Вход

Основные современные макроэкономические школы

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 155799
Дата создания 2007
Страниц 32
Источников 11
Мы сможем обработать ваш заказ 21 апреля в 12:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
420руб.
КУПИТЬ

Содержание

Содержание
Введение
Глава 1. Современные макроэкономические школы
Монетаризм
Новая классическая школа
Новая кейнсианская экономическая теория
Рациональные ожидания
Глава 2. Макроэкономическая политика в экономике США
Заключение
Список использованной литературы

Фрагмент работы для ознакомления

Этого пока не происходило потому, что потребительские расходы оставались высокими именно из-за инфляции, так как выгодно было тратить и невыгодно сберегать.
1978 год ознаменовался принятием закона Хэмфри-Хокинса о полной занятости и сбалансированном росте, признававший необходимость большего централизованного планирования, контроля над ценами и т.д. для борьбы с инфляцией, придав борьбе с безработицей приоритетное, даже перед инфляцией, значение. Однако менее чем через год цели стабилизации цен и занятости были отложены до 1988 г., а на деле совершенно забыты, и таким образом этот закон стал последней схваткой кейнсианцев в уже проигранной борьбе.
Итак, эра кейнсианства закончилась в доктрине, попытки достичь полной занятости и экономического роста с помощью дефицитов -- в экономической политике.
Избранием Рейгана ознаменовался поворот в экономическом мышлении на 360 градусов. Рейган выступил с бескомпромиссной защитой экономических принципов свободного рынка, конкуренции и открытой экономики, сбалансированного бюджета и снижения налогов для поощрения предпринимательской активности. Рейганомика означала для США политику подавления инфляции, стимулирования инвестиций, повышение международной конкурентоспособности экономики, а экономический рост, благосостояние граждан и занятость отошли на второй план.
Стимулирование сбережений и инвестиций, а не потребительского спроса ставилось во главу угла. Это вызывает необходимость свертывания социальных расходов и государственной помощи малоимущим, иными словами снижение социальных гарантий выдается как неизбежная цена повышения эффективности экономической системы.
Двенадцатилетнее правление в Белом доме республиканских президентов Р. Рейгана и Дж. Буша, весьма радикальный разрыв их администрации с кейнсианской концепцией бюджетного регулирования совокупного спроса, утвердившейся в качестве определенного макроэкономического "стандарта", привлекли особый интерес к финансовой макростратегии Б. Клинтона, «президента США от демократической, традиционно прокейнсианской партии». И дело не просто в том, что избранный в 1992 г. президент пришел к власти под лозунгом существенного пересмотра прежнего экономического курса республиканских правительств. На повестку дня заново встали вопросы о характере современной бюджетной стратегии - краеугольном камне регулирования американской экономики в 1940-1970гг. и "эпицентра" социально-экономических консервативных реформ 80-х годов.
Администрация Б. Клинтона сразу же пошла по пути глубокого пересмотра всего комплекса консервативной бюджетной политики. Однако выработка конкретного содержания этого пересмотра в реальных условиях 90-х годов оказалась весьма сложной не только из-за оппозиции республиканцев в конгрессе, а прежде всего из-за того, что творцы макрополитики Клинтона столкнулись с "незаконченной работой" Дж. Картера - с задачей серьезного и одновременно преемственного обновления "демократической и экономической концепции", по-прежнему рузвельтианской и кейнсианской в своей основе.
И хотя выбор здесь был сделан во многом по прагматическим соображениям, и в теории, и в практике Клинтон все же пошел в русле обновленной демократической традиции. О "классическом" кейнсианском стимулировании совокупного спроса бюджетным инструментарием почти не говорилось, фактически же "этатисткий стержень" макроэкономической концепции, несмотря на существенную корректировку, все же сохранился.
Однако бюджетная стратегия, вписанная в эти концептуальные рамки, кардинальным образом изменялась, реагируя не только на сдвиги почти двадцатилетней "эпохи инфляции", но и на конкретные итоги "консервативного двенадцатилетия" - прежде всего, на беспрецедентный рост несбалансированности федерального бюджета; ее превращение в так называемые структурные бюджетные дефициты, интенсивное накопление федерального государственного долга.
Именно поэтому, несмотря на "анонимное" обращение к кейнсианским фискальным основам экономической концепции демократической партии, Клинтон (на первом этапе) поставил в центр своей стратегии сокращение федерального бюджетного дефицита. Как подчеркивалось в 1995 г. в докладе Совета экономических консультантов, в центре внимания администрации "был и остается план сокращения дефицита..." Этот план является "сбалансированным и постепенным, но он достаточно масштабен для того, чтобы быть убедительным и оказать значительное и неконъюнктурное воздействие на динамику дефицита с течением времени".
Бюджетный план Клинтона, построенный вокруг неотложной задачи сокращения федерального дефицита и - после осязаемой "консервативно-республиканской" корректировки, - вступивший в силу в августе 1993 г., действительно оказался весьма масштабным. Он (по разным оценкам) предполагал суммарное сокращение федерального бюджетного дефицита на 500-616 млрд. долл. в течение 5 лет. Внешне, как могло показаться, план был практическим воплощением обычной "ортодоксальной" республиканской экономической стратегии. Но композиция этой бюджетной программы противостояла господствовавшей макроэкономической "линии" республиканцев, особенно ее базисным концептуальным установкам.
Конкретно программа Клинтона (1993 г.) предполагала следующие главные элементы.
Во-первых, были значительно повышены основные федеральные налоги - индивидуальный, подоходный и на доходы корпораций. Так, максимальная базисная ставка подоходного налога была увеличена до 36% и дополнительно введен 10-процентный налог (прибавляемый к основному) для лиц, зарабатывающих свыше 250 тыс. долл. в год, что было явным и резким отходом от всей экономической тенденции 80-х годов в налоговой сфере.
В том же русле шло и проведенное Клинтоном повышение прогрессивности налоговой шкалы для прибылей бизнеса. Скорректировав систему, установленную Рейганом - Бушем, он повысил верхнюю налоговую ставку на 2 процентных пункта до (также) 36%.
Если учесть в этом контексте и ряд других "селективных" налоговых мер администрации демократов - прежде всего, весьма резкое увеличение так называемого "налогового кредита" размером до 3 тыс. долл. в год для работающих малоимущих (примерно 15 млн. американских семей), - то расхождения бюджетной политики Клинтона со стратегией его консервативных предшественников становятся еще более контрастными.
На это же указывает и анализ запланированных и реализованных сокращений федеральных расходов. Несмотря на значительное урезание расходной части федерального бюджета (в 1998 г. на примерно 60 млн. долл. дополнительных налоговых сборов должно быть сэкономлено почти 90 млрд. долл. расходов) явственно просматриваются прежние рузвельтианско-кейнсианские подходы, особенно в установках на сохранение разумной социальной инфраструктуры современной рыночной экономики. Особое место занимает то, что Клинтон и его экономические советники называют "общественными инвестициями" - стимулирование государственных инвестиций в науку и технологию, образование и переподготовку рабочей силы.
Предупреждая об опасностях республиканского пренебрежения фундаментальными условиями "экономического будущего" США, Клинтон специально подчеркивал: "Наш суммарный бюджетный дефицит замаскировал другой, также тревожащий дефицит - дефицит таких общественных инвестиций, которые закладывают фундамент процветания частного сектора". Он указывает, что "сокращение дефицита за счет общественных инвестиций было и продолжает быть деструктивным".
В целом, политика администрации Клинтона, особенно на первом этапе, показывает, что в решении неотложных проблем американская экономика пошла по пути сохранения экономической и финансовой традиций, хотя и приспосабливая ее к новым хозяйственным и социально-политическим реалиям. После 12 лет господства рейгановского экономического консерватизма Клинтон практически предложил "схему" своей версии современной "смешанной экономики", по-прежнему признающей позитивный потенциал адекватных стабилизационных мер государства и весьма активно использующей этот потенциал.
Не только вследствие начала очередного циклического экономического подъема в США, но и ввиду макроэкономической правильности своих стратегических хозяйственных мероприятий, администрации Клинтона, по крайней мере в 1993 г. - первой половине 1996г., удалось добиться экономических приемлемых хозяйственных результатов.
Во-первых, правительству демократов удалось серьезно улучшить, если не переломить, крайне негативную ситуацию с федеральным бюджетным дефицитом. В результате бюджетных мер администрации (и ускорения экономического роста после кризиса начала 90-х годов* резко понизился годовой уровень федеральных дефицитов. При этом значительно улучшился показатель структурного дефицита, и по отношению к ВВП федеральный бюджетный дефицит упал до уровня начала 70-х годов. Это - впервые с 1989 г. - приостановило относительный рост государственного долга и, существенно снизив государственный спрос на кредитные ресурсы (национальные сбережения, прежде всего), имело многосторонние позитивные экономические последствия.
Во-вторых, благодаря реалистичной и сдержанной бюджетной макрополитике Клинтону даже в условиях экономического подъема удалось одновременно понизить темп инфляции, выйдя на беспрецедентно низкие показатели за последние 30 лет, и сократить норму безработицы.
Однако не столько парадокс политической эволюции США, отдавший победу на промежуточных выборах в Конгресс осенью 1994 г. республиканцам, сколько влияние глубинного экономического течения, сформировавшегося к началу 80-х годов и трансформировавшего всю послевоенную систему американской "смешанной экономики" в более рыночном ключе, поставило перед администрацией Клинтона новую задачу: доказать долгосрочную политическую и экономическую адекватность своего курса.
В какой-то мере такой поворот событий отражал определенный просчет самой администрации Клинтона, особенно творцов ее экономической (и социальной) политики. Не предлагая "четко окрашенной" концептуальной схемы, а фактически потихоньку дорабатывая реформаторские элементы либерально-кейнсианской стратегии, появившиеся еще при Дж. Картере, она не смогла предложить убедительную социально-экономическую альтернативу основным экономическим принципам "нового экономического консерватизма". Более того, тактическое маневрирование Клинтона после выборов в Конгресс 1994 г. фактически означало интеграцию в установки демократов, хотя и в модифицированном виде, центральных идей "консервативной волны" 80-х годов. Речь идет, прежде всего, о новом всплеске политического и экономического ажиотажа вокруг концепций универсального и благотворного масштабного сокращения федеральных налогов. Как показали опросы общественного мнения конца 1994 г., "новое понижение налогов" поддержали более 80% американцев.
Реальный вопрос, однако, заключается сегодня в том, может ли американская экономика, ее федеральные финансы позволить себе такую политику еще раз. И ныне этот вопрос стоит много острее, чем в 1981 г., когда Рейган провел через Конгресс свою "неортодоксальную бюджетную программу", поскольку последствия "рейганомики" в форме огромных бюджетных дефицитов и почти неконтролируемого разрастания государственного долга удалось приглушить только сейчас.
В этой связи нельзя не подчеркнуть, что, пытаясь не уступить республиканской партии политически выгодную экономическую "тему", Клинтон и его советники проявили известную последовательность. Не отвергая принципиально нового сокращения федеральных налогов, они попытались поставить его в жесткие экономические рамки, "созвучные" первоначальной макрополитике администрации. Президент Клинтон по этому поводу прямо заявил: "Любое предложенное сокращение налогов должно быть компенсировано - либо путем повышения других налогов, либо сокращением расходов, - чтобы оно не привело к раздуванию федерального бюджетного дефицита".
Тем не менее, правительство Клинтона, реагируя на вызов республиканцев, существенно скорректировало свою первоначальную политику, включив в нее (с начала 1995 г.) специфический пакет сокращения налогового бремени для американского "среднего класса".
Это был, бесспорно, определенный рубеж в эволюции макроэкономической политики демократической администрации и, как показало более конкретное развитие цитированной общей установки Клинтона (в 1996 г.), - новая веха в адаптации макроэкономической концепции демократической партии США к условиям 90-х годов.
Зажатая между императивами дальнейшего сокращения бюджетного дефицита и нового существенного понижения уровня налогообложения, администрация Клинтона сделала выбор, совмещающий оба этих экономических вектора. Она (вместе с республиканцами в Конгрессе) выдвинула дополнительный план достижения сбалансированного бюджета в течение 7 лет. Но оговорила, что при этом не будут поставлены под угрозу фундаментальные ценности американской социальной инфраструктуры (и экономической концепции демократической партии) - главные государственные программы здравоохранения, образования и охраны окружающей среды. В то же время администрация Клинтона прочно стала на путь "умеренного сокращения налогов'', несмотря на исключительно сложный макроэкономический контекст.
Представляется, что усилив в этом синтезе трудно совместимые противоположности демократической социально-экономической стратегии, правительство Б. Клинтона сделало шаг в направлении реализма и развития того финансово-хозяйственного успеха, который был достигнут им в 1993-1995 гг.
Заключение
В первые годы после окончания войны экономисты и политики в США были буквально одержимы страхом повторения или возобновления Великой депрессии. Этим объясняется стремительный рост популярности идей Кейнса, которые до войны были известны лишь узкому кругу специалистов. Впрочем, экономическая политика, сознательно построенная на основе кейнсианства, была опробована лишь в период президентства Кеннеди Джонсона (60-70-е годы).
Однако, теория Кейнса не была способна объяснить некоторые важные события, которые происходили в экономике США. Эти ответы попытались дать представители других современных макроэкономических школ. Но при этом не одна макроэкономическая теория не способна объяснить все процессы в экономике досконально. Это ведет к тому, что политические партии сменяют друг друга, те в свою очередь меняют макроэкономическую политику государства, используя различные теории различных макроэкономических школ, пытаясь найти баланс между бюджетом, безработицей, инфляцией и другое.
Список использованной литературы
Макроэкономика.   Ивашковский С.Н., "Дело" – 2004;
Макроэкономика, Хубиев К.А.,Титова Н.И., ТЕИС, Экон. фак. МГУ, 2004;
 Микро- и макроэкономика, Плотницкий Л.В., Книжный дом , 2004;
Принципы макроэкономики, Мэнкью Н., Питер, 2005;
Макроэкономика , Автор: Селищев А.С., Питер – 2001.
Brunner, Karl, and Allan H. Meltzer. Money and the Economy: Issues in Monetary Analysis. 1992.
Gordon, Robert J., ed. Milton Friedman's Monetary Framework: A Debate with His Critics. 1974.
Modigliani, Franco. "The Monetarist Controversy or, Should We Forsake Stabilization Policies?" American Economic Review 67 (March 1977): 1-19.
Stein, Jerome L., ed. Monetarism. 1976. The Concise Encyclopedia of Economics.
Robert King. New Classical Macroeconomics. Перевод А.С. Скоробогатова;
Concise Encyclopedia of Economics. Thomas J. Sargent. Rational Expectations. Перевод А. С. Скоробогатова;
Макроэкономика.   Ивашковский С.Н., "Дело" – 2004;
Макроэкономика, Хубиев К.А.,Титова Н.И., ТЕИС, Экон. фак. МГУ, 2004
Макроэкономика , Автор: Селищев А.С., Питер – 2001
Stein, Jerome L., ed. Monetarism. 1976. The Concise Encyclopedia of Economics
Robert King. New Classical Macroeconomics. Перевод А.С. Скоробогатова
Robert King. New Classical Macroeconomics. Перевод А.С. Скоробогатова;
Concise Encyclopedia of Economics. Thomas J. Sargent. Rational Expectations. Перевод А. С. Скоробогатова;
19

Список литературы [ всего 11]

Список использованной литературы
1.Макроэкономика. Ивашковский С.Н., "Дело" – 2004;
2.Макроэкономика, Хубиев К.А.,Титова Н.И., ТЕИС, Экон. фак. МГУ, 2004;
3. Микро- и макроэкономика, Плотницкий Л.В., Книжный дом , 2004;
4.Принципы макроэкономики, Мэнкью Н., Питер, 2005;
5.Макроэкономика , Автор: Селищев А.С., Питер – 2001.
6.Brunner, Karl, and Allan H. Meltzer. Money and the Economy: Issues in Monetary Analysis. 1992.
7.Gordon, Robert J., ed. Milton Friedman's Monetary Framework: A Debate with His Critics. 1974.
8.Modigliani, Franco. "The Monetarist Controversy or, Should We Forsake Stabilization Policies?" American Economic Review 67 (March 1977): 1-19.
9.Stein, Jerome L., ed. Monetarism. 1976. The Concise Encyclopedia of Economics.
10.Robert King. New Classical Macroeconomics. Перевод А.С. Скоробогатова;
11.Concise Encyclopedia of Economics. Thomas J. Sargent. Rational Expectations. Перевод А. С. Скоробогатова;
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2021