Вход

Национальная проблема в современной Австралии

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Дипломная работа*
Код 156521
Дата создания 2007
Страниц 59
Источников 37
Мы сможем обработать ваш заказ 21 октября в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
1 450руб.
КУПИТЬ

Содержание

Введение
Глава 2. Национальные движения в Австралии
2.1. Движения правового и ультраправового толка
2.2. Немецкий национал – социализм в Австралии
2.3. Австралийское национальное движение
2.4. «Национальное действие»
2.5. Движения и организации 90-х годов
Глава 3. Приоритеты и планы национальной политики Австралии
3.1. Этносоциальные проблемы в Австралии на современном этапе
3.2. Национальная политика Австралии в будущем
Заключение
Список литературы

Фрагмент работы для ознакомления

Наконец, ряд мелких островов (Уэйк, Мидуэй, Джонстон), на которых расположены военные объекты США, имеет временное население, в основном состоящее из американских военнослужащих
Выше уже говорилось, что к австралийско-океанийскому региону условно относят принадлежащие Австралии и расположенные в Индийском океане о-в Рождества, Кокосовые (Килинг) о-ва. На о-ве Рождества преобладают китайцы, на Кокосовых о-вах живет имеющая малайское происхождение, но заметно обособившаяся от прочих малайцев этнически группа малайцев Кокосовых о-вов.
В Австралии и Новой Зеландии это, во-первых, проблема преодоления экономической и культурной отсталости оказавшихся в меньшинстве коренных жителей и. во-вторых, задача адаптации недавних иммигрантов, прибывших из различных европейских стран. Несмотря на то, что в последние годы правительства обеих стран приняли ряд мер, направленных на этнические взаимоотношения (особенно отношения между коренным и некоренным населением) продолжают оставаться напряженными.
В странах Папуасии и Меланезии (прежде всего в ПНГ, на Соломоновых Островах, в Вануату) чрезвычайно сложный этнический состав населения и широко распространенная межплеменная вражда (а также связанные с ней обычаи "охоты за головами" и каннибализм) служат серьезным препятствием для их социального и политического развития. Характерны для этих стран и сепаратистские тенденции.
Что же касается Ириан-Джая, то там в течение многих лет практически не прекращается партизанская борьба коренного населения, не смирившегося с присоединением к Индонезии.
Немало проблем в национальных взаимоотношениях и в Южной Меланезии, где коренные жители Новой Каледонии меланезийцы канаки упорно добиваются прелести независимости. Борьба эта осложняется тем обстоятельством, что канаки вследствие миграции из Франции, ряда азиатских стран (Индонезии и Вьетнама), а также архипелагов Полинезии утратили большинство, и результаты референдума по вопросу о независимости вряд ли бы были положительными.
Весьма напряженные этнические взаимоотношения возникли на Фиджи, где потомки некогда ввезенных законтрактованных рабочих из Индии составляют почти половина населения; они превосходят по численности аборигенов-фиджийцев. Правящая фиджийская элита, всеми силами стремясь удержать власть, пошла даже на военный путч.
Острый конфликт имел место и во Французской Полинезии, где определенная часть коренного населения требовала независимости, однако в последние годы напряженность в стране заметно спала.
Аборигенное население подчиненного Чили небольшого о-ва Пасхи стремится получить культурную автономию и добиться контроля над использованием земель. Сложную борьбу за полную самостоятельность ведет одна из микронезийских стран - Палау, требуя, кроме того, вывода с ее территории американских ядерных сил
Коренные жители принадлежащего США о-ва Гуам - чаморро не настаивают на предоставлении острову независимости, однако борются против ущемления своих прав в области использования родного языка и т.д.). Они также с тревогой следят за неуклонным снижением своей доли в общем населении.
Сложный этнический состав населения большинства стран австралийско-океанийского региона обусловливает наличие в некоторых из них проблем в области межэтнических отношений.
В Австралии и Новой Зеландии это, во-первых, проблема преодоления экономической и культурной отсталости оказавшихся в меньшинстве коренных жителей и. во-вторых, задача адаптации недавних иммигрантов, прибывших из различных европейских стран. Несмотря на то, что в последние годы правительства обеих стран приняли ряд мер, направленных на этнические взаимоотношения (особенно отношения между коренным и некоренным населением) продолжают оставаться напряженными.
Достаточно развиты миграционные перемещения внутри австралийско-океанийского региона Постоянный миграционный обмен совершается между Австралией и Новой Зеландией В Австралии живет около 200 тыс новозеландцев, а в Новой Зеландии - примерно 50 тыс. австралийцев.
Мигрируют жители Австралии и Новой Зеландии и на различные острова Океании. Однако сальдо таких миграций невелико, так как большинство мигрантов через какое-то время возвращаются на родину.
Что касается миграции коренных жителей Океании в Австралию, то островитяне направляются туда преимущественно для получения образования и, выполнив поставленную задач), возвращаются домой
Иной характер имеют в большинстве случаев миграции океанийских островитян в Новую Зеландию. Туда в поисках прилично оплачиваемой работы едут жители разных стран Полинезии (Западного Самоа, о-вов Кука, Ниуэ, Тонга, Токелау и др.), а также Фиджи. Они остаются в этой стране надолго, а нередко и навсегдаб.
Едут островитяне с различных архипелагов Океании, и прежде всего с Американского Самоа, также на Гавайи.
Довольно значителен миграционный обмен между французскими владениями в Океании. В данном случае мигранты в основном направляются на заработки в районы рудников и плантаций Центром притяжения рабочей силы служит Новая Каледония, куда едут аборигены о-вов Уоллис и Футуна и таитяне из Французской Полинезии.
В 2002 г. в целом по Австралии и Океании (без Ириан-Джая и Гавайев) рождаемость составляла 19%, смертность 8%. Таким образом, смертность была низкой, а рождаемость -умеренной. Однако по отдельным историко-культурным областям эти показатели заметно варьировались. Так, в Австралии вместе с Новой Зеландией рождаемость составляла в 2002 г. 15%, а смертность- 7%.
Сравнительно низкая рождаемость в Австралии и Новой Зеландии в первую очередь обусловлена значительной долей в населении этих двух стран лиц пожилого малодетностью большинства семей. Высокая рождаемость в некоторых океанийских странах (в частности, в странах Меланезии и Папуасии) - результат высокого населении лиц репродуктивного возраста, широко распространенной практики ранних браков и прочно укоренившейся традиции многодетности
Как видно, во всех странах австралийско-океанийского региона (может быть, за одним исключением -ПНГ) смертность очень низкая. Особенно удивляет смертность ниже 5%, кажущаяся, на первый взгляд,
Соотношение показателей рождаемости и смертности в Австралии и разных странах Океании дает следующую картину естественного прироста. Выше всего коэффициент прироста (более 30%) на Американском Самоа, Северных Марианских и Соломоновых Островах. Довольно высок показатель естественного прироста (20,0-29,9%) на Тонга, во Французской Полинезии, ПНГ, на Фиджи и Гуаме. Умеренный естественный прирост (10,0-19,9%) наблюдается на Новой Каледонии, о-вах Кука, Науру, Ниуэ, Палау. Естественный прирост (3,0-9,9%) характерен для Новой Зеландии, Австралии, Западного Самоа и Норфолка. Напомним, что статистический учет на Западном Самоа и поэтому показатели, определенные для этой страны, могут быть неточными.
В некоторых из полиэтничных стран австралийско-океанийского региона естественное воспроизводство разных этнических компонентов заметно различается, что ведет к изменению со временем доли этих групп в общем населении. Это прежде всего касается тех стран, население которых состоит из этнических компонентов, сильно различающихся по культуре и демографическому поведению (Австралия, Новая Зеландия, Гавайи, Французская Полинезия, Новая Каледония, Фиджн. Гуам, Науру).
В Австралии и Новой Зеландии естественный прирост коренного населения в последние десятилетия существенно выше, чем прирост некоренных жителей, в результате чего доля аборигенов постепенно повышается.
Существенное влияние на изменение этнической структуры населения Австралии и Океании оказывают внешние миграции Вначале остановимся на миграционном обмене австралийско-океанийского региона с другими частями света, а затем перейдем к миграциям внутри самого региона
Миграции первого типа (обмен населением с другими частями света) наиболее характерны для Австралии, Новой Зеландии и Гавайев. В Австралию прежде в основном ехали из Великобритании, Ирландии и некоторых других европейских стран, но теперь весьма значителен въезд на австралийский континент и из азиатских стран. В Новую Зеландию, как и ранее, преимущественно мигрируют с Британских о-вов. На Гавайи направляется миграционный поток из Калифорнии и других штатов США. Наблюдается также обратная эмиграция из Австралии, Новой Зеландии и с Гавайев в страны исхода иммигрантов, однако сальдо миграции в пользу стран австралийско-океанийского региона.
Достаточно развиты миграционные перемещения внутри австралийско-океанийского региона Постоянный миграционный обмен совершается между Австралией и Новой Зеландией В Австралии живет около 200 тыс новозеландцев, а в Новой Зеландии - примерно 50 тыс. австралийцев.
Мигрируют жители Австралии и Новой Зеландии и на различные острова Океании. Однако сальдо таких миграций невелико, так как большинство мигрантов через какое-то время возвращаются на родину.
Прежде всего нужно отметить, что скорость ассимиляции зависит от сочетания следующих основных факторов: численности ассимилируемой группы, ее расселения, времени пребывания в ассимилирующей среде, возраста и поколения ассимилируемых, их рода занятий и хозяйственных связей с основным населением территории, социально-правового состояния и семейного положения, частоты вступления в смешанные браки, наличия или отсутствия контактов с родиной и характера этих контактов, отношения к инородной группе со стороны окружающей этнической среды, близости ассимилируемых и ассимилирующих по языку, культуре, религии, расового сходства или различия, соотношения уровней культуры ассимилируемого меньшинства и ассимилирующего большинства, уровня развития этнического самосознания у пришлой группы. Конечно, в отдельных случаях и другие факторы могут так или иначе воздействовать на процесс ассимиляции.
Количественный фактор (т. е. численность инородной группы) влияет на ассимиляцию следующим образом: чем меньше эта группа, а точнее, чем ниже ее процент в населении района, тем быстрее она (при прочих равных условиях) растворится в принявшей ее среде.
Что касается такого фактора, как характер расселения пришельцев, то обычно иммигрантская группа, расселенная компактно, менее подвержена этнической ассимиляции, чем группа, расселенная дисперсно. Иммигранты в сельских местностях медленнее ассимилируются, чем иммигранты в городах.
Влияние этих двух факторов на процесс ассимиляции связано, в частности, с тем, что крупная группа, а также группа, расселенная компактно, имеют гораздо лучшие условия для заключения браков в своей среде. Кроме того, группа, расселенная компактно, сохраняет возможности для поддержания внутригрупповых контактов.
Скорость ассимиляции иммигрантов зависит и от их семейного положения. Иммигрантов-мужчин которые обычно преобладают среди приезжих, в этом отношении можно разделить на три основные категории: холостых; женатых, приехавших без семей; женатых, прибывших с семьями. Из этих трех групп более подвержены ассимиляции холостяки: многие из них вступают в смешанные браки с местными жительницами и остаются в стране навсегда. Кстати, сам факт заключения смешанного брака является мощным стимулом для ассимиляции. Еще чаще, чем холостяки, остаются в стране лица, прибывшие со своими семьями, однако, несмотря на это, ассимиляция таких иммигрантов идет сравнительно медленно, так как семейные ячейки служат своего рода заповедниками старой этнической общности Нередко ассимиляция при «семейной иммиграции происходит лишь в третьем поколении. Но более всего затруднена ассимиляция иммигрантов, оставивших свои семьи на родине, ибо эти люди рассматривают страну, в которую мигрировали, лишь как временное пристанище и через некоторое время возвращаются в родные края. Находясь в чужой стране, они, конечно, как-то приспосабливаются к новым условиям жизни. Однако подобная адаптация не может привести к изменению их этнического самосознания.
Разумеется, нередки случаи, когда иммигрант, приехавший в страну без семьи, затем решает навсегда обосноваться в ней и воспитывает свою жену и детей. Бывает и так: иммигрант едет в страну навсегда, но вначале без семьи, чтобы освоиться, прочно обосноваться, подыскать хорошую работу и жилье.
Для Австралии наиболее характерна иммиграция холостяков или лиц, приезжающих с семьями, так как люди едут сюда, как правило, на постоянное жительство. На время пребывают на пятый континент в основном студенты (прежде всего из азиатских стран), а также различные группы деловых людей (особенно из Японии, США, а также из Новой Зеландии и других стран Содружества).
Ассимиляционный процесс зависит и от того, поддерживает иммигрант достаточно прочные контакты со своими близкими на родине или нет. Если поддерживает (пишет им письма, переводит деньги и т. д.), то это служит известным тормозом для процесса ассимиляции.
Большое значение для хода ассимиляции имеет отношение окружающего населения к иммигрантам. Известно, что разные этносы могут относиться друг к другу с симпатией или антипатией, причем такие чувства обычно связаны с историей отношений между соответствующими странами либо с прошлой практикой этнических контактов. Естественно, что антипатия препятствует быстрой ассимиляции иммигрантов и даже их потомков, симпатия же облегчает этот процесс.
Чрезвычайно сильно влияют на ассимиляционный процесс близость или, наоборот, отдаленность иммигрантов и принимающей их этнической среды в языковом, культурном, религиозном, расовом отношении. Понятно, что близость контактирующих этносов по этим показателям, как правило, ускоряет, а отдаленность замедляет ассимиляцию.
Но скорость ассимиляции зависит не только от степени культурной близости иммигрантов и основного этноса страны, но и от соотношения уровней их культуры. Скорее всего, ассимилируется иммигрантская группа, культурный уровень которой примерно одинаков с уровнем принимающего этноса. Сравнительно быстро ассимиляционный процесс идет и в том случае, если по культурному уровню иммигрантская группа несколько уступает (но не очень значительно) принимающей этнической среде. При существенных же различиях в уровнях культуры, и особенно при резком превосходстве.
3.2. Национальная политика Австралии в будущем
Два основных положения, ставших общепринятыми к началу девяностых годов, заключаются в том, что Австралия станет республикой и мультикультурным обществом. На этом фоне проблема национальной идентичности ушла на второй план. Теперь же она снова стоит перед нами. Очевидно в дальнейшем будет идти речь о выработке такой модели, в которой есть место традиционным диггерам и бушменам и в которой признается аборигенская история и мультикультурность.
Правительство все больше ограничивает миграцию в последние годы, и оно заняло очень жесткую позицию в отношении к прибывающим из-за рубежа, как с точки зрения условий заключения в детенционных центрах, так и с точки зрения ограничений для тех, кому удалось получить 3-летнюю визу По его мнению, это свидетельство кризиса австралийской национальной самоиндентификации Прежде всего австралиец должен иметь представление о том, кто мы, и что отличает австралийское общество от других наций
Эта же тема была поднята Ясоном Иет-Син Ли, делегатом Австралийской Конституциональной Конвенции 1998 года, в своей вступительной речи. Ли сказал, что у нас статический "мультикультуралистский взгляд", который рассматривает культуры как неизменные, но это дает смазанное представление о культурах и индентификации По его мнению, может быть требуется пойти другим путем, где различия не рассматриваются как препятствия к равенству Это "эволюционная мультикультурность", где видят постоянные изменения, динамический рост и развитие культуры. Он призвал создавать сообщества, живущие эволюционной мультикультурностью, для чего строить необходимую инфраструктуру.
По моему мнению, период поисков национальной самоидентификации все-таки уже прошел И хотя наблюдается некоторый откат в политике мультикультурностн. по всей видимости здесь лежит основной вектор национального развития Австралии (страны, остающейся по-прежнему колониальным обществом). В заключение цитата из материмое Департамента иммиграции: "В то время, как совершенно необходимо обращаться к структурным проблемам австралийского мультикультурного общества, также необходимо принимать меры к развитию лучших отношений внутри сообщества Это включает в себя не только отношения между "англо-кельтскими" и "неангло-кельтскими" австралийцами, но что не менее важно, отношения между и внутри индивидуальных культурных, языковых и земляческих групп, которые составляют нынешнюю Австралию. Основная посылка здесь заключается в том, что нетерпимость не способствует сохранению той или иной группы. Мультикультура накладывает обязанности и дает права: признание своей собственной культурной и неизбежно требует уважения идентичности других".
Практика применения мультикультурализма в Австралии позволяет сделать вывод, что толерантность в обществе должна распространяться на все, а не только на основные кулътурные группы. Абсолютизация политкорректности привела к тому, что в стране были установлены весьма жесткие ее нормы, которые запрещали публикации и высказывания (даже научные и статистические), могущие хоть как-то ущемить национальные меньшинства Такой подход делал невозможными объективные оценки некоторых характеристик состояния австралийского общества, например, положения с этнической преступное шагом политкорректности стали рекомендации Совета по мультикультурализму ввести квоты на представительство нацменьшинств не только в общественных структурах, но и в образовательных частном секторе. И хотя правительство отвергло эти предложения, была развернута программа поощрения бизнесменов, принимающих на работу представителей национальных меньшинств Так этнической дискриминацией, правительственная политика и мультикультурализм закрепляют особое положение этнических групп. Создается ситуация, когда дискриминируемыми начинают быть культурные группы населения, что вызывает у них разочарование в мультикультурной идеологии. Такое положение вещей в определенной степени характерно и для России, где численное больший русские - ощущают ограниченность возможностей своего национального самовыражения на фоне набирающих силу этнических культурных разнообразий.
Австралийский опыт диктует также осторожность в проведении миграционной политики, прежде всего, в тщательности подбора кандидатов на будущее гражданство России с учетом образования, этнокультурных различий с основной массой населения. Твердое «нет» должно быть сказано как необоснованной либерализации, так и чрезмерной строгости миграционных законов В Австралии миграционного законодательства и предоставление особых преференций переселенцам привели к лавине нелегальных мигрантов, которые пополняли маргинальные слои австралийского общества криминализировались. К наиболее негативным последствиям нелегальной миграции в Австралии следует отнести рост этнической преступности, в основном тяжкой Определенные криминальные представители различных этнических групп: вьетнамцы чаще торгуют наркотиками, китайцы - совершают аферы. Поэтому «старые» австралийцы высказывают обоснованное недовольство роста миграции и активно одобряют решительные и жесткие меры правительства против нелегалов. Кроме того, «старое» население недовольно значительными преференциями для этнических меньшинств эмигрантов, так как полагает, что они способствуют добровольному обособлению этнических меньшинств, которые культивируют в своей среде негативное отношение к австралийскому культурно принципам западной демократии (особенно этим отличаются выходцы из стран Ближнего и Среднего Востока). Одновременно вновь прибывшие граждане Австралии маргинализируются. так как и окружающее их общество не считают жизненно необходимой, надеясь на социальную помощь государства. В крупных городах, таких как Мельбурн, возникли уже значительные группы такого населения, живущих за счет социальных программ, практически - на средства налогоплательщиков.
С такими же проблемами в ближайшем будущем может столкнуться и Россия, уже сегодня принимающая мигрантов не только с территорий бывшего СССР, но и из Китая, Вьетнама. Эфиопии, Афганистана, соответственно опыт Австралии является поучительным и для нас.
Положительные установки мультикультурализма - гражданское равноправие, стабилизация этнического состава населения страны, отказ государства от вмешательства в дела этнической идентификации, установление правил толерантного поведения. Австралия должна быть готова к тому, что продвижение прогрессивных идей мультикультурализма имеет длительную перспективу и потребует значительных государственных затрат
Заключение
Австралия была знаменита своей самой спокойной в мире обстановкой, нигде в мире белые не жили так стабильно, и главная причина благополучия заключалась в гомогенности населения. Но именно это спокойствие и привлекает огромное количество иммигрантов из стран. Третьего Мира: в особенности из Азии и Ближнего Востока. Теперь уже трудно назвать Австралию спокойной страной. Этническая напряжённость возрастает и, несмотря на карательные мероприятия, количество молодых ультраправых групп будет постепенно расти. На бытовом уровне, на улицах, в школах и университетах как минимум расовая неприязнь прослеживается очень отчётливо. В начале года в Сиднее произошёл бунт городских аборигенов, который не могли подавить в течение суток более 500 австралийских полицейских. Теперь снова слова «волна насилия на почве расизма» звучат в новостях на всех языках мира. Вслед за Парижем национальные бунты вспыхнули и в Австралии. Вторые сутки в Сиднее горят автомобили, семь человек ранены, полиция поднята по тревоге. Все началось с того, что два молодых араба напали на пляжных спасателей. Вскоре на одном из пляжей Сиднея на молодых людей арабского происхождения накинулись сразу 5 тысяч человек. «Месть за месть» покатилась по стране снежным комом.
В итоге выходцы из стран Ближнего Востока начали массовые акции: вооруженные бейсбольными битами и булыжниками, они бросались на полицейских и прохожих.
Аналитики сходятся в одном: тема национализма - самая опасная. Люди очень легко поддаются на провокации, а дальше уже работает «эффект толпы». Ситуация в Австралии вышла из-под контроля, и как вернуть общество в состояние равновесия, не очень понятно. Уровень преступности иммигрантов угрожающе высок.
Для австралийского правительства главное на сегодняшний момент - подавить насилие в Сиднее. Но в глобальном масштабе настало время правительствам всех многонациональных государств, которые не хотят повторения подобных сценариев, разобраться в причинах происходящего и решать проблему основательно - будь то миграционная политика или вопросы интеграции иммигрантов.
Надо отдать должное правым Австралии, они не впадают в фундаментальный неонацизм, а работают именно в направлении создания белой страны для всех белых, независимо от узкого этнического происхождения. Можно сказать, что в Австралии в миниатюре, в отдельной стране, которая претерпевает типичное положение с массовой цветной иммиграции, как и в любой другой белой страны, отрабатывается возможность консолидации белых всего мира. Если этот проект не сработает, то через 2-3 поколения белой Австралии просто не будет на карте.
Список литературы
Австралия и Канада. // Под ред. И.А.Лебедева. В.Б. Амирова. О.К.Русакова.- М.: Мысль, 1984. -221с.
Андреева В.М. Австралийский Союз. Экономико - географическая характеристика. - М.,1970
Артемова О.Ю. О типах этносоциальных и этнокультурных общностей у аборигенов Австралии. - Взаимосвязь социальных и этнических факторов в современной и традиционной культуре. - М., 1983
Арутюнов С.А. Инновации в культуре этноса и их социально – экономическая обусловленность. - Этнографические исследования развития культуры. - М., 1985
Барановский Л. С. Канада. Австралия. Новая Зеландия: Пособие по страноведению: Учеб. пособие для вузов / Л. С. Барановский, Д. Д. Козина.- Минск: Высшая школа, 2003.- 336 с.
Валюженич Г. Как живут австралийцы. // Аргументы и факты 1996. - № 28. С. 8
Водовозов В. Национальность и государство. // Сборник Ярославс. гос. ун-та. Вып. первый.1918- 1919 гг. Ярославль, 1920. -C. 727-744.
Гладунец В. Пища, сотворенная духами: традиционная пища аборигенов Австралии.// Вокруг света 1989. -№5.С. 60-61
Гумилев Л.Н. География этноса в исторический период. - М., 1990
Кабо В.Р. Австралийская община. - Прошлое и настоящее Австралии и Океании. -М., 1979
Кабо В.Р. Происхождение и ранняя история аборигенов Австралии. - М, 1969
Лебедев И.А. Экономика и политика Австралии после второй мировой войны. - М. 1966
Малаховский К.В. История Австралии. - М., 1980
Малаховский К.В. История Австралийского Союза. - М., 1971
Милейковский А. Австралия. Очерк экономической географии. - М., 1937
Моретти Марко Австралия: история и достопримечательности / М. Моретти [Пер. с ит. М. Беляевой].- М.: БММ АО, 2003.- 135 с.
Нарочницкая Е. А. Национализм: история и современность. М., 1997.- 180 с.
Новые тенденции в развитии Австралии и Океании. - М., 1996
Оберлерхер Р. Национализм и демократия.// Русское самосознание. Философско-исторический журнал. CПб, 2000, № 7.- С. 37-48.
Океания. // Справочник под ред. А.А. Толоконникова, П.И.Пучкова, В.И.Иванова. - М.. 1982. - 382с.
Проблемы изучения Австралии и Океании (История, экономика, этнография). - М., 1990
Пути развития австралии и Океании: история, экономика, этнография. - М., 1990
Пучков П.И. Современная география религий. - М., 1990
Пучков П.И. Этническое развитие Австрали. - М.: Наука, 1987. - 195с.
Роуз Ф. Аборигены Австралии. Традиционное общество. - М.: Прогресс, 1989. - 318с.
Рудницкий А.Ю. Двести лет австралийской истории. - М,: Наука, 1987.-221с.
Садохин А.П. Этнология. - М., 2003
Стил Ф. Народы мира. - М.:Росмэн, 2000. -63с.
Страны Тихого океана: политика, экономика, этнография, культура. Сб.ст. - М.: Наука. 1988.
-217с.
Фальк - Рённе А. Где ты рай? - М.: Прогресс. 1989. - 168с.
Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 года. СПб., 1998.- 378 с.
Шнирельман В.А. Проэтнос охотников и собирателей. - Этнос в доклассовом и раннеклассовом обществе. - М.. 1982
Щаров А.. Гагуджу в стране грез (о жизни и верованиях аборигенов Австралии). Вокруг света 1989. -№2. С. 48-53
Чехонин Б. И. Австралийцы у себя дома. М., 2004.- 144 с.
Этнокультурные процессы. Традиции и современность. //Под ред. В.А. Дмитриева, Э.А.Корсун. - Л.Государственный музей этнографии народов СССР. 1991. - 267с.
Коротеева В. В. Теории национализма в зарубежных социальных науках. М., 1999.- 7 с.
Альтерматт У. Этнонационализм в Европе. М., 2000.- 148 с.
Андерсон Б. Западный и восточный национализм: есть ли между ними разница?//Русский журнал, декабрь 2001 г.- С. 7-16.
Аничкин О. Н. Австралия / О. Н. Аничкин, Л. И. Куракова, Л. Г. Фролова.- М.: Мысль, 1983.- 133 с.
Барановский Л. С. Канада. Австралия. Новая Зеландия: Пособие по страноведению: Учеб. пособие для вузов / Л. С. Барановский, Д. Д. Козина.- Минск: Высшая школа, 2003.- 336 с.
Водовозов В. Национальность и государство. // Сборник Ярославс. гос. ун-та. Вып. первый.1918- 1919 гг. Ярославль, 1920. -C. 727-744.
Малаховский К. В. История Австралии. АН СССР, Ин-т востоковедения.- М.: Наука, 1980.- 400 с.
Моретти Марко Австралия: история и достопримечательности / М. Моретти [Пер. с ит. М. Беляевой].- М.: БММ АО, 2003.- 135 с.
Нарочницкая Е. А. Национализм: история и современность. М., 1997.- 180 с.
Оберлерхер Р. Национализм и демократия.// Русское самосознание. Философско-исторический журнал. CПб, 2000, № 7.- С. 37-48.
Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 года. СПб., 1998.- 378 с.
Чехонин Б. И. Австралийцы у себя дома. М., 2004.- 144 с.
Малаховский К. В. История Австралии. АН СССР, Ин-т востоковедения.- М.: Наука, 1980.- 34 с.
Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 года. СПб., 1998.- 47 с.
Моретти Марко Австралия: история и достопримечательности / М. Моретти [Пер. с ит. М. Беляевой].- М.: БММ АО, 2003.- 26 с.
Нарочницкая Е. А. Национализм: история и современность. М., 1997.- 53 с.
Чехонин Б. И. Австралийцы у себя дома. М., 2004.- 42 с.
Здравомыслов А. Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. М., 1997.- 121 с.
Аничкин О. Н. Австралия / О. Н. Аничкин, Л. И. Куракова, Л. Г. Фролова.- М.: Мысль, 1983.- 67 с.
Водовозов В. Национальность и государство. // Сборник Ярославс. гос. ун-та. Вып. первый.1918- 1919 гг. Ярославль, 1920.- 729 с.
Барановский Л. С. Канада. Австралия. Новая Зеландия: Пособие по страноведению: Учеб. пособие для вузов / Л. С. Барановский, Д. Д. Козина.- Минск: Высшая школа, 2003.- 146 с.
Роуз Ф. Аборигены Австралии. Традиционное общество. - М.: Прогресс, 1989. С. 13
Рудницкий А.Ю. Двести лет австралийской истории. - М,: Наука, 1987.С. 34
Чехонин Б. И. Австралийцы у себя дома. М., 2004.- 67 с.
Там же.- С. 70-73.
Альтерматт У. Этнонационализм в Европе. М., 2000.- 26 с.
Моретти Марко Австралия: история и достопримечательности / М. Моретти [Пер. с ит. М. Беляевой].- М.: БММ АО, 2003.- 107 с.
Оберлерхер Р. Национализм и демократия.// Русское самосознание. Философско-исторический журнал. CПб, 2000, № 7.- 41 с.
Чехонин Б. И. Австралийцы у себя дома. М., 2004.- 78 с.
Андерсон Б. Западный и восточный национализм: есть ли между ними разница?//Русский журнал, декабрь 2001 г.- 9 с.
Барановский Л. С. Канада. Австралия. Новая Зеландия: Пособие по страноведению: Учеб. пособие для вузов / Л. С. Барановский, Д. Д. Козина.- Минск: Высшая школа, 2003.- 170 с.
Там же.- 198 с.
Там же.- 198 с.
Пучков П.И. Этническое развитие Австрали. - М.: Наука, 1987. С. 78
Кабо В.Р. Австралийская община. - Прошлое и настоящее Австралии и Океании. -М., 1979. С. 75
Австралия и Канада. // Под ред. И.А.Лебедева. В.Б. Амирова. О.К.Русакова.- М.: Мысль, 1984.С.123
Артемова О.Ю. О типах этносоциальных и этнокультурных общностей у аборигенов Австралии. - Взаимосвязь социальных и этнических факторов в современной и традиционной культуре. - М., 1983. С. 123
Барановский Л. С. Указ. Соч. С. 156
Страны Тихого океана: политика, экономика, этнография, культура. Сб.ст. - М.: Наука. 1988. С. 124
55

Список литературы

1.Австралия и Канада. // Под ред. И.А.Лебедева. В.Б. Амирова. О.К.Русакова.- М.: Мысль, 1984. -221с.
2.Андреева В.М. Австралийский Союз. Экономико - географическая характеристика. - М.,1970
3.Артемова О.Ю. О типах этносоциальных и этнокультурных общностей у аборигенов Австралии. - Взаимосвязь социальных и этнических факторов в современной и традиционной культуре. - М., 1983
4.Арутюнов С.А. Инновации в культуре этноса и их социально – экономическая обусловленность. - Этнографические исследования развития культуры. - М., 1985
5.Барановский Л. С. Канада. Австралия. Новая Зеландия: Пособие по страноведению: Учеб. пособие для вузов / Л. С. Барановский, Д. Д. Козина.- Минск: Высшая школа, 2003.- 336 с.
6.Валюженич Г. Как живут австралийцы. // Аргументы и факты 1996. - № 28. С. 8
7.Водовозов В. Национальность и государство. // Сборник Ярославс. гос. ун-та. Вып. первый.1918- 1919 гг. Ярославль, 1920. -C. 727-744.
8.Гладунец В. Пища, сотворенная духами: традиционная пища аборигенов Австралии.// Вокруг света 1989. -№5.С. 60-61
9.Гумилев Л.Н. География этноса в исторический период. - М., 1990
10.Кабо В.Р. Австралийская община. - Прошлое и настоящее Австралии и Океании. -М., 1979
11.Кабо В.Р. Происхождение и ранняя история аборигенов Австралии. - М, 1969
12.Лебедев И.А. Экономика и политика Австралии после второй мировой войны. - М. 1966
13.Малаховский К.В. История Австралии. - М., 1980
14.Малаховский К.В. История Австралийского Союза. - М., 1971
15.Милейковский А. Австралия. Очерк экономической географии. - М., 1937
16.Моретти Марко Австралия: история и достопримечательности / М. Моретти [Пер. с ит. М. Беляевой].- М.: БММ АО, 2003.- 135 с.
17.
18.Нарочницкая Е. А. Национализм: история и современность. М., 1997.- 180 с.
19.Новые тенденции в развитии Австралии и Океании. - М., 1996
20.Оберлерхер Р. Национализм и демократия.// Русское самосознание. Философско-исторический журнал. CПб, 2000, № 7.- С. 37-48.
21.Океания. // Справочник под ред. А.А. Толоконникова, П.И.Пучкова, В.И.Иванова. - М.. 1982. - 382с.
22.Проблемы изучения Австралии и Океании (История, экономика, этнография). - М., 1990
23.Пути развития австралии и Океании: история, экономика, этнография. - М., 1990
24.Пучков П.И. Современная география религий. - М., 1990
25.Пучков П.И. Этническое развитие Австрали. - М.: Наука, 1987. - 195с.
26.Роуз Ф. Аборигены Австралии. Традиционное общество. - М.: Прогресс, 1989. - 318с.
27.Рудницкий А.Ю. Двести лет австралийской истории. - М,: Наука, 1987.-221с.
28.Садохин А.П. Этнология. - М., 2003
29.Стил Ф. Народы мира. - М.:Росмэн, 2000. -63с.
30.Страны Тихого океана: политика, экономика, этнография, культура. Сб.ст. - М.: Наука. 1988.
31.-217с.
32.Фальк - Рённе А. Где ты рай? - М.: Прогресс. 1989. - 168с.
33.Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 года. СПб., 1998.- 378 с.
34.Шнирельман В.А. Проэтнос охотников и собирателей. - Этнос в доклассовом и раннеклассовом обществе. - М.. 1982
35.Щаров А.. Гагуджу в стране грез (о жизни и верованиях аборигенов Австралии). Вокруг света 1989. -№2. С. 48-53
36.Чехонин Б. И. Австралийцы у себя дома. М., 2004.- 144 с.
37.Этнокультурные процессы. Традиции и современность. //Под ред. В.А. Дмитриева, Э.А.Корсун. - Л.Государственный музей этнографии народов СССР. 1991. - 267с.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2020