Вход

Россия и НАТО: анализ современного состояния отношений.

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 160495
Дата создания 2008
Страниц 90
Источников 39
Мы сможем обработать ваш заказ 14 апреля в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
1 620руб.
КУПИТЬ

Содержание

Тема: «Россия и НАТО: анализ современного состояния отношений».
Содержание
Введение…………………………………………………………………2
Глава 1. Ретроспектива взаимоотношений между ОВД и НАТО в период «двухполюсного мира».
1.1. Процесс формирования Североатлантического блока………………….8
1.2. Процесс формирования организации «Варшавский договор»…….. … 16
1.3. Отношения между НАТО и СССР в эпоху «холодной войны»…………27
Глава 2. Россия и НАТО в формате «многополюсного мира».
2.1. Поведение НАТО в период распада социалистического содружества….40
2.2. Расширение НАТО в сторону России: последствия и вызовы…………..53
2.3. Россия – НАТО: проблемы и перспективы………………………………..66
Заключение ……………………………………………………………………..84
Список литературы ……………………………………………………………87

Фрагмент работы для ознакомления

С начала 90-х годов продвигать военные возможности США и блока НАТО являлся американский президент Билли Клинтон, являлся пионером в осуществление процесса расширения американской империи.
По окончанию президентства Клинтона, трансатлантические отношения начались изменяться под активным давлением президента Дж. Буша и его окружение, а именно Д. Чейни, Д. Рамсфельд, П. Вулфовитц и Р. Перл – по их утверждением начался процесс восстановления американской мощи после восьми лет политики, которую они считали пассивной.
Нынешние неоконсерваторы считают, что усилия нации должны быть направлены на борьбу с добровольными ограничениями в виде концепции государственного суверенитета, «навязанными» Америке международным сообществом, чтобы осуществить тот реальный шанс подчинить своему влиянию весь мир, который возник после 1989 года. Упрекая в мягкотелости к процессам расширения своих предшественников, которые, по их мнению, не смогли до конца воспользоваться этим шансом, где в роли инструмента должен был выступать Альянс.
Во внешней политике США произошло смещение акцентов. Европа как регион жизненных американских интересов стала менее значима, чем во времена мирового противостояния двух политических систем. Сегодня взоры нынешней американской администрации устремлены на Центральную Азию, Закавказье и, прежде всего, подступы к Индии и Китаю – Афганистану и Ирану, а также Ираку.
В связи с новыми геополитическими целями у США появилась заинтересованность в трансформации НАТО, чтобы придать Альянсу новое качество, которое носит геополитический характер. Соответственно новые стратегические цели определяли расширение зоны ответственности НАТО, а также увеличение числа стран-участниц в связи с глобализацией внешнеполитических устремлений США.
При рассмотрении процесса расширения НАТО у некоторых западных ученых, например А. Айзенберга, появляется опасение, не превратится ли организация в связи с этим в «рыхлое сообщество» дружественных западных правительств, потерявшее свою институциональную основу.
Подобная настороженность имеет под собой реальную основу, быстрое увеличение числа участников не может не повлиять на реальные военные возможности НАТО, которую предусмотрели инициаторы реформирования блока.
В будущем предполагается, что НАТО будет представлять собой глобальную военно-политическую конструкцию, в рамках которой может быть создана система группировок различной мощи и значения, которая будет предусматривать следующую иерархическую планетарную конфигурацию:
Первый уровень - костяк подобной планетарной конструкции будет состоять из наиболее развитых стран Европы и Северной Америки.
Второй уровень займут страны Восточной Европы, которые не будут равноправными партнерами.
Третьей группы государств будет состоять из большей части стран СНГ, которая будет создавать санитарный кордон между Россией и Западной Европой.
Также предусматривается создание четвертой группы в виде партнерского блока НАТО на Ближнем Востоке и Северной Африке.
Естественно подобный милитаристический монстр выпадет из-под контроля Европейского союза и НАТО, О чем прекрасно знают американцы и осознают эту будущую проблему, которой предусмотрена альтернатива – это миф о Североатлантическом блоке.
В реальности события будут развиваться в другом формате. Примером могут служить действия США в Афганистане и Ираке. Подобный подход лидера на мировое пространство свидетельствует об определенной позиции США по отношению к Альянсу. У многих наблюдателей сформировалось мнение, что после событий 11 сентября у американцев несколько понизилась заинтересованность в нем. И хотя была задействована ст. 5 Вашингтонского договора, США не сделали НАТО главным действующим лицом при проведении антитеррористической кампании. На самом деле, в то время как некоторые союзники, а именно Великобритания, сыграли свою роль в военных действиях в Ираке, участие других носило скорее символический характер.
Именно альтернатива являться «пушечным мясом» в решении интересов США является противоречием между США и остальными членами влияющая на будущую сплоченность и само существование Альянса. Военные действия в Афганистане и Ираке продемонстрировали подобную расстановку интересов с особой очевидностью.
В сложившейся ситуации многие политические деятели Западной Европы и США предсказывают, что подобная постановка своих интересов членов блока будет способствовать изменению ее характера. Как предупреждал посол США в НАТО Николас Бёрнс: «Без решительных действий по ликвидации пропасти в военных возможностях мы окажемся перед реальной перспективой раскола союза на две части» – одна часть будет состоять из того, что лорд Робертсон назвал «военным пигмеем», известным под названием Европа, другая же будет представлена Соединенными Штатами.
Недовольством американцев вызывает не только процессом принятия решений внутри НАТО, но и недостаточные военные возможности европейцев. Разрыв в военных возможностях между США и другими членами НАТО становится все шире и понижает шансы союзников на проведение совместных военных операций.
В первую очередь причина конфликта кроется в нежелании большинства европейских правительств (как внутри НАТО и ЕС, так и вне этих организаций) увеличить выделяемые на оборону средства и устранить политические и административные барьеры на пути более эффективного их использования. Сегодня оборонные доктрины европейских партнеров НАТО основываются на «Петерсбергских задачах» предусматривающих только поддержание мира, в то время как США сфокусировали внимание на расширении своих возможностей по проведению широкого спектра военных операций, включая боевые действия высокой интенсивности в межконтинентальном масштабе.
Для европейских стран толчком к развитию военных потенциалов кризисного регулирования могут явиться опасения по поводу поворота Америки, в сторону развития собственного могущества предоставляя роль младшего брата для европейских партнеров. В таком случае небольшие военные возможности европейцев в рамках НАТО и ЕС их политическое влияние в Евроатлантическом регионе и за его пределами останутся ограниченными.
Подобный расклад побуждает европейцев к наращиванию своего европейского военного союза. Однако, имея в виду господствовавший до последнего времени американский подход, характеризующийся опорой на собственные силы, НАТО можно расширять, видоизменять и представлять как гаранта европейской безопасности, но с господствующим вариантом США. Предусматривающий политическую и идеологическую адаптация НАТО на строгих американских условиях, что европейцы будут обеспечивать быстрый рост своих военных возможностей с помощью покупки новых технологий у США. При этом откажутся от разработки собственных военных технологий.
Кроме роста военных возможностей европейских союзников американцы будут стремиться к сближению своей и европейской политики в оценке угроз. Где наблюдается различие в их оценке. Американцы и европейцы по разному понимают, стратегическую культуру национальной безопасности. Они не могут сформировать общее видение этой проблемы, поэтому возникают трудности в процессе выработки единой трансатлантической стратегии. Американцы, осознавая свое военное превосходство, готовы с оружием в руках искоренять угрозу собственным интересам, где бы то ни было, всеми возможными способами, с помощью своих союзников или без нее.
Сегодня европейцы сейчас менее обеспокоены угрозой терроризма, чем прежде – исходившей от Советского Союза опасностью в отличие от американцев, которые требуют от них принять превентивные меры против терроризма внутри страны и за рубежом в качестве доказательства своей лояльности, прозрачно намекая, что иначе угрозе терроризма они будут противостоять в одиночку. Подобный подход наводит на следующие размышления о создании возможных очагов терроризма в Европе, которые могут быть спровоцированы с помощью экстремистски настроенных представителей различных этнических диаспор в рамках политики США предусмотренной концепций «2020», где рассматривается в будущем управление хаосом.
Европейцы по окончанию холодной войны сменили свою бывшую стратегию безопасности на политику вовлеченности направленную на достижение наднационального идеала. Силовые методы проведения политики и увеличение собственных военных возможностей, связанное с проведением данной политики, не вписываются в рамки их восприятия глобализации и интеграции. Америка оценивает угрозы, основываясь на военных возможностях своих врагов, а Европа учитывает в первую очередь их намерения. Возможно, такая позиция объясняется и тем, что европейцам не хватает мощи и ресурсов. Тем не менее, европейцы считают американцев слишком близорукими, чтобы понять возможность проведения политики ненасильственными методами, когда уже взят курс на жесткую линию.
В иерархии ценностей европейской политической культуры в данный исторический период:
поддержание мира стоит выше наступательной стратегии; интернационализация принципа власти закона – выше национальных интересов;
совместное принятие решений всем сообществом – выше независимого подхода, характерного для США;
экономические взаимные обязательства – выше военных соображений;
глобальное управление, осуществляемое международными институтами, – выше контроля со стороны единственного гегемона.
Также у европейских политиков имеется мнение, что американцы используют свое могущество не на благо всего человечества, а преследуют свои корпоративные интересы.
Сложившаяся ситуация внутри НАТО показывает, что развивать отношения с Альянсом необходимо в трехсекторном направлении:
Взаимоотношение Россия – НАТО – США.
Взаимоотношение Россия – НАТО.
Взаимоотношения Россия – НАТО – Европа.
Процессы 90-х годов показали, что односторонняя западная линия во внешней политике оказалось бесперспективной, и способствовала постепенному отрезвлению политического руководства России.
Не последнюю роль в форсировании процесса расширения НАТО, сыграла близорукая позиция российского руководства, которая не рассмотрела суть американских замыслов и дала «зеленый свет» в августе 1993 года намерение Польши вступить в НАТО. Позднее правящие круги США об отрицательные позиции России, бесцеремонно вытирали ноги. Создавая вокруг себя, иллюзию об отсутствии такого государства, как Россия.
Очевидно, что сегодня, когда Россия встает с колен может найти свое место в жизни Европы и Запада (оставляя при этом за собой право участвовать и в других геополитических конфигурациях) только при условии многообразия вариантов европейской идентичности. Соответственно расширение НАТО, как и любая тенденция к унификации и американизации Европы и Запада, лишает Россию свободы маневрирования в международных отношениях, а молчание негативно скажется на международном положении России.
На современном этапе всеми специалистами признается ведущая роль Стратегических ядерных сил (СЯС) в обеспечении безопасности России. Особенно значимым является то, что СЯС дают возможность под своим «зонтиком» реформировать и поднять на новый качественный уровень вооруженные силы России, ослабленные в условиях тяжелой экономической ситуации 90-х годов в стране. Не теряет своей актуальности и ядерное сдерживание, которое является неотъемлемым фактором современной глобальной стратегической стабильности, остается способом предотвращения агрессии любого масштаба военными средствами.
При этом следует учитывать, что администрация Буша не считает, что НАТО должна быть глобальной организацией обороны и безопасности. Североатлантический альянс должен являться вспомогательным блоком обеспечивающим «эффективную поддержку» глобальным планам США, и одновеременно служить опорным пунктом для наращивания сил, сбора разведывательных данных, размещения военных баз.
В данном случае предусматривается изменение командной структуры НАТО, и переходом на функциональный принцип организации управления силами, который предполагает создание единого стратегического командования объединенного в одну структуру верховного командования силами НАТО в Европе. В ходе подобный реформ будет осуществлена ликвидация верховного командования силами НАТО в Атлантике (или его преобразование в учебную структуру) и, возможно, создание северного командования, которое было бы связано со структурами обороны территории США.
Среди экспертов США, и в самой американской администрации широкое распространение получила точка зрения, согласно которой НАТО уже не имеет былого значения с точки зрения внешней и оборонной политики Соединенных Штатов. Решающее значение имеют лишь вооруженные силы США и сотрудничество с теми странами, которые разделяют приоритеты Америки и способны внести вклад в будущие операции. Данная точка зрения исходит из того, что Европа безопасна и стабильна и что США должны сосредоточить свою оборонную политику и политику безопасности на решении проблем Ближнего Востока, Южной и Восточной Азии, а также на Кавказе.
Сегодня ключевой проблемой России на международной арене является ее имидж, который у нее укоренился не только на Западе, но и на Востоке как, беспринципной силы. В данном случае образ могущественности России просто необходим в существенных изменениях в отношениях со странами Европы и Америкой в связи с превращением Альянса в «Большое НАТО».
Современные внутриполитические обстоятельства, формирующие внешнюю политику России, дают на это надежды, что в обозримом будущем этот непривлекательный образ измениться в положительную сторону, а поведение России как субъекта мировой политики будет по-прежнему строиться на системе универсальных ценностей и долгосрочных принципов, а не из сиюминутной выгоды.
Расширяющееся на восток геополитическое поле Альянса является пока наиболее видимой вершиной айсберга новой стратегической доктрины организации мирового порядка. Под водой спрятаны сценарии вызовов и угроз, ожидаемых в первой половине XXI века (приблизительно до 2015 г.). В этой стратегии будущий расширенный альянс является «многоблочной» вершиной монополюсного миропорядка США.
Подобное лидерство ложится огромным финансовым бременем на США, особенно военных. Соответственно это понимают американские стратеги, которые взяли на вооружение конструкцию «полюса власти», где НАТО будет нести основные нагрузки по установлению нового мирового порядка.
Россия из этой конструкции «полюса власти» просто исключена по причине пересечения интересов с США по следующим параметрам:
Геополитические интересы стран Западной Европы и Востока ближе, чем интересы Европы и США.
Страны Европы в энергетическом отношении привязаны к России,
Финансово-экономически Европа теснее связана с РФ, чем Штаты,
В разрешении глобальных экологических проблем и подходах к ним.
Россия, по-прежнему обладает мощным ракетно-ядерным вооружением.
Обладает потенциально сильной экономикой, несмотря на реформирование.
Может ответить адекватно действиям НАТО.
Подобный расклад не интересен ни Европе, ни США, чтобы взять на себя ответственность за развязывание «холодной войны-2» ляжет на Вашингтон и страны Европы.
Тем более в европейских странах альянса первого эшелона сформированы программы вхождения в 21 век, где приоритетными целями являются развитие образования, науки, здравоохранения, защита окружающей среды. Общественное мнение в странах — членах НАТО ориентировано в большей степени на эти ценности. Установки в общественном сознании на глобализацию и интернационализацию жизни, свободный обмен информацией, услугами, товарами и туризм - все это стало реальностью в большинстве стран Западной Европы. Повернуть колесо истории, задать новый курс в политике (внутренней и внешней политики) — дело не простое. Никто из лидеров Запада не хочет оказаться безумным в сложившейся ситуации.
Также западная цивилизация прекрасно понимает современный и будущий расклад на мировом пространстве – это экономический подъем Китая и Индии, которые уже сегодня претендуют на роль региональных лидеров, а завтра уже будут мыслить о планетарном господстве.
Поэтому многие политики, состоящие в Альянсе, прекрасно понимают к чему, могут привести процессы противостояния «Россия – НАТО».
Хотя в нынешнее время, к большому сожалению, у руля расширения НАТО на Восток стоят не трезво мыслящие политики, а «ястребы» одержимые теорией «мондиализма». Сегодня – мы видим процесс реанимации проекта “особого пояса” государств вокруг России, с его подчиненностью НАТО.
Подобный сценарий изоляции России от “цивилизованного мира” предполагает многоходовую геополитическую комбинацию «плана Анаконды», ключевым моментом которой является:
Отторжение России от выходов к южным и северным морям.
Ограждение России от путей транзита углеводородов через “внутреннее” Каспийское море.
Вытеснение России с Балкан с помощью заполнение Альянсом “вакуума силы” в стратегических точках Европы: на Балканах, в Черноморских проливах, в устье Дуная.
Конечная цель указанных геополитических рокировок является вытеснение России из бассейна Черного моря и устранение потенциальной возможности ее влияния на развитие событий в Центральной Европе и Средиземноморье.
США и НАТО заинтересованы в усилении своих позиций в Восточной Европе, бассейне Черного моря, в Средиземноморье, в устье Дуная и на Балканах, а также на путях транзита сырьевых ресурсов (включая энергоносители) из бассейна Каспия и Средней Азии в Европу. В обход России.
Усиление позиций США является ее платонической целью завладеть «хартлендом», и традиционное желание европейцев изолироваться от России.
Этот процесса реализации этих глобальных планов США можно разделить на следующие периоды:
Первый период, когда осуществляется уже с 1991 года, с момента установления отношений между Россией и НАТО на первом торжественном заседании Совета североатлантического сотрудничества (позднее переименованного в Совет евроатлантического партнерства). Он был создан после окончания холодной войны, как форум для консультаций в целях развития новых отношений сотрудничества со странами Центральной и Восточной Европы, чтобы осуществлять мониторинг ситуации в процессах происходящих в тот период на пространстве социалистического содружества. Этот период можно назвать «пробным шаром» расширения блока НАТО на восток, когда активно велась работа с европейскими союзниками СССР.
Второй период этого долгосрочного процесса начался с распадом Советского Союза. С 1994 года начинается процесс работы с бывшими союзными республиками, когда Россия присоединилась к программе Партнерство ради мира – важной программе практического сотрудничества в области безопасности и обороны между НАТО и каждой из партнерских стран. В 1996 году в Боснии и Герцеговине был, развернут российский миротворческий контингент для участия совместно с представителями стран-членов НАТО в миротворческих силах под руководством Североатлантического союза, чтобы в полном объеме использовать славянский фактор в отношениях между русскими и сербами. Этот прием был необходим Альянсу для более быстрого усмирения неукротимых сербов и уменьшить свои человеческие потери в проведении операций по умиротворению противоборствующих сторон. Российский контингент был самым многочисленным из контингентов участвовавших в силах, но не принадлежавших к НАТО стран.
Третий период этого процесса «похода на восток» начался 27 мая 1997 года в Париже, где был подписан Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности Россия - НАТО, явившийся официальной основой отношений Россия-НАТО. Он выразил общую цель - создание прочного и всеобъемлющего мира в Евроатлантическом регионе. Был учрежден Совместный постоянный совет (СПС) в качестве форума для регулярных консультаций по представляющим взаимный интерес вопросам безопасности, направленного на содействие в укреплении взаимного доверия посредством диалога. В реальности просто пустить пыль в глаза своим партнерам в лице России. Тем не менее, этот проект сотрудничества не заработал. В начале 1999 года Россия приостановила участие в СПС ввиду разногласий по поводу военно-воздушной кампании НАТО, целью которой было прекращение политических и этнических репрессий в югославской провинции Косово. При этом некоторые виды сотрудничества продолжались безостановочно, включая миротворчество в Боснии и Герцеговине. Кроме того, Россия сыграла ключевую дипломатическую роль в урегулировании косовского кризиса, и в составе развернутых в июне Сил для Косово присутствовал российский миротворческий контингент.
С 1999 года отношения между Россией и НАТО начали существенно улучшаться. Когда в октябре того же года должность генерального секретаря НАТО занял лорд Робертсон, он взял на себя задачу сдвинуть отношения Россия-НАТО с мертвой точки. А после своего избрания на пост президента Российской Федерации Владимир Путин заявил о том, что тоже будет содействовать восстановлению отношений с НАТО в духе прагматизма.
Ускорению данного процесса также способствовал ряд ключевых событий. 12 августа 2000 года произошла катастрофа с атомной подводной лодкой «Курск», в результате которой погиб весь ее экипаж в составе 118 человек, тем самым, подчеркивая неотложную потребность в сотрудничестве между Россией и НАТО в реагировании на такие трагические аварии.
Террористические нападения, совершенные 11 сентября 2001 года против Соединенных Штатов, также послужили жестоким напоминанием о необходимости согласованных действий на международном уровне для эффективного противодействия терроризму и другим новым угрозам безопасности. Сразу после терактов Россия открыла свое воздушное пространство для кампании международной коалиции в Афганистане и предоставила разведывательную информацию в поддержку антитеррористической коалиции.
Контакты на высоком уровне между Россией и НАТО, организованные в последующие месяцы, включая две встречи между лордом Робертсоном и президентом Путиным и встречу министров иностранных дел России и государств-членов НАТО декабря 2001 года, позволили изучить возможности придать новый импульс и наполнить новым содержанием взаимоотношения Россия-НАТО.
Интенсивные переговоры привели к принятию совместной Декларации о новом качестве отношений Россия-НАТО, подписанной главами государств и правительств России и стран-членов НАТО 28 мая 2002 года в Риме, которая учредила Совет Россия-НАТО.
В мае 2002 года был учрежден Совет Россия-НАТО (СРН), как главный форум для продвижения вперед отношений Россия-НАТО, на котором Россия и 26 государств-членов НАТО работают совместно, как равные партнеры, выявляя и реализуя возможности для совместных действий. На этом закончился третий этап.
Решение о создании СРН было принято после террористических нападений сентября 2001 года, усиливших необходимость в согласованных действиях для отражения общих угроз. Оно продемонстрировало стремление придать новый импульс партнерству Россия-НАТО и наполнить его новым содержанием и общую решимость России и государств-членов НАТО работать в более тесном сотрудничестве для достижения единой цели – строительства прочного и всеобъемлющего мира в Евроатлантическом регионе.
В НАТО прекрасно понимали, что без России они не смогут эффективно наладить ведение эффективных боевых действий в Афганистане. Для этого Альянс опять пошел на сближение с Россией.
В рамках СРН Россия и государства-члены НАТО велся консультативный непрерывный политический диалог по актуальным вопросам безопасности. Конструктивные политические консультации проводились по таким вопросам, как ситуация в Афганистане, Сербии и Черногории, Боснии и Герцеговине, Грузии и концепция «Большого Ближнего Востока». Практическое сотрудничество под руководством СРН, развиваемое через различные подчиненные рабочие группы и комитеты, уже дает конкретные результаты во многих ключевых областях.
В первую очередь этот формат был необходим для НАТО, чтобы знать точку зрения и реакцию России на свои операции по расширению на Восток.
В целях содействия сотрудничеству Россия учредила дипломатическое постоянное представительство при НАТО и Группы взаимодействия Министерства обороны Российской Федерации при двух главных командованиях НАТО. Информационное бюро НАТО в Москве старается разъяснять, что представляет собой Североатлантический союз, и продвигать результаты партнерства Россия-НАТО, а Военная миссия связи помогает повышать транспарентность и координацию со стороны военных.
Совет Россия-НАТО является основной структурой и форумом для продвижения вперед взаимоотношений между Россией и НАТО. При нем был создан ряд рабочих групп и комитетов для развития сотрудничества в ключевых областях.
Подобный процесс расширения НАТО в сторону России под дипломатической маской цинично изложил еще в 1997 г. Збигнев Бжезинский в статье «Геостратегия для Евразии»:
Главная задача глобальной политики США как члена НАТО — расширение их важнейшего стратегического плацдарма в Европе посредством выдвижения на Восток, включая Балтику и Украину;
Россию следует устранить как евроазиатскую великую державу. На ее месте надо создать конфедерацию, состоящую из Европейской русской республики, Сибирской республики и Дальневосточной республики».
Идеи Бжезинского использовались при разработке «новой стратегии». Интересам НАТО отвечает максимальное ослабление и развал России, овладение ее ресурсами, установление контроля над ее ядерным потенциалом. Заявления о том, что Запад заинтересован в сильной и богатой России — просто лицемерие.
Несмотря на подобные направления своей политики, европейские члены НАТО из первого эшелона прекрасно понимают, что США находится за Атлантикой, а Россия находится под боком и без нее невозможно осуществлять коллективную безопасность на континенте. Во втором почти полувековом противостоянии никто не заинтересован в Европе.
Рассматривая будущее формата отношений НАТО-России необходимо учитывать достаточно оснований для того, чтобы оценивать расширение альянса как реальную угрозу. Угроза для России со стороны НАТО связана с ее динамическим характером, под которым в данном случае имеется в виду нарастание агрессивности альянса по мере изменения его состава и перегруппировки элит в результате победы сторонников более жесткой наступательной стратегии. Хотя официально высшее руководство НАТО не планирует в данный момент ведение каких-либо военных действий против России, будь то ядерными или конвенциональными силами.
Хотя реалистическая картина, демонстрации воинственных намерений на более низком уровне, особенно государствами восточного и южного фланга, представляет собой самостоятельную угрозу для России. Особенно в свете последних событий в Косово и попытки протащить в НАТО Украины и Грузии.
В подобной сложившейся ситуации на мировом пространстве взаимодействие России с блоком НАТО сегодня будет выглядеть многообразно. Отказ Грузии и Украине во вступлении в альянс на Бухарестском саммите НАТО в апреле 2008 года. Прием бывших советских республик и Македонии расколол НАТО пополам. Против предоставления Украине и Грузии статуса стран-кандидатов выступают 8 стран: Германия, Бельгия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Франция, страны которые входят в костяк Альянса. Главным сторонниками такой идеи остаются Соединенные Штаты, Болгария, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Эстония, Словакия, Словения и Чехия, которые занимают второй эшелон блока НАТО.
Выступление на саммите президента США Джордж Буша за прием в НАТО бывших советских республик не убедил главных европейских союзников имеющих голос в этой организации. Главным противником наделить Украину и Грузию статусом стран-кандидатов выступила, федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель заявив, что в Североатлантический альянс могут вступать те страны, где это стремление разделяют политики и население и отсутствуют региональные конфликты. В Европе прекрасно понимают ситуацию с новоявленным государственным образованием Косово. Также им сегодня надо еще разобраться с новыми членами Альянса Албанией и Хорватией, которые включены в «балканский узел».  
Основная вытекающая из этой проблемы для военно-политической безопасности России состоит в выборе такой степени взаимодействия с НАТО, которая позволила бы развивать равноправное сотрудничество на европейском пространстве. С учетом результатов бухарестского саммита НАТО, где наглядно было показано, что европейские члены НАТО первого эшелона стремятся идти своим путем в области развития отношений с Россией и не испытывают желание выступать в фарватере политики США.
При этом нельзя забывать, что изменение структуры военных угроз — это глобальное явление. НАТО отреагировала на него значительным реформированием своей объединенной военной структуры и созданием новых военных формирований — Межнациональных общевойсковых оперативных сил, основная функция которых уже не статичная коллективная оборона, и участие в которых могут принимать не только страны – члены НАТО. Такая трансформация дает возможность России решать широкий круг проблем ее безопасности во взаимодействии, но без формального членства в этой организации.
Можно выделить, по крайней мере, три уровня военно-политических отношений России и НАТО в зависимости от уровня взаимных обязательств:
взаимодействие в рамках «Партнерства во имя мира». Это наиболее "легкая" форма взаимодействия. Она повышает международный статус России, помогает приспособиться к европейским нормам военной политики, при этом не дает (не должна давать) поводов для недовольства соседей и не требует значительных политических и экономических обязательств. В то же время, деятельность в рамках ПИМ не связана непосредственно с обеспечением военной безопасности России;
участие в рамках официального диалога "Россия – НАТО" дает огромный потенциал во взаимодействии с этим блоком в сфере противодействия терроризму и проведения совместных учений и спасательных операций в рамках межгосударственных отношений и блока НАТО способные решать задания национальной обороны.
добиваться участие России на правах полноправного члена в интегрированной военной структуре коллективной обороны европейской безопасности. Данная форма взаимодействия означает полное членство в этой организации и не является в настоящее время предметом обсуждения.
Таким образом, реформирование НАТО и возможности, заложенные в диалог «Россия – НАТО» дают России достаточный простор для маневра и выбора оптимального военно-политического статуса. Основой для этого могут стать стабильные параллельные взаимоотношения отношения России с европейскими союзниками первого эшелона Альянса и США одновременно.
 
Заключение
Исследуя, процесс взаимоотношений России с НАТО на всем протяжении исторического периода со времен холодной войны до наших дней позволяет сделать следующие выводы:
Противостояние стран – участниц - стран Варшавского договора и НАТО можно охарактеризовать как конфронтационный. Вместе с тем, советское руководство не исключало вступление в Североатлантический альянс, о чем свидетельствуют определенные дипломатические усилия в этом направлении.
С окончанием «холодной войны» в марте 1992 года наступает новый - «партнерский» этап взаимоотношений: Россия и десять стран СНГ принимаются в члены Совета Североатлантического сотрудничества (ССАС). Наряду с этим просматривается стремление НАТО укрепить и расширить свою «зону ответственности» в новой международной ситуации. Со стороны России наблюдается ориентация на Запад. Однако в 90-х годах происходит демонстративное пренебрежение интересами России ее поартнерами по диалогу «Россия – НАТО».
В 1999 году осуществляется принятие Новой стратегической концепции НАТО с возникновением противоречий России в отношении с НАТО и охлаждением отношений и пересмотр приоритетов российской политики.
В 2000 году заканчивается «эпоха иллюзии» российской внешней политики и наступает прагматический, сложный этап взаимоотношений Россия - НАТО.
Новая архитектура европейской безопасности в том виде, как она формируется, в настоящее время предполагает процесс геополитической трансформации, в которой Россия должна занять свое достойное место в новой системе международных отношений.
Трансформация евразийского пространства будет происходить в течение следующих 10 – 15 лет в отходе от осевой структуры к формированию магистральных структур, которые будут связывать Европу и Азию. Вокруг которого развернуться споры между Россией и НАТО о прохождении этих магистралей через Россию или в обход ее.
Происходящие трансформации внутри НАТО, особенно провозглашение программы расширенного партнерства и формирование многонациональных оперативных сил НАТО, а так же малая вероятность крупномасштабной агрессии против России, позволяют ей найти такой уровень взаимодействия с НАТО, который бы мог являться фундаментом создания европейской зоны безопасности.
Складывающаяся ситуация дает России возможность уйти от дилеммы "санитарного кордона» из стран третьего эшелона НАТО в лице бывших союзных республик и укрепить свои позиции как державы – коммуникатора между Европой и Азией.
Оценивая взаимоотношения с Североатлантическим альянсом после окончания «холодной войны», следует отметить, что этот процесс проходил в лихие 90-годы, когда происходил процесс становления Российской государственности, соответственно во многом взаимоотношение с НАТО не отвечала национальным интересам России. В тот момент отсутствовала мощь страны и политическая воля ее руководства, четко осознающего государственные интересы. Все эти параметры могущества государства отсутствовали у России начатые М.С. Горбачевым и продолженные Б.Н. Ельциным.
Остатки былого величия и авторитета были утрачены в период:
всеобщего ослабления экономики псевдореформами по западным рекомендациям;
криминально-теневой экономикой;
беспрецедентными размерами коррупции, проникшей даже на самый верхи государственной иерархии;
обнищавшим и начинающим постепенно вымиранием населением.
Россия оказалась в виде слабого игрока на арене международных отношений и в большинстве случаев соглашалась с инициативами западного мира себе в ущерб.
Смена руководства страны внесла определенные коррективы во внешнеполитическую линию РФ, в том числе в направлении взаимоотношений с НАТО. Однако события в Ираке и Косово показали, что голос российской дипломатии в решении сложных международных вопросов пока остается, едва различим, и ограничивается формальными протестами. России необходимы новые концепции внешней политики и безопасности, которые бы, с учетом допущенных просчетов, более четко и последовательно обозначили геополитические приоритеты и национальные интересы нашего государства в различных регионах мира. На данном этапе особого внимания требует к себе, прежде всего вопрос восстановления авторитета России на пространстве СНГ, где «зона ответственности» НАТО постоянно растет и укрепляется.
Список литературы
Арбатов А.Г. Становление внешней политики России и некоторые аспекты ее новой военной доктрины// Полис. – 1994. - N 4.
Арбатов А. Россия: национальная безопасность в 90-е годы // Мировая экономика и международные отношения. – 1994. - N 8-9.
Богатуров А.Д. Плюралистическая однополярность и интересы России // Свободная мысль. - 1996. - # 2. - С. 25-36.
Гундарев О. И. Политика Великобритании в

Список литературы [ всего 39]

Список литературы
1.Арбатов А.Г. Становление внешней политики России и некоторые аспекты ее новой военной доктрины// Полис. – 1994. - N 4.
2.Арбатов А. Россия: национальная безопасность в 90-е годы // Мировая экономика и международные отношения. – 1994. - N 8-9.
3.Богатуров А.Д. Плюралистическая однополярность и интересы России // Свободная мысль. - 1996. - # 2. - С. 25-36.
4.Гундарев О. И. Политика Великобритании в НАТО (80 - е годы): Автореф. дис. на соиск. учен. степ. к.ист.н. / Гуманит. акад. Вооруж. Сил.- М.,1993.-22с.
5.Журкин А. В. Эволюция антикризисной стратегии НАТО (1990-1995 гг.): Автореф. дис. на соиск. учен. степ. к.пол.н. / ИМЭМО.-М., 1997.-21с.
6.Кудрявцев В. Б. Эволюция военно-политической стратегии НАТО на современном этапе (1967 - 1992 гг.) в контексте европейской безопасности: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. д.ист.н. / Дипломатическая акад. МИД РФ.- М., 1993.- 50с.
7.Россия, НАТО и новая архитектура безопасности в Европе: Монография / Нижегор. гос. ун-т им. Н. И. Лобачевского; Под общ. ред. О. А. Колобова. - Н. Новгород, 1998. - 320 с.
8. Шреплер Х.-А. Международные организации: Справочник/Пер. с нем. С.А. Тюпаева.-М.: Международные отношения, 1995.-320с.
9.La Paix a-t-elle un Avenir / Universite du Quebec a Montreal; Sous la direction de Stanislav J. Kirschbaum.-Montreal, Paris: Harmattan, 2000.-247 p
10.Pierre Lellouche. Legitime defense.-Paris: Editions Patrick Banon, 1996.-355 p.
11.NATO’s Eastern Dilemmas/ Ed. by David G. Haglund et al.-Boulder, etc.: Westview Press, 1994.- 231 p.
Периодическая литература
1.Афанасьевский Н. Основополагающий акт Россия - НАТО - положительный итог трудных переговоров // Международная жизнь.-1997.-N 6.-С.8-12 .
2.Бакланов А. Средиземноморские диалоги НАТО // Международная жизнь.-2000.-N2.-С.59-63
3.Давыдов В. Ф. Россия и США: проблемы взаимодействия и укрепления режима нераспространения ядерного оружия. - М, 1997.
4.Горностаев Д. Россия экзаменов сдавать не будет // Независимая газета - 1993. - 8 мая.
5.Глинский-Васильев Д. Политические ограничители расширения НАТО и возможности России // Мировая экономика и международные отношения.-2000.-N 7.-С. 15-29 .
6.Грешнев М. Реструктуризация ВПК стран НАТО на пороге XXI века // Мировая экономика и международные отношения.-1999.-N 6.-С.16-24 .
7.Давыдов Ю. П. Россия - НАТО в поисках перспективы // США*Канада: Экономика. Политика. Культура. - 1999. - N 1(349). - С.20-33.
8.Доклад рабочей группы по отношениям Россия—НАТО // Независимая газета.-22 апреля 2002.-С.7, 10-11.
9.Иванов П. НАТО и интересы национальной безопасности России // Мировая экономика и международные отношения.-1997.-N 8, 9 .
10.Иванов П. Россия - НАТО: что дальше? // Мировая экономика и международные отношения.-1999.-N 6.-С.5-15 .
11.Качалова Т. Невоенная проблематика в деятельности НАТО // Мировая экономика и международные отношения.- 1998.-N3.- С. 129-132
12.Козырев А. Москва несколько лет отказывалась вести переговоры с НАТО // Новое время.-1997.-N 6.-С.26-28 .
13.Кросс Ш. Вопрос о расширении НАТО: в поисках оптимального решения // США.-1996.-N 9.-С.47-58
14.Лукин В. Чечня, коррупция, Косово, НАТО и другие проблемы на предвыборном фоне // Международная жизнь.-1999.-N 11.-С.12-18
15.Мазин А. Испания, ЗЕС и НАТО // Мировая экономика и международные отношения.-1999.-N 10.-С.84-90
16.Малек М. Австрийская политика безопасности: нейтралитет или НАТО? // Мировая экономика и международные отношения.-2000.-N 2.-С.21-35
17.Михайлов В. Постоянное соединение ОВМС НАТО на Средиземном море // Зарубежное военное обозрение.- 2001.-N9.- С.45-46
18.[НАТО и Югославия]: [Подборка статей] // Эксперт.-1999.-N 12.-С.35-39
19.[НАТО на Балканах] // Коммерсантъ.-1997.-N 5 (февр.).-С.17-21
20.Рахманинов Ю.Н. Некоторые соображения о расширении НАТО // США.-1997.- N 2.-С.56-60 .
21.Рахманинов Ю. О причинах и возможных последствиях расширения НАТО // Международная жизнь.-1996.-N 7.-С.18-28 .
22.Россия и НАТО: необходим диалог // США.-1996.-N 10.-С.3-10 .
23.Самуйлов С.М. США, НАТО, Россия и Боснийский кризис // США.-1995.-N 7.-С.16-31
24.Тэлбот С. Для чего нужно расширять НАТО? // США.-1995.-N 11.-С.49-58
25.Уткин А.И. США - НАТО - ЕС: (Вашингтон проводит реформу НАТО) // США. Канада: экономика, политика, культура.-1999.-N 10.-С.13-28
26.Черниченко С. Операция НАТО в Югославии и международное право // Международная жизнь.-1999.-N 11.-С.104-112 .
27.Шаклеин В. Проблемы безопасности и администрация Буша: старые подходы и новая эпоха // США*Канада: Экономика. Политика. Культура.-2002.-N2.-С.81-95
28.Шпангер Х.-Й. НАТО на пути к плюралистическому сообществу безопасности? // Мировая экономика и международные отношения.-1997.-N 10.-С.28-36
29.Тэлбот С. Для чего нужно расширяться НАТО //США-ЭПИ. – 1995. - №4.
30.Холбрук Р. Америка - европейская держава //США-ЭПИ. – 1995. - № 4.
31.Шальнев А.А. «Звездные войны»: что думают американцы. - М., 1987.
32.Яковлев А.Н. От Трумэна до Рейгана. Доктрины и реальности ядерного века. - М., 1984.
33.Konrad Freytag. SHAPE Public Information Office // NATO’s Nations and Partners for Peace.- Issue 1/2001.-pp.116-117
34.Baranny Z. NATO exspansion, round two Making matters worse // security studies. –Wash. 2002.-Vol.11.
35.Ktnnan G.F. A fateful error // New York times.-1997.-Februaru 5.
36.Isenberg A.L. Last chance: A roadmap for NATO revitalization // Orbis. – Philadelphia, 2002. – Vol. 46, N 4.
37.Cox M. American power before and after 11 September: Dizzy with success? // Intern. affairs. – L., 2002. – Vol. 78, N 2
38.Farreli Th. America?s misguided mission // lntern.affairs.-L.2000-Voi.76, № 3.
39.Steinberg J. B. An elective partnership: Salvaging transatlantic relations // Survival. – L.,2003. – Vol. 45, N 2
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2021