Вход

Курсовая работа по теме Банковская система в России и пути её дальнейшего развития

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 212650
Дата создания 24 марта 2017
Страниц 31
Мы сможем обработать ваш заказ 23 сентября в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
820руб.
КУПИТЬ

Описание

Один из наиболее устойчивых мифов современности – миф о банковской системе и центральном банке: банковская система является «нервной системой» экономики, важнейшим инструментом инвестиций и роста; спасение банковской системы – первостепенная задача руководства страны. Что же касается центрального банка, то к его важнейшим задачам относят поддержание стабильного курса национальной валюты, борьбу с инфляцией и «отеческое наблюдение» за банковской системой, выражающееся в постоянном контроле и неограниченной поддержке в трудную минуту. Принято считать, что если наша экономическая реформа во многом и потерпела неудачи, то уж два достижения несомненны – создание развитой банковской системы и независимого авторитетного Центрального банка. Соответственно любые действия, которые могут нанести ущер ...

Содержание

Введение 3
Глава 1. Устройство банковской системы 4
1). Банковская система с частичным резервированием 4
2). Центральный банк 7
3). Обменный курс 10
4). Валютный курс 11
Глава 2. Российские банки после кризиса 17
Глава 3. Реструктуризация банковской системы. 24
1). Финансовое оздоровление кредитных организаций 24
2). Реорганизация кредитных организаций 25
3). Отзыв банковских лицензий и контроль за ликвидацией кредитных организаций 26
4). Специализация кредитных организаций и концентрация банковского капитала 27
5). АРКО – рычаг реструктуризации. 28
Заключение 30
Литература 31

Введение

Один из наиболее устойчивых мифов современности – миф о банковской системе и центральном банке: банковская система является «нервной системой» экономики, важнейшим инструментом инвестиций и роста; спасение банковской системы – первостепенная задача руководства страны. Что же касается центрального банка, то к его важнейшим задачам относят поддержание стабильного курса национальной валюты, борьбу с инфляцией и «отеческое наблюдение» за банковской системой, выражающееся в постоянном контроле и неограниченной поддержке в трудную минуту. Принято считать, что если наша экономическая реформа во многом и потерпела неудачи, то уж два достижения несомненны – создание развитой банковской системы и независимого авторитетного Центрального банка. Соответственно любые действия, которые могут нанести ущер б названным двум институтам, наносят удар по самой сути экономической реформы, по демократии и прогрессу.
Этот миф разделяется практически всеми экономистами, журналистами и политиками современной России без малейшего сомнения и служит обоснованием разрушительной экономической политики. Его необходимо критически проанализировать. Сторонники мифа не предлагают содержательных аргументов в его пользу. Своим существованием он обязан только тому, что подавляющее большинство тех, кого на Западе считают экономистами, безоговорочно (и бездумно) разделяют этот миф. В России практически неизвестны работы и имена тех западных экономистов, их, к сожалению, меньшинство, которые не руководствуются беспринципным эклектизмом «неоклассического синтеза». Речь идет прежде всего о последователях австрийской школы экономики, таких, как Л. фон Мизес, Ф. Хайек, М. Ротбард, И. Кирцнер, Г.Х. Хоппе, Дж. Салерно, М. Скоусен.
Проблема банковской системы связана с двумя различными, хотя и взаимосвязанными вопросами: 1) о так называемой банковской системе с частичным резервированием (fractional-reserve banking) и 2) о центральном банке (central banking).

Фрагмент работы для ознакомления

Эти страны выделяются тем, что денежная база в низ полностью обеспечена резервами в ведущих мировых валютах (обычно доллар или немецкая марка). Такая высокая степень резервирования резко ограничивает реальные возможности центрального банка. Следует заметить, что в наше время наличие своего вентрального или национального банка повсеместно, хотя и ошибочно, воспринимается как необходимый атрибут национального суверенитета наряду с флагом и членством в ООН. В результате даже перешедшие па режим валютного комитета страны не посягают на название и некоторые традиционные признаки центрального банка.Страны с режимом валютного комитета особенно сильно интегрированы в международную торговлю (в случае прибалтийских государств это, собственно, было одной из целей установления валютного комитета, в Аргентине этот эффект проявляется меньше). Чем более активно участвует страна в мировой торговле, тем больше она пользуется преимуществами международного разделения труда, эффективнее используются ее природные, промышленные, транспортные, интеллектуальные ресурсы, быстрее растет благосостояние ее граждан.Режим валютного комитета практически исключает массированный выпуск внутреннего государственного долга. Таким образом, валютный рынок и рынок государственного долга в этих странах почти полностью отсутствуют (точнее сказать, там нет рынка своей национальной валюты и своего национального долга). Предприниматели в этих странах не могут зарабатывать на валютной и долговой «игре» они вынуждены идти на подлинный рынок, производящий продукцию для удовлетворения спроса населения.Наконец, коммерческие банки в странах с режимом валютного комитета уже не могут рассчитывать на масштабную поддержку со стороны центрального банка. Еще с конца XIX в. принято было считать, что такая поддержка является важнейшей задачей центрального банка и если он принципиально отказывается ее осуществлять, то охраняет свое звание не вполне справедливо. Для коммерческих банков это означает более осторожный подход к своей кредитной практике. Банки в этих странах более надежны, менее склонны к авантюрным рискованным операциям. Как правило, конечно, такая похвальная осторожность приходит не сразу, валютный комитет должен сначала доказать свою принципиальную приверженность принципу стопроцентного резервирования в ситуации банковских крахов. Иначе говоря, чтобы поведение банков было ответственным, приходится допустить крах одного или нескольких из них. Но ведь это нормальная практика капитализма: не случайно банкротства в небанковском секторе ведущих капиталистических стран, – гораздо более частое явление, нежели закрытие банков, «прикрытых щитом» центрального банка.Режим валютного комитета, появившийся как чисто прикладной инструмент преодоления гиперинфляции, неожиданным образом доказал справедливость австрийской теории чистого золотого стандарта. Известно, что чистый золотой стандарт в истории современного капитализм практически никогда не был по-настоящему осуществлен. Когда рассуждают об «отказе от золотого стандарта» в 30-е годы, то забывают о том, что речь шла об отказе от частичного, искусственного золотого стандарта, аналогией которого является нынешний общепринятый режим фиксированного валютного курса. В обоих случаях центральный банк поддерживает частичные резервы (золота или долларов, марок и т.д.).Гарантия обмена основывается не на полном соответствии резервов обязательствам, а на расчете, что одновременно к обмену будет предъявлена только незначительная часть выпущенных обязательств. После второй мировой войны стало принятым отзываться золотом стандарте как о чем-то безнадежно устаревшем и примитивном, как о явлении эпохи конных экипажей, керосиновых лам и парусных судов. На этом фоне до сих пор остается практически незамеченным и неосознанным, что правила работы валютного комитета гораздо больше соответствуют самым жестким принципа чистого золотого стандарта, чем даже денежные системы времен реального частичного золотого стандарта. Тем самым повседневна практика во многом незаметно для себя воплотила в жизнь то, чти еще недавно считалось утопией. Чистый золотой стандарт возможен практически, по своим результатам он, очевидно, превосходит традиционный режим центрального банка. Сегодня это не только доказано теорией, но и подтверждено практикой.Позиция ряда западных экономистов, активно рекомендующих введение режима валютное комитета в развивающихся и постсоциалистических странах (С. Ханке, К. Шулер и др.), не выдерживает критики в одном важном пункте. Они везде говорят о введении режима валютного комитета, опирающегося на какую-то другую валюту (доллар, марка, иена). Вопрос о том, кто и как выпускает эту валюту-«якорь», остается за рамках обсуждения. Но без решения данного вопроса глобальное преодоление инфляции и экономического цикла с характерными для него периодическими спадами деловой активности невозможно. Последовательный сторонник режима валютного комитета не может не быть сторонником реорганизации центральных банков ведущих стран на аналогичных принципах. Практически это означает только одно -введение чистого золотого стандарта в данных странах, а вслед за ними и везде. Подчеркнем, именно введение, а не восстановление.Чистый золотой стандарт в современной капиталистической экономике практически не существовал. Более того, режим колониального валютного комитета также не соответствовал принципам чистого золотого стандарта: он поддерживал резервами только прирост денежной базы сверх определенного минимума. Резервирование всего объема денежной базы впервые осуществлено современным режимом валютного комитета.По мнению Л. фон Мизеса, установление чистого золотого стандарта неизбежно и спонтанно заставит банки резко повысить норму резервирования своих текущих депозитов практически до 100-процентного уровня. В отличие от предложений ряда крупнейших американских экономистов 30-х годов (И. Фишера, Г. Саймонса) резервирование должно осуществляться в форме золотых запасов в кладовых банка или на счетах в клиринговой платежной системе, а не в форме покупки государственных обязательств. Думается, что Мизес был прав, однако вполне возможно провести реорганизацию банковского дела и законодательным путем во время или даже до установления чистого золотого стандарта.Единственной альтернативой введению режима валютного комитета в России сегодня могут быть разве что продолжение и углубление экономического хаоса и распада, похоже, уже не подвергается сомнению. Репутация Центрального банка России как института, способного вести осмысленную политику (пусть даже и основанную на ложных теоретических предпосылках, как это имеет место в большинстве ведущих центральных банков), подорвана полностью. Реальной валютой учета, расчета, накопления и платежа в России давно уже стал доллар. Широкомасштабная долларизация экономики делает совершенно невозможным сколько-нибудь правдоподобное использование традиционных макроэкономических моделей количественной теории денег (оставляя в стороне принципиальный вопрос об ошибочности самой концепции макроэкономического моделирования).Критический вопрос: что делать с банковской системой? Нам фактически предлагаются два варианта. Первый – «спасать банки» -означает массированную накачку государственных средств в обанкротившиеся банки, чтобы они могли возобновить свою практику инфляционного кредита. Второй – «обанкротить банки» – предполагает безжалостное закрытие и ликвидацию неплатежеспособных банков с одновременным списанием вкладов населения и предприятий, так же с коллапсом платежной системы. Очевидно, что в таком раскладе гораздо больше шансов быть воплощенным имеет первый вариант.Как представляется, однако, есть еще один вариант. Можно (и нужно) перейти к модели коммерческих банков с полным резервированием. Текущие вклады в банках (или хотя бы вклады населения) должны быть признаны обязательством Центрального банка. Роль коммерческих банков в отношении этих вкладов будет ограничена осуществлением платежных операций с применением разнообразных технических средств, за использование которых они станут взимать определенную плату. Соответственно объем этих вкладов должен быть добавлен к традиционному агрегату денежной базы при расчете обменного курса и величины резервов валютного комитета. Имеющиеся в распоряжении коммерческих банков остатки обязательных резервов в Центральном банке могут быть переданы в распоряжение первых как частичное обеспечение их прочих обязательств (за исключением текущих и квазитекущих счетов) либо зачтены как компонент обеспечения депозитов.Такое решение означает, что все вклады фактически будут перенесены на счета Центрального банка и полностью им гарантированы. Возможен вариант, при котором станут применяться понижающие коэффициенты для счетов и вкладов юридических лиц, а также для срочных вкладов. В данном случае предприятия сохранят какой-то минимум ликвидности для осуществления первоначальных платежей, но приоритетными будут интересы частных лиц (это в определенной степени напоминает валютную реформу Эрхарда). Платежная система потеряет элемент риска и «заработает» в полную силу.Конечно, при этом валютный комитет будет вынужден принять изначальный курс, исчисленный как частное от деления предлагаемого расширенного денежного агрегата (то есть с учетом вкладов и счетов в банках) на величину имеющихся валютных резервов. Этот курс будет ниже, чем если бы валютный комитет поддерживал резервами одну только традиционную денежную базу. Иначе говоря, масштабы первоначальной девальвации окажутся большими. Зато все вклады населения будут полностью гарантированы, хотя и по пониженному курсу.Технические аспекты подобного решения можно и нужно обсуждать. Очевидно, воплощение предложенного плана невозможно без радикального пересмотра бюджетной сферы, без какого-то решения вопроса о чудовищном накопленном государственном долге, без реформы пенсионной системы. Если Эстония смогла ввести денежную систему с полным резервированием и в результате этого смелого рывка стать бесспорным и абсолютным лидером по темпам и масштабам постсоциалистической трансформации, то и Россия может ввести банковскую систему с полным резервированием и соответственно совершить прорыв в экономической практике уходящего столетия.В XXI в. не должно быть места тому, что макроэкономисты красиво называли «тонкой настройкой экономики с помощью инструментов фискальной и денежной политики», то есть скрытому и насильственному перераспределению средств в пользу политически влиятельных кругов (иначе говоря, широкомасштабному и легализованному государственному подкупу).Глава 2. Российские банки после кризисаБанковская система России после кризиса 1998 г. находится в состоянии поиска путей выживания и адаптации к новым условиям. На первый план вышли проблемы урегулирования отношений с иностранными и отечественными кредиторами, восстановления доверия населения, реструктуризации и рекапитализации банковской системы. Полноценное ее функционирование сдерживается из-за сохранения значительного числа неплатежеспособных банков с отрицательным капиталом, крайне медленного отзыва лицензий у банков-банкротов, которые множат потери общества.Политика, предусматривающая преодоление последствий банковского кризиса, обычно включает следующие направления:принятие антикризисных мер, главными задачами которых являются поддержание ликвидности банковской системы, восстановление ее роли в осуществлении расчетов, разрешение возникающих проблем с клиентами, прекращение «набега» вкладчиков на банки;реструктуризацию и санацию банковской системы с целью ликвидации нежизнеспособных банков путем банкротства, стимулирование слияний и поглощений банков;рекапитализацию, преследующую цель восстановления главной функции банковской системы – финансового посредника, для чего государство предпринимает усилия по наращиванию капитала банков и повышению его качества.В течение 1999 г. выявилось определенное противоречие между необходимостью, восстановления капитала, связанного с увеличением объема «работающих» активов (кредиты, вложения в ценные бумаги), и требованиями к повышению надежности банков и снижению рисков, что должно вести к увеличению объема ликвидных, но одновременно неработающих или низкодоходных активов. В результате в 1999 г. произошли существенные изменения в структуре совокупных банковских активов. Доля ликвидных актив возросла с 10% на начало 1999 г. до 13,7% к декабрю 1999 г., тогда как доля «работающих» активов снизилась к декабрю 1999 г. до 60% по сравнению с 68-70% в докризисный период. Из-за неуверенности в устойчивости рубля и значительной непогашенной задолженности перед нерезидентами банковская система наращивает валютную ликвидность. К декабрю 1999 г. величина остатков на счетах в банках-нерезидентах достигла 4,6 млрд. долл. по сравнению с 2 млрд. долл. на начало года. За этот период 30 крупнейших банков сократили объем задолженности перед нерезидентами с 3,3 млрд. до 2,1 млрд. долл., а величина остатков на счетах в банках-нерезидентах почти вдвое превысила чистую задолженность перед нерезидентами по межбанковским кредитам. Международная инвестиционная позиция банковской системы за три квартала 1999 г. возросла с – 0,17 млрд. до 4,1 млрд. долл.Повышение ликвидности является естественной реакцией банков на кризис платежеспособности и высокие системные риски кредитования экономики. В то же время в среднесрочном плане ориентация банков на повышение ликвидности (особенно валютной, которая может рассматриваться как мягкая форма оттока капитала) вступает в противоречие с потребностями восстановления капитала: чем выше ликвидность активов, тем меньше их доходность.В результате обесценения государственных облигаций и переоценки валютных активов банковская система внешне стала более активным кредитором реального сектора. Объем кредитов экономике возрос с 9,4% ВВП в начале 1998 г. до 11% ВВП к началу 1999 г. и стабилизировался на этом уровне'. Однако доля кредитов экономике в структуре банковских активов в течение 1999 г. снизилась с 37,5 до 33,3%.) Наращивая валютную ликвидность, банки сокращают валютные кредиты экономике, что вызвано как снижением объемов импорта (импортеры предъявляли значительный спрос на кредиты), так и высокими рисками кредитования и повышенным уровнем просроченной задолженности по валютным кредитам предприятиям. Хотя банковский кризис 1998 г. можно рассматривать в основном как кризис пассивов, в определенной мере его породили и «плохие» долги предприятий, которые обусловили низкую ликвидность валютных активов банков.Переориентация банков с кредитования государства на кредитование реального сектора выразилась в устойчивом росте объема рублевых кредитов экономике – в течение 1999 г. он возрос почти на 30% в реальном выражении) Доля рублевых кредитов в общем объеме выданных банками кредитов к концу года превысила 50% (на начало года – около 30%). При этом качество кредитного портфеля, оцениваемое долей просроченной задолженности в общем объеме выданных кредитов, заметно повысилось, хотя и остается ниже докризисного уровня (около 8% по сравнению с 5-5,5%). Учитывая, что доля просроченных кредитов, выданных в иностранной валюте, почти не уменьшилась, а сроки кредитования в валюте заметно удлинились, можно предположить, что существенная часть валютных кредитов, являющихся по сути безнадежными, не отражается банками как просроченные, а пролонгируется в надежде на улучшение ситуации в будущем.Финансовые рынки в России до сих пор не восстановились. Доля межбанковских кредитов не превышает 3% суммы чистых активов банковской системы, вложения в государственные ценные бумаги сократились с 19 до 14%, вложения в иные ценные бумаги в течение прошлого года оставались на уровне 7-7,5% чистых активов.Основным источником привлеченных средств для российских банков вновь стали, как и в 1992-1993 гг., текущие счета и срочные депозиты предприятий. Это неудивительно, поскольку в целом денежные активы реального сектора экономики увеличились до 3% ВВП к концу 1999 г. по сравнению с 1,5% на начало 1998 г., а доля депозитов предприятий в пассивах банковской системы поднялась до 30% (20% в июле-августе 1998 г.).Снижение уровня реальных доходов населения в 1998-1999 гг. почти на 30% и кризис доверия к коммерческим банкам резко сузили возможности наращивания банковских пассивов путем привлечения средств населения.)Частные депозиты населения в рублях возросли за год на 10%, но практически исключительно благодаря вложениям в Сбербанке, который увеличил рублевые депозиты населения на 25% по сравнению с серединой 1998 г. Валютные же вклады населения не превышают 50% докризисного уровня. Можно полагать, что процесс возрождения доверия населения к банковской системе и восстановления организованных сбережений до докризисного уровня потребует как минимум 3-4 года.В результате кризиса доверия зарубежных инвесторов к российскому рынку государственного долга и российским банкам объемы привлеченных средств нерезидентов постепенно сокращаются (за 1999 г. – на 1/3 в валютном эквиваленте). Старые кредиты погашаются, новые, если и предоставляются, то на короткие сроки и в меньших масштабах. Одним из серьезных последствий кризиса государственного долга и кризиса валютной задолженности в ближайшие несколько лет окажется ограничение возможностей доступа российских банков на мировые рынки капитала.Капитал банков внутренне неоднороден. Основная его часть – своеобразное ядро – включает обыкновенные акции, прибыль, общие резервы. Эти элементы наиболее надежны, их отчуждение от банка под воздействием внешних факторов наименее вероятно. По методике, принятой Базельским комитетом по банковскому надзору, названные компоненты наряду с отдельными видами привилегированных акций и некоторыми другими фондами составляют базовый капитал, или капитал 1-го уровня (соге capital). Прочие привилегированные акции, различные специальные резервы и фонды, долгосрочные субординированные займы, отвечающие определенным требованиям, образуют дополнительный капитал, или капитал 2-го уровня (supplementary capital). Базельским комитетом установлены минимально допустимое отношение капитала к взвешенным по риску активам и внебалансовым операциям в 8% и минимальная доля капитала 1-го уровня в размере 50% всего капитала.Оценка структуры совокупного капитала действующих кредитных организаций показывает, что до кризиса базовый капитал действительно несколько превышал половину совокупного капитала банковской системы. За период с августа по октябрь 1998 г. базовый капитал сократился более чем на 40%. В конце 1998 г. его значение вернулось к уровню на начало года, однако убытки, не показанные ранее и отраженные в I квартале 1999 г., привели к сокращению базового капитала на 1/3 по сравнению с началом 1999 г. Лишь крупные вливания в уставный фонд Внешторгбанка и прибыльная работа во II квартале 1999 г. позволили банковской системе восстановить 50-процентный уровень базового капитала в общем капитале банковской системы, а к концу года повысить его до 60%.Одна из главных проблем российской банковской системы – ее несоответствие масштабам и потребностям экономики в целом. Восстановление банковского сектора возможно только на базе достаточно высоких требований к качеству капитала, которое можно измерить следующими показателями:отношение размера фондов банков к возможным потерям;отношение размера фондов банков к размеру обязательств банка, определяемому объемом привлеченных средств и внебалансовых обязательств;степень иммобилизации активов.Фонды банков, являющиеся составной частью собственных средств, выступают основным источником покрытия возможных потерь (они включают в себя фактические убытки и просроченную задолженность). Перед кризисом, в начале 1998 г., фонды банков превышали их потери приблизительно в 4 раза. К октябрю 1998 г. (в разгар кризиса) совокупный объем банковских фондов составлял 107% величины потерь. В целом уровень накопленных банковской системой резервов был достаточно высоким для того, чтобы покрыть потери от девальвации. Однако резервы накопили одни банки, а наибольшие потери понесли другие.К концу I квартала 1999 г.

Список литературы

1) «Перспективы развития банковского кризиса в России» // Вопросы экономики, 1999, №5, с. 65.
2) Б. Львин «Об устройстве банковской и денежной системы» // Вопросы экономики, 1998, №10, с. 18.
3) С. Алексашенко, А. Астапович, А. Клепач, Д. Лепетиков «Российские банки после кризиса» // Вопросы экономики, 2000, №4, с. 54.
4) Реструктуризация банковской системы: опыт, проблемы и перспективы // Деньги кредит, 1999, №6.
5) Банковская система России: проблемы реструктуризации // Деньги кредит, 1998, №2.
6) Т.В. Парамонова «Проблемы развития банковской системы России» // Деньги кредит, 1999, №7.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2021