Вход

Немецкая классическая философия (И. Кант , И. Фихте) о роли воображения в теории познания.

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Реферат*
Код 155012
Дата создания 2013
Страниц 40
Источников 10
Покупка готовых работ временно недоступна.
920руб.

Содержание

Содержание
Введение 3
1. Становление и основные принципы немецкой 3
классической школы 3
2. Основные идеи и философия И. Канта о роли воображения 3
в теории познания 3
3. Основные концепции философии И. Фихте 3
Заключение 3
Список литературы 3

Фрагмент работы для ознакомления

Однако Фихте указывал на слабость кантовской философии, которая, по его мнению, была недостаточно обоснована именно в момент соединения теоретической и практической частей философии. Эта задача ставится философом во главу угла собственной деятельности. Основной труд Фихте «Назначение человека».В качестве основополагающего принципа, позволяющего осуществить объединение теории и практики философского подхода к миру, Фихте выделяет принцип свободы. Причем в теоретической части он делает вывод о том, что «с человеческой свободой несовместимо признание объективного существования вещей окружающего мира, и поэтому революционное преобразование социальных отношений должно быть дополнено философским учением, выявляющим обусловленность этого существования человеческим сознанием». Это философское учение он обозначал как «наукоучение», выступающее как целостное обоснование практической философии.В результате в его философии происходит отказ от возможности истолкования кантовского понятия «вещи в себе» как объективной реальности и делается вывод о том, что “вещь есть то, что полагается в Я, т. е. дается ее субъективно-идеалистическая интерпретация.Фихте проводит четкий водораздел между материализмом и идеализмом по принципу решения ими проблемы отношения бытия и мышления. В этом смысле догматизм (материализм) исходит из первичности бытия по отношению к мышлению, и критицизм (идеализм) — из производности бытия от мышления. На основе этого, по мнению философа, материализм определяет пассивную позицию человека в мире, а критицизм, напротив, присущ активным, деятельным натурам.Огромной заслугой Фихте является развитие им учения о диалектическом способе мышления, которое он называет антитетическим. Последнее представляет собой «такой процесс созидания и познавания, которому присущ триадический ритм полагания, отрицания и синтезирования».Иоганн Гетлиб Фихте, стремясь преодолеть учение Канта о «вещи в себе», принципиально отрицает независимое от сознания существования мира. Он разрабатывает сложную систему взаимодействия субъекта и объекта. Основанием всего существующегообъявляетсявсеобщее деятельное начало— абсолютное (божественное) «Я», в основе которого возникают и развиваются взаимосвязанные противоположности: индивидуальное «Я» (деятельность конкретного субъекта) и «не-Я» (объект деятельности субъекта).«Полная гармония» между «Я» и «не-Я», объектом и субъектом невозможна. В этом взаимодействии проявляются лишь различные степени этой гармонии. В диалектическом процессе напряженного преодоления субъектом ограничений («не-Я») и полагания новых происходит реализация воли индивида, все большее приобщение последнего к области абсолютного мышления. Различные степени диалектического тождества абсолютного и индивидуального «Я» — вехи исторического развития самосознания человечества как бесконечное приближение к идеалу. Индивидуальное «Я», не обладая полнотой абсолютного, не «улавливает» в «продуктивном воображении» собственной деятельности и поэтому ее результат («не-Я») предстает как совершенно независимый от сознания объект.Главное в философии Фихте — утверждение о том, что мысль в процессе деятельности порождает объект и тем самым реализует свои возможности свободного саморазвития. Но так как свобода является принципом практического (нравственного) разума, то практическое отношение к предмету предшествует созерцательно-теоретическому. Природа не имеет собственной ценности и представляет лишь средство для реализации нравственной цели (этический идеализм). Главным побудительным мотивом деятельности индивидуального «Я» является нравственный долг как внутреннее свободное стремление к самосовершенствованию, идеалом которого является совмещение полной свободы каждого со свободой для всех. Предпосылкой «нравственной»философии Фихте считал теоретическую систему — науку о науке, обосновывал ее основные положения. Идеи Фихте о развитии сознания, его активности, свободе, опыт систематического выведения категорий, развитие диалектики сыграли значительную роль в истории философской мысли.Своей «трансцендентальной дедукцией» он выдвинул проблему – построить систему категорий. Диалектика Фихте есть первая попытка решения этой задачи. Здесь важно отметить, что отказ от вещи в себе имел двоякое значение.Так как после устранения вещи в себе никакого реального объекта (сущего до и без познания) не осталось, основным предметом философии называется само знание. Объект («не-Я») есть тоже лишь определённая форма знания, а не реальный предмет. Философия выступает как наука о знании. Проблема знания для Фихте сводится к тому, чтобы из одного принципа (субъекта) вывести все производные, то, что характеризуется как объект со всеми его определениями (категориями). Такое выведение Фихте называет наукой. Философия есть, стало быть, «наукой о науке» – наукоучением.Понятие науки – фундаментальное у Фихте, мы его кратко рассмотрим. Разъяснению этого понятия посвящена первая работа Фихте «О понятии наукоучения или так называемой философии». Фихте выдвигает следующие принципы построения научного знания:1) «Наука должна быть единым, целым... Наука есть система».2) Система знания тем отличается от суммы, что в ней одни положения выводятся из других, связанных друг с другом. Эта связь образует форму науки, а то, что связывается, – содержание.3) Выведение двусторонне: положение В следует из А, а из него следует С. Таковы важнейшие принципы построения системы знания у Фихте. Они очень важны, так как именно из них можно увидеть, каким образом Фихте подходит к открытию диалектики.А именно, все положения должны быть выведены из одного. Это основоположение должно быть началом, основой, принципом всей системы. «Мы, – писал Фихте, – должны отыскать абсолютно первое, совершенно безусловное основоположение всего человеческого знания. Быть доказано или определено оно не может, раз оно должно быть абсолютно первым основоположением».Задача Фихте – из абсолютно первого, единого вывести все определения объекта, категории или сам объект. Но категории – полярные, противоположные определения (причина – действие, субстанция – акциденция, субъект – объект и т. д.). Как же можно из единого вывести противоположное? Через раздвоение единого.Однако раздвоение единого – лишь часть пути познания. Раздвоить – значит вскрыть противоречие. Но его надо и разрешить, снять. Ведь система, которую хочет построить Фихте, исходит из единого основоположения и возвращается к нему. Следовательно, движение должно состоять не только в раздвоении, но и в слиянии, в сдваивании противоположностей. Это – вторая сторона движения познания.Общая форма или принцип диалектического движения состоит, таким образом, в следующем: единое – раздвоение его – слияние в третьем. Это третье вновь есть единое целое, которое также раздвоится, и т.д., пока мы не возвратимся к абсолютно первому; дальше движение, совершив круг, будет его повторять.Таким образом, становится очевидным, каким образом система, как её понимает Фихте, требует диалектического развития категорий. Более того, система и есть сама диалектика. Форма знания, то есть связь основоположения и выводимых из него положений, имеет диалектическую природу.Фихтеанская точка зрения естественно вытекает из того, что обе основополагающие противоположности берутся как безусловные, самостоятельные, внешние. Их взаимоотношение, поэтому, также имеет внешний, количественный характер. А количественное отношение отрицательных противоположных сторон может быть только частичным уничтожением.Замечательно, однако, что к такому пониманию синтеза Фихте приходит через интерпретацию «Я» и «не-Я», субъекта и объекта как чистой, то есть качественно-неопределённой,деятельности. Чистая, бескачественная деятельность имеет лишь количественные различия внутри себя.В отличие от количества, качество – определённость сущая, совпадающая с бытием предмета. Изменить качество – значит изменить предмет. Изменение качества есть не увеличение или уменьшение, а отрицание. Это отрицание привходит к качеству не извне. Оно в нём содержится. Ведь качество как определённость логически выражается в форме определения, а всякое определение, повторяем ещё раз, есть отрицание, как говорит Спиноза. С другой стороны, определение – значит полагание предела, границы, которая, таким образом, не означает ничего иного, кроме связи реальности и отрицания.В формальной логике отрицание означает уничтожение. Поскольку противоположности выступают как отрицающие друг друга, ониуничтожают друг друга, и поэтому применение к предмету противоположных определений в одно и то же время, в одном и том же отношении есть нарушение закона закона недопустимости противоречия. Он сознательно развивает понятие синтеза как единства противоположностей, но в определённой, количественной форме, что, опять-таки, сводится к отсутствию у него диалектики отрицательности. Это основная историческая определённость диалектики Фихте.Далее Фихте доказывает, что «первоначальное действие, им (третьим основоположением) выражаемое, действие сочетания противоположностей в некотором третьем, невозможно без действия противоположения» (ибо противоположность – его результат), «и что это последнее невозможно без действия сочетания; стало быть, оба эти действия неразрывно связаны друг с другом и могут быть разъединены лишь в рефлексии». В общем, «никакой антитезис невозможен без синтеза», как и наоборот, «синтез невозможен без антитезиса».Ещё раз: если принципом Канта в его учении об антиномиях был принцип противопоставления взаимоисключающих понятий (у Фихте этому соответствует антитезис и «антитетический приём»), то Фихте выдвигает принцип синтеза противоположностей. В принципе синтеза Фихте намечены уже некоторые основные элементы диалектического принципа тождества противоположностей. Эти элементы таковы: 1) понятие о раздвоении единого (полагание и противополагание, акт «антитезиса»); 2) представление о противоречии как движущей силе познания; 3) мысль о синтезе противоположных определений; 4) логическая форма движения определений (тезис – антитезис – синтез).Надо, однако, заметить, что Фихте односторонне характеризует свой метод как синтетический. Синтез выражает лишь результат движения противоположностей. Не менее важной является также противоположная сторона метода – раздвоение единого на взаимоисключающие противоположности, то есть анализ, вскрывающий противоречия. Фихте называет этот анализ «антитетическим приёмом». Понятие «анализ» Фихте называет «менее удобным» по двум причинам: 1) анализ создаёт впечатление, что через него из понятия можно добыть содержание, не вложенное в него синтезом. 2) «Первым наименованием яснее обозначается, что этот приём представляет собою противоположность синтетического».Таким образом, вся система движется между двумя крайностями – субъектом и объектом, как между двумя полюсами магнита. Каждый синтез вычленяет новые полярные категории, являющиеся определениями субъекта и объекта. Каждая категория (причинность, субстанциональность и т. д.) – не свойство субъекта и объекта, а форма их взаимоотношения. Их же взаимоотношение есть деятельность. Если «Я» активно, то «не-Я» пассивно: это – отношение субстанции и акциденции. Если же «не-Я» деятельно, а «Я» страдательно, получается причинность (действие и страдание), и т. д. Здесь мы имеем одно из глубочайших положений философии Фихте: все категории суть формы деятельности. Разумеется, Фихте развивает его на идеалистической основе, так как знает лишь один, абстрактно-теоретический вид труда. Но поскольку он рассматривает познание как деятельность, он и приходит к тому важному результату, о котором уже говорилось выше: к совпадению теории познания и теории деятельности.Это единство обнаруживается уже в фундаменте всей системы, первом Итак, практический разум – основа теоретического. Классически это выражено в «Назначении человека»: практический разум есть корень всякого разума. Теоретическое наукоучение, которое Фихте называл «прагматической историей человеческого духа», имеет своим фундаментом практическое наукоучение. В этом отношении философия Фихте является, наряду с системами Канта и Гегеля, важным теоретическим источником для развития идеи о практике как основе познания.Особенность каждой из систем немецкого классического идеализма (Фихте, Шеллинга, Гегеля) состоит в том, что они, во-первых, строятся на основе диалектического метода (и в этом плане система и метод совпадают). Но, с другой стороны, система имеет начало и конец. Поэтому диалектика также начинается и кончается. А так как ядро диалектики – противоречие, «единство и борьба противоположностей», то из двух этих сторон остаётся одна – единство, вернее: тождество противоположностей. У Фихте и Шеллинга это – тождество субъекта и объекта, у Гегеля – тождество мышления и бытия. И здесь – подчеркнём это ещё раз – не меняет сути дела Несостоятельно в системах немецкого классического идеализма стремление придать им окончательный, абсолютныйхарактер, доказать, что на них оканчивается история познания. Выражением этой метафизической тенденции является тождество мышления и бытия, которое (тождество) и кладёт конец развитию. Антиисторический принцип выступает как принцип идеализма. Поэтому системы эти имеют идеалистический характер. Но система не обязательно совпадает с идеализмом.Итак, рассмотрение диалектики Фихте показывает, что она органически связана с его идеализмом. Свой субъективный идеализм Фихте резюмирует в виде особого положения, которое он называет «законом сознания» и которое гласит: «без субъекта нет объекта».Помимо самостоятельного интереса, представляемого этим положением, оно любопытно тем, что в нём одновременно даны два основных элемента философии Фихте: его идеализм и диалектика. Это положение имеет, по-видимому, субъективно-идеалистический характер и представляет основной тезис фихтеанского идеализма. Опровергая его, можно было бы (как часто и делают) сказать: с точки зрения материализма, материя, объективный мир первичны, сознание – вторично. В терминах Фихте: объект первичен, субъект – вторичен, субъективное – лишь свойство, возникающее на определённой ступени развития материи. Так что против Фихте мы должны сказать: «без объекта нет субъекта». Но такая критика попадает впросак, так как эти слова в действительности взяты из «закона сознания» Фихте, который в целом гласит: «без субъекта нет объекта; без объекта нет субъекта».Очевидно, материализм состоит не в том, что объект признаётся определяющим по отношению к субъекту; он также не в том, что объект первичен (существует до и без познания).«Закон сознания» Фихте – лишь частный случай общего положения: противоположности неотделимы друг от друга – положения, аксиоматического для диалектики. Поэтомуданное положение само по себе совершенно верно. Без положительного нет отрицательного, без субъекта нет объекта, без единства – множества, без явления – сущности и т. д. применительно ко всем категориям философии.Дело лишь в том, что «закон сознания» можно истолковать по-разному.Если под субъектом понимать мыслящее и деятельное существо, а под объектом – вещь, испытывающую действие, то объект не равен вещи: он – лишь определённость в последней, возникающая в процессе труда. Объект есть вещь, которая подвергается воздействию человека. Но сама вещь была и до того, как мы её начали познавать и переделывать, и до того, как она стала вещью для нас, явлением. Чем она была до этого? Вещью в себе. Но вещь в себе Фихте как раз и не признаёт.Идеализм Фихте состоит не в том, что субъект и объект друг друга определяют и предполагают, – это диалектические противоположности и потому их оторвать друг от друга нельзя, – а в том, что, во-первых, сами «Я» и «не-Я» он сводит ксознанию, а, во-вторых, отрицает вещь в себе. Но было бы ошибкой отбрасывать само положение из-за того, что оно неверно истолковывается. Это означало бы «защищать» материализм, изменяя диалектике.Идеализм Фихте, помимо прочего, выражается в том, что он нарушает им же выдвинутый «закон сознания». Особенно это видно в начале системы. «Я», субъект, полагается абсолютно безусловно, до и без всякого «не-Я». Значит, «есть субъект без объекта», то есть, есть сознание без предмета.Но не лучше будет обстоять дело, если принять обратное: объект может быть без субъекта. Если так, то, стало быть, между этими определениями нет существенной, необходимой связи, тогда, значит, и субъект может быть без объекта, и мы приходим к тому же результату.Если Фихте берёт за начало первое: субъект дан до объекта, то здесь выражается и правильный факт. Ведь Фихте рассматривает систему «субъект – объект» как деятельность. А в ней, несомненно, активное, творческое начало находится на стороне субъекта, а не объекта. Человек создаёт стол, а не стол – человека, дом строится рабочими, а не рабочие – домом. Деятельность, активность исходят от субъекта, что Фихте выражает в абстрактной форме: «Я полагает не-Я».Что же касается самого субъекта, то есть человека, то уже аксиомой стало положение, что он является результатом своего собственного труда. Аналогию с этим составляет первое основоположение Фихте: «Я полагает самого себя». Однако только аналогию. Дело в том, что Фихте, как Р.Декарт и другие мыслители, искал некоторое начало познания, которое было бы совершенно, абсолютно достоверным. А.Августин и Т.Кампанелла нашли его в самосознании, Декарт – в сознании своего мышления («Я мыслю, следовательно, существую»), Фихте – в самосознании как действовании, полагании самого себя. Такое начало было необходимо как основа для философских учений, но оно не означало, что отбрасывается человек также как реальное существо со всеми его потребностями, что отрицаются другие люди и т. п. Учёт данного различия междугносеологическим объектом и реальным человеком позволяет по-новому оценить известные слова К.Маркса: «Так как он родится без зеркала в руках и не фихтеанским философом: «Я есть я», то человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Пётр начинает относиться к самому себе как к человеку. Вместе с тем и Павел как таковой, во всей его павловской телесности, становится для него формой проявления рода «человек». Это – односторонняя интерпретация философии Фихте, поскольку ограничивается первым основоположением теоретического, познающего разума. Второй частью является система практического разума, в которой исследуются отношения людей в морали, праве, истории, религии. А принимая по внимание идею Фихте, что практический разум есть корень всякого разума, мы видим, что само познание в конечном счёте основывается на общении людей, а не висит в воздухе. Поэтому-то он в своих социально-политических и исторических сочинениях придавал такое большое значение труду, воспитанию людей и целых народов. ЗаключениеНемецкая классическая философия является непреходящим достижением философской мысли, к которому примыкают и многие другие философские достижения человечества немецкой классики. Она потому имеет общечеловеческое значение, что пыталась ответить на вопросы, которые человечество задавало себе с самого начала развития философии, на те вопросы, которые оно задаёт себе и сегодня.Философия немецкой классики и в наши дни продолжает свою жизнь как относительно единое образование. Но немецкая классическая философия - созвездие, которое состоит из ярчайших звёзд. На всю последующую жизнь человечества они зажглись на небосклоне немецкой, европейской, мировой культуры.Список литературыБахур В. С. Философская парадигма риска // Журнал ЭКО №11 2008, с.27-39.Валитов O.K. Учебник по философии для вузов. - М: Изд-во Феникс, 2008 г., 544 с.Владимиров B.A., Воробьев ЮЛ., Малинецкий Г.Г.Философия. М.: АСТ, 2008 г. 431 с.Грядовой Д. И. Философия: Учебник для студентов вузов. – М.:ЮНИТИ, 2008 г., 421 с.Иванова К.Л. Духовная ситуация времени. Человек и его ценности. Изд-во Наука: М., 2007 г., 346 с. Клименко К.Л. Философия. Учебное пособие. Изд-во Наука: М., 2007 г., 346 с. МарченкоИ. Н. «Философия», М.: 2009 г., 352 с.Копылатов И. А., Ефремов О. Ю. Философия. Пособие для ВУЗов, СПб, 2008 г., 352 с.Маслов Е.В. «Философия: Учебное пособие». М., 2008 г., 256 с.Маслов Е.В. «Философия: Учебное пособие». М., 2008 г., 256 с.

Список литературы

Список литературы
1. Бахур В. С. Философская парадигма риска // Журнал ЭКО №11 2008, с.27-39.
2. Валитов O.K. Учебник по философии для вузов. - М: Изд-во Феникс, 2008 г., 544 с.
3. Владимиров B.A., Воробьев ЮЛ., Малинецкий Г.Г.Философия. М.: АСТ, 2008 г. 431 с.
4. Грядовой Д. И. Философия: Учебник для студентов вузов. – М.:ЮНИТИ, 2008 г., 421 с.
5. Иванова К.Л. Духовная ситуация времени. Человек и его ценности. Изд-во Наука: М., 2007 г., 346 с.
6. Клименко К.Л. Философия. Учебное пособие. Изд-во Наука: М., 2007 г., 346 с.
7. Марченко И. Н. «Философия», М.: 2009 г., 352 с.
8. Копылатов И. А., Ефремов О. Ю. Философия. Пособие для ВУЗов, СПб, 2008 г., 352 с.
9. Маслов Е.В. «Философия: Учебное пособие». М., 2008 г., 256 с.
10. Маслов Е.В. «Философия: Учебное пособие». М., 2008 г., 256 с.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2019