Вход

Философия любви в русской мысли 19-20вв

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 158175
Дата создания 2007
Страниц 86
Источников 80
Мы сможем обработать ваш заказ 12 апреля в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
1 190руб.
КУПИТЬ

Содержание


Введение
Глава I. Проблема любви и семьи в русской философской мысли.
1.1. Л.Н. Толстой. Любовь как мука и страдание.
1.2. Семья как центр мироздания в философии В.В. Розанова
Глава II. Эрос духовный в русской философии.
2.1. В.С. Соловьев – основатель философско-платонической ветви в русской философии любви.
2.2. Философские проблемы любви в творчестве Н.А. Бердяева.
Заключение
Библиография

Фрагмент работы для ознакомления

Но Вл. Соловьев и Н.А. Бердяев, в отличие от Вейнингера, учение Платона переосмысливали в христианских традициях. Собственно, считает Бердяев, в этом и есть заблуждение Вейнингера: «При всей психологической проницательности Вейнингера, при глубоком понимании злого в женщине в нем нет верного понимания «сущности женщины и её смысла во Вселенной». Все свои надежды Вейнингер возлагает на окончательную победу мужественности над женственностью, что и будет победой духа над плотью, мира вечного над миром тленным. И христианство видит в женщине злое начало, учит, что женская природа оказалась особенно восприимчивой ко злу, но христианство же учит, что женская природа оказалась восприимчивой и к величайшему добру, оплодотворилась Духом Божьим и родила во плоти Сына Божьего. Только вера в Христа могла бы спасти Вейнингера от мрачного взгляда на женщину. Он увидел бы, что кроме проститутки и матери есть же жёны-мироносицы». Спасение Венингер видит в единоличном действии – самоспасении, в его философии нет места любви, в то время как, согласно Бердяеву, любовь, эротика и есть путь к спасению. «Учение Вейнингера об эротике заключает в себе часть истины, но он не доходит до идеи эротического соединения мужчины и женщины в вечном бытии. Положительный смысл бытия — в небесной эротике, как то открывается религиозному сознанию на предельных вершинах» , заключает Н. Бердяев, но учение его – «отражение религиозных исканий и мук», предваряющее «религиозное возрождение».
В 1911 г. появляется книга Бердяева «Философия свободы». Проблема свободы становится важнейшим лейтмотивом творчества мыслителя – это позволило, например, Ф.Степуну назвать Бердяева философом «одной темы», а французский исследователь его творчества Эжен Порре сравнивал его с музыкантом, который всегда разыгрывает одну и ту же мелодию, с тем, чтобы обогатить ее все новыми и новыми вариациями. Свобода – это то, что в конечном счете, на онтологическом уровне определяет содержание «царства духа», смысл его противостояния «царству природы». Наш мир – падший, потому что в нем царит не свобода, а необходимость. Бердяев восстал против свободы, заключенной в границы рационально познанной необходимости. Книга «Философия свободы» развивает главный тезис Бердяева: в основе лежит дух; дух - это та подлинная реальная сила, которая скрыта в нас, и никогда рациональное отвлеченное познание не будет в состоянии его замкнуть в какие-то точные определения. Дух реализуется в жизни, но при этом всегда он нечто теряет. Свобода признается им фундаментальной онтологической реальностью, куда нужно стремиться уйти из нашего «мнимостей», где нет свободы и, как следствие, нет жизни.
В книге, вышедшей в свет в 1916 г. «Смысл творчества. Опыт оправдания человека» поднимается еще одна важнейшая для Н.А. Бердяева проблема. Творчество – наиболее яркое проявление свободы, и проблема творчества должна рассматриваться как проблема религиозная. Как и в любви, «в творческом акте человек выходит из «мира сего» и переходит в мир иной», творчество, таким образом, в философии Н.А. Бердяева получает онтологический статус. Оно сродни любви, включает в себя любовь. В «Смысле творчества» Н.В. Бердяев показывает, что любовь – это творческий акт. Любовь также связана со свободой: «Свобода – любовь. Рабство – вражда. Выход из рабства в свободу, из вражды «мира» в космическую любовь есть путь победы над грехом, над низшей природой». Все важнейшие категории бердяевской философии сходятся в прорыве человека к истинной жизни, к жизни в Боге. «Любовь сжигает всякую необходимость и дает свободу. Любовь есть содержание свободы, любовь – свобода нового Адама, свобода восьмого дня творения. Мир заколдован злобой и может быть расколдован лишь любовью».
В «Смысле творчества» Н.А. Бердяев вновь обращается к проблеме пола. Пол, пишет Н.А. Бердяев – это «источник бытия; половая полярность – основа творения». Пол – это не просто функция организма, а нечто гораздо более глубокое, в сексуальности человека – метафизические корни его существа, пол – это пересечение двух миров, здесь тайна бытия. Пол нельзя преодолеть, даже величайшие аскеты продолжают жить половой жизнью, целомудрие есть направление половой энергии, ведь пол определяет человеческое бытие, захватывает человека полностью.
В «Смысле творчества» Н.А. Бердяев также проясняет свое отношение к сексуальной жизни: «в сексуальном акте неизбежно есть элемент разврата, ибо есть дробление и отчуждение половой энергии от цельной жизни тела и духа, превращение пола в частную функцию». Наоборот, достоинство целомудрия в том, что оно «есть сохранение целости пола, концентрация половой энергии во всем целостном существе человека». Пол же – космическая сила и постигаем лишь в космическом аспекте, он является «точкой пересечения двух миров в человеке» и «человека с космосом, микрокосма с макрокосмом». Пол имеет метафизическую природу, неспроста божества различных религиозных и философских систем разделены по половому признаку и соединяются, притом мужское начало чаще антропологическое, женское – природное, в мужской стихии – личность, микрокосм, в женской – космос. Изначально же человеческая природа, созданная по образу и подобию Божьему, андрогинна, пол же – это распад, последствие Адамова грехопадения, исподволь требующий воссоединения. В корне же человек остался существом с андрогинической природой, что глубже всех постигли Платон, Яков Беме (у Беме: «Ты юноша или дева, а Адам был и тем и другим в одном лице». «Из-за похоти своей Адам утратил деву и в похоти обрел женщину; но дева все еще ждет его, и если только он захочет вступить в новое рождение, она с великою честью вновь примет его») и сексуальная жизнь «есть лишь мучительное и напряженное искание утерянного андрогинизма, воссоединения мужского и женского в целостное существо». Но сексуальный акт – это лишь призрачное, тленное воссоединение, трагичное и враждебное личности, по сути оно лишь еще больше усиливает разлад. Сексуальный акт – это дань родовому в ущерб личного, его кара и искупление в деторождении. Таким образом, «не бессмертие и вечность ждет личность в сексуальном акте, а распадение в множественности рождаемых новых жизней». Рождение – процесс зоолого-биологический, в этом человек не лучше курицы и собаки. Н.А. Бердяев считает освобождением от рода и выходом из дурной бесконечности рождений и смертей несовершенных людей освобождение личности от сексуального акта.
Любви не достигнуть в браке, узаконенном Церковью институте «упорядочения полового греха и разврата в интересах устроения рода»: «христианская семья есть лишь дезинфицирование, обезвреживание полового греха». Однако «подлинное таинство брака совершается лишь немногими и для немногих, оно – аристократично и предполагает избрание».
Истинное раскрытие и преодоление пола достижимо только при раскрытии сущности личного, внеродового в жизни пола. В истории христианства такого раскрытия не было, за исключением прозрений великих аскетов и мистиков, ведь пол либо отрицался в аскетизме, либо утверждался старый пол связи мужа и жены по роду. Это было в дотворческую эпоху, и теперь, в эпоху кризиса рода, настало время раскрыть творческую энергию пола. Н.А. Бердяев в сущности утверждает, что пора раскрывать истинную сущность пола, ведь «родовой пол был надломлен и поколеблен». В грядущую эпоху, которую Н.А. Бердяев называет религиозной эпохой творчества, творческая энергия будет направляться не на рождение несовершенных существ, а на совершенствование личности, до наступления ее лишь рождающая половая жизнь является препятствием. «Наступление творческой мировой эпохи знаменует собой изменение природного порядка, а это изменение начнется прежде всего в точке пола, в точке прикрепления человека к природной необходимости», творчество победит рождение, «личность – род, связь по Духу – природную связь по плоти и крови». Человек должен восстановить свою первозданную андрогинную природу. Это предчувствовал Платон, предчувствовал это и Вейнингер, но он не смог постичь эту истину в ее полноте, приняв в себя Логос, но не постигнув женственности Девы Марии. Новой же творческой мировой будет присущ «не культ вечной женственности, а культ андрогина, девы-юноши, Человека – образа и подобия Божьего».
Истинная любовь практически неведома в мире. За нее принимают либо упорядоченный сексуальный акт в целях деторождения и социального благоустройства рода, либо аскетическое отрицание всякой плоти в жизни пола, или же «разнуздание и распускание сексуального акта». Общественная мораль, богословие, наука не могут сказать, что есть любовь, они не говорят о ней, для них любовь не кажется требующей решения проблемы, пишет Н.А. Бердяев. «В любви есть что-то аристократическое и творческое, глубоко индивидуальное, внеродовое, не каноническое, не нормативное, она непосильна сознанию среднеродовому. Любовь лежит уже в каком-то ином плане бытия, не в том, в котором живет и устраивается род человеческий. Любовь – вне человеческого рода и выходит из сознания рода человеческого. Любовь не нужна роду человеческому, перспективе его продолжения и устроения. Она остается где-то в стороне». В этом трагизм любви – она не может примириться с этим миром, она ему чужда. Любовь «не здешний цветок, гибнущий в среде этого мира». По Н.А. Бердяеву, правильное понимание любви возникает только при осознании связи любви со свободой и творчеством. Любовь вне этого мира, она сверхприродна, космична, и ее роль – приобщать «к космической мировой иерархии», космически соединять «в андрогиническом образе тех, кто были разорваны в порядке природном». «Любовь всегда космична, нужна для мировой гармонии, для божественных предназначений», любовь – путь к мировому единству и гармонии.
Таким образом, в «Смысле творчества» Н.А. Бердяев развивает высказанные ранее положения о любви и поле, выявляя к этому еще один важный момент – глубочайшую связь творчества и любви.
В работе «О назначении человека» (1931) Н.А. Бердяев вновь обращается к проблеме половой любви. Жизнь пола как физиологической (разврат) или социальной (семья) факты не имеет ничего общего с истинной жизнью пола, с любовью, так как любовь «есть явление несоциальное и внесоциальное и не имеет никакого отношения к обществу и роду, это есть явление совершенно личное и связано исключительно с личностью». В этой работе Н.А. Бердяев более резок, чем в предыдущих, в критике «трактаты о поле и браке Бл. Августина и других суть трактаты по организации родовой жизни и очень напоминают трактаты по скотоводству», – пишет он. Критика церковного отношения к полу и любви, «таинству» брака в этой работе достигает величайшего накала. Церковный брак не имеет ничего общего с мистическим по своему смыслу вечным и нерасторжимым браком. Отрицание разводов в католичестве лишь усугубляет несовершенство утвержденного церковью брака, в котором нет таинства, только лишь «социальная обыденность приспособляет евангельскую истину для своих целей». В этом и есть трагизм половой любви – «сокровенное, тайное, интимное между двумя, только для этих двух видимое и понятное, профанируется и делается публичным в социальной обыденности»,
Афродита земная побеждает Афродиту небесную, женское, родовое начало перекрывает мужское, личное. Женское начало, связанное сильнее с родом вследствие своего прямого назначения – материнства, но «демонизм женской природы побеждается космическим материнством».
В рассматриваемой работе Н.А. Бердяев более подробно рассматривает вопрос семьи. В предыдущих работах было ощутимо отрицание семьи, здесь же он говорит о необходимости ее совершенствования, отдавая должное ей самой: семья «есть взаимное несение тягот и школа жертвенности». Трагизм любви обусловливается онтологическим различием мужского и женского, и в семье эта пропасть наиболее явственна. Суждения Н.А. Бердяева по поводу моногамического брака, принятого и узаконенного в обществе критичны. Он не считает моногамию естественной для человека, принятие ее обществом и церковью рассматривает как лицемерие и фальшь, но это опять же относится к любви обыденной, ведь моногамный брак возможен как таинство, божественное благословление, и цель этого брака не деторождение, а утверждение личности и единение в Боге.
Деторождение свято в мире искупления, только оно оправдывает половую жизнь, не позволяя ей превратиться в разврат. Но этика творчества выше этики искупления, и любовь, семья, пол получат истинное свое раскрытие только в контексте этой новой этики.
Подлинные любовь и брак в основании своем имеют свободу, истинная любовь неуловима для государства и церкви – организаций социальных. Н.А. Бердяев вновь призывает: «Нужно разом внешне и социально освободить человеческую личность, а внутренне и духовно подчинить ее свободной аскезе и раскрыть смысл любви». Это освобождение от рабства похоти и пола достижимо при творческом направлении половой энергии: «Достижение целомудрия через любовь есть достижение целостности, преодоление греховности пола, разорванности и раздвоения». Настоящая, онтологическая любовь ведет в Царство Божье, она «священна, таинственна, мистична», вечна. Ее раскрытие не происходит в религиозном сознании, она раскроется лишь в творческой этике, должной развиться в новой творческой эпохе. «Этика творчества раскрывает любовь как окончательный смысл брачного соединения, как победу над круговоротом природы. Любовь должна победить старую плоть пола и раскрыть новую плоть, в которой соединение двух не будет утерей девственности, а будет осуществлением девственности, т. е. целости. В этой огненной точке только и может начаться преображение мира».
В последний период своего творчества Н.А. Бердяев «резко отделяя друг от друга личную, эротическую и родовую, сексуальную сферы, Бердяев по сути дела перемещает любовь в область надысторического существования, не имеющую никаких точек соприкосновения с повседневной жизнью».
Еще одна работа Н.А. Бердяева, которая будет рассмотрена – «Самопознание». Эта книга была написана Беряевым за восемь лет до смерти. Черновик ее под названием «Философская автобиография» писался в 1939 - 1940 г. в Кламаре и Пиле. Работа над рукописью продолжалась фактически до последних лет жизни философа. Книга вышла уже после смерти Бердяева, последовавшей в конце марта 1948 года, впервые издана в париже в 1949 г.
Часть этой большой работы под название «Размышление об эросе» можно рассматривать как своеобразный итог, подведенный мыслителем в своих рассуждениях о любви. Эти мысли уже появлялись во многих его работах, здесь же они даны в довольно лаконичной для Н.А. Бердяева форме. Так, он вновь пишет о своем понимании пола: пол – это не функция организма, он относится к целому, но в жизни человека с полом всегда связано что-то постыдное, унижающее, ведь пол не может быть раскрыт в той стихии, в которой он действует, а именно в родовой.
Эротическая любовь же, наоборот, индивидуальна, единична и не может относиться к общему, и она преодолевает пол, искупает его. Эрос происходит из иного мира, отсюда и трагизм любви в этом мире. Любовь противостоит обществу и наоборот. Общество институализирует любовь в форме семьи, но такая любовь не является истинной, она очень негативно оценивается Н.А. Бердяевым. Мыслитель считает, что «Социализация пола и любви есть один из самых отталкивающих процессов человеческой истории, он калечит человеческую жизнь и причиняет неисчислимые страдания». Брак как церковное таинство очень сомнителен, а «подлинным таинством должно было бы быть признано таинство подлинной любви». По вопросу разводов Н.А. Бердяев считает необходимость не их запрета, а наоборот, обязанности при прекращении любви, так как брак без любви безнравственен. В истинной любви нет места ревности, это чувство порабощающее, злое. Злой и демонической может быть женщина в любви, так как она отдается ей целиком, но женщина же может подняться в истинной любви до необычайной высоты.
Деторождение, по Н.А. Бердяеву, не может быть целью любви (о себе: «Отталкивание от родовой жизни принадлежит к самым первоначальным и неистребимым свойствам моего существа. Отталкивание во мне всегда вызывали беременные женщины. Это меня огорчает и кажется дурным. У меня было странное чувство страха и еще более странное чувство вины»). В деторождении он видит распад личности, должной наоборот воссоединиться, так как изначальная природа человека андрогинна.
В сильной эмоции любви приоткрывается иной мир, но родовая жизнь перебивает этот прорыв, ведь любовь попадает под власть обыденного. Любовь не может развиваться в этом мире, она гибнет, «и если любовь-эрос не соединяется с любовью-жалостью, то результаты ее бывают истребительные и мучительные». Любовь по сути своей трагична. Любовь может быть рабством, но Н.А. Бердяев всегда испытывал страсть к свободе и в любви. «Существует трагический конфликт любви и творчества». Таким образом Н.А.Бердяев вновь показывает связь важнейших понятий своей философии – свободы, творчества и любви.
Таким образом, проблема пола и любви в философии Н.А. Бердяева занимает очень важное место. Для Н.А. Бердяева совершенное бытие основано на принципе любви, следовательно, для его достижения требуется преобразовать существующие формы биологического пола, брака, семьи, преодолеть сексуальные отношения и деторождение. Н.А. Бердяев – сторонник персонализма, и краеугольным камнем его философии является личность. Человеческое творчество и свобода – вот еще ключевые понятия философии Н.А. Бердяева. В его взгляде на любовь проявляются фундаментальные основы его философии. Благодаря любви, считал Н.В. Бердяев, совершенствуется личность, она «стремится к идеальному бытию, относится к другому индивиду, как к личности». Именно половая любовь является высшей формой любви, причем в его воззрениях на пол нашла отражение платоновская идея андрогина, которую он стремится соединить с христианским учением. От Платона Н.А. Бердяев заимствует также мысль о двух Афродитах и разделяет все бытие человека на два враждебные метафизические начала – родовое и личное. Высшая форма любви именно личная, индивидуальная, она ведет к совершенствованию человека и достижению им истинно человеческого предназначения. Ценностью личной любви обусловливается отказ от необходимости продолжения человеческого рода, от института брака. Любовь, брак – все суть таинства, это забыто, заглушено в современном мире, но подлежит восстановлению. Любовь онтологически связана со всеми важнейшими категориями бердяевской философии – свободой и творчеством.
* * * *
Творчество Вл. Соловьева и Н.А. Бердяева принадлежит к одной ветви русской философии любви, и их воззрения имеют много общего. Вл. Соловьев первым уделил внимание теме любви на страницах философских трактатов, в отличие от Л.Н. Толстого, чья концепция любви разрабатывалась в литературных произведениях. Н.А. Бердяев как последователь Вл. Соловьева многое заимствует и переосмысляет, добавляет и конкретизирует в учении последнего. Общим в их философских воззрениях на феномен любви было то, что он был рассмотрен в контексте религиозно-философского учения о всеединстве, чем и определялась роль этого феномена. Именно ими было разработано учение об Эросе, истоки которого идут от Платона, на почве русской философской мысли. Концепции любви Вл. Соловьева и Н.А. Бердяева во многом определяла их приверженность к персонализму – философскому направлению, признававшему личность первичной творческой реальностью, а весь мир проявлением творческой активности Бога.
Краеугольным камнем философии В.С. Соловьева является учение о всеединстве, универсальном единстве бытия, достижение которого и есть смысл человечества и смысл жизни отдельного человека. Любовь в учении Вл.С. Соловьева становится важнейшей категорией и приобретает онтологический статус, поскольку установление в мире совершенной гармонии и тесное единение Бога с миром возможны лишь на основе взаимной любви Бога и существ. Половая любовь в философии Вл. Соловьева определяется как единственный путь к истине, ведь она преодолевает главную преграду на пути к всеединству – эгоизм. Истоки взгляда на пол Вл. Соловьева восходят к идее андрогина Платона, и задача любви видится им как восстановление этого утраченного единства в чувстве любви, ведь любовь – это искра Божья, которая гаснет без сознательного действия человеческого духа. Процесс осуществления истинной любви, таким образом, являет собой процесс восстановления в человеке образа Божия. Божественная сущность обладает возможностью окончательно воплотиться в индивидуальной жизни человека посредством половой любви.
Для Н.А. Бердяева совершенное бытие основано на принципе любви, следовательно, для его достижения требуется преобразовать существующие формы биологического пола, брака, семьи, преодолеть сексуальные отношения и деторождение. Человеческое творчество и свобода – вот еще ключевые понятия философии Н.А. Бердяева. В его взгляде на любовь проявляются фундаментальные основы его философии. Благодаря любви, считал Н.В. Бердяев, совершенствуется личность, она «стремится к идеальному бытию, относится к другому индивиду, как к личности». Именно половая любовь является высшей формой любви. В воззрениях Н.А. Бердяева на пол также нашла отражение платоновская идея андрогина, которую он стремится соединить с христианским учением. От Платона Н.А. Бердяев заимствует также мысль о двух Афродитах и разделяет все бытие человека на два враждебные метафизические начала – родовое и личное. Высшая форма любви именно личная, индивидуальная, она ведет к совершенствованию человека и достижению им истинно человеческого предназначения. Ценностью личной любви обусловливается отказ от необходимости продолжения человеческого рода, от института брака. Любовь, брак – все суть таинства, это забыто, заглушено в современном мире, но подлежит восстановлению. Любовь онтологически связана со всеми важнейшими категориями бердяевской философии – свободой и творчеством.

Заключение
Философия любви, а именно любви половой получает свое развитие в русской культуре конца XIX – начала XX столетия и за недолго отмеренный ей исторической судьбой срок получает величайшее развитие. С самого начала своего развития философия любви в России заявила о себе как о самостоятельная, оригинальная школа, в лоне которой развивались различные направления, зачастую прямо противоположные и враждующие друг с другом в философской полемике. Исследованные в настоящей работе философские концепции любви Л.Н. Толстого, В.В. Розанова, Вл. Соловьева и Н.А. Бердяева иллюстрируют, сколь разнонаправлено развивалась философия любви в России. Пожалуй, несмотря на различия, порой доходящие до полярности, искания всех четырех философов объединяет одна цель этического характера – нравственное совершенствование человека, и религиозный контекст их философских изысканий. Другое дело, что пути для этого выбираются разные, да и само совершенствование в представлении этих философов несхоже. Главное же различие между ними обусловливалось тем, что для мыслителей представлялось наиболее важным – род (Л.Н. Толстой и В.В. Розанов) или личность (Вл. Соловьев и Н.А. Бердяев).
Л.Н. Толстой и В.В. Розанов – мыслители совершенно разного характера, их идеи в отношении любви и семьи противоположны. Если для Л.Н. Толстого семья и отношения супругов оправдываются только деторождением, а любовь половая сродни эгоизму, то для В.В. Розанова святы и семья, и половая любовь, и деторождение. Л.Н. Толстой в чувственности видит величайшее зло, В.В. Розанов же пытается бороться с таким отношением, говоря, что оно неестественно насаждено церковью, и первозданное единство и равнозначность плоти и духа было искусственно разъединено. Если Л.Н. Толстой как указание к семейной жизни воспринимал слова апостола Павла о крайней ее нежелательности, то В.В. Розанов уверял, что в религии Христа был мистический эротизм, как и в древнейших религиях Востока, и призывал к новому открытию христианского Эроса.
Но есть в их философских позициях и нечто общее. Объединяющим началом философии Л.Н. Толстого и В.В. Розанова, и это максимально проявляется при сравнении с такими мыслителями как Вл. Соловьев и Н.А. Бердяев, является также их трактовка пола как понятия родового, а не личного.
Творчество Вл. Соловьева и Н.А. Бердяева принадлежит к одной ветви русской философии любви, и их воззрения имеют много общего. Вл. Соловьев первым уделил внимание теме любви на страницах философских трактатов, в отличие от Л.Н. Толстого, чья концепция любви разрабатывалась в литературных произведениях. Н.А. Бердяев как последователь Вл. Соловьева многое заимствует и переосмысляет, добавляет и конкретизирует в учении последнего. Общим в их философских воззрениях на феномен любви было то, что он был рассмотрен в контексте религиозно-философского учения о всеединстве, чем и определялась роль этого феномена. Именно ими было разработано учение об Эросе, истоки которого идут от Платона, на почве русской философской мысли. Концепции любви Вл. Соловьева и Н.А. Бердяева во многом определяла их приверженность к персонализму – философскому направлению, признававшему личность первичной творческой реальностью, а весь мир проявлением творческой активности Бога.
Краеугольным камнем философии Вл.С. Соловьева является учение о всеединстве, универсальном единстве бытия, достижение которого и есть смысл человечества и смысл жизни отдельного человека. Любовь в учении Вл.С. Соловьева становится важнейшей категорией и приобретает онтологический статус, поскольку установление в мире совершенной гармонии и тесное единение Бога с миром возможны лишь на основе взаимной любви Бога и существ. Половая любовь в философии Вл.С Соловьева определяется как единственный путь к истине, и это подчеркивает ее гносеологическую роль, как и у Платона. Любовь преодолевает главную преграду на пути к всеединству – эгоизм. Истоки взгляда на пол Вл.С Соловьева восходят к идее андрогина Платона, и задача любви видится им как восстановление этого утраченного единства в чувстве любви, ведь любовь – это искра Божья, которая гаснет без сознательного действия человеческого духа. Процесс осуществления истинной любви, таким образом, являет собой процесс восстановления в человеке образа Божия. Божественная сущность обладает возможностью окончательно воплотиться в индивидуальной жизни человека посредством половой любви.
Для Н.А. Бердяева совершенное бытие основано на принципе любви, следовательно, для его достижения требуется преобразовать существующие формы биологического пола, брака, семьи, преодолеть сексуальные отношения и деторождение. Человеческое творчество и свобода – вот еще ключевые понятия философии Н.А. Бердяева. В его взгляде на любовь проявляются фундаментальные основы его философии. Благодаря любви, считал Н.В. Бердяев, совершенствуется личность, она «стремится к идеальному бытию, относится к другому индивиду, как к личности». Именно половая любовь является высшей формой любви. В воззрениях Н.А. Бердяева на пол также нашла отражение платоновская идея андрогина, которую он стремится соединить с христианским учением. От Платона Н.А. Бердяев заимствует также мысль о двух Афродитах и разделяет все бытие человека на два враждебные метафизические начала – родовое и личное. Высшая форма любви именно личная, индивидуальная, она ведет к совершенствованию человека и достижению им истинно человеческого предназначения. Ценностью личной любви обусловливается отказ от необходимости продолжения человеческого рода, от института брака. Любовь, брак – все суть таинства, это забыто, заглушено в современном мире, но подлежит восстановлению. Любовь онтологически связана со всеми важнейшими категориями бердяевской философии – свободой и творчеством.

2
Марков Б.В. Философская антропология: очерки истории и теории. – СПб.: Издательство «Лань», 1997. – С. 163.
Трактаты о любви: Сб. текстов - М., 1994. – С. 179. 187 с.
Цит. по: Философия любви. Ч. 1/Под общ. ред. Д. П. Горского; Сост. А. А. Ивин. – М.: Политиздат, 1990. – С. 73.
Там же.
См.: Философия любви. Ч. 1/Под общ. ред. Д. П. Горского; Сост. А. А. Ивин. – М.: Политиздат, 1990. – С. 121 – 123.
Там же.
Декарт.Р. Страсти души// Сочинения в 2 т.-Т. 1.— М.: Мысль, 1989. — 654 с.— (Филос. наследие; Т. 106).- С.318 – 147.
Там же.
Кант И. Метафизика нравов в двух частях // Кант И. Соч. Т. 4. Ч. 2. М.: Мысль, 1965. – С. 173.
Словарь Брокгауза и Ефрона.
Толстой Л.Н. Круг чтения// Толстой Л. Н. Избранные философские произведения / Сост., авт. вступ. ст. Н. П. Семыкин. – М.: Просвещение, 1992. – С.164.
Толстой Л.Н. Благо любви. Журнал "Толстовский Листок - Запрещенный Толстой", Выпуск третий
   Издательство "АВИКО ПРЕСС", Москва, 1993.
Толстой Л.Н. В чем моя вера?// Толстой Л. Н. Избранные философские произведения / Сост., авт. вступ. ст. Н. П. Семыкин. – М.: Просвещение, 1992. – С. 78.
Там же.
Толстой Л.Н. Путь жизни. – М., 1993. – С 267.
Гусейнов А.А. // Философия ненасилия Л.Н. Толстого: точки зрения: коллективная монография. - Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 2002. - 247 с. - С. 89.
Толстой Л.Н. Путь жизни. – М., 1993. – С. 312 .
Там же.
Шестаков В.П. Эрос и культура: Философия любви и европейское искусство.   М.: Республика; ТЕРРА-Книжный клуб, 1999. – С. 197.
Толстой Л.Н. О жизни// Толстой Л. Н. Избранные философские произведения / Сост., авт. вступ. ст. Н. П. Семыкин. – М.: Просвещение, 1992. – С. 274.
Касаткина Т. Философия пола и проблема женской эмансипации в «Крейцеровой сонате» Л. Н. Толстого// «Вопросы литературы» 2001, №4. – С. 77.
Толстой Л.Н. Крейцерова соната// Л. Толстой. Повести. Сост., вступ. ст. и прим. И. Н. Сухих. – СПб.: Азбука-классика. – С. 111.
Шестаков В.П. Эрос и культура: Философия любви и европейское искусство.   М.: Республика; ТЕРРА-Книжный клуб, 1999. – С. 147.
Толстой Л.Н. Крейцерова соната// Л. Толстой. Повести. Сост., вступ. ст. и прим. И. Н. Сухих. – СПб.: Азбука-классика. – С. 121.
Там же, С. 97.
Там же, С. 98.
Там же, С. 116.
Там же, С. 165.
Касаткина Т. Философия пола и проблема женской эмансипации в «Крейцеровой сонате» Л. Н. Толстого// «Вопросы литературы» 2001, №4. – С. 81.
Толстой Л.Н. Крейцерова соната// Л. Толстой. Повести. Сост., вступ. ст. и прим. И. Н. Сухих. – СПб.: Азбука-классика. – С. 132.
Там же, С. 138.
Там же.
Там же, С. 141.
Там же.
Там же, С. 143.
Там же.
Касаткина Т. Философия пола и проблема женской эмансипации в «Крейцеровой сонате» Л. Н. Толстого// «Вопросы литературы» 2001, №4. – С. 83.
Толстой Л.Н. Крейцерова соната// Л. Толстой. Повести. Сост., вступ. ст. и прим. И. Н. Сухих. – СПб.: Азбука-классика. – С. 132.
Там же, С. 139.
Там же, С. 141.
Жданов В. А. Любовь в жизни Льва Толстого. – М.: Планета, 1993. – с. 204.
Толстой Л.Н. Крейцерова соната// Л. Толстой. Повести. Сост., вступ. ст. и прим. И. Н. Сухих. – СПб.: Азбука-классика. – С. 143.
Толстой Л.Н. Послесловие к «Крейцеровой сонате»// Л. Толстой. Повести. Сост., вступ. ст. и прим. И. Н. Сухих. – СПб.: Азбука-классика. – С. 156.
Там же.
См. Кон И.С. Сексуальная культура в России. Клубничка на березке. 2-е изд., переработанное и дополненное. – М.: Айрис-пресс, 2005. – 448 с.
Там же, С. 271.
Бердяев Н. А. Метафизика пола и любви // Русский Эрос, или Философия любви в России / Сост. и вступ. ст. В.П. Шестакова. М.: Прогресс, 1991. – С. 215.
Фатеев В.А. Публицист с душою метафизика// Фатеев В. В.В. Розанов. Жизнь. Творчество. Личность. Л.: Наука, 1991. – С. 15.
Бердяев Н. А. Метафизика пола и любви // Русский Эрос, или Философия любви в России / Сост. и вступ. ст. В.П. Шестакова. М.: Прогресс, 1991. – С. 215
Зорина Г.В. Биография как источник мифологизации В.В. Розановым пола и семьи. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии. 24.00.01 Теория и история культуры. Киров, 2006. – С. 18.
Розанов о себе. Ответы на анкету Нижегородской губернской ученой архивной комиссии// Розанов В.В. О себе и жизни своей. - М.: Моск. рабочий, 1990. – С. 49.
Там же.
Там же.
Фатеев В.А. Публицист с душою метафизика// Фатеев В. В.В. Розанов. Жизнь. Творчество. Личность. Л.: Наука, 1991. – С. 14.
Розанов о себе. Ответы на анкету Нижегородской губернской ученой архивной комиссии// Розанов В.В. О себе и жизни своей. - М.: Моск. рабочий, 1990. – С. 50.
Там же.
Там же.
Там же.
Зорина Г.В. Биография как источник мифологизации В.В. Розановым пола и семьи. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии. 24.00.01 Теория и история культуры. Киров, 2006. – С. 18.
Василий Розанов в контексте культуры // Сб. научн. ст. под ред. И.А. Едошиной. Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 1999. – С. 66.
Фатеев В.А. Публицист с душою метафизика// Фатеев В. В.В. Розанов. Жизнь. Творчество. Личность. Л.: Наука, 1991.– С. 13.
Там же, С. 13 – 14.
Зорина Г.В. Биография как источник мифологизации В.В. Розановым пола и семьи. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии. 24.00.01 Теория и история культуры. Киров, 2006. – С. 18.
Там же.
Аверьянов В. Метафизика родополового начала В.В. Розанова: К реконструкции метафизики В.В. Розанова//
Фатеев В.А. Публицист с душою метафизика// Фатеев В. В.В. Розанов. Жизнь. Творчество. Личность. Л.: Наука, 1991. – С. 14.
Цит. по: Василий Розанов в контексте культуры // Сб. научн. ст. под ред. И.А. Едошиной. Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 1999. – С. 69.
Зорина Г.В. Биография как источник мифологизации В.В. Розановым пола и семьи. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии. 24.00.01 Теория и история культуры. Киров, 2006. – С. 16.
Бердяев Н.А.// В.В. Розанов: pro et contra. Кн. I. / Сост. Вступ. ст. и прим. В. А. Фатеева. - СПб.: РХГИ, 1995. - 512 с. - (Русский путь).- С. 95.
Лабанов С. Розановский ренессанс. Интернет-журнал Сретенского монастыря 18 / 04 / 2003 http://www.pravoslavie.ru/jurnal/030418134300. 18 / 04 / 2003
Розанов В.В.     В мире неясного и нерешенного. Из восточных мотивов. Собрание сочинений под общей редакцией А.Н.Николюкина. Комм. и сост. А.Н.Николюкина и С.Р.Федякина. - М.: Республика, 1995. – С. 7.
Розанов В.В. Сочинения: В 2 т. Т.2. М.: Изд-во «Правда», 1990. – С. 243.
Розанов В.В. Сочинения: В 2 т. Т.2. М.: Изд-во «Правда», 1990. – С. 275.
Там же.
Зеньковский Василий, прот. История русской философии. Т. 2. Часть 2. Л., 1991. – С. 238.
Розанов В.В.     В мире неясного и нерешенного. Из восточных мотивов. Собрание сочинений под общей редакцией А.Н.Николюкина. Комм. и сост. А.Н.Николюкина и С.Р.Федякина. - М.: Республика, 1995. – С. 110.
Розанов В.В. Сочинения. Т.1. – С. 212.
Аверьянов В. Метафизика родополового начала В.В. Розанова. К реконструкции метафизики В.В. Розанова// Москва  №2,  2002 г. – С.39.
Розанов В.В. Опавшие листья: Лирико-философские записки. Сост., вступ. ст. Гулыги А.В. - М.: Современник, 1992. – С. 293
Шестаков В.П. Эрос и культура: Философия любви и европейское искусство.   М.: Республика; ТЕРРА-Книжный клуб, 1999. – С. 281.
Розанов В.В. Опавшие листья: Лирико-философские записки. Сост., вступ. ст. Гулыги А.В. - М.: Современник, 1992. – С. 363-364.
Розанов В.В. Опавшие листья: Лирико-философские записки. Сост., вступ. ст. Гулыги А.В. - М.: Современник, 1992. – С. 342.
Бохан София. Неразгаданный мыслитель. Творчество В. В. Розанова // Утес. 1931. № 1, сентября. С. 14 - 16.
Барабанов Е.В. «Русская идея» в эсхатологической перспективе // Вопр. философии. 1990. № 8. – С.73.
Фатеев В.А. Публицист с душою метафизика// Фатеев В. В.В. Розанов. Жизнь. Творчество. Личность. Л.: Наука, 1991. – С. 5.
Розанов В. В. Люди лунного света // Соч. М., 1990. Т. 2. – С. 60
Шестаков В.П. Эрос и культура: Философия любви и европейское искусство.   М.: Республика; ТЕРРА-Книжный клуб, 1999. – С. 281.
Троицкий С. Христианская философия брака Париж, 1933. – С. 131
Фатеев В.А. Публицист с душою метафизика// Фатеев В. В.В. Розанов. Жизнь. Творчество. Личность. Л.: Наука, 1991. – С. 6.
Бердяев Я

Список литературы [ всего 80]

1.Аверьянов В. Метафизика родополового начала В.В. Розанова. К реконструкции метафизики В.В. Розанова// Москва №2, 2002 г.
2.Асмус В.Ф. Владимир Соловьев. М.: Прогресс, 1994. – 374 с.
3.Барабанов Е.В. «Русская идея» в эсхатологической перспективе // Вопр. философии. 1990. № 8. – С. 67 – 91.
4.Бердяев H.A. Миросозерцание Достоевского// Бердяев H.A. О русских классиках / Сост., коммент. A.C. Гришина; вступ. ст. К.Г. Исупова. М.: Высш. шк., 1993. – С. 219 – 311.
5.Бердяев H.A.: Pro et contra. Кн. 1. СПб.: Изд-во РХГИ, 1994. – 680 с.
6.Бердяев Н. А. Метафизика пола и любви // Русский Эрос, или Философия любви в России / Сост. и вступ. ст. В.П. Шестакова. М.: Прогресс, 1991. – 486 с.
7.Бердяев Н. А. Самопознание: Опыт философской автобиографии. М.: Книга, 1991. – 284 с.
8.Бердяев Н. А.Смысл творчества. Опыт оправдания человека // Бердяев H.A. Философия творчества, культуры и искусства: В 2 т. М.: Искусство, 1994. Т. 1. – С. 18 – 162.
9.Бердяев Н. А.Эрос и личность: Философия пола и любви. М.: Прометей, 1989. – 396 с.
10.Бердяев Н.А. О назначении человека. М.: Республика, 1993. – 384 с.
11.Бердяев Н.А. По поводу одной замечательной книги // Бердяев H.A. Эрос и личность: Философия пола и любви. М.: Прометей, 1989. – С. 173 – 199.
12.Бердяев Н.А. Проблема человека. К построению христианской антропологии. "Путь", 1936, ј50. – С. 3-26.
13.Большаков В.П. Культура как форма человечности. Великий Новгород, 2000. – 312 с.
14.Большаков В.П. Ценности культуры и время. Великий Новгород, 2002. – 266 с.
15.Бурсов Б.И. Лев Толстой. Идейные искания и творческий метод. 1847-1862, М.: Наука, 1960. – 348 с.
16.В.В. Розанов: pro et contra. Кн. I. / Сост. Вступ. ст. и прим. В. А. Фатеева. - СПб.: РХГИ, 1995. – 512 с.
17.В.В. Розанов: pro et contra. Кн. II. / Сост. Вступ. ст. и прим. В. А. Фатеева. - СПб.: РХГИ, 1995. – 576 с.
18.Вейнингер О. Пол и характер. Мужчина и женщина в мире страстей и эротики. Пер. с нем. В. Лихтенштадта под ред. А. Л. Волынского. СПб., 1908.
19.Вл.С.Соловьев: pro et contra/ Сост., вступ. Ст. и примеч. В.Ф. Байкова. -СПб.: РХГИ, 2000. – 896 с.
20.Волкогонова О.Д. Н.Бердяев. Интеллектуальная биография. М.: Издательство МГУ им.М.В.Ломоносова, 2001. – 112 с.
21.Всемирная энциклопедия: Философия XX век/ Главн. Науч. Ред и сост. А.А. Грицанов. – М.: АСТ, Мн: Харвест, Современный литератор, 2002. – 890 с.
22.Гавриил, арх. Русская философия /Предисловие, подготовка текста, примечания – д.ф.н. В.В.Ванчугов/. – Москва. - Издательство Российского университета дружбы народов, 2005. – 326 с.
23.Гусейнов А.А. // Философия ненасилия Л.Н. Толстого: точки зрения: коллективная монография. - Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 2002. - 247 с. - С. 87-107
24.Демидов А.Б. Феномены человеческого бытия. – Минск: ЗАО Издательский центр "Экономпресс", 1999. – 394 с.
25.Духовная трагедия Льва Толстого. – М.: Отчий дом, 1995. – 320 с.
26.Жданов В. А. Любовь в жизни Льва Толстого. – М.: Планета, 1993. – 304 с.
27.Зеньковский Василий, прот. История русской философии. Т. 2. Часть 2. Л., 1991. – 270 с.
28.Зернов Н. М. Русское религиозное возрождение XX века. Пер. с англ. Изд. 2-е, испр. Париж. 1991. – 368 с.
29.Зорина Г.В. Биография как источник мифологизации В.В. Розановым пола и семьи. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии. 24.00.01 Теория и история культуры. Киров, 2006. – 26 с.
30.Исупов К.Г. Рецензия на кн.: Русский Эрос // Вопр. философии. 1991. №12. – С. 89-91.
31.Книга о Владимире Соловьеве. М.: Сов. писатель, 1991. – 286 с.
32.Козырев А. П. Смысл любви в философии Владимира Соловьева и гностические параллели. Вопросы философии.— 1995.— №7.— С. 59—78.
33.Кон И.С. Сексуальная культура в России. Клубничка на березке. 2-е изд., переработанное и дополненное. – М.: Айрис-пресс, 2005. – 448 с.
34.Лабанов С. Розановский ренессанс. Интернет-журнал Сретенского монастыря 18 / 04 / 2003 http://www.pravoslavie.ru/jurnal/030418134300
35.Линник Ю.В. Эстетика Космоса: Автореф. дис... д-ра филос. наук /МГУ им. М.В.Ломоносова. М., 1988. – 38 с.
36.Лосев А.Ф. Владимир Соловьёв и его время. М.: Прогресс, 1990. – 384 с.
37.Лосский Н. О. История русской философии. Пер. с англ. – М.: Советский писатель, 1991. – 480 с.
38.Льюис К.С. Любовь, страдание, надежда. М.: Азбука, 1992. – 328 с.
39.Мень А. Николай Александрович Бердяев. http://humanities.edu.ru/db/msg/31740
40.Переписка Л. Н. Толстого с сестрой и братьями / Под.ред. В. Вацуро, Н. Гей. – М.: Худож. лит., 1990. – 543 с.
41.Платон. Пир // Платон. Собр. соч.: В 4-х тт.. М., 1993. Т.2. – С. 87 – 153.
42.Радлов Э. Л. Соловьев// Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.
43.Розанов В. В. Люди лунного света // Соч. М., 1990. Т. 2. С. 20 – 173.
44.Розанов В.В. Вступ.ст. и прим. Е.В.Барабанова. т.1. – М.: Правда, 1990.– 640 с.
45.Розанов В.В. Иная земля, иное небо. Полное собрание путевых очерков. Сочинения В.В.Р. под редакцией В.Г.Сукача. - М.: Танаис, 1994. – 735 с.
46.Розанов В.В. О себе и жизни своей. – М.: Моск. рабочий, 1990. – 318 с.
47.Розанов В.В. Опавшие листья: Лирико-философские записки. Сост., вступ. ст. Гулыги А.В. - М.: Современник, 1992. – 542 с.
48.Розанов В.В. Религия. Философия. Культура. Вст. ст., комм., указ. имен А.Николюкина. – М.: Республика, 1992. – 399 с.
49.Розанов В.В. Сочинения. Ленинград.: Васильевский остров, 1990. – 410 с.
50.Розанов В.В. В мире неясного и нерешенного. Из восточных мотивов. Собрание сочинений под общей редакцией А.Н.Николюкина. Комм. и сост. А.Н.Николюкина и С.Р.Федякина. - М.: Республика, 1995. – 462 с.
51.Розанов В.В. В темных религиозных лучах. Собрание сочинений под общей редакцией А.Н.Николюкина. Комм. и сост. А.Н. Николюкина и П.П.Апрышко. – М.: Республика, 1994. – 476 с.
52.Русский космизм: Антология философской мысли / Сост. С.Г. Семеновой, А.Г. Гачевой. М.: Педагогика-Пресс, 1993. – 618 с.
53.Сабиров В.Ш. Сотериологические искания Вл. Соловьёва// Минувшее и непреходящее в жизни и творчестве В.С. Соловьёва. Материалы международной конференции 14-15 февраля 2003 г. Серия “Symposium”, выпуск 32. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. С.148–153.
54.Силантьева М.В. Этика творчества Н. Бердяева: Автореф. дис.... канд. филос. наук. М., 1993. – 32 с.
55.Соловьев В.С. Жизненная драма Платона. – Соловьев В.С. Сочинения в двух томах. М.,1990, т.2 – С. 582-625.
56.Соловьев В.С. Оправдание добра: Нравственная философия М.: Республика, 1996. – С. 329 – 411.
57.Соловьев В.С. Смысл любви // Соч. в двух т. Т.2. М.: Наука, 1988. – С. 197 – 235.
58.Бохан София. Неразгаданный мыслитель. Творчество В. В. Розанова // Утес. 1931. № 1, сентября. С. 14 - 16.
59.Толстая С. А. Дневники. В 2-х т. / Под общ. ред. - М.: Худож. лит., 1978. – (Серия литературных мемуаров).
Т. 1. 1862-1900. - 606 с., ил.
Т. 2. 1901-1910: Ежедневники. - 669 с., ил.
60.Толстой Л.Н. Благо любви. Журнал «Толстовский Листок - Запрещенный Толстой», Выпуск третий
61.Толстой Л.Н. В чем моя вера?// Толстой Л. Н. Избранные философские произведения / Сост., авт. вступ. ст. Н. П. Семыкин. – М.: Просвещение, 1992. – С 138 - 190.
62.Толстой Л.Н. Крейцерова соната// Л. Толстой. Повести. Сост., вступ. ст. и прим. И. Н. Сухих. – СПб.: Азбука-классика. – 349 с.
63.Толстой Л.Н. Круг чтения// Толстой Л. Н. Избранные философские произведения / Сост., авт. вступ. ст. Н. П. Семыкин. – М.: Просвещение, 1992. – С. 168 - 193.
64.Толстой Л.Н. О жизни// Толстой Л. Н. Избранные философские произведения / Сост., авт. вступ. ст. Н. П. Семыкин. – М.: Просвещение, 1992. – С. 263 - 294.
65.Толстой Л.Н. Путь жизни. – М., 1993. – 431 с.
66.Торчинов Е.А. Религии мира: опыт запредельного. Психотехника и тpанспеpсональные состояния. – СПб.: Центр «Петеpбypгское Востоковедение», 1998. – 473 с.
67.Троицкий С. Христианская философия брака Париж, 1933. – 396 с.
68.Трубецкой Е.Н. Миросозерцание Вл. Соловьева т. II. М.: МФФ-Медиум, 1994. – 624 с.
69.Трубецкой Е.Н. Миросозерцание Вл. Соловьева. т.I, М.: МФФ-Медиум, 1994. – 604 с.
70.Фатеев В. В.В. Розанов. Жизнь. Творчество. Личность. Л.: Наука, 1991. – 384 с.
71.Фатеев В. С русской бездной в душе: Жизнеописание Василия Розанова. – СПб.; Кострома: ГУИПП «Кострома», 2002. – 639 с.
72.Философия любви: В 2 ч. Сост. A.A. Ивин. М.: Политиздат, 1990. – 426 с.
73.Флоренский: PRO ET CONTRA. СПб.: РХГИ, 1996. – С.649.
74.Фроянов И. я. Погружение в бездну: (Россия на исходе XX века) - СПб, 1999. С. 168 - 193. 800 с.
75.Хоружий С.С. Вл. Соловьев и мистико-аскетическая традиция Православия. – «Богословские труды», вып. 33. М.: Изд. МП, 1997. – С. 74 – 92.
76.Черный Ю.Ю. Философия пола и любви H.A. Бердяева / Ю.Ю. Черный; Ин-т науч. информ. по обществ. наукам. - М.: Наука, 2004. – 132 с.
77.Шестаков В.П. Эрос и культура: Философия любви и европейское искусство. М.: Республика; ТЕРРА-Книжный клуб, 1999. – 464 с.
78.Шопенгауэр А. Метафизика половой любви// Трактаты о любви: Сб. текстов - М., 1994. –187 с.
79.Эпштейн Михаил. Постмодерн в России. М.: АСТ, 2000. – 302 с.
80.Яблонский Э.Г. Космос и Дух, или Два подхода к идеальному в философии русского космизма// Перспективы метафизики. Классическая и неклассическая метафизика на рубеже веков: Материалы международной конференции. Санкт-Петербург, 28-29 октября 1997 г. / Отв ред. М.С. Уваров. – СПб.: Санкт-Петербургское отделение Института человека РАН, 1997.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2021