Вход

ТЕМА ЛЮБВИ В ПОЭЗИИ РОБЕРТА ФРОСТА

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 211928
Дата создания 03 апреля 2017
Страниц 44
Мы сможем обработать ваш заказ 22 сентября в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
3 330руб.
КУПИТЬ

Описание

Полное раскрытие темы дипломной работы: любовь в поэзии писателя, который, по всеобщему мнению, никогда не писал о любви. Нам удалось доказать обратною точку зрения.
Июнь 2016 г. Защитилась на "отлично". ...

Содержание

Нет никаких сомнений, что фигура Фроста – явление важное, своеобразное, заслуживающее должного внимания и пристального изучения не только в Америке. Одной из основных трудностей исследования поэзии Фроста и одной из отличительных ее особенностей является как раз заложенная в стихотворениях возможность множественного их понимания, равная допустимость взаимоисключающих точек зрения и их равная неполнота. До определенного предела Фрост позволяет читателю увидеть в стихотворении то, что сам читатель хочет в нем увидеть. Естественно, многое в поэзии Фроста и, тем более в том "образе поэта", который Фрост создавал в течение всей жизни, вполне укладывается в представления о Фросте -“фермере”, однако, многое способно эти представления опровергнуть. История фростоведения показывает, что некоторая доля истины есть практически во всех оценках творчества Фроста – от самых поверхностных до самых глубокомысленных. Думается, что для продуктивного анализа поэзии Фроста необходима достаточно гибкая и динамичная система определений, построенная с учетом всей совокупности творчества поэта и основанная на строгом историзме во взгляде на темы, образы, философское и социально-нравственное содержание поэзии Фроста

Введение

Наша выпускная квалификационная работа посвящена творчеству одному из самых значительных писателей XX в., а именно Роберту Ли Фросту. Многие американские поэты этого столетия признавались, что Р. Фрост весьма существенно повлиял на их творчество. Беспримерная слава Фроста в Америке подтверждается тем фактом, что писатель четырежды являлся лауреатом Пулитцеровской премии (1924, 1931, 1937 и 1943 гг.), самой авторитетной премии в области литературы в США, что, без всяких сомнений, говорит нам о величине этой фигуры в литературном мире. Стихотворения Фроста входят в многочисленные хрестоматии и даже школьные учебники. Существуют многочисленные переводы его стихотворений на языки народов мира, в том числе и на русский язык. О Роберте Фросте писали многие критики и писатели, среди них, например , В. Набоков, Х. Л. Борхес, И. Бродский и другие.
Тема любви в лирике Фроста не лежит на поверхности, редко в каких стихотворениях он говорит о ней прямо, чаще скрыто, намеком. Отечественные и зарубежные исследователи изучением данной темы, насколько нам известно, не занимались. Правомерно возникает вопрос: можно ли вообще говорить о любовной лирике Фроста?

Фрагмент работы для ознакомления

<...> Поэтические раздумья Фроста охватывают широкий круг тем и вопросов. Но ему свойственна известная узость цели. Так, он выступает за обновление поэтического слова и творческого выражения жизни, ” – уверен Кашкин. Его статья, на наш взгляд, является ознакомительной для читателя с творчеством поэта. Отечественный исследователь уже другой эпохи 80-ых гг. ХХ в. А. М. Зверев также занимался работами Р. Фроста. Он демонстрирует более глубокое понимание поэзии, хотя в некоторых пунктах он смыкается с Кашкиным. Он утверждает, что “поэзия Фроста – отражение, прежде всего, мироощущения и мировосприятия многомиллионного американского фермерства”. Мы видим, что он говорит о Фросте, как о выразителе мироощущения фермеров, но с другой стороны подвергает сомнению представление о нем, как о поэте-фермере.Нет никаких сомнений, что фигура Фроста – явление важное, своеобразное, заслуживающее должного внимания и пристального изучения не только в Америке. Одной из основных трудностей исследования поэзии Фроста и одной из отличительных ее особенностей является как раз заложенная в стихотворениях возможность множественного их понимания, равная допустимость взаимоисключающих точек зрения и их равная неполнота. До определенного предела Фрост позволяет читателю увидеть в стихотворении то, что сам читатель хочет в нем увидеть. Естественно, многое в поэзии Фроста и, тем более в том "образе поэта", который Фрост создавал в течение всей жизни, вполне укладывается в представления о Фросте -“фермере”, однако, многое способно эти представления опровергнуть. История фростоведения показывает, что некоторая доля истины есть практически во всех оценках творчества Фроста – от самых поверхностных до самых глубокомысленных. Думается, что для продуктивного анализа поэзии Фроста необходима достаточно гибкая и динамичная система определений, построенная с учетом всей совокупности творчества поэта и основанная на строгом историзме во взгляде на темы, образы, философское и социально-нравственное содержание поэзии Фроста.Как уже было упомянуто выше, поэт приезжал с визитом в СССР в 1962 г., когда познакомился с Анной Ахматовой. Их встреча прошла в Ленинграде, в загородном доме. Сама Ахматова прокомментировала встречу иронично: “Воображаю, как мы выглядели со стороны, совершенные "дедулинька- или-бабулинька"”.В связи со всем вышеизложенным рассмотрим более подробно визит Роберта Фроста в Россию, точнее сказать, в СССР. На эту тему писали охотно наши исследователи. В журнале “Иностранная литература 2000” были опубликованы цитаты и некоторые выдержки из книги Франклина Рива “Роберт Фрост в России”. В первую очередь хочется привести пример, в котором сам Фрост комментирует свое творчество с точки зрения символизма: “Символизм вполне способен закупорить стих и уничтожить его. Символизм может быть так же опасен, как эмболия. Если нужно как-то окрестить мою поэзию, я предпочел бы называть ее эмблематизмом. Живая эмблема явлений — вот предмет моих поисков». Это дает нам право вернуться к собственным рассуждениям, каким поэтом все-таки был Р. Фрост. Поэт никогда не упускал возможность сострить на тему своей политической позиции и говорил, что хотел бы дожить до 1976 г., чтобы быть в два раза моложе своей собственной страны. “В юности я никогда не позволял себе быть радикалом из-за боязни в старости стать консерватором,” — писал Фрост. В скором времени он объявил, что “красота социализма в том, что он покончит с индивидуализмом, который вечно кричит: не вмешивайся в чужие дела” и доказал это, приехав в СССР. В беседе с Хрущевым предполагалось, что будут объединены Западная и Восточная части Берлина. Фрост настаивал на нравственности политики и недопустимости межгосударственного торга. Он также заметил, что цивилизация Европы, США и России принципиально отличаются от азиатской и китайской.В книге также указывается, что поприветствовать поэта из штатов пришли такие значимые и известные фигуры, как Твардовский, Сурков, Евтушенко, Зенкевич, Кашкин и другие. Все они также охотно демонстрировали свою верность ценностям свободы и гуманизма, к которым обращается поэзия Фроста. Поэт представлялся для них олицетворением свободолюбивой западной традиции. По словам автора “важнейшим результатом поездки Фроста было не выполнение политической миссии, к чему он прежде всего стремился, а легализация в России свободного литературного творчества, к которому он побуждал русских публичным чтением своих стихов и своими высказываниями”.Высказывания Фроста о важности поэзии и ее развитии в очередной раз подтверждает цель его поездки в Россию. Поэт видел жизненно важную предназначенность поэзии, выражал ее во всем, всячески делал на нее упор. Это подтверждается следующими словами Фроста: “Вы должны иметь силы, чтобы защитить язык, защитить в нем поэзию. Вы должны быть сильными, чтобы защитить поэзию. Из всех видов искусства поэзия — самый национальный, живопись или музыка национальны в меньшей степени. Великая нация создает великую поэзию, и великая поэзия создает великую нацию. Эти процессы взаимосвязаны”.К сожалению, советский менталитет ограничивал не только их понимание, но и восприятие Фроста, как представителя не только другой национальности, но и личности с совершенно другим менталитетом. Разумеется, было понятно, что говорит поэт, но воспринималось это русскими далеко не полностью – что подразумевалось под этими простыми, сказанными вслух, вещами. Интересным представляется пример, приводимый в книге далее, о том, как кто-то из пришедших в аудитории спросил, не помешает ли ему понимать русских языковой барьер, на что Фрост тонко подметил: “Мы все смеемся на одном и том же языке”.В целом визит знаменитого американца в Россию в книге описывается как событие яркое, наполненное эмоциями за совместными с Фростом ужинами и завтраками. Русские чувствовали себя уверенно, как замечал позже Фрост, они показали себя как истинные патриоты, охотно демонстрировали всю широту русской души. Многие вещи все равно оставались странными и не до конца понятными для Фроста. Но это и понятно: точно также, как всегда, находясь в другой стране, присутствует языковой барьер и разница менталитетов, так и здесь, все улыбались, были гостеприимными, но все же один неловкий случай имел место быть.Фрост по приглашению попал в одну из сельских школ неподалеку от Москвы, в Переделкино. Хотя не очень хотел ехать, но все же согласился. Поездка состоялась. Вот как пишет об этом Рив:“Когда мы вошли, дети встали по стойке "смирно" у своих парт. Девочки были в коричневых платьях и черных, непарадных фартуках — форме, которую издавна носят русские школьницы. Мальчики были одеты в сизую форму с фальшивыми медными пуговицами, по которой сразу можно узнать школьника. На всех были алые пионерские галстуки. Учительница была в вязаном костюме, затянутом в талии, ее черные волосы были заплетены в косу и собраны на затылке в пучок. Она обратилась ко всему классу, но прежде всего к рыжеволосому мальчику на передней парте, требуя, чтобы ученики задали Фросту вопрос.Наконец, дрожащим голосом мальчик спросил: “Что вы думаете о полете наших космонавтов?” — “Думаю, что это замечательно, — сказал Фрост, — а тебе так не кажется?” “Разумеется”, — сказал мальчик, уверенный в том, что выполнил свой долг, но растерявшийся от незнания, что говорить дальше.Фрост спросил у класса, кто хотел бы полететь на Луну. Пока журналисты делали свои записи, а фотографы делали снимки для газетных изданий, дети медленно, боязливо подняли руки. “Вы хотите вырваться отсюда любым способом”, — съязвил Фрост. Никто ничего не ответил.”Это напоминает чувство, которое одолевает человека в некий неловкий момент. Вслед за этим, случился еще один конфуз, впоследствии которого, по словам автора, было стыдно за русскую учительницу.Одного из учеников класса учительница попросила ответить, как будет по-английски "плавать". Один мальчик, которого спросили, растерялся и произнес что-то вроде "thim", на что посыпались крики учительницы, а после – повисла абсолютная тишина в классе.Несмотря на такие недоразумения, в целом приезд американского поэта в Россию оценивался выше, чем это можно было представить. Для всех это стало неким толчком к новому вдоху. И если Фрост для американцев – это воплощение их культурной идеологии, то такую же параллель можно провести и в России, и тогда для нас это может быть, например, М. Цветаева.Содержательными нам кажутся комментарии И. Бродского. Обратимся к его цитатам. Он писал: “Фрост ощущает изолированность своего существования. <…> Колоссальная сдержанность и никакой лирики. Никакого пафоса. Все названо своими именами. По Фросту – все так, все на своих местах. Как и должно быть. Фрост показывает ужас обыденных ситуаций, простых слов, непритязательных ландшафтов”.К слову, И. Бродский посвятил Фросту свою большую статью “Скорбь и разум”, которая дала название его последующей книге очерков (“Greeve and reason”). Он рассматривает поэзию в экзистенциальном направлении, выдвигая на первый план скрытые мотивы печали, тревоги и страха.Глава 2. Анализ стихотворений Р. Фроста2.1. Содержание и анализ стихотворений “Прощай, но оставайся холодной”, “Чем счастье короче, тем ярче”В настоящей главе рассмотрим характерные черты творчества Р. Фроста, какое место занимает в ней любовная лирика, а также проанализируем стихотворение “Good-bye and keep cold” и другие стихотворения с точки зрения рассмотрения в нем любовного мотива.И. Бродский считал Фроста центральной фигурой в англо-американской поэзии Нового времени, он объяснял принципы его поэтического искусства следующим образом: “Главная сила повествования у Фроста – не столько описание, сколько диалог. Как правило, действие у Фроста происходит в четырех стенах. Два человека говорят между собой (и весь ужас в том, чего они друг другу не говорят!). Диалог у Фроста включает все необходимые авторские ремарки, все сценические указания. Описаны декорация, движения. Это трагедия в греческом смысле, почти балет”1.This saying good-bye on the edge of the darkAnd cold to an orchard so young in the barkReminds me of all that can happen to harmAn orchard away at the end of the farmAll winter, cut off by a hill from the house.I don't want it girdled by rabbit and mouse,I don't want it dreamily nibbled for browseBy deer, and I don't want it budded by grouse.(If certain it wouldn't be idle to callI'd summon grouse, rabbit, and deer to the wallAnd warn them away with a stick for a gun.)I don't want it stirred by the heat of the sun.(We made it secure against being, I hope,By setting it out on a northerly slope.)No orchard's the worse for the wintriest storm;But one thing about it, it mustn't get warm."How often already you've had to be told,Keep cold, young orchard. Good-bye and keep cold.Dread fifty above more than fifty below."I have to be gone for a season or so.My business awhile is with different trees,Less carefully nourished, less fruitful than these,And such as is done to their wood with an axe—Maples and birches and tamaracks.I wish I could promise to lie in the nightAnd think of an orchard's arboreal plightWhen slowly (and nobody comes with a light)Its heart sinks lower under the sod.But something has to be left to God. (R. L. Frost)Данное стихотворение относится к сборнику “Неизбранная дорога”, а самым известным переводом принято считать перевод Н. Голя. Для анализа стихотворения обратимся к его переводу:Сгущается мгла. Расставаться пора.Фруктовый мой сад, молодая кора,Фруктовый мой сад под холмом на отшибе –И снежные волны, и зимние зыбиТебе предстоит без меня пережить.О как бы хотел я тебя сторожитьОт зайцев, оленей, мышей, куропаток –От всех, кто до спящего дерева падок!Но этой зимою ни птиц, ни зверьеОт сада ружье не отгонит мое...Я знаю: ты справишься. Хуже другое:Порой разгорается солнце зимою,И хоть ты недаром под северный склонПосажен и тем от лучей защищен –Не верь преждевременно теплому свету:Земля не весною, а ложью согрета;Растениям больше наносится злаНе в сорок мороза, а в десять тепла.Не будь же доверчив к обманам природным...Но хватит! Прощай. Оставайся холодным!А я уезжаю на целый сезон.Вокруг меня будут береза да клен;Они, по сравненью с тобой, грубоваты,Им больше подходит топор - не лопата...Душою, мой сад, я останусь с тобой,И вместе с тобою в ночи ледянойЯ стану срастаться с земной глубиной,Твою повторяя судьбу и дорогу.Все прочее мы представили Богу.Стихотворение начинается со слов о расставании, герой рассуждает о вещах, которые предстоит пережить его любимой (он называет ее своим фруктовым садом) без него, с чем она остается в его отсутствие. Это – и снежные волны, и зимние холода. Также он говорит с сожалением о том, что хотел бы остаться, и, если бы остался, защищал бы свою любимую от всех напастей, от всего, что может нанести ей вред, потому что в переводе мы видим слово именно "сторожить". Но он говорит, что этой зимой у него не получится быть рядом с ней.Он оставляет ей наказ, чтобы она была сильной без него. Он говорит, что верит в нее, что знает, что она справится. Также предупреждает, что несмотря на то, что все может казаться спокойным, пусть она не верит "преждевременно теплому свету", что это обман, пусть она будет всегда настороже. Говоря это, лирический герой имеет в виду, что не все, что кажется спокойным и безвредным, является таковым на самом деле. Как мы знаем, не все то золото, что блестит, если приводить русский аналог интерпретации.Пусть она не верит природным явлениям: ведь даже если светит солнце, это не означает, что уже потеплело. Лирический герой рассуждает об этом в следующих строках: “… растениям больше наносится зла не в сорок мороза, а в десять тепла. Не будь же доверчив к обманам природным... ”.Далее он говорит о том, что в разлуке его не будет радовать так окружающее, как он радуется природе, находясь с ней, давая понять, что все ему не мило в разлуке с ней. Оставляя любимую, он обозначает, что душою остается с ней. Мысленно он с ней, и он готов пройти этот путь в разлуке вместе. Заметно, что лирический герой с тяжестью на сердце прощается со своей возлюбленной, что ему нелегко оставлять ее, но насколько мягко он говорит с ней перед расставанием, показывая свою тревогу, но вместе с тем и любовь, и мужскую строгость.Обратим внимание также и на то, как он говорит ей, что верит в нее. Причем настолько сильно, что вместо "верю" употреблено слово "знаю", что несет более глубокую и сильную коннотацию. Потому что, когда мы говорим "я знаю" – эти слова расцениваются как нечто непоколебимое, несомненное, нерушимое. Основным мотивом стихотворения, конечно же, является сильная любовная связь лирического героя и его возлюбленной. Но стихотворение наполнено не столько эпитетами, сколько другими художественными средствами и приемами. Суть заключается не в них, а в том, какие слова он использует, обращая "прощальное слово" в простые выражения, наполненные нежным и теплым смыслом. Обращая внимание на перевод названия – “Прощай и оставайся холодной”, – нет сомнения, что лирический герой действительно хочет, чтобы его возлюбленная не показывала виду, что она одна, чтобы она оставалась равнодушной, проходя это испытание.То, что это стихотворение – любовное стихотворение, можно подтвердить авторитетом Библии. В “Песне Песней Царя Соломона” сравнение возлюбленной также с садом – один из сквозных образов.Подтекстом здесь служит, вероятно, образ заключенного сада-вертограда из «Песни Песней»: «Запертый сад – сестра моя, невеста, заключенный колодец, запечатанный источник: рассадники твои – сад с гранатовыми яблоками, с превосходными плодами, киперы с нардами, нард и шафран, аир и корица со всякими благовонными деревами, мирра и алой со всякими лучшими ароматами; садовый источник – колодезь живых вод и потоки с Ливана» (Песн., 4: 12-15).Рассмотрим еще одно стихотворение Фроста на предмет любви в нем, а именно “Чем счастье короче, тем ярче”:То ветер штормовойГудит над головой,То саваном туманЛожится средь полян -И так почти всегда.Но отчего ж тогдаДуша моя светлаот яркого тепла?Всего один из днейНа памяти моейБыл ясен и лучист,И безраздельно чист.Хватило одного -Чудесного, того,Когда пришел рассвет,Нежней которых нет,И наступил закат -Еще нежней стократ.Я видел в этот деньВсего одну лишь тень,Но тень из двух теней:Моя сплелась с твоей.Там были лес и дом,Там были мы вдвоем. Перевод Н. ГоляВ первую очередь надо сказать, что название уже говорит само за себя. Считается, что лучше прожить короткую, но счастливую жизнь, нежели чем долгую и несчастную. Так и в этом стихотворении можно провести параллель с этой аксиомой: один день с его рассветом и закатом стоит тысячи обыденных дней, потому что это и есть тот самый момент счастья, в котором герой видит тень из двух теней. Казалось бы, то ветер, то шторм или непогода почти всегда бушует за окном, но лирический герой рассуждает, почему так светится его душа, отчего он так счастлив в этот отличающийся день от всех остальных. Он находит ответ: “Я видел в этот день всего одну лишь тень”. Говорит о самых важных вещах для него, а именно о доме и лесе и о себе со своей возлюбленной. Мы опять сталкиваемся с мотивом любви к родным местам и к женщине, к которой есть чувства. Это стихотворение сочетает в себе основных два мотива лирики Р.  Фроста: как поэта-“фермера” и как поэта, пишущего о любви и чувствах.Это стихотворение перекликается с еще одним, название которого “Я что угодно времени отдам”. К сожалению, ему не посвящен отдельный раздел, но при этом мы можем проследить аналогию с такими строчками:Я что угодно времени отдам,Дойдя до окончательной границы.Пусть забирает ежедневный хлам,Но собранное в жизни по крупицеОстанется со мной и здесь и там.Нельзя смело утверждать, что эти два стихотворения непосредственно являются стихами о любви, но, как мы утверждали с самого начала, Фросту не свойственно писать о любви прямо, чаще скрыто, намеком.В обоих приведенных примерах Фрост говорит о любви, как об источнике жизни, которая стоит слишком дорого, чтобы разбрасываться таким чувством или пускать на произвол судьбы. Любовь – это то, что служит не только топливом для отношений между мужчиной и женщиной, как мы привыкли воспринимать, но является гораздо более весомым аргументом, чтобы жить. В то же время, гораздо более драгоценной вещью, чувством, ради которого можно пожертвовать многим, даже таким ресурсом, как время. Ведь время, как известно, не только быстротечно, оно не стоит на месте, но также мы не можем его повернуть вспять.Говоря о таких понятиях, как счастье и любовь, идущих бок о бок и тесно переплетающихся между собой, нельзя не упомянуть о том, насколько важными эти составляющие жизни являются не только для лирического героя Фроста, не только для самого поэта, но и для простых людей, читателей, таких как мы сами. “Собранное в жизни по крупице” всегда более ценно для нас, нежели чем что-то полученное гораздо проще. Но ни счастье, ни любовь не достаются в жизни легко, как хотелось бы. Иногда приходится бороться за такие важные вещи, чтобы чувствовать себя по-настоящему счастливым. Чтобы отпустить то или другое, нужно быть по-настоящему сильным человеком, особенно, если это и есть то, что заставляет нас жить и двигаться дальше.Заметим также, что для Фроста такой прием, как заключить самое важное, что хочется сказать, в конец (или даже в завершающие строчки) является довольно распространенным, он использует это в нескольких своих стихотворениях, что в очередной раз подтверждает его уникальность, как поэта, который пишет о любви и чувствах скрыто.2.2. Тема любви в стихотворениях “За водой”, “Пастбище” и “Шелковый шатер”Обратимся к другим стихотворениям Р. Фроста: “Going for water” (“За водой”), “The pasture” (“Пастбище”) и “The silken tent” (“Шелковый шатер”) и попробую также выявить в них любовный мотив.Колодец во дворе иссяк,И мы с ведром и котелкомЧерез поля пошли к ручьюДавно не хоженым путем.

Список литературы

Frost, R. The Complete Poems. – N.Y., Holt&Co;., 1949. – P. 642.
Interviews with Robert Frost. Ed. E. C. Lathem, N.Y.
Зотов, С. Литературная позиция Иосифа Бродского. К постановке проблемы // Иосиф Бродский и мир. Метафизика. Античность. Современность. – СПб.: 2000. – С. 107 – 124.
Кашкин, И. Для читателя-современника. Статьи и исследования. – М.: 1977. – С. 67 – 82.
Кириченко, О. Некоторые явления в новейшей поэзии США. Проблемы литературы США XX века. М.: Наука, 1970. – С. 141 – 162.
и др. Более 30-ти источников в полном списке.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2021