Вход

Исламский фундаментализм как основа современного терроризма.

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 156630
Дата создания 2007
Страниц 28
Источников 10
Мы сможем обработать ваш заказ 29 октября в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
340руб.
КУПИТЬ

Содержание

Введение
Глава 1. Исламский фундаментализм – история возникновения и современное состояние
1.1 Исламский фундаментализм – характеристика понятия и основные подходы к изучению
1.2 История развития фундаменталистких течений
1.3 Социально экономические, политические и религиозные предпосылки
Глава 2. Современные террористические исламистские группировки
2.1 Современный терроризм и исламский фундаментализм
2.2 Аль-Каида
2.3 Исламский джихад
2.3 Хезболлах
2.4 Аль-Джихад
2.5 Вооруженная исламская группа
Глава 3. Пути решения проблемы
3.1 Перспективы развития исламской религии
3.2 Антитеррористическое законодательство
3.3 Деятельность РФ в области борьбы с международным терроризмом
Заключение
Список литературы

Фрагмент работы для ознакомления

Христианские общины арабского мира, в частности, сознают, что начало диалога со вновь формируемым мусульманским умеренным течением невозможно без отказа от прежней настороженности. Многие видят в этом слишком большой риск. Их обнадеживает в этом позиция западных христиан, у которых существуют свои стереотипы и предрассудки относительно ислама. Христиане Востока вспоминают о статусе «людей Писания», который у них был до рождения современных государств. Традиционно они были защищенным меньшинством, но сегодня этот статус воспринимается как второстепенный.
Однако дискуссия среди мусульман уже давно ушла далеко вперед. Еще 15 лет назад Фахми Ховейди, ведущий журналист египетской газеты «Аль -Ахрам», издал книгу под названием «Граждане, а не люди Писания». Ховейди обычно рассматривался как человек близкий по взглядам к центристской части «Братьев — мусульман». Его соотечественник и «брат -мусульманин» Мухаммед Селим Авва часто высказывал аналогичные взгляды, например, в Православном университете Баламанд в Ливане. «Хезболла» поддерживает ту же точку зрения, равно как и Фронт Исламского действия в Иордании.
Не так давно Юсуф аль-Карадави подчеркнул, что новый мусульманский закон не должен карать смертью мусульман за вероотступничество, что традиционно считается одним из предписаний шариата. И аль-Карадави не одинок в своих взглядах среди мусульманских мыслителей.
Доктор Хасан ат-Тураби, идеолог Национального Исламского фронта в Судане и спикер Национальной Ассамблеи этой страны, вызвал замешательство прошлым летом, когда осудил смертный приговор аятоллы Хомейни в отношении Салмана Рушди за святотатство. Это классическое наказание, заявил он, противоречит свободе убеждений, о которой говориться в Коране: «Нет принуждения в религии».
Однако воплощение этих идей на практике — сложный процесс. Тот же Национальный Исламский фронт Судана, когда он пришел к власти, ввел смертную казнь за вероотступничество. Можно предположить, что, по крайней мере, в случае с доктором ат-Тураби обвинения в оппортунизме соответствуют действительности. С другой стороны, постепенная демократизация арабского общества и арабской культуры тоже имеет место, а это значит, что политические и религиозные лидеры вынуждены принимать в расчет настроения избирателей. Таким образом, приобретает вес общественное мнение и возникает одновременно благоприятные возможности и определенные ограничения для публичных дискуссий.
Невозможно игнорировать дебаты, происходящие среди мусульманской интеллигенции. Полемика имеет место ежедневно в газетах и на телевидении, особенно на новых арабских спутниковых станциях, не контролируемых правительствами. Основные темы дискуссий - права человека и демократия. Дискутирующие озабочены проблемой подотчетности правительств, свободой слова и мнений. Они обсуждают проблемы бедности и благосостояния, статус жизни. Эти люди молоды, как правило, активны в сфере образования, политики или неправительственных организаций, обладают хорошей профессиональной подготовкой. Они свободны с одной стороны от ограничений мусульманского консерватизма, унаследованного от устаревших институтов и способов познания, а с другой стороны - от секуляризма, импортированного из Европы и Северной Америки.
Не полемика сама по себе нова, но более широкий уровень поддержки, который она встречает. Это соответствует тому, что происходит вокруг и, в частности, развитию за последнее десятилетие.
Во-первых, рост экстремизма с сопутствующим его насилием становится все более нетерпимым. Он создал исламу дурную славу и привел к негативной реакции преимущественно светских правительств на любые проявления ислама. Возникает растущее раздражение против всего, что имеет вкус экстремизма. В то же время экстремисты стали терять свой авторитет среди недовольных, например, в Египте и Ливане. В этих условиях слышнее звучит аргумент центристов о том, что именно они, а не экстремисты, представляют главное направление мусульманской традиции терпимости и умеренности.
Бессмысленные и кровожадные действия алжирской Вооруженной исламской группы, двусмысленность позиции власти в Тегеране и абсурдность деятельности талибов в Афганистане довели этот процесс до кульминации. Внезапно стремление экстремистов превзойти друг друга в жестокости стало ослабевать.
Экстремизм перешел к обороне, и исламские политические активисты стараются дистанцироваться от Вооруженной исламской группы талибов.
Во-вторых, страх «столкновения цивилизаций», по-видимому, тоже оказывает воздействие. Профессор Сэмюэль Хангтингтон из США выдвинул идею, что будущее мира будет определяться взаимодействием культур, формирующих цивилизацию. Главные и наиболее кровопролитные конфликты будут происходить вдоль границ, разделяющих эти культуры.
Линии раздела между цивилизациями станут аренами событий. Следующая мировая война, как считает Хантингтон, будет войной между цивилизациями. А идея о том, что новым врагом будет ислам, стала популярной после падения Берлинской стены.
Идея была подхвачена и принята исламскими экстремистами в арабском мире, но правительства постарались как можно скорее нейтрализовать ее воздействие. Тема «Ислам и Запад» стала излюбленной на многих конференциях, проходивших в Средиземноморье. В то же время заметные личности и группы из числа мусульман - центристов посчитали своим долгом твердо выступить против идеи «столкновения», выгодной только экстремистам.
В-третьих, выросло новое поколение мусульманской интеллигенции. В Великобритании и Франции новое поколение молодых образованных мусульман стремится быть одновременно и европейцами, и мусульманами. В арабском мире выросло новое поколение мусульманских выпускников колледжей и университетов, возникших в результате появления национальных систем образования. Все эти молодые люди, как правило, дети мигрантов: в Европе - иммигрантов из стран ислама; в мусульманском мире — мигрантов из деревень, переселившихся в город.
Аргументы консервативных мусульманских алимов не очень - то сильно впечатляют людей получивших современное гуманитарное образование, но и секуляризм не имеет популярности среди тех, у кого прочные мусульманские корни.
Наконец, старое поколение светских арабских националистов выдохлось. Они не добились того, что обещали, в то же время они дали идеологическое оформление деспотическим и коррумпированным режимам. Их одержимость всемирными заговорами в Палестине и на Суэцком канале мало что значит для их детей и внуков, которых больше беспокоит экономическая и культурная универсализация в условиях «нового мирового порядка», возглавляемого американцами.
Так, общественное мнение укрепляет идеологические позиции мусульманских центристов. Но битва в этой сфере далеко не выиграна. Традиционные взгляды по-прежнему имеют немало последователей и собственных апологетов. Их традиции усиливаются всякий раз, когда США поддерживают очередной израильский выпад против арабов.
Прошли времена, когда военный диктатор мог просто навязать свою волю. Более плюралистическое понимание призыва Корана «нет принуждения в делах веры» будет теперь внедряться с помощью образования и убеждения. По-видимому, эти изменения происходят в результате растущего стремления мусульман к умеренности и толерантности, а это значит, что они все глубже укрепляются в арабском обществе и арабской культуре, а, следовательно, будут более долговечными, чем это зачастую представляется извне.
Заключение
Проведенное в данной работе исследование позволяет утверждать, что развитие событий в районах традиционного распространения ислама демонстрирует неправомерность представлений о социальном прогрессе как об однонаправленном процессе рационализации и «детрадиционализации». Это убедительно доказано современной историей мусульманских, прежде всего арабских стран, переживающих с начала 70 - х годов «всплеск» традиционализма, воплотившейся в деятельности фундаменталистских организаций, ваххабитских группировок и экстремистских столкновений. Намболее яркими примерами этого явления стали «исламский бум» 70 - 80 -х годов и более современные выступления исламских неправительственных религиозно-политических организаций радикального, подчас экстремистского толка («Аль - Гама, аль - Исламийя» в Египте, «Ан -Нахда» в Тунисе, Исламский фронт спасения в Алжире, «Талибан» в Афганистане, их единомышленники в Судане и Турции), а также деятельность мусульманских экстремистских организаций в других странах мира.
Необходимость получения возможно более объективной оценки роли ислама в указанных районах обусловлена их исключительно важным геостратегическим и геополитическим (военно-стратегическим и военно-политическим) значением для эволюции человеческого сообщества на глобальном, региональном и страновом уровнях.
Исламский мир сегодня многолик и разнообразен. Он объединяет страны, имеющие различное политическое устройство, неодинаковый уровень экономического развития, значительные культурные различия. География его обширна и включает различные регионы мира.
Страны Арабского Магриба и Иран, Индия и Пакистан, Индонезия и Албания - все они, исповедуя в большей или меньшей мере основные постулаты ислама, являются важным фактором в современной общественно-политической жизни мирового сообщества.
Ислам, будучи элементом системы высокого уровня, не может не испытывать влияния со стороны других элементов, входящих в ее состав, Поэтому нельзя не согласиться с мнением американского востоковеда А. Хоурани, который подчеркивал: «Там, где концепция ислама может использоваться в объяснении какого-либо явления в обществе или культуре, она должна использоваться осторожно и в тесной связи с другими принципами объяснения».
Что же касается темы нашего исследования о проявлении фундаментализма как крайней степени политической борьбы, то мы пришли к выводу, что на исламской почве в силу сложившихся исторических обстоятельств выражением конфликтной ситуации в обществе и является «всплеск» традиционализма.
Суть указанного феномена заключается в полном отрицании всего нового, привнесенного извне и противоречащего привычному образу жизни. Для фундаментализма недостаточно сохранения традиции в каких-то отдельных сферах, например в семье или в религиозных обрядах. Он бывает удовлетворенным лишь в том случае, если традиционный взгляд проникает во все сферы — сферу политики, экономики, культуры и религии - и объединяет их в общем признании полученного от прошлого опыта.
Более того, фундаментализм не просто выступает против нового. Он активно требует корректировки образа жизни по старой, изначальной или «классической» модели. Для него не имеет значения, что лежит в основе -исламская, христианская или какая-либо другая модель. Важно одно - общество не должно отойти от идеального образца.
От внешней среды фундаментализм защищен идеологической надстройкой, которая, являясь продолжением определенного экономического базиса и находясь целиком и полностью в зависимости от процветания этого базиса, обеспечивает ему оптимальные условия функционирования.
Применительно к мусульманским социумам такой надстройкой служит ислам, а выступления исламских экстремистов есть не что иное, как одно из проявлений фундаментализма.
Результаты проведенного исследования как на уровне анализируемых течений мусульманской религии (суннизм, шиизм, хариджизм), так и на уровне отдельно взятых государств (социумов) дают основания утверждать: некоего единого для всех ислама не существует. Влияние на эту религию других системообразующих факторов социума и внешней среды характеризуется разными (по величине) показателями в зависимости от течения ислама, «содержания» социума и внешней среды. Различия станут еще более очевидными при распространении анализа на другие социумы с мусульманским населением, в частности на страны Юго-Восточной Азии и африканские (неарабские) страны, обладающие ярко выраженной спецификой, по сравнению со странами Ближнего, Среднего Востока и Арабского Магриба (Ливан, Тунис, Марокко, Алжир).
На сегодняшний день потенциал исламизма еще далеко не исчерпан, и можно ожидать его дальнейшего роста. Упадок легитимности правящих режимов, неэффективность правления и рост коррупции, социальная поляризация и конфронтация в обществе, кризис культуры и духовная дезориентация в принципе работают на возникновение радикальных движений. И воздействие исламизма на политику будет ощутимым, особенно после прихода к власти новых элит.
И все же к исламским ценностям апеллирует все больше политических, общественных и духовных сил. Одновременно исследователи обращают внимание на то, что, например, в Дагестане все шире распространяются опасения, что политизация ислама приведет к его радикализации. Исламская же пресса подчеркивает, что вооруженных «оппозиционеров» вырастили сами власти республики.
По мнению ряда религиозных, политических деятелей и ученых, экстремизму можно противопоставить только знания, ибо политический и особенно религиозный экстремизм - детище невежества.
Очевидно, что процесс реисламизации «вширь» уже закончился. На очереди - более глубинные процессы, связанные с восстановлением подлинной исламской культуры, особенно письменной, с подготовкой высококвалифицированных кадров для исламских институтов и медресе, подъемом статуса и престижа этих центров, местных алимов и имамов.
Для самой России основная задача состоит в том, чтобы консолидировать своих исторических соседей в едином государстве, решив тем самым для себя две наиболее острые проблемы: остановить распад страны и консолидировать общество. Только в этом случае Россия сможет остаться самостоятельным игроком в геополитическом раскладе и, кроме того, реально противостоять угрозе исламизации. Для этого России необходима новая стратегическая идея. Ею может стать идея евразийства. Провозглашенная X. Макиндером. она приобретает особый смысл для России сегодня. Идея евразийства - это, прежде всего, идея интеграции, идея прзнания христианства и ислама друг другом и сосуществование на почве симбиоза, идея всеобщего противостояния воинствующему фундаментализму. А это значит - каждому иметь свою экологическую нишу, свой ландшафт, свое этническое многообразие, но при этом взаимодействовать, укрепляя многонациональное государство. Сможет ли справиться с этой задачей Россия в третьем тысячелетии? Сможет ли цивилизованное человечество объединиться перед грозной опасностью, воплощенной в фундаментализме, ваххабизме и, как следствие, международном терроризме? Или мир станет свидетелем нового геополитического передела?
Список литературы
Абдуллаев Т. А. Некоторые вопросы теологии ислама. Махачкала, 1973
Аширов Н. Ислам и нации. М., Политиздат, 1975
Барковская Е. Ислам сегодня и права человека // Азия и Африка сегодня. 2000. № 8.
Гатагова Л., Шукуров Р., Куценков П. «Кавказский нерв», или пожелаем им добра // Родина, 2000. № 1
Грачев А.С. Политический терроризм: Корни проблемы. М.: Мысль, 1985
Жданов Н., Игнатенко А. Ислам на пороге XXI века. M., 1989
Задворнов И. Северный Кавказ: этнополитические и религиозные особенности социокультурной идентичности // Социс. 2000. № 10.
Игнатенко А. Халифы без халифата. М., 1988
Каграманов Ю. Мировой юг бросает вызов // Новый мир. 1997. № 10
Каратеев М. Мухаммед и ислам // Родина. 1992. № 4.
Кондратьев В. Активизация деятельности исламских экстремистских организаций // Тарубежное военное обозрение, - 2001. - №11
Корнеева Т. Исламский фактор в геополитике России накануне третьего тысячелетия //Социально-гуманитарные знания. 2000. № 3.
Ланда Р. Исламский фундаментализм // Вопросы истории. 1993. № 1.
Левин З. Общественная мысль на Востоке. М., 1999.
Левин И. Ислам и национализм в странах зарубежного Востока. М., 1988.
Левинсон Г. Идеологи филиппинского национализма. М., 1983.
Малашенко А. Мусульманский мир СНГ. М, 1996.
Малашенко А. Чеченская ничья // Независимая газета. 31 декабря 1994 г.
Нильсен И. Альтернатива мусульманскому экстремизму // Азия и Африка сегодня. 2000. № 9.
Плешов О. Ислам против ислама // Азия и Африка сегодня. 1997. № 8.
Поляков С. Традиционализм в современном среднеазиатском обществе. М., 1999.
Ротарь И. Исламский радикализм на просторах СНГ // Независимая газета. 6 августа 1998 г.
Ротарь И. Под зеленым знаменем ислама. Исламские радикалы в России и СНГ
Рябов М. Влияние системообразующих факторов социума на религиозную ситуацию в районах традиционного распространения ислама // Общественные науки и современность. 1996. № 3.
Спольников В. Афганистан. Исламская оппозиция. Истоки и цели. М., 1990.
Трофимов Д. Исламский фундаментализм в арабских странах: истоки и реалии // Восток. 1992. № 1.
Фадеева И. Официальные доктрины в идеологии и политике Османской империи (османизм - панисламизм), XIX- начало XX в. М., 1985.
Хантингтон С. Грядущее столкновение цивилизаций, или Запад против остального мира // За рубежом. 1993. № 30.
Шарипова Р. Панисламизм сегодня. М., 1986.
Шевченко М. Я отношу себя к радикалам // Независимая газета. 7 июля 1998г.
Шихсаидов А., Матвеева А. Кавказский нерв // Родина, 2000.
Юсупов Ш. Исмаилизм в поисках истины // Азия и Африка сегодня. 2000 № 1.
Каграманов Ю. Мировой юг бросает вызов // Новый мир. 1997. № 10. С. 122.
Коран. Сура 2: 186.
Малашенко А. Мусульманский мир СНГ. М, 1996. С. 11.
Ротарь И. Под зеленым знаменем ислама. Исламские радикалы в России и СНГ. С. 17.
Там же.
Roshchin Mikhail. Religious war in Dagestan // Keston News Service. 15 сентября 1999.
Левин З. Общественная мысль на Востоке. М., 1999. С. 43.
Benabdellah A. Claries sur I islam ou 1 islam dans ses sources. Tunis. 1969. C. 70-71.
Левинсон Г. Идеологи филиппинского национализма. М., 1983. С. 78.
Шарипова Р. Панисламизм сегодня. М., 1986. С. 54.
Левин 3. Общественная мысль на Востоке. М., 1999. С. 45.
Левин 3. Общественная мысль на Востоке. С. 48.
Abdel-Malek A. La pensee politique arabe contemporaine. P., 1970. C. 73 - 75.
Yadegari M. Ideological Revolution in the Muslim World. N.Y., 1988. P. 41.
Левин 3. Общественная мысль на Востоке. С. 49.
Там же. С.50.
Левин 3. Общественная мысль на Востоке. С. 112-113.
Там же. С. 114.
Левин И. Ислам и национализм в странах зарубежного Востока. М., 1988. С. 10.
Abdel-Malek A. Foundations - and Fundamentalism // Народы Азии и Африки. 1990. № 2. С. 18.
Жданов Н., Игнатенко А. Ислам на пороге XXI века. M., 1989. С. 27.
Игнатенко А. Халифы без халифата. М., 1988. С. 40 - 41.
Спольников В. Афганистан. Исламская оппозиция. Истоки и цели. М., 1990. С. 38.
Фадеева И. Официальные доктрины в идеологии и политике Османской империи (османизм -панисламизм), XIX- начало XX в. М., 1985. С. 135 - 142.
Ланда Р. Исламский фундаментализм // Вопросы истории. С. 35.
Трофимов Д. Исламский фундаментализм в арабских странах: истоки и реалии // Восток. 1992. № 1. С. 116 - 124.
Барковская Е. Ислам сегодня и права человека // Азия и Африка сегодня. 2000. № 8. С. 19.
Гатагова Л., Шукуров Р., Куценков П. «Кавказский нерв», или пожелаем им добра // Родина. 2000. № 1 - 2. С. 17.
Гатагова Л., Шукуров Р., Куценков П. «Кавказский нерв», или пожелаем им добра // Родина. 2000. № 1 - 2. С. 180.
Нильсен И. Альтернатива мусульманскому экстремизму // Азия и Африка сегодня. 2000. № 9. С. 49.
Коран. СураХL: 49-50.
Нильсен Й. Альтернатива мусульманскому экстремизму // Азия и Африка сегодня. С 50.
Хантингтон С. Грядущее столкновение цивилизаций, или Запад против остального мира // За рубежом. 1993. №30. С. 11.
Нильсен И. Альтернатива мусульманскому экстремизму // Азия и Африка сегодня. С. 50.
Рябов М. Влияние системообразующих факторов социума на религиозную ситуацию в районах традиционного распространения ислама // Общественные науки и современность. 1996. № 3. С. 123.
Корнеева Т. Исламский фактор в геополитике России накануне третьего тысячелетия ^Социально-гуманитарные знания. 2000. № З.С. 288.
Hourani A. Western Attitudes towards Islam. Southampton. 1974. P. 16.
Поляков С. Традиционализм в современном среднеазиатском обществе. М., 1999. С. 3.
Рябов М. Влияние системообразующих факторов социума на религиозную ситуацию в районах традиционного распространения ислама // Общественные науки и современность. С. 130.
Шихсаидов А., Матвеева А. Кавказский нерв // Родина. С. 173, 177.
Там же. С 182.

Список литературы

Список литературы
1.Коран (перевод И. Ю. Крачковского) М. 1987
2.Жданов Н. В., Игнатенко А. А. Ислам на пороге XXI века, М., 1989.
3.Ланда Р. Исламский фундаментализм // Вопросы истории. 1993. № 1.
4.Сухопаров А. Советские мусульмане: между прошлым и будущим // Общественные науки и современность. 1991. № 6.
5.Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М. 1994
6.Базаров А. Исламский фундаментализм и общественно-политическая стабильность в Узбекистане - http://poli.vub.ac.be/publi/etni-1/ablakul_bazarov.htm
7.Мазер Я. Исламский фундаментализм - http://www.revkom.com/index.htm?/voprosi_teorii/islamisti.htm
8.John L. Esposito, The Islamic Threat: Myth or Reality ? (New York: Oxford University Press, 1992), p. 165.
9.Bernard Lewis, The Crisis of Islam // Weidenfeld & Nicolson, 2003, p.88-89.
10.Sadik J. Al-Azm. Islamic Fundamentalism Reconsidered : A Critical Outline of Problems, Ideas and Approaches // South Asia Bulletin, Comparative Studies of South Asia, Africa and the Middle East, vol. XIII, №18, 1993.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2020