Вход

С высшей меры чувств... Гиперболизация как отличительная черта лирики М. Цветаевой

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Реферат*
Код 142365
Дата создания 2008
Страниц 30
Источников 6
Покупка готовых работ временно недоступна.
780руб.

Содержание

Содержание
Введение
Биография
Символ-гипербола в лирике М. Цветаевой
Гиперболические метафоры в лирике М. Цветаевой
Гиперболические сравнения в лирике М. Цветаевой
Другие приемы гиперболизации
Заключение
Список использованных источников

Фрагмент работы для ознакомления

Очень часто уподобляется человеку в изображении Цветаевой природа, так же, как и весь окружающий ее мир, очень часто уподобляется человеку с его эмоциями и чувствами:
«Деревья бросаются в окна -
Как братья - поэты - в реку».
Гиперболы-сравнения дают возможность Цветаевой наиболее ярко и образно выражать свои мысли и ощущения. Они важны для нее, важны они и для нашего понимания ее внутреннего мира, для восприятия эмоциональной идеи, которую она старается донести до читателя.
Другие приемы гиперболизации
Цветаева в своих стихах, так же как и в жизни, представляется нам человеком бескомпромиссным, максималистом, человеком крайностей. Отсюда и это тяготение к гиперболе, это использование превосходных степеней прилагательных для обозначения высшей или, наоборот, низшей степени чего-либо:
«Око зрит — невидимейшую даль, Сердце зрит — невидимейшую связь. Ухо пьет — неслыханнейшую молвь. Над разбитым Игорем плачет Див».
Как инструмент создания гипербол активно используется ей и сравнительная степень прилагательных:
«Двух - жарче меха! рук - жарче пуха! Круг - вкруг головы».
Противопоставления в лирике Цветаевой являются важной составляющей. Они усиливают эффект гиперболизации, расставляют нужные акценты. Например:
«Два солнца стынут,- о Господи, пощади!- Одно - на небе, другое - в моей груди».
Цветаева примиряет непримиримое - это очень характерно для ее творчества (вспомним, хотя бы ее «знак равенства» между Жизнью и Смертью). Есть у нее сочетания и менее непримиримых в нашем понимании категорий, например, Смерть и Слава:
«Доблесть и девственность!— Сей союз Древен и дивен, как Смерть и Слава. Красною кровью своей клянусь И головою своей кудрявой».
Или еще:
«Чтобы все враги - герои! Чтоб войной кончался пир! Чтобы в мире было двое: Я и мир!».
Достаточно ясна ее мысль, неоднократно встречающаяся в ее лирике, которую она доносит соединением таких понятий как «ад» и «алтарь», «рай» и «позор»:
«Сердцу - ад и алтарь, Сердцу - рай и позор. Кто - отец? Может - царь, Может - царь, может - вор».
Часто Цветаева сталкивает в сравнении и его контексте сразу несколько однокоренных или одинаковых слов, что делает сравнение более выразительным, воздействующим на эмоции и чувства.
«Слёзы лить! Как сладко вылиться
Горю - ливнем проливным!».
В этом примере выстраивается целая цепочка однокоренных слов с разными оттенками значения. Цветаева собирает воедино их прямые, переносные и фразеологически связанные значения, тем самым не только обогащая каждое слово, но и подчеркивая основную мысль высказывания: лить слёзы.
Или еще один пример:
«О, Муза плача, прекраснейшая из Муз!
О, ты, шальное исчадие ночи белой!
Ты чёрную насылаешь метель на Русь,
И вопли твои вонзаются в нас, как стрелы».
Поэтесса как всегда неожиданно высказывает свои чувства. И если любовь предстаёт у Цветаевой в образе вечной и мудрой старухи, то плач, наоборот, теряет всю свою обыденность и возвеличивается, принимая образ страдающей, чёрной, но прекрасной Музы.
Гипербола, выраженная именем числительным, уже упоминалась нами при анализе категорий Времени и Пространства в творчестве Цветаевой. Но даже вне применения к этим категориям имя числительное, выраженное в сотнях, тысячах и даже иногда миллионах – достаточно характерный прием для Цветаевой. Вспомним ее «Попытку ревности»:
«Как живется вам с сто-тысячной - Вам, познавшему Лилит!»,
или «Роландов рог»:
«За каждым — тысячи таких, как он,— Чтоб, пошатнувшись,— на живую стену Упал — и знал, что тысячи на смену!».
Для Цветаевой не имеет значения цифра сама по себе – все они употребляются в значении «много». Больше одного для нее это уже все равно много:
«У тонкой проволоки над волной овсов
Сегодня голос - как тысяча голосов».
Еще одним приемом создания гипербол в творчестве М. Цветаевой стало использование обозначений цвета. Возможности у русского языка в этой области достаточно широки. Все они уже рассматривались нами в настоящей работе. Это использование метафор («И, упразднив малахит и яхонт»), сравнений («Бузина моих глаз зеленей»), форм превосходной степени прилагательных («белейший», «наичернейший»), противопоставлений («Так дети, в синеве простынь»), цветовое обозначение предметов, не имеющих цвета («Так в воздухе, который синь»).
Наиболее активно возможность гиперболизации проявляется у синего цвета: синее представлено гиперболой черного, белого и серого с использованием архаических значений слова «синий» - «блестящий», «темный», «цвета пепла», «черный». Синее как гипербола соотнесено со смертью, пределом, сном («Синь да сгинь - край села»). Значение дальности, бесконечности, потенциально свойственная обозначению синего, опирающаяся на традиционные эпитеты моря и неба, распространяется и на цветообозначения «лазурный», «лазоревый», «лазури», «лазорь» В поэме «Переулочки» слово «лазорь» обобщает разнообразные цветовые обозначения пространства. Гипербола в цветообозначении выводит за пределы материального мира: «лазорь» и «синь» являются уже названиями не столько цвета, сколько света. В цикле «Деревья» «Свет, попирающий цвет» превращает образ леса в образ пустыни («Пески Палестины, Элизиума купола»). Положение слова «лазурь» («лазорь») и его производных в лирике Цветаевой занимает главную позицию идеала: «белое» - изначальная пустота как готовность к началу жизни, «красное» - жизнь в динамике, приводящем к прекращению жизни (горение), «черное» опустошенность, очищение огнем, «лазурное» - бессмертие, бытие духа. Именно такой иерархией определяется предпочтение черного белому: оно ближе к идеалу, непосредственно предшествует ему.
Приемы создания гипербол в отечественной поэзии очень разнообразны. Все они, в той или иной степени, нашли воплощение в творчестве гениальной русской поэтессы начала XX в.
Заключение

Чувственность лирики М. Цветаевой всегда являлась той отличительной особенностью, которая уже второе столетие привлекает читателей к ее творчеству. Оно объемно и образно, глубоко символично и наделено особой философией восприятия окружающего мира.
Ее тексты буквально наполнены впечатлениями и ощущениями происходящих событий, но мы видим их через призму творческого «я» автора, посредством тех приемов, которые она использует для установления прочной эмоциональной связи со своим читателем.
В первую очередь, это глубокий символизм ее лирики. Она обозначает явления непривычно, соединяет несоединимое, сравнивает несравнимое. Цветаева использует гиперболу, так как именно она более всего соответствует ее собственному духу, мощному полету мысли. Она применяет ее при работе с метафорой, сравнением, противопоставлением. Именно поэтому ее образы так захватывают и увлекают, имеют объем и трехмерность. И именно это, на наш взгляд, является причиной любви к ней читателя.


Список использованных источников

1. Бавин С., Семибратова И. Судьбы поэтов серебряного века: Библиографические очерки. - М.: Кн. Палата, 1993. – 480 с.
2. Голуб И.Б., Розенталь Д.Э. Занимательная стилистика. - М.: Просвещение, 1988. - 207 с.
3. Зелинский К. Отзыв о сборнике стихов Марины Цветаевой // Марина Цветаева в критике современников: В 2 ч. - М., 2003. - Ч. 1. - С. 499–509.
4. Саакянц А. Ариадна // Саакянц А. Спасибо Вам! - М., 1998. - С. 7–229.
5. Степун Ф. Из книги «Бывшее и несбывшееся» // Марина Цветаева в воспоминаниях современников: Рождение поэта. - М., 2002. - С. 101–103.
6. Шустова Л.В. Практическая стилистика русского языка. - М.: Новая школа, 1994. - 67 с.

Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994. – Т. 1. - С. 194.
Там же. – Т. 1. – С. 431.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994. – Т. 1. - С. 87.
Там же. – Т. 2. – С. 347.
Там же. – Т. 2. – С. 154.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994. – Т. 1. - С. 167.
Там же. – Т. 1. - С. 148.
Там же. – Т. 2. - С. 318.
Там же. – Т. 1. - С. 430.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994. – Т. 1. - С. 94.
Там же. – Т. 1. – С. 403.
Там же. – Т. 1. – С. 267.
Там же. – Т.2. – С. 119.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994. – Т. 1. - С. 344.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994. – Т. 2. - С. 94.
Там же. – Т. 2. – С. 484.
Там же. – Т. 2. – С. 229.
Там же. – Т. 1. – С. 151.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994. – Т. 2. - С. 439.
Там же. – Т. 1. - С. 148.
Там же. – Т. 1. - С. 87.
Там же. – Т. 1. - С. 466.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994. – Т. 2. - С. 336.
Там же. – Т. 1. – С. 435.
Там же. – Т. 1. – С. 109.
Там же. – Т. 1. – С. 434.
Там же. – Т. 1. – С. 315.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994. – Т. 1. - С. 224.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994, - Т.2. - С. 199.
Там же. – Т. 1. – С. 179.
Там же. – Т. 1. – С. 506.
Там же. – Т. 1. – С. 285.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994, - Т.2. - С. 418.
Там же. – Т. 2. – С. 62.
Там же. – Т. 2. – С. 34.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994, - Т. 1. - С. 504.
Там же. – Т. 2. – С. 97.
Там же. – Т. 2. – С. 277.
Там же. – Т. 2. – С. 118.
Там же. – Т. 1. – С. 467.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994, - Т. 1. - С. 331.
Там же. – Т. 2. – С. 56.
Там же. – Т. 2. – С. 414.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994, - Т. 2. - С. 118.
Там же. – Т. 2. – С. 54.
Там же. – Т. 2. – С. 347.
Там же. – Т. 2. – С. 412.
Там же. – Т. 1. – С. 287.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994, - Т. 2. - С. 490.
Там же. – Т. 1. – С. 259.
Там же. – Т. 1. – С. 218.
Там же. – Т. 1. – С. 177.
Там же. – Т. 2. – С. 487.
Там же. – Т. 2. – С. 487.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994, - Т. 1. - С. 49.
Там же. – Т. 2. – С. 237.
Там же. – Т. 1. – С. 194.
Там же. – Т. 1. – С. 415.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994, - Т. 1. - С. 318.
Там же. – Т. 2. – С. 66.
Там же. – Т. 2. – С. 112.
Там же. – Т. 1. – С. 88.
Там же. – Т. 2. – С. 430.
Там же. – Т. 1. – С. 390.
Там же. – Т. 1. – С. 56.
Там же. – Т. 1. – С. 403.
Там же. – Т. 2. – С. 97.
Там же. – Т. 1. – С. 155.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994, - Т. 2. - С. 519.
Там же. – Т. 2. – С. 176.
Там же. – Т. 1. – С. 54.
Там же. – Т. 2. – С. 448.
Там же. – Т. 2. – С. 398.
Там же. – Т. 2. – С. 476.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994, - Т. 1. - С. 344.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994, - Т. 1. - С. 213.
Там же. – Т. 2. – С. 119.
Там же. – Т. 2. – С. 246.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994, - Т. 2. - С. 114.
Там же. – Т. 2. – С. 87.
Там же. – Т. 1. – С. 146.
Там же. – Т. 2. – С. 417.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994, - Т. 2. - С. 94.
Там же. – Т. 2. – С. 312.
Там же. – Т. 2. – С. 404.
Там же. – Т. 1. – С. 25.
Там же. – Т. 2. – С. 97.
Там же. – Т. 2. – С. 368.
Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах. - М.: Эллис Лак, 1994, - Т. 2. - С. 476.
Там же. – Т. 1. – С. 227.
Там же. – Т. 1. – С. 214.
Там же. – Т. 2. – С. 418.
31

Список литературы

Список использованных источников
1. Бавин С., Семибратова И. Судьбы поэтов серебряного века: Библиографические очерки. - М.: Кн. Палата, 1993. – 480 с.
2. Голуб И.Б., Розенталь Д.Э. Занимательная стилистика. - М.: Просвещение, 1988. - 207 с.
3. Зелинский К. Отзыв о сборнике стихов Марины Цветаевой // Марина Цветаева в критике современников: В 2 ч. - М., 2003. - Ч. 1. - С. 499–509.
4. Саакянц А. Ариадна // Саакянц А. Спасибо Вам! - М., 1998. - С. 7–229.
5. Степун Ф. Из книги «Бывшее и несбывшееся» // Марина Цветаева в воспоминаниях современников: Рождение поэта. - М., 2002. - С. 101–103.
6. Шустова Л.В. Практическая стилистика русского языка. - М.: Новая школа, 1994. - 67 с.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2019