Вход

Модернизация как социокультурный процесс.Личность: новое – хорошо забытое старое?

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Контрольная работа*
Код 233117
Дата создания 13 июня 2016
Страниц 24
Мы сможем обработать ваш заказ 30 ноября в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
560руб.
КУПИТЬ

Описание

В работе раскрыты следующие темы: Модернизация как социокультурный процесс, Основные аспекты модернизации: индустриализация и урбанизация, культурное влияние Запада, Переходные общества, Личность: новое – хорошо забытое старое? Типы личности в традиционной и модернизированной культуре. В работе присутствуют ссылки. Текст выровнен. Шрифт Times New Roman, РАЗМЕР 14, ИНТЕРВАЛ 1,5. ...

Содержание

Содержание

Введение……………………………………………………………………….3
Модернизация как социокультурный процесс……………………….......4

Основные аспекты модернизации: индустриализация и урбанизация, культурное влияние Запада…………………………………………………7
Переходные общества……………………………………………………..11
Личность: новое – хорошо забытое старое? Типы личности в традиционной и модернизированной культуре………………………14
Выводы………………………………………………………………………16
Литература…………………………………………………………………..24

Введение

Введение.
Что же собой представляют социокультурные изменения? Это понятие с трудом поддается точному определению по причине относительной нестабильности всего, что связано с миром людей: в одну реку нельзя войти дважды, как утверждал Гераклит. Многоаспектность и многогранность категории «социокультурных изменений» затрудняет ее определение. Одним и тем же понятием – «социальное изменение» - описываются трансформации, относящиеся к разным уровням социальной организации (микро-, мезо-, макроуровень), захватывающие различные сферы жизни общества (экологические, демографические, технологические, экономические, политические, социокультурные, социально-психологические (и т.д.) изменения), характеризующиеся различными собственно динамическими параметрами (различные скорость, масштаб, сложнос ть, направленность). Категория социальных изменений охватывает, таким образом, любые трансформации социальных структур, практик, возникновение новых или обеспечение функционирования прежних групп, форм взаимодействия и поведения.

Фрагмент работы для ознакомления

    С.Милграм3 объясняет воздействие городской среды на целый ряд социально-психологических характеристик, апеллируя к понятию «перегрузки», т.е. неспособности системы обрабатывать данные, поступающие из внешней среды, являющейся своего рода результирующей основных демографических аспектов городской жизни: 1) большого числа людей, 2) высокой плотности населения, 3) его неоднородности. Понятие перегрузки позволяет объяснить, как минимум четыре психологических явления городской жизни: а) изменения в исполнении ролей; б) эволюцию городских норм, которые сильно отличаются от традиционных ценностей маленьких городов (например, одобрение невмешательства, обезличенность и отчужденность городской жизни); в) изменения в когнитивных процессах жителя большого города (его неспособность узнать большинство людей, которых он видит в течение дня, производимый им отбор сенсорных стимулов, формирование у него равнодушия к девиантному поведению и селективность его реакций на призывы других людей); г) гораздо более сильная конкурентная борьба за дефицитные технические средства и ресурсы в больших городах (транспортные пробки, стояние в очередях). По всей видимости, это же понятие перегрузки отчасти объясняет и реакции стресса в процессе миграционного движения в города.
    При анализе модернизационных изменений, необходимо помнить, что в подавляющем большинстве случаев происходящие в этих обществах изменения инициированы внешними причинами – непосредственным влиянием более модернизированных культур. Действительно, начиная с XVII в. и на протяжении трех с лишним веков западные государства занимались колонизацией новых земель. Политика колониализма, по всей видимости, стала главным трансформирующим фактором, изменившим «социальное лицо» Земли. Таким образом, модернизация традиционных обществ имеет оттенок культурной ассимиляции малочисленных этнических групп со стороны промышленно и экономически более развитых обществ. Взаимодействие культур, «разговаривающих» на языках традиции и современности, как оказалось, может иметь непредсказуемые последствия - от бурного экономического роста бывших традиционных обществ (например, Китай, Вьетнам, Южная Корея) до экономических кризисов и социальных взрывов (чеченский кризис, 11 сентября 2001 года в США, парижские события в октябре 2005 года).
      Итак, понимание социокультурной динамики в классической теории модернизации сводилось к выстраиванию оппозиции «традиция» - «современность». Традиция же при этом, за редким исключением, трактовалась как тормоз в истории, как исключительно консервативная сила, которая противостоит нововведениям и которую, следовательно, необходимо преодолеть и сломать с тем, чтобы обеспечить условия для внедрения всего нового. «Для теоретиков модернизации, - пишет В. Рукавишников, - «человек современный (modern man)» - это по сути дела не кто иной как представитель западной культуры – независимо мыслящий, и социально, и политический активный индивидуалист самостоятельно добивающийся успеха в жизни («self-made man») и признающий право других действовать подобным же образом, соревнуясь с ними за место на вершине дохода и власти». Впрочем, с момента своего появления по настоящее время эволюционистский подход к пониманию модернизации сам значительно эволюционировал.
Переходные  общества
      В настоящее время традиционных обществ  в «чистом» виде не осталось. Большинство  немодернизированных культур, особенно если их представители проживают  в составе поликультурного государства, относятся именно к «посттрадиционным» обществам. Это справедливо, в том числе, и для России. Представители различных этнических групп, проживающие на территории России, не могут быть жестко разделены на представителей традиционных и современных обществ. Скорее, представители разных этнических и субкультурных групп отличаются именно характером доминирующих установок, ориентацией на поддержание современного или традиционного образа жизни.
    С точки зрения О.Д. Фаис, представителей «посттрадиционного» или переходного общества отличает ряд новых обретенных черт:
    - «открытость» новым способам  взаимодействия с людьми и  освоению новых профессиональных  навыков;
    - рост независимости от власти  родителей, локального коллектива, церкви;
    - отход от пассивного фатализма  при встрече с новыми нетрадиционными явлениями;
    - стремление к достижению более  высокого профессионального и  образовательного статуса;
    - способность планировать дела  и реализовывать действия, «вписывая»  их в точные отрезки времени;
    - возрастание интереса к социальной и политической жизни, расширение кругозора.
      Проблемность  переходных обществ как таковых (независимо от того, к чему и от чего они переходят) связана с неодновременностью преобразований, затрагивающих различные  сферы культуры и социальной организации. Так, модернизационные изменения не ограничиваются преобразованиями социальных институтов. Преобразования с необходимостью вторгаются в сферу ценностно-смысловых ориентаций, социальных норм, привычек, образцов поведения. Но, если на институциональном уровне действующие механизмы являются достаточно гибкими и относительно легко могут быть подвергнуты перестройке, поскольку связаны с рациональным контролем над социокультурными процессами, то ценностно-нормативный уровень с трудом и далеко не полностью поддается осознанию, соответствующие ему механизмы являются более жесткими и консервативными. Однако о завершении модернизационного перехода можно говорить, лишь когда перестройка обоих уровней регуляции полностью завершена. На сегодняшний день целый ряд социокультурных  общностей оказался не в состоянии привести ценностно-нормативную систему в соответствие с модернизированными социально-экономическими институтами.
      Таким образом, основной чертой переходного  состояния может считаться разбалансированность систем и структур, являющихся на стабильных этапах четко дифференцированными, но при этом высоко согласованными. В этом-то расхождении, неспособности с легкостью восстановить утраченное соответствие между различными уровнями регулирования динамических процессов в социокультурных системах, и кроется основной конфликтогенный, стрессогенный потенциал интенсивных, часто извне навязанных модернизационных изменений. И именно разрешение этого внутрикультурного конфликта открывает путь оптимизации адаптации к изменяющимся социокультурным условиям представителям этнокультурных общностей, в течение относительно короткого времени подвергшихся интенсивным изменениям.
      Одним из широко исследуемых проблем модернизации является проблема конфликта ценностей. Признается, что многие ценности западной культуры не подходят и потому не уживаются в некоторых культурных средах. Индивидуализм в некоторых случаях признается как чисто западный продукт. В связи с этим представляет интерес изучения западными учеными проблемы «современной личности».
Личность: новое – хорошо забытое старое? Типы личности в традиционной и модернизированной  культуре
      Коснемся  еще одного следствия модернизации традиционных обществ - изменения обобщенной модели личности, которое может рассматриваться  как один из аспектов трансформаций ценностно-смысловой сферы. Влияние на человека процессов современности формируют в нем такие личностные установки, качества, ценности, привычки, которые являются предпосылками для эффективного функционирования современного общества. Некоторые авторы пытались выделить «личностный синдром», «современный менталитет» (Р.Белла) или модель «современного человека» (А. Инкелес). Классическое исследование по данному вопросу было проведено в 70-х гг. под эгидой Гарвардского проекта по социальным и культурным аспектам развития. Сравнительное изучение шести стран – Аргентины, Чили, Индии, Израиля, Нигерии и Пакистана – позволили построить аналитическую модель современной личности. Были выявлены следующие качества:
      - открытость экспериментам, инновациям и изменениям, готовность к плюрализму мнений и даже к одобрению этого плюрализма;
      - восприятие времени как линейного  вектора (от прошлого – через  настоящее – к будущему), где  каждый момент неповторим и,  как следствие, стремление к  экономии времени («время – деньги»), пунктуальность, ориентация на настоящее и будущее, а не на сохранение традиций и воспроизведение опыта предков;
  - развитие личной ответственности  и самостоятельность, потребность  в контроле «над ситуацией», уверенность в способности организовать жизнь так, чтобы преодолевать создаваемые ею препятствия;
      - потребность в справедливости в ущерб равенству распределения благ, т.е. вера в то, что вознаграждение не зависит от случая, а по возможности соответствует мастерству и вкладу;
      - вера в регулируемость и предсказуемость социальной жизни (экономические законы, торговые правила, правительственная политика), позволяющие рассчитывать действия;
      - высокая ценность формального образования и обучения;
      - уважение достоинства других, включая тех, у кого более низкий статус или кто обладает меньше властью.
      Представленияо «зрелой личности» в современной  психологической  литературе, концептуально  оформлены и закреплены в работах, прежде всего, западных исследователей17. В соответствии с их концепциями, личностная зрелость может описываться в терминах тождественности самому себе, ощущения непрерывности, целостности своего существования, ощущения признания окружающими своей тождественности, способности к установлению близких, эмоционально-насыщенных отношений с окружающими людьми, стремления и способности к творческому преобразованию самого себя и окружающей предметной и социальной действительности. Иными словами, личностная зрелость предполагает достижение соответствия между групповыми самоидентификациями человека и его внутренним, индивидуально-своеобразным содержанием. Подобный подход предполагает соответствие направления личностного развития индивида, носителя определенной культуры, и ценностей, принятых в данной культуре.
Выводы.
1. Согласно  классической эволюционистской  теории, понятие «современное общество»  рассматривается как синоним  «западного общества», модернизация понимается как общественно-исторический процесс, в ходе которого традиционные общества становятся индустриально развитыми, и, соответственно, обретают целый ряд новых социо-культурных черт. Этот процесс характеризуется как революционный, комплексный, системный, глобальный, порождающий сближение общественных систем, прогрессивный и т.д. В качестве системообразующих элементов модернизации можно рассматривать индустриализацию, урбанизацию, вестернизацию (нарастание культурного влияния западных цивилизаций).
2. Индустриализация  и урбанизация – процессы, выступающие  в паре – предполагают интенсивное  развитие современных форм промышленности  и соответствующее увеличение  политической и социально-экономической  роли городов. В результате, усиливается  миграция населения из сельской среды в городскую, и происходят принципиальные изменения в сфере занятости народов, оказавшихся вовлеченными в процессы индустриализации и урбанизации. Масштабные социальные изменения при этом сочетаются с изменениями психологического климата и требований, предъявляемых к индивиду изменившейся социокультурной средой: описывая городскую жизнь, исследователи употребляют понятия конфликта ролей, неопределенности положения, культурной разобщенности, поляризации и отчужденности.
3. С.Милграм объясняет воздействие городской среды на целый ряд социально-психологических характеристик посредством понятия «перегрузки», с его помошью можно отчасти объяснить и реакции стресса в процессе миграционного движения в города. В ходе миграции существенно изменяется и характер социальных связей и отношений, в которые включен индивид: происходит разрыв поколений, нарушается механизм межпоколенной культурной трансмиссии, человек лишается социальной поддержки, которая является одним из основных механизмов преодоления стрессогенных воздействий. В частности, урбанизация сопровождается принципиальными трансформациями института семьи: традиционная многодетная семья все больше уступает место семье городской, малодетной, состоящей как правило из одной брачной пары (матери, отца) с детьми или без детей, с равноправными отношениями членов семьи. Иными стали и строй внутрисемейных отношений, цикл семейной жизни: если в традиционном доиндустриальном обществе семья представляется собой самостоятельный организм, являющийся одновременно и хозяйственным субъектом, и основным институтом социализации и инкультурации молодых поколений, и общностью, обеспечивающей социальную поддержку индивида и, соответственно, действующей как механизм адаптации к стрессогенным событиям, то в современном мире семья утрачивает большую часть этих функций, которые оказываются перераспределенными между другими социальными институтами. Возрастает многообразие форм семейной жизни и жизненного устройства, меняются представления о семейных ролях и семейной морали: место жесткой, авторитарной структуры занимают демократические отношения, круг социальных связей человека расширяется. Именно поэтому одним из важнейших социально-психологических последствий модернизации принято считать переориентацию индивида с внутрисемейных на внесемейные связи. Однако, лишившись значительного числа своих прежних функций, семья, по всей видимости, сохраняет свои позиции в сфере обеспечения социальной поддержки личности.
4. Понимание  социокультурной динамики в классической  теории модернизации сводилось к выстраиванию оппозиции «традиция» - «современность». Однако с 1950-60-х годов стала нарастать критика ранних теорий модернизации, в фокусе которой оказалась базовая для ранних подходов к модернизации дихотомия «традиция – современность», неисторичность и западноцентричность этой модели, неспособность существующей теории объяснить разнообразие переходных обществ, присущей им внутренней динамики, а также возможности самостоятельного развития современных политических и экономических структур. В результате, появились многочисленные «национальные» модернизационные проекты, ориентированные на учет культурной специфики той или иной социальной общности. Тем не менее, некоторые теоретики (Э. Де Вре) влияние модернизированных западных обществ на традиционные восточные расценивали как «механический первотолчок».
5. К  началу 1970-х гг. были накоплены  многочисленные эмпирические данные, свидетельствовавшие о неудачах  модернизационных тенденций. Комплексные исследования процесса модернизации в нашей стране продемонстрировали существование серьезных проблем адаптации представителей традиционных культур к условиям меняющегося мира. Дезадаптированность проявляется в комплексе взаимосвязанных проблем: ухудшение здоровья населения; неблагоприятные изменения демографической ситуации; длительная экономическая, социальная и психологическая дезадаптация; обострение межкультурных противоречий и рост напряженности во взаимодействии представителей традиционных культур и модернизированных обществ.
6. В  результате теоретического осмысления происходящих изменений произошел существенный сдвиг исходной однолинейной неоэволюционистской теории модернизации к полюсу релятивизма, что породило и новую терминологию: «контрмодернизация» (означающий альтернативный вариант модернизации по незападному образцу), «антимодернизация» (открытое противодействие модернизации) (А.Турен), «сверхмодернизация» (стратегия, обусловленная стремлением к достижению превосходства над цивилизацией-лидером) (Холмогоров), «ложная модернизация» (П.Штомпка) (дисгармоничное сочетание трех элементов современных черт в отдельных областях общественной жизни, традиционных, домодернистских характеристик во многих других областях, и элементов, имитировавших современную западную действительность). Ко второй половине 1980-х гг. складывается концепция «модернизации в обход модернити» (А.Абдель-Малек, А.Турен, Ш.Эйзенштадт): на смену универсализму пришел синтез универсализма и партикуляризма.
7.На  сегодняшний день, когда «чистых»  традиционных  культур  не  осталось, исследователи и практики имеют дело с «переходными обществами», основной чертой которых может считаться разбалансированность систем и структур, являющихся на стабильных этапах четко дифференцированными, но при этом высоко согласованными. В этом-то расхождении, неспособности с легкостью восстановить утраченное соответствие между различными уровнями регулирования динамических процессов в социокультурных системах, и кроется основной стрессогенный потенциал интенсивных, часто извне навязанных модернизационных изменений. Одним из широко исследуемых проблем модернизации является проблема конфликта ценностей: многие ценности западной культуры не подходят и потому не уживаются в некоторых культурных средах. В связи с этим представляет интерес изучения западными учеными проблемы «современной личности».
8. Для понимания проблемы межкультурных различий идеального типа личности принципиально важен постулат о «созвучности» личности и той культурной среды, в которой она формируется и существует. Модель современной личности предполагает наличие у нее таких качеств, как открытость экспериментам и изменениям, готовность к плюрализму мнений; восприятие времени как линейного вектора, пунктуальность, ориентация на настоящее и будущее; развитие личной ответственности и самостоятельность, потребность в контроле «над ситуацией»; потребность в справедливости в ущерб равенству распределения благ; вера в регулируемость и предсказуемость социальной жизни; высокая ценность формального образования и обучения; уважение достоинства других, включая тех, у кого более низкий статус или кто обладает меньше властью.
9. Многие современные авторы считают, что в последние десятилетия зрелые индустриальные общества вышли в своем развитии на поворотную точку и стали двигаться в новом направлении, которое можно назвать «постмодернизацией» или формированием информационного общества. С ними, впрочем, полемизируют ученые, подчеркивающие преемственность развития общества и полагающие, что увеличение информации в современном мире представляет собой лишь количественные изменения и ничего принципиально не меняет ни в сущности человека, ни в устройстве культуры и общества. Предлагаются различные критерии, в соответствии с которыми предлагается оценивать то или иное общество как «индустриальное» или «информационное»: 1) технологический, 2) экономический критерий, 3) структура занятости населения, 4) пространственный критерий, 5) критерий информационной насыщенности культурной среды. Однако ни один из этих критериев не в состоянии продемонстрировать специфику информационного общества, будучи рассматриваемым изолированно от других и апеллируя лишь к количественным, но не к качественным изменениям.
10.Наступление новой эпохи – постмодерна,предполагает принципиальные изменения глубинных механизмов  развития и воспроизводства культуры и функционирования социальных структур. В качестве наиболее ощутимых последствий происходящих изменений можно отметить следующие: снижение рациональности в использовании новейших технических разработок; завершение начавшегося в модернизированном мире процесса создания единой глобальной системы экономики и социального управления; распространение и увеличение роли сетевых структур; сокращение временной перспективы и увеличение возможностей манипуляции временем; сжатие пространства; усиление фрагментированности и нестабильности социального поля; рост культурного многообразия; увеличение количества символов и знаков при снижении степени их аутентичности.

Список литературы

Литература
Основная
1. Гидденс Э. Последствия модернити // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. Под ред. В.Л. Иноземцева. М.: Academia, 1999. с. 101-122
2. Инглхарт Р. Модернизация и постмодернизация // Новая индустриальная волна на Западе. Под ред. В. Иноземцева. М., 1999 с. 268.
3. Ионин Л.Г. Социология культуры. М.: ГУ-ВШЭ, 2004.
4. Уэбстер Ф. Теории информационного общества. М.: Аспект Пресс, 1994.
5. Штомпка П. Социология социальных изменений. М.: Аспект Пресс, 1996.
Дополнительная
1. Липовецки Ж. Эра пустоты. Эссе о современном индивидуализме. М., 2001.
2. Манченко А.П. Социальная модернизация в современной России. М., 2000
3. Рукавишников В.О. Социологические аспекты модернизации России и других посткоммунистических обществ // Социс №1, 1995 с. 35
4. Федотова В.Г. Типология модернизаций и способов их изучения// Вопросы философии №4, 2000 с. 10.
5. Фромм Э. Бегство от свободы. - М., 1989.
6. Hofstede G. Culture and organizations: Software of the mind. L.: McGraw-Hill Book Company, 1991.
7. Inkeles A., Smith D.H. Becoming modern. Cambridge, MA: Harvard University Press. 1974.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022