ­но, в какой именно момент получена та или иная информация, главное, что­бы при ее получении не были нару­шены требования законодательства.
Примером, иллюстрирующим от­сутствие необходимости в принятии специального решения о возбуждении уголовного преследования в англосак­сонской системе, является наличие в ней такого института, как граждан­ский арест или гражданский обыск.
Любой гражданин при наличии у него оснований полагать, что совершается преступление или преступник нахо­дится в определенном месте, имеет право без участия органов власти и без получения судебного ордера про­вести “гражданский” обыск или арест, результаты которого в случае подтвер­ждения наличия у гражданина доста­точных оснований для проведения та­кого гражданского “следственного дей­ствия” используются в суде наравне с прочей информацией, полученной по­лицией в ходе официального рассле­дования9, то есть уголовное преследо­вание в таких случаях фактически начинается без участия органа госу­дарства.
Что касается стран, принадлежа­щих к континентальной правовой се­мье, то, с одной стороны, досудебная часть уголовного процесса большин­ства стран континентальной Европы в общих чертах схожа с российской. В частности, предварительное рассле­дование регламентировано уголовно­-процессуальным законодательством, в ходе предварительного расследова­ния появляются доказательства.
С другой стороны, процедура возбуж­дения уголовного преследования отлич­на от российской. В качестве типично­го примера приведем уголовно-процес­суальное законодательство ФРГ.
2.2. Предварительное расследование в ФРГ
В уголовном процессе ФРГ стадия возбуждения уголовного дела как са­мостоятельная стадия уголовного про­цесса отсутствует. Ст. 158 УПК ФРГ10 гласит, что информация о совершении преступления или заявление о воз­буждении уголовного преследования могут быть заявлены устно или в пись­менной форме в государственную про­куратуру, учреждения полиции или местный суд.
Устная информация дол­жна быть записана. Также в соответ­ствии со ст. 159 УПК ФРГ органы госу­дарственной прокуратуры или местный суд должны быть немедленно проин­формированы, если есть подозрения, что лицо умерло неестественной смер­тью или найден неопознанный труп. В таких случаях захоронение тела воз­можно только по письменному разре­шению государственной прокуратуры25.
Немедленно после получения информации из любого ис­точника о том, что совершено или го­товится преступление, прокуратура должна начать расследование, целью которого является установление осно­ваний для предъявления публичного обвинения.
Именно момент получения информации о совершенном или гото­вящемся преступлении фактически является началом осуществления уго­ловного преследования, аналогичным стадии возбуждения уголовного дела по российскому законодательству.
В ходе такого расследования подле­жат установлению не только обвиня­ющие, но и оправдывающие обстоя­тельства. Для этих целей прокурату­ра, в соответствии со ст. 161 УПК, имеет право запрашивать информа­цию у любых органов власти, прово­дить любые расследования самостоя­тельно или через органы полиции. Полиция обязана выполнять задания прокуратуры.
Однако статья 163 УПК, которая обязывает полицию проводить расследование преступлений и прини­мать все меры, чтобы предотвратить скрытие фактов, фактически перекла­дывает все бремя проведения предва­рительного расследования на плечи полиции. Именно полиция расследует большинство уголовных дел, а на долю прокуратуры приходится всего лишь около 2%. Все результаты полицейс­кого расследования подлежат немед­ленной передаче в прокуратуру.
Как мы видим, по УПК ФРГ момент нача­ла производства по делу совпадает с моментом поступления информации о преступлении в органы, осуществ­ляющие уголовное преследование, но никакого специального процессу­ального решения по этому поводу не принимается.
Необходимость четко обозначить момент начала расследо­вания отсутствует, так как, во-первых, отсутствуют какие-либо сроки, огра­ничивающие длительность производ­ства по делу, а во-вторых, органы рас­следования (полиция) не приобретают каких-либо дополнительных полномо­чий по применению мер, ограничива­ющих права и свободы граждан, в свя­зи с началом производства по делу.
Сроки установлены только для содер­жания под стражей, причем решение о заключении лица под стражу при­нимается судом. Следует отметить, что процессуальных решений вообще и принимаемых органами, проводящи­ми расследование, в частности в уго­ловном процессе ФРГ меньше, чем в российском.
В ФРГ отсутствует предварительное следствие в российском его значении, а расследование преступлений осуществляется в виде дознания, проводимого, в основном, прокуратурой, или полицией под руководством прокуратуры.
В связи с чем можно сказать, что германское предварительное производство в значительной степени более розыскное, нежели во Франции. Исходя из норм УПК ФРГ, возможно выделить следующие виды мер принуждения:
1) длительное наблюдение;
2) кратковременное задержание;
3) помещение обвиняемого для наблюдения в психиатрическую больницу;
4) телесное освидетельствование, взятие пробы крови; анализ ДНК, установление личности по ДНК и сохранение идентифицированных образцов ДНК;
5) фотографирование и снятие отпечатков пальцев;
6) освидетельствование других лиц;
7) обеспечение сохранности (выемка);
8) контроль над телекоммуникациями;
9) обыск;
10) установление личности;
11) объявление в розыск;
12) контрольные пункты на улицах;
13) всеобщая полицейско-розыскная проверка;
14) систематический розыск преступников при помощи электронной системы обработки данных;
15) использование технических средств (например, прослушивающие устройства, киносъемка);
16) внедрение тайного агента,
17) временное лишение водительских прав. Как видим, в отличие от уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, система мер принуждения в уголовном процессе ФРГ носит комплексный характер, впитывая в себя институты смежных отраслевых норм.
Органом судебного контроля на досудебной стадии (дознании) является следственный судья, который вовлекается в процесс в двух случаях: при вынесении постановления о применении мер принуждения и в случаях обеспечения доказательств.
Причем под судебный контроль следственного судьи обязательно подпадают следующие меры принуждения: обеспечение сохранности (выемка); контроль над телекоммуникациями; использование технических средств; обыск; временное лишение водительских прав; использование тайного агента в отношении конкретного обвиняемого или для входа в жилище; предварительное заключение.
Однако уголовный процесс ФРГ допускает применение аналогии, в связи с чем следственному судье можно обжаловать практически все применяемые меры принуждения, в том числе при несогласии с видом или способом их осуществления.
При проведении проверки о производстве мер принуждения следственный судья ограничен определенными рамками, а именно: он должен проверить лишь законность и допустимость данной меры принуждения, вопросы необходимости, соразмерности или целесообразности не входят в его компетенцию, так как это находится в ведении прокуратуры.
Если же он вовлечен в процесс для обеспечения доказательства, например, прокуратура ходатайствует о допросе обвиняемого следственным судьей, то он также не вправе отказать ей в этом.
2.2. Органы, осуществляющие производство по уголовным делам и порядок производства дознания, в Республики Франция
Говоря о досудебной части уголов­ного процесса Франции, необходимо отметить, что система досудебного производства достаточно сложна. Предварительное расследование явля­ется частью уголовного процесса и регламентировано уголовно-процес­суальным законодательством.
В ре­зультате расследования собираются доказательства, которые представля­ются в суд. По УПК Франции объем полномочий и порядок действий орга­нов расследования (к которым отно­сится судебная полиция и следствен­ные судьи) зависит от нескольких факторов: во-первых, от тяжести со­вершенного преступления, во-вторых, от обстоятельств совершения преступ­ления (отличаются права и полномо­чия полиции по расследованию так на­зываемых “явных преступлений” и тех преступлений, которые не подпадают под эту категорию), в-третьих, от ус­мотрения прокурора, который может дать указание об обязательном про­ведении предварительного расследо­вания в форме предварительного след­ствия, если посчитает нужным.
Од­нако общим для всех видов предвари­тельного расследования является то, что предварительное заключение как мера пресечения назначается только следственным судьей, иные меры про­цессуального принуждения применя­ются под контролем прокурора.
В слу­чаях же проведения так называемого предварительного дознания (наименее формализованного вида предваритель­ного расследования), судебная поли­ция лишена возможности производить следственные действия, затрагиваю­щие права граждан (обыск, осмотр, ос­видетельствование), без получения согласия самих граждан.
В трех рассмотренных нами систе­мах досудебного производства по делу можно обнаружить общую черту, свя­занную с моментом возбуждения уго­ловного преследования.
В соответствии с уголовно-процессуальным законода­тельством ФРГ и Франции и с приня­той в США практикой момент, с ко­торого становится возможным приме­нение мер процессуального принужде­ния, связан с появлением фигуры об­виняемого (подозреваемого) и вступле­нием в расследование обвинителя.
При­чем этот обвинитель не является ра­ботником полиции, в его задачи не вхо­дит сбор информации, а только ее про­цессуальное закрепление и приведение в систему для направления дела в суд.
Из всего сказанного выше становит­ся ясно, что процедура возбуждения уголовного преследования (в нашем понимании данного понятия) в стра­нах, принадлежащих как к континен­тальной, так и к англосаксонской пра­вовой семье, существенно отличается от российской. Возникает вопрос, в чем же причина такого серьезного отли­чия.
Нам представляется, что она зак­лючается в различии систем деятель­ности государственных органов при производстве по уголовным делам. Во всех рассмотренных нами системах функции раскрытия преступления и подготовки дела к судебному слу­шанию разделены гораздо более чет­ко, чем в российской системе.
В новом УПК РФ следователь и дознаватель, производящие предварительное рас­следование, отнесены к стороне обви­нения.
Деятельность же представите­лей стороны обвинения (которая пред­ставлена прокурорскими работниками или следственными судьями) в систе­мах уголовного процесса большинства зарубежных стран связана с подготов­кой материалов дела для представле­ния его в суд. И атторней в США, и следственный судья во Франции, и прокурор в ФРГ вступают в дело, когда полицией уже установлено лицо, совершившее преступление, опреде­лен круг свидетелей, проведены иные мероприятия, направленные на сбор информации, когда сотрудник полиции либо иного органа дознания совершен­но четко представляет себе, какое именно деяние, кто, когда и при ка­ких обстоятельствах совершил, может указать на свидетелей, представить результаты научных исследований (экспертиз).
И только с момента вступ­ления в дело обвинителя возникает возможность применения каких-либо мер принуждения как в отношении подозреваемого, так и в отношении иных лиц в связи с расследованием по уголовному делу, то есть возбуж­дается уголовное преследование.
Та­кая процедура позволяет широко ис­пользовать возможности органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность, при производстве пред­варительного расследования.
Практи­ка зарубежных государств показыва­ет, что это позволяет ускорить проце­дуру предварительного расследования и способствует более быстрому и пол­ному раскрытию и расследованию пре­ступлений.
В российской системе следователь принимает дело к своему производству в момент, когда стало известно о со­вершении преступления. Именно сле­дователь начинает уголовное пресле­дование с момента возбуждения уго­ловного дела.
Он по существу должен совмещать две функции — полицейс­кую (розыскную) и функцию подготов­ки материалов дела для суда. Конеч­но, существует орган дознания, который осуществляет оперативно-розыскные мероприятия по делу, однако в отличие от УПК РСФСР, где на орган дознания в ст. 118 прямо возлагалась обязанность по принятию мер по об­наружению лиц, совершивших пре­ступления, в новом УПК похожие по­ложения отсутствуют, то есть, исходя из текста нового УПК, ответственность за ход и результаты предварительно­го расследования целиком и полнос­тью лежит на следователе.
И хотя Федеральный закон “Об оперативно-­розыскной деятельности” был принят еще в 1995 году, и по сей день воз­можности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, при проведении предварительного следствия используются недостаточ­но широко, что подтверждается в том числе и отсутствием результатов в расследовании ряда “громких” дел.
Целесообразно было бы возродить по­ложения ст. 118 УПК РСФСР, кото­рые вместе с положениями ст. 89 УПК об использовании в доказывании ре­зультатов оперативно-розыскной де­ятельности позволили бы следовате­лям полнее использовать возможнос­ти органов, осуществляющих опера­тивно-розыскную деятельность, для достижения целей расследования, опи­раясь при этом на уголовно-процес­суальный закон.
Все вышесказанное заставляет нас вновь вернуться к проблеме опреде­ления момента начала уголовного пре­следования и задаться вопросом, ка­кой же из двух аспектов, а именно, предъявление обвинения конкретному лицу или появление возможности при­менять меры процессуального при­нуждения, является определяющим в характеристике данной деятельнос­ти.
Выводы:
Исследование законодательства за­рубежных стран показало, что момен­том возбуждения уголовного пресле­дования считается момент, когда в деле появляется конкретное лицо, которое подозревают в совершении преступления, и именно в этот момент возникают полномочия органов рассле­дования по применению мер процес­суального принуждения.
Возможно, что такая конструкция более соответ­ствует сущности уголовного преследо­вания и задаче обеспечения прав лич­ности, нежели та, которая обозначена в новом УПК РФ.
Однако этот вопрос требует детального научного анализа и изучения следственной практики.
ГЛАВА 3. ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СЛЕДСТВЕННОГО АППАРАТА И СЛЕДСТВИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Список литературы

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативно-правовые источники
1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ и от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. 1993. 25 декабря; Российская газета. 2009. 21 января.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ С изменениями и дополнениями от 21 декабря 2013 г.
3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ С изменениями и дополнениями от 21 декабря 2013 г
4. Федеральный закон Российской Федерации от 7 февраля 2011г. № 3-ФЗ «О полиции» //Собрание законодательства РФ. 2011. № 7. Ст. 900.
5. Федеральный Закон от 12 августа 1995г.№ 144-ФЗ (в ред.от 08.12.2011г.) «Об оперативно-розыскной деятельности» //Собрание законодательства РФ. 1995. №33. Ст.3349; Собрание законодательства РФ. 2011. № 50. Ст. 7366.
Литературные источники
6. Балабкин С.И. О реформировании органов внутренних дел: текущее состояние/С.И. Балабкин // Право и политика. 2011. № 10.
7. Бессонов А.А. Некоторые пробелы действующего уголовно-процессуального законодательства, препятствующие эффективному предварительному расследованию // Российский следователь. 2011. №16.
8. Берова Д.М. К вопросу о процессуальной функции следователя в уголовном судопроизводстве // Общество и право. 2009. N 3.
9. Барсуков С.И., Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону «О полиции»(постатейный)/С.И. Барсуков, А.Н. Борисов. М.: Деловой двор, 2011. 105с.
10. Безлепкин Б.Т. Краткое пособие для следователя и дознавателя/Б.Т. Безлепкин. М.: Проспект, 2011. 288 с.
11. Возгрин И.А. Введение в криминалистику. М.: 2009г.
12. Деришев Ю.В. Концепция уголовного досудебного производства в правовой доктрине современной России. Омск. Акад. МВД. 2004.
13. Доклад «Жертвы: право на защиту. Проблемы защиты прав потерпевших и свидетелей по уголовным преступлениям»/ http://soprotivlenie.org/
14. Доклад Генерального прокурора РФ на заседании Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации за 2012 год / http://www.genproc.gov.ru/
15. Драпкин Л.Я., Шуклин А.Е. Следователь: профессиональная характеристика и основные методы деятельности // Российский юридический журнал. 2011. № 1.
16. Духовский М.В. Русский уголовный процесс. М. 1910.
17. Ильюхов А.А. Риск в деятельности следователя и его влияние на возникновение следственных ошибок // Российский следователь, 2011. №7.
18. Информационный бюллетень прокуратуры Саратовской области. 2009. № 3.
19. Коротких М.Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 года в России / М.Г. Коротких. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1989.
20. Косимов О.А. Проблемы взаимодействия следователя с органами дознания на стадии возбуждения уголовного дела по материалам оперативно-розыскной деятельности/О.А.Косимов// Российский следователь. 2011. № 12.
21. Кучкина В.Г. Сравнительный анализ следственных и следственно-оперативных групп/ В.Г. Кучкина// Российский следователь. 2011. № 24.
22. Кочои С.М. Уголовное право. Общая и Особенная части. Краткий курс. - Учебник - 2010.
23. Курс Российского уголовного права. Общая часть. /Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. – М.: Спарк, 2011.
24. Манова Н.С. Предварительное следствие: идеи и новые законодательные реалии // Государство и право. 2003. №2.
25. Максимов В.С. Взаимодействие следователя с оперативными работниками милиции при производстве следственных действий на предварительном следствии/ В.С.Максимов // Российский следователь. 2011. №1.
26. Малков В.Д. Теоретические, правовые и организационные проблемы деятельности органов внутренних дел по предупреждению и профилактике преступлений и иных правонарушений / В.Д.Малков// Общество и право. 2008. № 3.
27. Мириев Б.А. Отдельные вопросы организации и деятельности следственно-оперативных групп/ Б.А. оглы Мириев // Российский следователь. 2011. № 18.
28. Можаева И.П. О правовом обеспечении деятельности следственно-оперативных групп/ И.П.Можаева// Российский следователь. 2011. №16.
29. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права // Государство и право. 2002. №5.
30. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть/ А.В. Наумов. М.: Проспект, 2010.
31. Обеспечение прав и интересов граждан при осуществлении уголовно-правовой политики в РФ. Доклад Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации // Вестник Федеральной палаты адвокатов. 2009. №2.
32. Пашин С. Когда КПСС ушла, суды нашли другого хозяина / http://www.pravo.ru/
33. Полетаев В. СКП создал собственное закрытое учебное заведение //Российская газета. 2010. 23 авг.
34. Предварительное расследование как форма уголовного преследования // Проблемы современного состояния и пути развития органов предварительного следствия. М.: Акад управ. МВД РФ. 2010.
35. Питулько К.В., Коряковцев В.В. Уголовное право. Особенная часть. - Учебное пособие - 2010. — 256 с.
36. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. М.: 1961
37. Случевский Вл. Учебник русского уголовного процесса. СПб. 1913.
38. Смирнов А.В. Эволюция исторической формы советского уголовного процесса и предварительного расследования // Советское государство и право. 1990. №12.
39. Сверчков В.В. Уголовное право. Особенная часть. Краткий курс лекций. - 2009.
40. Уголовное право России. Общая часть. Под ред. Ревина В.П. - Учебник - 2010. - 496 с.
41. Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М.: Юристъ, 2011. – 678 с.
42. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Под ред. Иногамовой-Хегай Л.В, Рарога А.И, Чучаева А.И. - 2008.
43. Уголовное право РФ. Общая часть/ Под общ. ред. М.П. Журавлева, С.И. Никулина.- М.: Норма, 2011.
44. Уголовное право. Общая и Особенная части. Краткий курс. Кочои С.М. - Учебник - 2010. — 416 с.
45. Уголовное право. Общая часть. Отв. ред. Козаченко И.Я. - Учебник - 2008.
46. Уголовное право. Общая часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2012. – 720 с.
47. Уголовное право. Общая часть: Учебник под ред. А.И. Рарога. – М.: Проспект, 2011. – 516 с.
48. Уголовное право. Особенная часть. Отв. ред. Козаченко И.Я., Новоселов Г.П. - Учебник - 2008.
49. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т.II. СПб. 1996.
50. Халиков А.Н. Функции предварительного расследования в уголовном судопроизводстве // Российский судья. 2009. №7..
51. Чабукиани О.А. Следователь как гарант реализации прав участников процесса при производстве следственных действий: Монография. СПб.: СПб ун-т МВД России. 2012г.
52. Шейфер С.А., Бобров А.В. Процессуальные и организационные проблемы совершенствования деятельности следственного аппарата (по материалам опроса сотрудников правоохранительных органов, судей, адвокатов) // Юридический аналитический журнал. Самара. 2006. №1(15).
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022