Вход

В А Гиляровский о быте, традициях и нравах московской бедноты

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 142331
Дата создания 2008
Страниц 22
Источников 16
Мы сможем обработать ваш заказ 13 декабря в 8:00 [мск]
Файлы будут доступны для скачивания только после обработки заказа.
1 010руб.
КУПИТЬ

Содержание

Содержание
Введение
1. «Москва и москвичи» («Очерки старомосковского быта»): «Московский текст»
2. «Москва и москвичи» как иллюстрация к маргинализации культурных особенностей описываемого периода
3. Структура маргинального общества и его культурных особенностей на примере исследования произведения В. Гиляровского «Москва и москвичи»
3. 1. «Профессионалы-нищие»
3.2. «Торговки»
3.3. Проститутки
3.4. «Аристократы»
3.5. Дети Хитровки
4. «На дне» М. Горького как иллюстрация социального дна московского общества
5. М. Горький и В. Гиляровский: воссоздание московского «дна» в художественной реальности
Заключение
Библиография

Фрагмент работы для ознакомления

Ведь сам факт существования «дна» жизни предполагает и наличие верхнего ее течения, к которому и стремятся персонажи. Но и это не может стать основанием драматургического конфликта – ведь это напряжение тоже лишено динамики, все попытки героев уйти со «дна» оказываются бесперспективными. Даже появление полицейского Медведева не дает импульса развитию драматургического конфликта.
В пьесе существует любовный конфликт (взаимоотношения Васьки Пепла, Василисы, жены Костылева, самого хозяина ночлежки и Наташи). Любовный конфликт является гранью социального конфликта и интересует нас именно с этой стороны. Он показывает, что античеловеческие условия «дна» калечат человека, и самые возвышенные чувства, даже любовь, ведут не к обогащению личности, но к смерти, увечью и каторге.
Развязав любовный конфликт, Василиса выходит из него победителем, достигает сразу всех своих целей: мстит бывшему любовнику Ваське Пеплу и своей сопернице Наташе, избавляется от нелюбимого мужа и становится единовластной хозяйкой ночлежки. В Василисе не осталось ничего человеческого, и ее нравственное оскудение показывает чудовищность социальных условий, в которые погружены и обитатели ночлежки, и ее хозяева.
В экспозиции мы видим людей, в сущности, смирившихся со своим трагическим положением. Завязкой конфликта оказывается появление Луки. Внешне он никак не влияет на жизнь ночлежников, но в их сознании начинается напряженная работа. Лука сразу же оказывается в центре их внимания, и все развитие сюжета концентрируется именно не нем. В каждом из героев он видит светлые черты его личности, находит ключ и подход к каждому из них. И это производит истинный переворот в жизни героев. Развите внутреннего действия начинается в тот момент, когда герои обнаруживают в себе способность мечтать о новой и лучшей жизни.
Оказывается, что те светлые стороны, которые угадал Лука в каждом герое пьесы, и составляют его истинную суть. Оказывается, проститутка Настя мечтает о прекрасной и светлой любви, Актер, спившийся человек, вспоминает о творчестве и всерьез задумывается о возвращении на сцену, «потомственный» вор Васька Пепел находит в себе стремление к честной жизни, хочет уехать в Сибирь и стать там хорошим хозяином. Мечты обнаруживают истинную человеческую суть героев Горького, их глубину и чистоту. Так проявляется еще одна грань социального конфликта: глубина личности героев, их благородные устремления оказываются в вопиющем противоречии с их социальном положением. Устройство общество такого, что человек не имеет возможности реализовать свою истинную суть.
Лука с первого момента своего появления отказывается видеть в ночлежниках жуликов. «Я и жуликов уважаю, по-моему, ни одна блоха не плоха: все черненькие, все прыгают»27 - так говорит он, обосновывая свое право называть своих новых соседей «честным народом» и отвергая возражение Бубнова: «Был честной, да позапрошлой весной»28. Истоки такой позиции – в наивном антропологизме Луки, который полагает, что человек изначально хорош, и лишь социальные обстоятельства делают его плохим и несовершенным. Позиция Луки предстает в драме очень сложной, и авторское отношение к нему выглядит неоднозначным. Авторская позиция выражается в первую очередь в развитии сюжета. После ухода Луки все происходит совсем не так, как рассчитывали герои, и как убеждал их Лука. Васька Пепел действительно пойдет в Сибирь, но не как вольный поселенец, а как каторжник, осужденный за убийство Костылева. Актер, потерявший веры в свои силы, в точности повторит судьбу героя притчи о праведной земле, рассказанной Лукой. Доверяя герою рассказать этот сюжет, горький и сам в четвертом акте обыграет его, сделав прямо противоположные выводы. Лука, рассказав притчу о человеке, который, разуверившись в существовании праведной земли, удавился, полагает, что человека нельзя лишать надежды, пусть иллюзорной. Горький же через судьбу Актера уверяет читателя и зрителя в том, что именно ложная надежда может привести человека к нравственной и физической гибели.
5. М. Горький и В. Гиляровский: воссоздание московского «дна» в художественной реальности
В качестве материала для исследования мы выбрали два источника: пьесу М. Горького «На дне» и произведение В. Гиляровского «Москва и москвичи». При этом, второй источник был рассмотрен нами в качестве основного, а первый – как вспомогательный. Подобная расстановка приоритетов обусловлена многими причинами.
Кроме всего прочего, это вызвано жанром указанных произведений. Оба текста – являются предметами художественной литературы. Но при этом у нас есть основания утверждать, что «Москва и москвичи» Гиляровского обладают большей степенью документальной достоверности, чем пьеса Горького. Это подтверждает следующий общеизвестный факт – Гиляровский многие годы работал газетным корреспондентом, и опыт, накопленный им за это время, лег в основу его произведения. По сути, данный сборник является скомпонованным материалом, накопленным за срок работы в газетах Москвы. А в достоверности информации, опубликованной им на газетных страницах у нас нет поводов сомневаться хотя бы потому, что мы доверяем единогласному мнению историков журналистики – «Гиляровский – король репортажей». Таким образом, мы имеем перед собой сборник очерков. Очерк является публицистическим жанром и по определению отвергает возможность художественного вымысла.
«На дне» Горького – чисто литературное произведение, и подчиняется, соответственно, законам литературных жанров. О документальной достоверности этой пьесы нам ничего не известно. Возможно, в ее основу легли реальные события и прототипы. Но мы посчитали излишним изучать соответствующую исследовательскую литературу. Нам хватило следующего факта из биографии Горького и Гиляровского. По воспоминаниям Морозова, когда ставилась пьеса «На дне», традициям и нравам московской бедноты актеров учил далеко не Горький, а Гиляровский. Из этого можно сделать вывод, что Алексей Максимович был не очень-то компетентен в указанном вопросе, а, значит, и не располагал конкретными достоверными знаниями. Следовательно, в основе его произведения лежит художественный вымысел. Тем не менее, мы утверждаем, что художественная реальность пьесы соответствует реальной действительности. Нас в произведении Горького как источнике для анализа быта низших слоев москвичей, заинтересовало то, что в ней есть прямые параллели к произведению Гиляровского.
Так, например, в основе философии главного героя пьесы Луки лежит мысль об изначальном равенстве всех людей, независимо от рода их деятельности и образа жизни: «Я и жуликов уважаю, по-моему, ни одна блоха не плоха: все черненькие, все прыгают».29 У Гиляровского есть персонаж городовой рудников. Вот что он говорит о преступниках Хитровки: «За двадцать лет службы городовым среди рвани и беглых у Рудникова выработался особый взгляд на все:
- Ну, каторжник... Ну, вор... нищий... бродяга... Тоже люди, всяк жить хочет. А то что? Один я супротив всех их. Нешто их всех переловишь? Одного пымаешь - другие прибегут... Жить надо!».30
Фактически, городовой Рудников повторяет то же, что неустанно в пьесе Горького твердит всем Лука: «Все люди хорошие. Самое главное – любить их и верить им». Этот тезис получает неожиданное развитие в сюжете Гиляровского, на страницах «Москвы и москвичей». Гиляровский описывает ситуацию, когда дал бродяге крупную купюру и попросил купить себе папирос. Сопровождающий его Глеб Успенский осмеял своего друга, сказав, что нищий не за что не вернется и не принесет сдачу. Какого же было его удивление, когда произошло все совсем наоборот:
«- Нет, постой, что же это? Ты принес? - спросил Глеб Иванович.
- А как же не принести? Что я, сбегу, что ли, с чужими-то деньгами. Нешто я... - уверенно выговорил оборванец.
- Хорошо... хорошо, - бормотал Глеб Иванович. Я отдал оборванцу медь, а серебро и папиросы хотел взять, но Глеб Иванович сказал:
- Нет, нет, все ему отдай... Все. За его удивительную честность. Ведь это...
Я отдал оборванцу всю сдачу, а он сказал удивленно вместо спасибо только одно:
Чудаки господа! Нешто я украду, коли поверили?»31
Таким образом, мы видим, что философия Луки действительно имеет право на существование, так как работает не только на страницах пьесы Горького, но и жизни. С другой стороны, здесь же, на страницах Гиляровского, мы находим подтверждение и прямопротивоположному утверждению: социальная среда наносит неизгладимый отпечаток на все стороны личности, и избавится от него невозможно:
«- Хочешь, сниму кандалы, только дай слово не бежать.
- Ваше дело держать, а наше дело бежать! А слова тебе не дам. Наше слово крепко, а я уже дал одно слово.
Вскоре он убежал из тюрьмы, перебравшись через стену».32
В заключении к этой главе можно сделать следующие выводы. Оба источника являются документальным свидетельством описываемой эпохи. Они иллюстрируют социальное устройство и всего московского общества в целом («Москва и москвичи»), и, более подробно – отдельной его части – общественного «дна». Каждый из выбранных нами источников представляют собой интерес для социологов, историков и литературоведов. И каждый из них имеет свои особенности: Горький показывает низший слой московского общества через призму художественного восприятия и обильно снабжает его тезисами философского характера («Человек – это звучит гордо!» и т. д. ). Гиляровский выбирает документальную манеру изложения материала и нейтральный, непредвзятый тон повествования, чем и привлекает нас как исследователей быта московской бедноты.
Заключение
Целью нашего исследования было детальное ознакомление с особенностями быта, традиций и нравов московской бедноты рубежа девятнадцатого и двадцатого веков.
В ходе работы мы пришли к выводу, что выбранные нами для этого источники, в целом, отвечают поставленной исследовательской цели: опираясь на текст Гиляровского, нами была воссоздана картина бедняцкой жизни Москвы. Пьеса Горького в этом отношении также оказалась полезной: она дала, в первую очередь, возможность сравнить и сопоставить не одно, а два видения проблемы. В результате сравнения источников мы нашли много общего, что подтверждает достоверность воссозданной нами картины быта низшего московского общества.
Для достижения цели работы нами были поставлены определенные задачи.
Во-первых, это анализ источников. Анализ источников был осуществлен нами детально в соответствии с заявленной темой работы. Но мы отдаем себе отчет в том, что оба текста являются предметом для более глубинного и разностороннего исследования.
Во-вторых, задачей нашей работы мы ставили себе комплексный обзор исследовательской литературы по выбранной теме. Сложностью в достижении этой задачи стало то, что научная сфера, затрагивающая тему нашего исследования очень обширна. Она включает в себя социологию, литературоведение, историю литературы и журналистики девятнадцатого и двадцатого веков. Из имеющегося у нас материала мы выбрали наиболее соответствующий цели нашего исследования.
Следующей нашей задачей было сопоставление указанных источников с точки зрения достоверности фактов. Мы пришли к выводу, что оба источника можно использовать в качестве исторического свидетельства интересующей нас эпохи.
Кроме того, мы ставили себе задачу обобщения характеристик для московского «низшего» общества на примере выбранных источников. В качестве обобщающих признаков мы выделили следующие:
внутренняя иерархичность этой социальной общности,
замкнутость внутри социальной общности,
тяжелые бытовые условия,
преждевременное взросление, старение и смерть представителей московской бедноты,
социальное взаимодействие с остальным обществом Москвы,
невозможность продвигаться вверх по социальной лестнице,
своеобразная, оторванная от всего московского общества, специфика организации быта,
статичность культурного и бытового уклада жизни,
оторванность от общекультурных архетипов,
отсутствие традиционных стимулов для духовного и социального развития,
стремление достижения престижа внутри своей социальной группы,
повышение социального статуса за счет физической силы,
высокая степень приспосабливаемости представителей московского «дна» к непредвиденным условиям, повышенная мобильность как средство выживания.
В дальнейшем, продолжая работу над указанным явлением, нам бы хотелось, во-первых, сузить тему для возможности более детального анализа и, во-вторых, привлечь к исследованию достоверные документальные свидетельства об интересующем нас вопросе, например, статистические данные.
Библиография
Список источников:
Гиляровский В. А. , Собрание в четырёх томах, т. 4// М., Правда, 1989, сс.3-374,
Горький М., «На дне», Москва, 1987 год, //57 стр.
Список использованной литературы:
Введение в литературоведение, Москва, 2000 год, Вагриус //568 стр.
Введение в литературоведение,// Новосибирск, 2000год//478 стр.
Восленский М. Номенклатура- М., 1992// 321 стр.
Махонина С. Я История русской журналистики начала двадцатого века, глава «Газетное дело и газетные люди» http://www.evartist.narod.ru/text1/91.htm
Морозов Н.. Сорок лет с Гиляровским, Новосибирск, 1999 год, // 254 стр.
Красильников С.А. На изломах социальной структуры: Маргиналы в послереволюционном российском обществе (1917 – конец 1930-х гг.). – Новосибирск, НГУ, 1998, // 132 стр.
Павлова И.В. Сталинизм: становление механизма власти.- Новосибирск, 1993// 118 стр.
Паустовский К. «Дядя Гиляй»
http://paustovskiy.niv.ru/paustovskiy/text/rasskaz/dyadya-gilyaj.htm
Полиция и милиция России: страницы истории. – М., 1995.// 198 стр
Плуцер-Сарно А. Словари мертвых слов, опубликованная в журнале «Новый мир» за 2001 год в № 3
Стариков Е.Н. Общество – казарма от фараонов до наших дней. – Новосибирск, 1996// 98 стр.
Сухих И. Московский текст дяди Гиляя (1926 —1935. “Москва и москвичи” В. Гиляровского), журнал «Звезда» 2004, № 4, http://magazines.russ.ru/zvezda/2004/4/suhih17.html
Тяжельникова В. С. Отношение к власти в контексте исторической памяти «Политико-психологические проблемы исследования массового сознания»/ Под ред. Шестопал Е. Б. – М. : Аспект Пресс, 2002. – 203 стр.
Чехов М. В. А. Гиляровский Жизнерадостные люди
//chehov.niv.ru/chehov/vospominaniya/gilyarovskij.htm


1 «Отношение к власти в контексте исторической памяти» В. С. Тяжельникова, стр. 109 «Политико-психологические проблемы исследования массового сознания»/ Под ред. Шестопал Е. Б. – М. : Аспект Пресс, 2002. – 203 стр.
2 «Московский текст» дяди Гиляя (1926 —1935. “Москва и москвичи” В. Гиляровского)», журнал «Звезда» 2004, № 4, http://magazines.russ.ru/zvezda/2004/4/suhih17.html
3 там же, http://magazines.russ.ru/zvezda/2004/4/suhih17.html
4 Н. Морозов. «Сорок лет с Гиляровским», стр. 97, Новосибирск, 1999 год, // 254 стр.
5 «Введение в литературоведение», стр. 175// Новосибирск, 2000год//478 стр.
6 «Московский текст» дяди Гиляя (1926 —1935. “Москва и москвичи” В. Гиляровского)», журнал «Звезда» 2004, № 4, http://magazines.russ.ru/zvezda/2004/4/suhih17.html
7 По изданию: В.А. Гиляровский, Собрание в четырёх томах, т. 4, стр. 97// М., Правда, 1989, сс.3-374.
8 По изданию: В.А. Гиляровский, Собрание в четырёх томах, т. 4, стр.164 // М., Правда, 1989, сс.3-374.
9Махонина С. Я «История русской журналистики начала двадцатого века», глава «Газетное дело и газетные люди» http://www.evartist.narod.ru/text1/91.htm
10 По изданию: В.А. Гиляровский, Собрание в четырёх томах, т. 4, стр.100 // М., Правда, 1989, сс.3-374.
11 там же, стр. 215
12 По изданию: В.А. Гиляровский, Собрание в четырёх томах, т. 4, стр.151 // М., Правда, 1989, сс.3-374.
13 Красильников С.А. На изломах социальной структуры: Маргиналы в послереволюционном российском обществе (1917 – конец 1930-х гг.). – Новосибирск, НГУ, 1998, стр. 4 // 132 стр.
14 там же, стр. 5
15 Красильников С.А. На изломах социальной структуры: Маргиналы в послереволюционном российском обществе (1917 – конец 1930-х гг.). – Новосибирск, НГУ, 1998, стр. 87 // 132 стр.
16 По изданию: В.А. Гиляровский, Собрание в четырёх томах, т. 4, стр. 81 // М., Правда, 1989, сс.3-374.
17 там же, стр. 89
18 По изданию: В.А. Гиляровский, Собрание в четырёх томах, т. 4, стр. 103 // М., Правда, 1989, сс.3-374.
19 там же, стр. 103
20 там же, стр. 109
21 По изданию: В.А. Гиляровский, Собрание в четырёх томах, т. 4, стр. 109 // М., Правда, 1989, сс.3-374.
22 там же, стр. 117
23 там же, стр. 117
24 По изданию: В.А. Гиляровский, Собрание в четырёх томах, т. 4, стр. 148 // М., Правда, 1989, сс.3-374.
25 там же, стр. 148
26 По изданию: В.А. Гиляровский, Собрание в четырёх томах, т. 4, стр. 164 // М., Правда, 1989, сс.3-374.
27 М. Горький, «На дне», стр. 45, Москва, 1987 год, //57 стр.
28 там же, стр. 45
29 М. Горький, «На дне», стр. 45, Москва, 1987 год, //57 стр.
30 По изданию: В.А. Гиляровский, Собрание в четырёх томах, т. 4, стр. 153 // М., Правда, 1989, сс.3-374.
31 По изданию: В.А. Гиляровский, Собрание в четырёх томах, т. 4, стр. 161 // М., Правда, 1989, сс.3-374.
32 там же, стр. 194
21

Список литературы

Библиография
Список источников:
Гиляровский В. А. , Собрание в четырёх томах, т. 4// М., Правда, 1989, сс.3-374,
Горький М., «На дне», Москва, 1987 год, //57 стр.
Список использованной литературы:
1.Введение в литературоведение, Москва, 2000 год, Вагриус //568 стр.
2.Введение в литературоведение,// Новосибирск, 2000год//478 стр.
3.Восленский М. Номенклатура- М., 1992// 321 стр.
4.Махонина С. Я История русской журналистики начала двадцатого века, глава «Газетное дело и газетные люди» http://www.evartist.narod.ru/text1/91.htm
5.Морозов Н.. Сорок лет с Гиляровским, Новосибирск, 1999 год, // 254 стр.
6.Красильников С.А. На изломах социальной структуры: Маргиналы в послереволюционном российском обществе (1917 – конец 1930-х гг.). – Новосибирск, НГУ, 1998, // 132 стр.
7.Павлова И.В. Сталинизм: становление механизма власти.- Новосибирск, 1993// 118 стр.
8.Паустовский К. «Дядя Гиляй»
http://paustovskiy.niv.ru/paustovskiy/text/rasskaz/dyadya-gilyaj.htm
9.Полиция и милиция России: страницы истории. – М., 1995.// 198 стр
10.Плуцер-Сарно А. Словари мертвых слов, опубликованная в журнале «Новый мир» за 2001 год в № 3
11.Стариков Е.Н. Общество – казарма от фараонов до наших дней. – Новосибирск, 1996// 98 стр.
12. Сухих И. Московский текст дяди Гиляя (1926 —1935. “Москва и москвичи” В. Гиляровского), журнал «Звезда» 2004, № 4, http://magazines.russ.ru/zvezda/2004/4/suhih17.html
13.Тяжельникова В. С. Отношение к власти в контексте исторической памяти «Политико-психологические проблемы исследования массового сознания»/ Под ред. Шестопал Е. Б. – М. : Аспект Пресс, 2002. – 203 стр.
14.Чехов М. В. А. Гиляровский Жизнерадостные люди
//chehov.niv.ru/chehov/vospominaniya/gilyarovskij.htm
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2019