Вход

Насильственные посягательства на собственность и вопросы их квалификации.

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 157043
Дата создания 2007
Страниц 87
Источников 52
Мы сможем обработать ваш заказ 22 октября в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
1 160руб.
КУПИТЬ

Содержание

Ведение
1. Насильственный способ совершения корыстных преступлений против собственности
1.1. Общая уголовно-правовая характеристика корыстных насильственных преступлений против собственности.
1.2. Роль насилия в мотивации в корыстных преступлениях против собственности
2. Уголовно-правовая характеристика отдельных видов корыстно-насильственных преступлений против собственности.
2.1. Уголовно-правовая квалификация насильственных грабежей
2.2. Уголовно-правовая квалификация разбоя
2.3. Уголовно-правовая квалификация вымогательства.
3. Проблемы отграничения корытных насильственных преступлений от иных преступлений в следственной и судебной практике
3.1. Проблемы правоприменительной практики при квалификации
3.2. Проблемы квалификации отдельных видов корыстных насильственных преступлений и отграничения от смежных составов преступлений
Заключение
Библиография

Фрагмент работы для ознакомления

Возможно иначе изложить данный квалифицирующий признак: «кража (грабеж, разбой), совершенные с противоправным проникновением в жилище или огороженный участок жилого индивидуального дома...».
Представляется, что позиция пленума по этому вопросу является более правильной. Действительно само понятие «жилище» предполагает проживание людей в нем, но ведь в индивидуальных домах люди непосредственно проживают в доме, а не в подвале или сарае. К тому же все эти части жилого дома, без какого бы то ни было ущерба для собственника, охватываются понятием «помещение».
Под «помещением» пленум понимает «строение, сооружение, предназначенное для размещения людей или материальных ценностей. Оно может быть как постоянным, так и временным, как стационарным, так и передвижным», в которое доступ для виновного должен быть закрыт вообще или на определенное время (например, на время отдыха, отпуска, т.е. в нерабочее время и т.д.).
«Иное хранилище» представляет собой особое устройство или место, специально оборудованное, приспособленное или предназначенное для постоянного или хотя бы временного хранения в нем и сбережения от хищений, порчи, стихийных сил природы и т. п. материальных ценностей.
Под это понятие подпадают, прежде всего, все виды специальных устройств, функционально предназначенных именно для сбережения помещенных в них ценностей: денежные сейфы, контейнеры, багажные вагоны, авторефрижераторы, охраняемые железнодорожные платформы, трюмы судов и др.
«Иными хранилищами», далее, признаются места и устройства в помещениях, находящиеся внутри них и специально предназначенные и приспособленные для нахождения и хранения в них денежных сумм, товарно-материальных ценностей и товаров, недоступные для посторонних: кассы в предприятиях торговли, кладовые для хранения товаров в магазинах, места хранения ценных почтовых отправлений и др., т.е. специальные хранилища ценностей в тех предприятиях, учреждениях и организациях, в само помещение, доступ к которым в рабочее время не запрещен.
Но не являются «иными хранилищами» всякого рода приспособления или самодельные укромные места, не оборудованные специально для хранения ценностей и не обособленные от того помещения, где они устроены.
Правоприменительная практика иногда сталкивается с фактами, так сказать, «двойного проникновения»: сначала в помещение, а затем в иное хранилище, расположенное внутри этого помещения и снабженное какими-либо запорами или иными охранными устройствами.
«Иными хранилищами» должны также признаваться участки территории, специально предназначенные и хотя бы минимально оборудованные для постоянного или временного хранения складированных или находящихся на них материальных ценностей: товарный двор станции железной дороги, речного или морского грузовых портов, огороженный загон для скота, охраняемые зерновые тока и др. Но при этом обязательным условием является то, что эти места находятся под охраной или наблюдением материально ответственных лиц, имеют какие-либо технические охранные устройства (сигнализация, колючая изгородь, забор, решетка или иное ограждение по периметру, запираемые ворота и т.п.) либо охраняются иными способами, например служебными собаками. Следовательно, по установленному в них режиму эти хранилища исключают свободный доступ посторонних лиц или даже работающих в них, но в нерабочее время. Попасть на территорию хранилища эти лица, таким образом, могут только незаконным путем, посредством проникновения.
Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 26 апреля 1984 г. указал, что под хранилищами следует понимать «отведенные для постоянного или временного хранения материальных ценностей участки территории, которые оборудованы оградой либо техническими средствами или обеспечены иной охраной: передвижные автолавки, рефрижераторы, контейнеры, сейфы и тому подобные хранилища. Вместе с тем участки территории (акватории), используемые не для хранения, а, например, для выращивания какой-либо продукции, к понятию «иное хранилище» не относятся.
Проникновение в помещение представляет собой, по преимуществу, незаконное, противоправное вторжение или вхождение в производственное, служебное, торговое , складское или иное помещение постороннего лица, не имеющего на то права, совершенное им против воли работающих в этом помещении или находящихся в нем на законном основании лиц (сотрудники, продавцы, обслуживающий персонал, сторож и др.). Вторжение как способ проникновения может быть сопряжено с преодолением препятствий, с приложением виновным определенных усилий для получения доступа в помещение, путем применения отмычек или поддельных либо подобранных к замкам ключей (при краже), или с насильственным преодолением сопротивления сторожа или иных лиц, находящихся в помещении или охраняющих его снаружи (при совершении грабежа или разбоя с проникновением в помещение).
Проникновением должно признаваться и появление в помещении путем использования обмана или злоупотребления доверия работающих в нем лиц (под видом курьера, инспектора пожарного надзора, с предъявлением поддельного пропуска и т.п.), а также с использованием беспомощного состояния этих лиц (например, сна сторожа). Более сложной представляется оценка действий лица, работающего в соответствующем предприятии или учреждении, если оно проникает (появляется в нем) в помещение в неурочное время, используя, например, пропуск, дающий право прохода на территорию или входа в соответствующее помещение. Имеются все основания, чтобы признать появление такого лица в неустановленное время в помещении предприятия или организации с намерением совершить хищение одним из видов проникновения в него.
При совершении грабежа или разбоя проникновение в помещение само по себе также может быть тайным, но с последующим открытым или даже насильственным похищением имущества. Однако отнюдь не исключена возможность и того, что для совершения хищения путем грабежа или разбоя и само проникновение в помещение осуществляется открыто либо с применение насилия для преодоления сопротивления сторожа или иного противодействия со стороны лиц, находящихся в помещении.
Проникновение совершается не как самоцель, а используется как способ получения доступа к ценностям, которые виновный намерен похитить, причем умысел на совершение хищения возникает у виновного еще до проникновения в помещение. Поэтому появление или нахождение лица в помещении без заранее намеченной преступной цели и похищение из него ценностей под влиянием внезапного, возникшего в условиях «удобной» обстановки умысла можно квалифицировать как соответствующее хищение (кража, грабеж или разбой), не сопряженное с проникновением.
В следственной и судебной практике возникает также вопрос, могут ли нести ответственность за хищение с проникновением участники группы, если непосредственно в помещение или иное хранилище проникает лишь один из них, а другой (другие) содействуют ему в осуществлении проникновения, обеспечивают «безопасность» и т.п., оставаясь вне помещения. Ответ должен быть положительным: именно предварительным сговором участников совместного хищения предусматривалось такое разделение преступных ролей. При таких условиях участник группы, непосредственно проникший в помещение или хранилище, своими действиями осуществляет общую волю всех соучастников, реализует совместную их договоренность о способах совершения хищения ценностей из какого-либо хранилища.
Мы акцентировали внимание на особой общественной опасности завладения чужим имуществом, посредством проникновения в жилище, так как в этом случае помимо нарушения телесной неприкосновенности личности, также нарушается неприкосновенность ее жилища. А, как известно жилище, собственность гражданина стоит на втором месте в мировой системе ценностей после права на жизнь и здоровье.
Остановимся еще на определении ущерба нанесенного собственнику или иному владельцу, так как это является квалифицирующим признаком вех преступлений против собственности.
Размер ущерба определяется стоимостью похищенного, выраженной в цене. «При определении стоимости имущества, ставшего объектом преступления, следует исходить в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость определяется на основании заключения экспертов. При определении размера материального ущерба, наступившего в результате преступного посягательства, необходимо учитывать стоимость имущества на день принятия решения о возмещении вреда с её последующей индексацией на момент исполнения приговора».
В зависимости от размера материального ущерба, можно выделить три вида хищений: мелкое, крупное, так же к видам хищений также необходимо отнести хищение предметов и документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность. «Нередки случаи, когда отдельные суды весьма подробно указывают основания вменения рассматриваемого квалифицирующего признака, тогда как другие без каких-либо объяснений их вменяют или отвергают (в случае вменения их органами предварительного расследования)».
Современное состояние криминальной ситуации в России характеризуется резким обострением негативных тенденций и процессов, связанных с преступностью. Это особенно проявляется в структуре корыстной преступности, увеличение которой в последние годы происходит в основном за счет роста хищения чужого имущества, совершаемых с незаконным проникновением в жилище.
Основными причинами их роста, как мы уже отмечали, является социально-экономическое положение большей части населения страны, в частности снижение жизненного уровня населения, безработица, невыплата зарплат, пенсий, пособий.
В связи с этим резко возросла актуальность проблемы борьбы с данной категорией корыстных преступлений, и в первую очередь при помощи уголовно-правовых средств.
Хищение чужого имущества являются самым распространенным деянием из всех преступлений, известных уголовному кодексу РФ, и уже в силу одного этого факта представляют повышенную степень общественной опасности для экономических интересов граждан государства.
Если говорить о правоприменительной практике, то нельзя забывать о предупреждении преступлений.
Предупреждение преступления – это система мер (социально-культурных, воспитательных, правовых), осуществляемые организациями в борьбе с преступностью.
Специальные меры правоохранительных органов по недопущению или пресечению преступных посягательств, осуществляемые различными законными средствами в отношении отдельных лиц, групп и сформировавшихся преступных сообществ.
Примером может послужить проект предупреждения преступлений путем изменения условий окружающей среды.
Он основывается на том принципе, что общесоциальные причины преступности (безработица, низкий жизненный уровень и др.) ликвидировать в ближайшей перспективе трудно, то на физическую окружающую среду воздействовать вполне можно и тем самым довести преступность до терпимого уровня. Так называемое «механическое» предупреждение преступности включает в себя целый комплекс мер, начиная от установки замков, сигнализации и других приспособлений, предохраняющих от взлома, рациональное размещение дежурно-постовых работников и заканчивая планировкой и реконструкцией целых кварталов и городов.
Обезопасить вокзалы, аэропорты, надземные и подземные гаражи, станции от краж можно в значительной степени с помощью установления тех камер и прочих электронных установок для наблюдения.
Органы внутренних дел оказывают непосредственное влияние по предупреждению краж. Эффективность органов внутренних дел напрямую зависит от тех сил и средств, которыми они располагают на момент оценки оперативной обстановки. Эти силы и средства состоят из штатной расстановки личного состава, то есть нормативной и фактической численностью личного состава органов внутренних дел, наличия сил оперативного реагирования, системы комплектования уровня физической подготовки сотрудников.
Предупреждение краж на индивидуальном уровне включает в себя профилактику, предотвращение и пресечение. Таким образом, место и роль органов внутренних дел в предупреждении преступлений определяется их реальными возможностями.
3.2. Проблемы квалификации отдельных видов корыстных насильственных преступлений и отграничения от смежных составов преступлений
Теперь перейдем к проблемам, возникающим при квалификации конкретных преступлений. Сделаем это на примере разбоя, так как большинство квалифицирующих признаков этого преступления, аналогичны соответствующим признакам другим преступлениям против собственности. В частности: совершение группой лиц по предварительному сговору; неоднократно; с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище; организованной группой; в целях завладения имуществом в крупном размере; лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство. Однако для данного состава преступления характерны и специфические признаки: совершение разбоя с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2 ст. 162); с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч. 3 ст. 162). Рассмотрим эти признаки более подробно.
В квалификации группового разбоя по п. «а» ч.2 ст.162 имеются некоторые особенности. Этот признак вменяется тем соисполнителям, которые в ходе предварительного сговора согласились на применение к потерпевшему насилия, опасного для жизни или здоровья. Если же сговором это не было предусмотрено, а один из участников преступления применил такое насилие, выйдя за пределы состоявшегося сговора, его действия квалифицируются по правилам об эксцессе исполнителя. Исполнителю, допустившему эксцесс, п. «а» ч.2 ст.162 не должен вменяться, т.е. совершенный им разбой нельзя рассматривать как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору. Действия же других соисполнителей должны квалифицироваться как грабеж.
При отсутствии предварительного сговора действия каждого из участников группового нападения квалифицируются самостоятельно. Вероятна ситуация, когда один из них совершает грабеж, а другой - разбой.
В случаях, когда умыслом виновных, совершивших разбойное нападение по предварительному сговору, охватывалось применение насилия, опасного для жизни или здоровья, все участники нападения отвечают как соисполнители разбоя, в том числе и те, которые сами такого насилия не применяли.
Нужно учитывать, что разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего - особо квалифицирующий признак. Признаки умышленного причинения тяжкого вреда здоровью даны в ст.11. Причинение при разбое тяжкого вреда здоровью охватывает составом данного преступления и дополнительной квалификации по ст.11 УК РФ не требует.
Если тяжкий вред здоровью при разбое, повлек смерть потерпевшего, возникает необходимость отграничения разбоя от умышленного убийства. При убийстве требуется наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти, а при тяжком телесном повреждении отношение к смерти потерпевшего выступает в форме неосторожной вины. Неосторожное причинение смерти в процессе разбоя охватывает п. «в» ч.2 ст.162 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против жизни. Умышленное причинение смерти выходит за рамки состава разбоя и ответственность наступает по совокупности за разбой и умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (пп. «з» и «к» ч.2 ст.105 УК РФ) Разбой тесно примыкает к насильственному грабежу, что вызывает необходимость разграничения этих составов преступлений. Различие между ними определяется, прежде всего, характером примененного к потерпевшему насилия. Разбой согласно закону представляет собой нападение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и ли здоровья, а насильственный грабеж предполагает неопасное для жизни и здоровья воздействие на потерпевшего.
Различие между разбоем и грабежом следует проводить также по моменту окончания этих преступлений. Если разбой считается оконченным с момента нападения, независимо от завладения имуществом, то для оконченного грабежа необходимо, чтобы виновный завладел чужим имуществом. При разграничении разбоя и грабежа следует учитывать способ действий виновного. Так, насилие с целью завладения имуществом, соединенное с применением оружия, всегда должно рассматриваться как разбой, независимо от характера наступивших последствий.
Из - за того, что разбой сформулирован как усеченный состав, что в УК говорится о цели завладения имуществом, а не о похищении или хищении его, в судебной практике встречаются случаи неправильного понимания термина «завладение», когда имущество изымается без цели присвоения, а для временного пользования, (насильственное завладение велосипедом, чтобы покататься, отбирание автомашины, чтобы скрыться от преследования и т.п.)
Возникают некоторые сложности и при разграничении разбоя и вымогательства. В литературе и судебной практике принято считать, что при разбое угроза насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, приводится в исполнение немедленно, как только будет оказано сопротивление завладению имуществом, а при вымогательстве - в более или менее отдаленном будущем, если условие или требование передачи имущества не будет выполнено. Решающим надо признать не это различие, а другое: именно при разбое лицо изымает имущество из владения потерпевшего, а при вымогательстве этого нет. При разбое насилие служит средством преодоления сопротивления или попытки сопротивления изъятию имущества, при вымогательстве угроза хотя и может приводится в исполнение иногда немедленно, в случае отказа передать требуемое имущество, но не сопровождается насильственным реальным завладением его.
Допускаются ошибки и в тех случаях, когда насилие явилось актом грубого нарушения общественного порядка за отказ передать имущество, а не средством завладения или удержания.
Как известно, хищение по предварительному сговору группой лиц будет тогда, когда в нем участвовали двое или более лиц-соисполнителей, заранее договорившихся о совместном его совершении. Применительно к разбою соисполнители - это лица, применяющие насилие или угрозы либо изымающие имущество потерпевшего. Но иногда лица, участвующие в сговоре о совершении разбойного нападения, присутствуют вместе и во время нападения, но активных действий не совершают и в физический контакт с потерпевшим не вступают. Как оценивать поведение таких лиц? Для признания лица соисполнителем разбоя не обязательно активное применение им насилия или угроз либо завладением имущества. Лицо, присутствующее на месте применения насилия или угроз другими, тем или иным способом, умышленно демонстрирующее перед потерпевшим, что оно на стороне нападающего и тем самым осуществляющее психическое воздействие на потерпевшего, сковывающего его сопротивление должно признаваться соисполнителем разбоя.
Другое дело, когда лицо никоим образом не вступало в контакт с потерпевшим, не способствовало даже психически совершению преступления, хотя и находились около места нападения.
Такие действия, как стояние «на страже», ожидание в автомашине и т.п., не могут оцениваться как соисполнительство и должны квалифицироваться как пособничество при разбое. При квалификации по п. «б» ст.162 УК имеет значение применение оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия.
Разбой, совершенный организованной группой следует отграничивать от бандитизма. Основное отличие состоит в том, что обязательным признаком бандитизма является вооруженность группы. В Постановлении Пленума ВС РФ от 17 января 1997г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» сказано, что «обязательным признаком банды является ее вооруженность, предполагающая наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного оружия, как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия». Из этого следует, что при бандитизме вооруженность означает наличие холодного или огнестрельного оружия, а при разбое - еще и иных предметов, используемых в качестве оружия. Важно и то, что последний характеризуется признаком устойчивости вооруженной группы и наличием специальной цели нападения на граждан, организации и учреждения. При этом, как правило, ставится задача совершить неопределенное число таких нападений. А разбой обычно совершается однократно, после чего группа распадается.
Такой квалифицирующий признак, как разбой, совершенный в целях завладения имуществом в крупном размере, существенно отличается от аналогичного признака при краже и грабеже. При краже и грабеже крупный размер совершенного деяния носит объективный характер и определяется стоимостью фактически похищенного имущества. В случае же совершения разбоя его квалифицирующим признаком является не факт, а цель завладения имуществом в крупных размерах, т.е. такое отягчающее обстоятельство носит субъективный характер. Согласно примечанию к ст.158 крупным размером признается стоимость имущества, Крупным размером в статьях настоящей главы признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным - один миллион рублей.
Применение оружия при разбое создает реальную возможность причинения серьезного вреда здоровью потерпевшего, а в отдельных случаях и более тяжкого последствия - смерти потерпевшего. Именно в возможности наступления таких последствий следует усматривать повышенную общественную опасность вооруженного разбоя.
Необходимо учитывать и то, что оружие, применяемое виновным при нападении, существенно способствует достижению преступных целей, так как в глазах потерпевшего расправа, в случае невыполнения требований преступника, представляется неотвратимой.
При выяснении понятия оружия ученые и практические работники обычно исходят из определения, данного Верховным Судом СССР в 1946 году, согласно которому под оружием следует понимать «предметы, предназначенные исключительно для поражения живой цели, не имеющие иного хозяйственного назначения, и при этом предметы, для права не только пользования, но даже ношения и хранения которых требуется специальное разрешение».
Иное определение оружия дается в законе «Об оружии». В нем оружие определяется как предмет и устройство, предназначенный для поражения живой цели, подачи сигналов. Как видно по существу это определение совпадает с тем, которое было дано пленумом.
Однако, неверно автоматическое перенесение этого определения на другие составы преступлений, связанные с причинением или возможностью причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью и смерти (например, бандитизм, разбой, небрежное хранение огнестрельного оружия).
Это определение оружия означает, что использование, например, при бандитских нападениях гладкоствольного охотничьего оружия, ношение, хранение, изготовление или сбыт которого не требуют, по указанию самого закона, соответствующего разрешения, не дает основания для квалификации содеянного по статьям, предусматривающим ответственность за бандитизм. Вместе с тем известно, что судебная практика по делам о бандитизме никогда не делала для охотничьего оружия такого исключения. Поэтому представляется, что в связи с каждым из упомянутых составов преступлений понятие оружия должно быть уточнено особо.
Так, в постановлении пленума ВС РФ от 17 января 1997г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" сказано, что "обязательным признаком банды является ее вооруженность, предполагающая наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного оружия, как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия.
Итак, при бандитизме вооруженность означает наличие холодного или огнестрельного оружия, а при разбое - еще и иных предметов, используемых в качестве оружия. Таким образом, собственно вооруженное насилие есть не более как часть объективной стороны квалифицированного состава разбоя, а другая часть - это нападение, соединенное с физическим или психическим насилием, когда виновный применяет предметы, которые пригодны для причинения телесных повреждений и другого вреда здоровью потерпевшего.
Преступники, будучи хорошо осведомлены о наказуемости самого факта ношения, хранения, изготовления оружия, при совершении разбоев, с целью замаскировать свою преступную деятельность, часто применяют такие предметы, как сапожные, хозяйственные и перочинные ножи, топоры, шила, бритвы, которые, хотя и имеют определенное хозяйственное значение, но также, как и предметы, предназначенные исключительно для поражения живой цели, могут причинить существенный вред здоровью потерпевшего, Именно поэтому применение при разбое таких предметов поставлено в один ряд с теми случаями, когда виновные используют оружие в собственном смысле слова.
Известные трудности возникают при разграничении убийства, квалифицируемого как убийство из корыстных убеждений, и убийства, совершенного по совокупности с разбоем, когда виновный и потерпевший являются членами одной семьи. Способ и взаимоотношения, степень родства могут иметь определенное значение при разграничении этих случаев, но наиболее важное следует признать поведение виновного после убийства: завладеет ли он имуществом убитого или оставляет его с намерением использовать для своих нужд в будущем. Оценка всех этих обстоятельств позволит суду решить, было ли это убийство типичным для корыстного убийства или соединенным с разбоем. Необходимое условие для квалификации умышленного убийства, совершенного при разбойном нападении - наличие трех признаков: во-первых, совершения деяния путем нападения, во-вторых, с целью завладения имуществом (похищение его) и, в-третьих, если завладение имуществом было совершено в момент убийства или непосредственно после него.
При квалификации разбоя следует иметь в виду, что посягательство на жизнь выходит за рамки данного преступления. Поэтому причинение смерти потерпевшему требует дополнительной квалификации. При этом квалификация содеянного зависит от формы вины. В случае наступления смерти потерпевшего по неосторожности от причиненного ему при разбое тяжкого вреда здоровью действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступлений по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК и по ч. 4 ст. 111 УК. Умышленное причинение смерти при разбое по прежнему законодательству квалифицировалось как совокупность разбоя и умышленного убийства из корыстных побуждений и с целью облегчить или скрыть совершение другого преступления. В настоящем Кодексе п. «з» ч. 2 ст. 105 прямо предусматривает ответственность за «убийство, сопряженное с разбоем». Таким образом, при совершении умышленного убийства при разбое следует применять указанную норму.
В заключении приведем пример подтверждающий заинтересованность осужденных в неправильной квалификации преступлений. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 января 2005 года рассмотрела в судебном заседании 20 января 2005 года кассационные жалобы осужденного К., адвоката Патрай О.Т. на приговор Новосибирского областного суда от 24 августа 2004 года, которым К., осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 11 лет без штрафа, по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ на 4 года, по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 13 лет.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено лишение свободы на 17 лет.
На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 27 апреля 2004 года назначено лишение свободы на 18 лет в исправительной колонии строгого режима.
Приговором признаны виновными и осуждены:
К., К-в за разбойное нападение на Х.Л., 15 июля 1951 года рождения, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;
К-в за умышленное убийство Х.Л., сопряженное с разбоем, К. за пособничество в данном убийстве.
К., К-в за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения группой лиц по предварительному сговору.
Преступления совершены 19 декабря 2003 года в п. Кайгородский Красноозерского района Новосибирской области.
В судебном заседании К. вину признал частично, утверждал, что не оказывал пособничества в убийстве потерпевшего, не оспаривая завладения имуществом Х.Л. и угон автомобиля.
В судебном заседании К-в вину признал частично, не оспаривал фактических действий в отношении потерпевшего - разбойного нападения, убийства, угона автомобиля, утверждал об отсутствии предварительного сговора на разбойное нападение.
В кассационной жалобе адвокат Патрай С.Т. просит об отмене приговора в части осуждения К. за пособничество в убийстве, переквалификации его действий на грабеж и смягчении наказания. Ссылаясь на показания осужденных в судебном заседании, утверждает, что у них не было предварительного сговора на лишение жизни потерпевшего, действия К-ва по убийству Х.Л. были эксцессом исполнителя. В обоснование своих доводов приводит анализ доказательств, полученных с участием осужденных на предварительном следствии.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.
Установлено, что К., являясь по предварительному сговору участником группы лиц в части разбоя, оказывал содействие К-ву в лишении жизни потерпевшего путем предоставления орудия преступления и устранения препятствий.
При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в совершении преступлений, их действиям дана правильная юридическая оценка.
Наказание осужденным назначено с учетом характера, степени, общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личности, смягчающих обстоятельств и является справедливым.
Оснований для смягчения наказания Судебная коллегия не усматривает. На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила: приговор Новосибирского областного суда от 24 августа 2004 года в отношении К. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного К., адвоката Патрай О.Т. - без удовлетворения.

Заключение
Осветить тему преступлений против собственности в полной мере в объёме данной работы представляется мало возможным, тем более что каждый из глав содержания может являть собой тему для отдельного исследования.
В изучении данной темы в отношении многих вопросов не существует единого мнения. Это обстоятельство обусловлено в первую очередь несовершенством действующего законодательства. Причём не только Уголовного Кодекса. Конечно же, ныне действующий Уголовный Кодекс не совершенен, и в нём можно выявить массу противоречий, нестыковок и неясностей.
В работе освещены основные моменты, касающиеся насильственных преступлений против собственности в целом, а также конкретные формы хищений, такие, как грабежа, разбоя, вымогательства.
Как уже говорилось во Вступлении, проблема преступлений против собственности была актуальна всегда, с момента появления у людей собственности. Данное обстоятельство обусловлено человеческой природой, человеческой сущностью, а значит, до тех пор, пока существует человечество, и до тех пор, пока существует собственность, данная проблема будет оставаться актуальной, а значит и изучение касающихся её вопросов не бессмысленным.
Современное российское уголовное законодательство устанавливает уголовно-правовую защиту всех форм собственности, а также других, не менее важных прав и свобод граждан, общественно значимых интересов, устанавливает дифференцированную уголовную ответственность за преступления против собственности. Уголовная ответственность, установленная законом, всецело зависит от степени общественной опасности посягательства. По этому же пути в основном идёт судебная и следственная практика.
Однако судебная практика обнаруживает и недостатки уголовного законодательства о корыстных преступлениях. Зачастую установленные меры ответственности не вполне соответствуют принципам справедливости и гуманизма.
Иначе чем объяснить то, что мелкий вор, не представляющий особой общественной опасности, осуждённый условно за мелкую кражу и совершивший в течение испытательного срока вторую мелкую кражу, приговаривается к длительным срокам лишения свободы (его деяние будет признано рецидивом и тяжким преступлением), а за вымогательство с угрозой убийства может быть назначено наказание, не связанное с лишением свободы.
Кроме того, действия преступных элементов, собирающих «дань» с предпринимателей, граничащие с вымогательством, вообще нельзя квалифицировать ни по какой статье.
Многие преступники, причинившие значительный имущественный и моральный вред гражданам, обществу, государству, экономике вовсе избегают уголовной ответственности, но это – издержки правоприменительной практики, а не законодательства.
В любом случае эффективная уголовно-правовая защита собственности, как основы экономической системы общества, возможна только при постоянном совершенствовании как законодательства, так и правоприменительной практики.
В настоящее время во многих случаях наблюдается рост таких тяжких преступлений, как те, которые были рассмотрены. И эта тенденция не может не настораживать. Такой рост происходит несмотря ни на принимаемые Указы президента об ужесточении мер по борьбе с преступностью, ни на достаточно суровую меру наказания - лишение свободы на срок от семи до двенадцати лет, с конфискацией имущества. Видимо необходимо принятие иных мер и, прежде всего, мер по предупреждению совершения такого рода преступлений, так как известно, что предупредить совершение преступления во многих случаях проще, чем потом применять наказание за его совершение.
Учитывая особую опасность такой формы нападения на граждан, как разбой, в наше время особую актуальность приобретает дальнейшее совершенствование деятельности органов внутренних дел, последовательное повышение профессионального мастерства сотрудников следственных и оперативно-розыскных аппаратов по раскрытию и расследованию разбойных нападений - в том числе в лифтах, в жилых помещениях, в подъездах, в транспорте и т.п. Особенно опасными эти преступления становятся в тех случаях, когда к их совершению причастны лица, предварительно объединившиеся в преступную группу. Тем не менее, как свидетельствуют специалисты, проблема борьбы с этими преступлениями достаточно специфична и многие ее аспекты пока не нашли должного освещения в криминалистической литературе.
Необходимо количественное и качественное увеличение предупредительных мер и мер воспитательного характера с целью повышения уровня правосознания граждан и уяснения ими необходимости следования нормам Закона.
Степень защиты собственности в значительной мере зависит от точного определения конкретных форм и способов посягательства на нее. Особую роль правильная классификация этого рода преступлений играет в тех случаях, когда правоохранительные органы имеют дело с такими сходными по конструкции своего юридического состава преступлениями, как насильственный грабеж, разбой и вымогательство. В то же время, как показывает проведенный выше анализ, далеко не все моменты, связанные с определением и четкой квалификацией грабежа, получили исчерпывающее законодательное оформление или соо

Список литературы

Библиография
1.Конституция Российской Федерации. Принята Всенародным Голосованием 12.12.1993.
2.Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ. Принят ГД ФС РФ 24.05.1996.
3.Уголовно-Процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ. Принят ГД ФС РФ 22.11.2001.
4.Уголовно - Исполнительный Кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 N 1-ФЗ. Принят ГД Постановление №1 Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971г. «О судебной экспертизе по уголовным делам» / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. – М.: Спорк, 1999. – 560с.
5.Постановления пленума Верховного суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».
6.Постановление №15 Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976г. «О дальнейшем совершенствовании судебной деятельности по предупреждению преступлений» / Сборник постановлений пленумов Верховного Суда СССР и РСФСР по уголовным делам. – М.: Спорк, 1999. – 560с.
7.Постановление №5 Пленума Верховного Суда от 25 апреля 1995г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступление против собственности» / Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и РСФСР по уголовным делам. – М.: Спорк, 1999. – 560с.
8.Багаутдинов Ф. Изучение личности обвиняемого: // Законность, 2001, №1. - с.15-17.
9.Белкин Р.С. Криминалистика: /Учебник для ВУЗов. – М.: Изд. Норма, 2000. – 990с.
10.Божьев В. Предъявление обвинения и допрос обвиняемого // Уголовное право, №2, 2001. – с. 56-60.
11.Бурнашев Н.А. Криминалистика / Уч. для ВУЗов – Свердловск, 1998. – 320с.
12.Бурлаков В.Н. Индивидуальные предупреждения преступности: / Уч. пособие. - Изд. ЛГУ, 1998. – 84с.
13.Вимберг А.И. Судебная экспертология // Журнал российского права, 2001, №3. – с.30-35.
14.// Восточно-Сибирская правда, 2002, №1. – с.24.
15.Гаухман Л.Д, Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. Москва: Учебно-консультационный центр "ЮрИнфоР", 1997.
16.Герасимов И.Ф. Криминалистика: / Уч. для ВУЗов. – М.: Высшая школа, 2000. – 672с.
17.Гладких В.И. Преступность в крупном городе и ее предупреждение органами внутренних дел. Монография. – М.: ВНИИ МВД России, 1996. – 214с.
18.Долгова А.И. Криминология: / Уч. для ВУЗов. – М.: Изд. Норма, 2000. – 784с.
19.Дулов А.В. Криминалистика: / Уч. для ВУЗов. – М.: Изд. Юристъ, 1998. – 580с.
20.Зайцева И.А. Особенности тактики допроса обвиняемого на предварительном следствии. // Российский следователь, 2001, №8. – с.41-43.
21.Зуева А.А. Особенности назначения экспертизы. // Российский следователь, 2001, №5. – с.38-41.
22.Игнатьев М.Е. Некоторые практические советы по тактике допроса. // Российский следователь, 1999, №6. – с.13-15.
23.Исмагилов Р.Г. Кража чужого имущества: / Уч. Юр институт МВД РФ, 2001. – 120с.
24.Ковалев А.И. К вопросу об ошибках, совершаемых следователем при осмотре места происшествия // Актуальные вопросы уголовного права и криминалистики. – Томск, 1996. – с. 215.
25.Комментарий к Уголовно-процессуальному Кодексу РФ; Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: «Издательство «Экзамен XXI», 2004.
26.Кореневский Ю.В. Актуальные вопросы доказывания в уголовном процессе // Государство и право, 1999, №2. – с. 55-63.
27.Кочеткова Т.И. Ограбление и кража. – М.: Изд. литература, 1997. – 592с.
28.Кожевникова И.Н. Расследование преступлений: / Руководство для следователей: Изд. «Спорк». – М.: 1997. – 367с.
29.Криминология: / Уч. под ред. Кудрявцева В.Н. – М.: Юристъ, 2000. – 678с.
30.Ларин А. М. Преступность и раскрываемость преступлений // Государство и право, 1999, №4. – с.83-90.
31.Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право: / Уч. – М.: Юристъ, 1998. – 796с.
32.Марцев А.И. «Ответственность за разбой», М.: Прспект, 2000.
33.Машин А. Квартирные кражи // Человек и закон, 2001, №10. – с.65-70.
34.Меликен М.Н. О специфике доказывания в ходе предварительной проверки информации о преступлении // государство и право, 1998, №10. – с.76-82.
35.Михайлов А.И. Назначение и проведение экспертизы в стадии предварительного расследования: / Уч. пособие. – Волгоград: ВСШ МВД РФ. – 1991. – 200с.
36.Новик В. В., Овчинникова Г. В., Осипкин В. Н. Вымогательство (квалификация, доказывание, оперативно-розыскная деятельность).
37.Образцов В.А. Криминалистика: / Уч. для ВУЗов. – М.: Юристъ, 1997. – 760с.
38.Образцов В.А. Общие выявления и разоблачения лжи: / Пр-ка курс лекций. – М.: 1996. – 316с.
39.Палекушко И. П. Совершенствование правовых и организационных основ применения криминалистической техники в раскрытии преступлений: / Дис. канд. юр. наук. – М., 1996.
40.Петрухина И.П. Уголовно-процессуальное право. – М.: Прспект, 2000. – 672с.
41.Петрухина И.П. Уголовно-процессуальное право: / Уч. – М.: ПБОЮЛ, 2001. – 250с.
42.Поляков М.П. О защите обвиняемого // Государство и право, 1998, №4. – с.94-99.
43.Рассинская Е.Р. О целях, задачах и вопросах, решаемых экспертом. – М., 1996. – с.71-99.
44.Савелов Д.К. проблема понимания кражи, совершаемой с незаконным проникновением в жилище // Российский следователь, 1999, №6. – с.12-14.
45.Справочник следователя. Практическая криминалистика, следственные действия. – М., 1990, вып.1. – с.45-125.
46.Статистический сборник. – М., 1996. – 108с.
47.Учебник уголовного процесса: / Уч. под ред. Кобликова В.Г. – М. : Фирма «Спорк», 1995. –382с.
48.Филипов А.Г. Криминалистика: / Уч. для ВУЗов. – М.: Норма, 1990. – 520с.
49.Центров Е. Е. Проверка показаний на месте // Российский следователь, 1999, №1. – с.36-40.
50.Шурухнов Н.Г. Расследование краж: / Уч пособие. – М.: Юристъ, 1999. – 112с.
51.Эратова М. Преступники гуляют на свободе // Правда, 2002, №18.
52.Яблоков Н.П. Криминалистика: / Уч для ВУЗов. – М.: Юристъ, 2000. – 718с.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2020