Вход

Цель исследования – анализ и уяснение методологических основ уголовно-процессуального познания и доказывания, разработка с учетом этого современной ко

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 231568
Дата создания 24 июня 2016
Страниц 90
Мы сможем обработать ваш заказ 30 ноября в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
3 330руб.
КУПИТЬ

Описание

Цель исследования – анализ и уяснение методологических основ уголовно-процессуального познания и доказывания, разработка с учетом этого современной концепции понятия доказательства в уголовном процессе России, понятий допустимости и недопустимости доказательств, выявление основных проблем, возникающих в практике применения норм доказательственного права, формулирование предложений и рекомендаций по применению и совершенствованию действующего законодательства.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА I. СУЩНОСТЬ И ВИДЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
1.1. Понятие доказательств и требования, предъявляемые к ним
1.2. Классификация доказательств
ГЛАВА II.ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
2.1. Цель, предмет и пределы доказывания
2.2. Процесс доказывания
2.3. Субъекты доказывания
2.4. Проблемы совершенствования доказательст ...

Содержание

Цель исследования – анализ и уяснение методологических основ уголовно-процессуального познания и доказывания, разработка с учетом этого современной концепции понятия доказательства в уголовном процессе России, понятий допустимости и недопустимости доказательств, выявление основных проблем, возникающих в практике применения норм доказательственного права, формулирование предложений и рекомендаций по применению и совершенствованию действующего законодательства.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА I. СУЩНОСТЬ И ВИДЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
1.1. Понятие доказательств и требования, предъявляемые к ним
1.2. Классификация доказательств
ГЛАВА II.ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
2.1. Цель, предмет и пределы доказывания
2.2. Процесс доказывания
2.3. Субъекты доказывания
2.4. Проблемы совершенствования доказательственного права
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
ПРИЛОЖЕНИЯ
3.1.Протокол допроса подозреваемого
3.2. Типичные примеры фальсификации доказательств из правоприменительной практики

Введение

Цель исследования – анализ и уяснение методологических основ уголовно-процессуального познания и доказывания, разработка с учетом этого современной концепции понятия доказательства в уголовном процессе России, понятий допустимости и недопустимости доказательств, выявление основных проблем, возникающих в практике применения норм доказательственного права, формулирование предложений и рекомендаций по применению и совершенствованию действующего законодательства.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА I. СУЩНОСТЬ И ВИДЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
1.1. Понятие доказательств и требования, предъявляемые к ним
1.2. Классификация доказательств
ГЛАВА II.ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
2.1. Цель, предмет и пределы доказывания
2.2. Процесс доказывания
2.3. Субъекты доказывания
2.4. Проблемы совершенствования доказательст венного права
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
ПРИЛОЖЕНИЯ
3.1.Протокол допроса подозреваемого
3.2. Типичные примеры фальсификации доказательств из правоприменительной практики

Фрагмент работы для ознакомления

С тем чтобы разобраться в этой ситуации, необходимо рассмотреть содержание этого принципа подробнее. Согласно ч. 1 ст. 17 УПК РФ доказательства оценивают судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь и дознаватель. Обращение законодателя адресовано перечисленным субъектам уголовно-процессуальной деятельности не случайно, поскольку результаты оценки доказательств этих лиц ложатся в основу решений по уголовному делу. Однако сказанное не означает, что иные, не включенные в перечень, субъекты судопроизводства лишены права оценки доказательств в соответствии с названным принципом. В противном случае рассуждения о состязательности судопроизводства теряли бы смысл, включая и право обжалования решений властных субъектов, ведущих уголовный процесс. Можно предположить, что решение законодателяпродиктовано, прежде всего, решающим значением для «судьбы» уголовного дела оценки доказательств этими субъектами, которое заключается главным образом в том, что результаты их оценки воплощаются в решениях и окончательных выводах по делу о наличии или отсутствии состава преступления, о виновности или невиновности обвиняемого, о наказании виновного, т. е. носят властно – распорядительный характер. Причем процессуально-правовые последствия наступают не только в результате оценки субъектами, названными в ст. 17 УПК РФ, но и такими должностными лицами, как руководитель следственного органа или начальник органа и подразделения дознания, наделенные правом давать указания, определяющие ход расследования, существенно влияя тем самым на его результат. Однако законодатель почему-то проигнорировал их. Вместе с тем стоит признать, что дать те или иные указания, связанные с расследованием уголовного дела, руководитель следственного органа, начальник органа дознания или же начальник подразделения дознания могут только на основании соответствующей оценки имеющихся доказательств. Поэтому думается, что названных должностных лиц также следует иметь в виду в качестве субъектов, оценивающих доказательства, наряду с теми субъектами, которые перечислены в ст. 17 УПК РФ.Что же касается возможности оценки доказательств лицами, не имеющими властных полномочий, то УПК РФ на это прямо не указывает. Не все процессуалисты такой подход оценивают положительно. Опираясь на общепризнанные положения науки о том, что оценка доказательств осуществляется также иными участниками процесса, отстаивающими в уголовном процессе свои или представляемые ими интересы, некоторые из авторов обосновывают необходимость нормативного наделения указанных участников правом оценки доказательств. Действительно, анализ современного уголовно-процессуального законодательства по этому вопросу позволяет выдвинуть ряд аргументов в пользу такой позиции.Согласно принципу состязательности сторон, выраженному в ст. 15 УПК РФ, стороны обвинения и защиты равноправны перед судом. Значит, что, развивая и конкретизируя положения данного принципа, законодатель в ч. 2, 3 ст. 86 УПК РФ предоставил право подозреваемому, обвиняемому, защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям участвовать в собирании доказательств или объектов, которые впоследствии могут быть признаны доказательствами. Однако правом оценивать доказательства на законодательном уровне УПК РФ их не наделил. Между тем, очевидно, что, заявляя ходатайства, подавая жалобы, выступая в ходе судебного рассмотрения дела, названные участники уголовного процесса не могут, так или иначе, избежать оценки соответствующих сведений о фактах. Например, в своих замечаниях, показаниях, ходатайствах и заключениях участники процесса выражают оценку имеющихся или сообщаемых ими сведений. Заявляя ходатайство о допросе свидетелей, производстве экспертизы, предоставляя следователю или суду предметы и документы, обвиняемый и потерпевший исходят из оценки изученных ими доказательств, как недостаточных для принятия законного и обоснованного решения. Или же, принося жалобы по поводу нарушений процессуального порядка производства следственных действий, они тем самым ставят под сомнение допустимость доказательств, полученных в их результате.Особого внимания в этой связи заслуживает частный обвинитель, поскольку объем его прав в определенной мере сопоставим с объемом полномочий прокурора в уголовном процессе. Согласно ч. 2 ст. 43 и ч. 4, 5, 6 ст. 246 УПК РФ частный обвинитель вправе представлять доказательства и участвовать в их исследовании, излагать суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывать суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания и т.д. Полагаем, что реализация таких прав возможна только в результате соответствующей оценки сведений о фактах. Таким образом, вряд ли можно отрицать, что не только субъекты, чьи процессуальные решения носят властно-распорядительный характер, но и другие участники процесса оценивают доказательства в процессе доказывания по уголовному делу. Разделяя по этому поводу точку зрения Быкова В. М., представляется, что ч. 1 ст. 17 УПК РФ следует изложить в иной редакции: «Участники уголовного судопроизводства оценивают доказательства». Полагаю, что в условиях состязательного уголовного процесса такой подход к оценке доказательств будет более эффективно способствовать реализации данного принципа.В качестве метода оценки доказательств рассматриваемый принцип предусматривает внутреннее убеждение. Вместе с тем известно, что свойство допустимости доказательств своим содержанием имеет четкое соблюдение процессуальной формы, установленной законом. Отсюда возникает вопрос: не противоречат ли правила оценки доказательств принципу свободной их оценки и может ли допустимость доказательств быть оценена по внутреннему убеждению или же только на основании закона?В науке уголовного процесса обозначенная проблема остается дискуссионной. Например, Г. М. Резник полагает, что в рамках внутреннего убеждения невозможно оценить доказательство с точки зрения допустимости, поскольку допустимость доказательств – вопрос исключительно соответствия способов получения и оформления доказательств предписаниям закона. При определении допустимости, пишет он, имеет место подведение признаков, характеризующих процессуальную форму доказательства, под нормы уголовно-процессуального права, т.е. вопрос, разрешается путем применения права к факту, а не по внутреннему убеждению субъекта. Соответственно, нормы о допустимости доказательств противоречат принципу свободы оценки доказательств, т.к. оцениваются по формальным признакам, закрепленным в УПК РФ.Полагаю, что, внутреннее убеждение выражается, прежде всего, в уверенности доказывающего субъекта в правильности применения норм закона. Это проявляется, прежде всего, в том, что оценивающий субъект основывает свое внутреннее убеждение только на совокупности относимых, допустимых и достоверных доказательств, имеющихся в деле, а выносимые им решения должны содержать мотивировку, объяснение, почему, на основании чего он пришел к тому, а не иному выводу (только присяжные заседатели освобождены законом от необходимости обоснования своего вердикта). На этом аспекте института свободы оценки доказательств акцентирует внимание и Конституционный Суд РФ.Заслуживает внимания и то, что в условиях недостаточного урегулирования оснований признания процессуальных нарушений существенными либо несущественными, их восполнимости или невосполнимости в ходе судебного заседания, суд вынужден решать этот вопрос на основе своего внутреннего убеждения. В этой связи Пленум Верховного Суда РФ обращает внимание на необходимость при решении вопроса о допустимости доказательства выяснять, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение. То есть каков характер допущенного нарушения, повлияло ли подобное нарушение на достоверность сведений о фактах, затронуты ли при этом права участников уголовного судопроизводства и т.д. Решающая роль внутреннего убеждения судьи при оценке допустимости доказательства усматривается и в позиции Конституционного Суда РФ: «В случае выявления допущенных органами дознания или предварительного следствия процессуальных нарушений суд вправе, самостоятельно и независимо осуществляя правосудие, принимать в соответствии с уголовно- процессуальным законом меры по их устранению с целью восстановления нарушенных прав участников уголовного судопроизводства и создания условий для всестороннего и объективного рассмотрения дела по существу».Таким образом, очевидно, что, оценивая доказательства с точки зрения допустимости посредством формального их сравнения с установленной процессуальной формой, суд все же формулирует вывод через внутреннее убеждение, особенно в случаях, когда возникает необходимость оценить возможность устранения в ходе судебного заседания допущенных ранее нарушений при собирании и закреплении доказательств. В этом смысле каких-либо противоречий между принципом свободной оценки доказательств и правилами их оценки нет.Делая вывод по второму параграфу, можно пояснить следующее: 1. Процесс доказывания – это урегулированная законом деятельность, которая состоит из таких элементов как собирание, проверка и оценка доказательств. 2. Проведенная в законе последовательность элементов доказывания не дает основания для характеристики доказывания в виде определенных этапов, последовательно сменяющих друг друга, где оценка завершает все процессуальное доказывание. На самом деле доказывание – это процесс, все элементы которого настолько связаны между собой и переплетаются так, что в практической деятельности в целом трудно выделить этап только обнаружения, только закрепления, проверки или оценки доказательств, идущих в определенной последовательности друг за другом. Разделяя точку зрения Быкова В. М., представляется, что ч. 1 ст. 17 УПК РФ следует изложить в иной редакции: «Участники уголовного судопроизводства оценивают доказательства». 2.3. Субъекты доказыванияВ самом общем виде субъектами доказывания можно именовать лиц, участвующих в этом процессе. Однако такое определение не дает представления об их роли в установлении истины, об их правах и обязанностей в области работы с доказательствами. В этом плане субъектов доказывания обычно подразделяются на две группы: на лиц, для которых доказывание является обязанностью, и лиц, для которых доказывание является не обязанностью, а правом.Принципиальное отличие субъектов первой и второй групп проявляется в их отношении к обязанности доказывания. Обязанность доказывания – это обязанность доказать виновность лица в совершении преступления. В содержание этой обязанности входит доказывание и самого факта, т.е. события преступления и его уголовной противоправности, и достаточной степени для признания преступлением общественной опасности совершенного лицом деяния. Доказывание виновности включает в себя также опровержение обстоятельств, исключающих преступность деяния и возможность привлечения лица к уголовной ответственности.Действующий закон устанавливает правило, согласно которому «бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения» (ч. 2 ст. 14 УПК РФ). Для субъектов, отнесенных к первой группе, участие в доказывании – не только их право, но и их процессуальная и служебная обязанность, вытекающая непосредственно из УПК РФ. Так, ч. 1 ст. 86 прямо предусматривает, что собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом. В то же время субъектам второй группы та же ст. 86 ч. 2, 3 не вменяет в обязанность собирать доказательства, но лишь предоставляет такое право, причем возможности для реализации этого права у них (по сравнению с субъектами первой группы) сильно урезаны.Субъекты первой группы обязаны принять все предусмотренные законом меры для выяснения и установления всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства. Эту обязанность они реализуют, участвуя во всех стадиях процесса доказывания, а прокурор и в стадии судебного разбирательства. Принципиальным в их деятельности представляется правило, согласно которому все, относящееся к обвинению, обязаны доказывать они, не перелагая бремя доказывания на других субъектов доказывания, в частности на подозреваемого и обвиняемого: подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.Анализ полномочий прокурора, содержащихся в ч. 2 ст. 37 УПК РФ и иных статьях УПК РФ, свидетельствует о том, что все они находятся в пределах осуществления функции уголовного преследования (обвинения) и закрепляют руководящее положение прокурора по отношению к следователю и дознавателю. Такой статус прокурора является закономерным следствием того, что именно на него возложена обязанность представлять в суде сторону обвинения. Процессуальное руководство прокурором деятельностью дознавателя и следователя означает вместе с тем ответственность прокурора за качество этой деятельности, а следовательно, за законность и обоснованность решений должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование. Федеральным законом от 05.06.2007 № 87 - ФЗ полномочия по руководству расследованием и надзору за исполнением законов органами предварительного следствия были разделены между двумя субъектами: руководителем следственного органа и прокурором.Потерпевший приобретает все права субъекта доказывания с момента вынесения постановления (определения) о признании его таковым; эти права он может совмещать с правами гражданского истца.С учетом положений ст. 42 УПК РФ можно выделить следующие формы участия потерпевшего в доказывании: 1) представление доказательств, 2) заявление ходатайств (в том числе о производстве следственных или иных процессуальных действий), 3) дача показаний.Потерпевший наделен правом не только представлять доказательства, но, согласно ст. 86 УПК, участвовать в собирании доказательств, хотя в ограниченном объеме: он вправе собирать и представлять документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Проводить следственные, судебные и иные процессуальные действия могут только уполномоченные государственные органы и должностные лица. То есть предоставляемые потерпевшим объекты становятся доказательствами только после выполнения соответствующего процессуального действия (допроса, выемки, вынесения постановления о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств). Роль потерпевшего в собирании доказательств при этом выглядит пассивной, т. к. он вправе лишь ходатайствовать о приобщении к делу предметов или документов, а ходатайство может быть отклонено. Кроме того, у потерпевшего могут возникнуть затруднения в истребовании некоторых документов, и тогда приобщить документ к делу можно будет только путем направления запроса органами дознания, следствия, прокуратуры и суда. В итоге все сводится к заявлению ходатайства об истребовании документов.В ч. 2 ст. 159 УПК РФ закреплено правило, согласно которому потерпевшему или его представителю не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела. Очевидно, что потерпевший, не имеющий юридического образования, грамотно составить ходатайство может только с помощью представителя. Важность обеспечения потерпевшего представителем не раз подчеркивалась учеными.В ст. 246 УПК РФ по делам публичного и частно-публичного обвинения государственный обвинитель имеет право отказаться от обвинения. В этом случае в соответствии с п. 2 ст. 254 УПК РФ дело прекращается в судебном заседании. Однако иногда позиция потерпевшего не сходится с позицией государственного обвинителя. Состязательность должна допускать спор потерпевшего не только с защитой или подсудимым, но и с прокурором. В противном случае право потерпевшего на судебную защиту по данной категории дел ставится в зависимость от усмотрения государственного обвинителя (прокурора).Широкий объем процессуальных прав, предоставленный УПК России потерпевшему, дает ему возможность активно содействовать проведению предварительного расследования и судебного разбирательства, полнее осуществлять защиту своих прав, в целом содействовать судебно-следственным органам в обеспечении выполнения предписаний п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ. Недооценка роли потерпевшего как субъекта доказывания отрицательно сказывается на раскрытии, расследовании и судебном разбирательстве уголовного дела.По поводу вопроса – является ли суд субъектом доказывания, существуют различные мнения. П. А. Лупинская по этому вопросу пишет: «Различие взглядов по этому вопросу имеет в своей основе различное понимание доказывания только как деятельности, состоящей в подтверждении истинности, правильности выдвигаемого тезиса. С этих позиций и утверждают, что суд познает, а доказывают стороны. Понимание доказывания и как пути познания, и как формы обоснования своего убеждения приводит к выводу, что в уголовном процессе доказывание составляет обязанность суда».В судебном разбирательстве, по словам А. П. Гуськовой, проводится не только новое исследование всех доказательств, собранных на предварительном следствии, но суд рассматривает также вновь представленные дополнительные доказательства по ходатайству сторон или по собственной инициативе. Исследование доказательств в суде происходит при активном участии обвинителя, подсудимого, его законного представителя, защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей.А. Р. Белкин считал, что придание суду подобных функций противоречит пониманию и принципам отправления правосудия. Суд стоит над сторонами в процессе, он судит, а не доказывает, ему принадлежит лишь на стадии судебного следствия функция исследования и оценки, представляемых сторонами доказательств. Но реализация этой функции еще не означает участия в доказывании в полном объеме, поскольку суд не должен собирать доказательства, т. е. формировать доказательственную базу обвинения и защиты. Очевидно, что последовательная и прямолинейная реализация принципа состязательности процесса приводит к необходимости признать собирание доказательств лишь правом, но не обязанностью суда. Однако законодатель не пошел по этому пути, сохранив эту обязанность суда в ч. 1 ст. 86 УПК РФ.Участники уголовного процесса со стороны защиты – подозреваемый, обвиняемый, защитник наделены широкими полномочиями по оспариванию обвинения. Презумпция невиновности, существующая в российском уголовном судопроизводстве, освобождает подозреваемого и обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность, и бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых ими в свою защиту, лежит на стороне обвинения (ч. 2 ст. 14 УПК РФ). Но как сторона в уголовном процессе обвиняемый (подозреваемый) имеет право участвовать в доказывании по уголовному делу и этим реализовать свой процессуальный интерес – защититься от предъявленного обвинения. В связи с этим он наделен соответствующими процессуальными правами (ч. 4 .ст. 46 и ст. 47 УПК РФ), одно из которых – иметь защитника.Показания обвиняемого (подозреваемого), данные им в отсутствие защитника в ходе досудебного производства по уголовному делу, согласно норме, закрепленной в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, относятся к недопустимым доказательствам. Обвинение в уголовном судопроизводстве не может основываться лишь на признательных показаниях подозреваемого, обвиняемого. Эти признательные показания должны использоваться в собирании других доказательств по уголовному делу.Введя в состав ч.

Список литературы

-
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2022