Вход

Тема №4 (стр 11 му)

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 142149
Дата создания 2009
Страниц 35
Источников 22
Покупка готовых работ временно недоступна.
1 470руб.

Содержание

Введение
Глава I Научная полемика по вопросу социологической значимости теории общественного развития К. Маркса
Глава II Методология общественной теории К. Маркса и ее суть
Глава III Проблема принадлежности социальной теории Маркса к социологии и ее значение для развития научных представлений об обществе
Заключение
Список использованной литературы:

Фрагмент работы для ознакомления

В этих рассуждениях содержится по меньшей мере три допущения: во-первых, все, что не соответствует ценностно-нормативному, «смысловому» подходу, относится к социальной философии (а именно, к истмату); во-вторых, ценностно-нормативная методология рассматривается как синоним методологии социологической; в-третьих, лишь ценностно-нормативная методология может обеспечить эмпирическое социологическое изучение общественных явлений. По мнению Комарова, категория «социальные отношения» является социально-философской, а «на языке социологического анализа система социальных отношений адекватно описывается посредством понятий социальной роли и социального статуса, так как конкретными носителями общественных отношений выступают прежде всего люди, выполняющие определенные типы деятельности и соответственно имеющие определенный статус в социальной иерархии» [10].
Но почему, собственно говоря, «социальные отношения» не социологическая категория? И потом, разве неизвестно социологам, что реально-практические отношения могут в большей или меньшей степени соответствовать нормативным «ролевым» предписаниям, а то и не соответствовать им вовсе? Что касается того, что социолог при эмпирическом изучении человеческого взаимодействия имеет дело непременно со смыслами и значениями, то необходима и адекватная интерпретация данной информации, учет «парадоксов самосознания», обусловливающих содержание первичной социологической информации, получаемой от респондентов.
По мнению Комарова, «язык описания и объяснения общественных явлений, свойственный современной мировой социологии, отличается от принятых в нашей теоретической социологии концептуальных средств, имеющих по большей части социально-философское происхождение» [10, с. 36]. Но социологический язык неоднозначен. Категории социологии вводились и получали распространение по мере ее оформления и развития. «К 1920 году, — пишет Босков, — имелся довольно полный концептуальный набор: общество, социальная группа, социальный институт, социальные отношения, социальное взаимодействие, социальные мотивы, общественное разделение труда, социальная стратификация, социальный контроль и социальное изменение» [3, с. 45]. Однако содержание упомянутых категорий может быть различным. Это зависит от того, в рамках какой методологической стратегии используется категория, какой «социологической парадигмой» определяется ее содержание. Фактически речь идет лишь об одинаковых терминах, которым придаются совершенно разные смыслы.
Сказанное прежде всего относится к такой основополагающей категории социологии, как «социальность». «Рассматривает ли социолог общество как реальность особого рода или пытается вычленить простейшую единицу социальной связи (либо социальной деятельности), чтобы сделать ее точкой отсчета, — во всех случаях «предельным понятием», определяющим его исследовательский горизонт, остается категория социальности. Вот «материя», из которой соткана та реальность, какую исследует социолог. И стоит ему только «оторваться» от этой реальности, как он перестает быть социологом» [6, с. 5,6]. Ответ на вопрос, «как поживает идея материализма в социологии», может иметь, собственно говоря, лишь иносказательное значение, ибо в социологии проблема «первичности-вторичности» снимается. Здесь, однако, важно, чтобы категории трактовались в соответствии с задаваемыми парадигмами, содержали тот смысл, который им может быть приписан в определенной системе понятий.
Как уже отмечалось, социальность индивидуального действия у Вебера, Знанецкого и Парсонса состоит во взаимодействии смыслов и значений. В марксовой «социологической парадигме» — это практическая интеракция людей, в ходе которой присваиваются условия жизнедеятельности, необходимые для осуществления производства (включая воспроизводство человека как общественного существа). Различия в возможностях присвоения, имеющиеся у разных общественных групп, обусловливают и место последних в целостной системе социальных отношений, их «социальное положение». Соответственно Маркс и Вебер по-разному понимали «социальную структуру». Если для первого ее существенным параметром является взаимоотношение различных групп в процессе общественного производства (независимо от того, каким образом система объективно-предметной деятельности и позиции в ней различных групп выражаются в сознании общества, в его ценностно-нормативных предписаниях), то для второго таковым выступает престиж — ранг группы, предписываемый системой ценностей.
Неоднозначно трактуются в социологии и категории «социальный статус», «социализация», «социальный институт». Под социальным статусом, например, понимают «положение», «позицию», подразумевая объективную принадлежность к группе, выделенной по тому или иному признаку. Но так же называют и место в системе прав и обязанностей, в предписаниях общества, обусловленных системой ценностей. Так, в частности, понимал социальный статус Вебер, отождествляя его с престижем позиции. Именно это толкование наиболее распространено в западной социологии, отдающей приоритет, как правило, субъективно-ценностной методологии. Для обозначения динамической стороны статуса используется категория «социальная роль», которой практически всегда придается ценностно-нормативная окраска.
Употребление категории «социальная роль» — несомненный признак субъективно-ценностного подхода, тогда как «статус», «социальная структура», «социальное взаимодействие» и т.п. используются и в объективно-предметной методологии. То же относится к термину «социальный институт», который не характеризует однозначно ту или иную методологическую позицию. По тому, насколько велика роль данной категории в концептуальной схеме, в теоретических построениях, можно судить о принадлежности теории к макро- или микроуровню. Что касается критерия «субъективно-объективное», то относить термин «социальный институт» к какой-то одной оппозиционной стратегии неправомерно.
В западной социологии «социальный институт» — это «устойчивый комплекс формальных и неформальных правил, принципов, норм, установок, регулирующих различные сферы человеческой деятельности и организующих их в систему ролей и статусов, образующих социальную систему» [21]. Сама же «социальная система», как и место в ней того или иного института, определяется ценностями общества. Иную трактовку дают социологи, придерживающиеся марксистской методологии (хотя сам Маркс этот термин не использовал): «исторически сложившиеся, устойчивые формы организации совместной деятельности людей» [12]. При этом перечисляются те же институты, которые традиционно выделяются сторонниками ценностно-нормативного подхода: семья, образование, наука и т.д.
Когда в СССР начала возрождаться социология и проявился активный интерес к различным, ранее неизвестным и даже запретным социологическим концепциям, хождение получили многие прежде неиспользуемые термины. Принимая их на вооружение, советские социологи наделяли эти термины совсем иным смыслом, в соответствии с привычными представлениями. Так, были переиначены «социальная стратификация», «социальный статус», «социальный институт», «социализация» и др.
В рамках различных методологических стратегий по-разному трактуются «конфликт», «социальное равновесие», «изменение», «социальное развитие» и т.д. В целом же необходимо иметь в виду следующее:
методологические стратегии могут оперировать своими собственными понятиями и соответствующими им терминами, которые не употребляются в других методологиях;
в разных методологиях могут использоваться одни и те же термины, в которые вкладывается различный смысл;
смысл терминов, используемых в одной и той же методологии, может изменяться, конкретизироваться и уточняться в зависимости от новых результатов, получаемых в процессе исследований.
Итак, нельзя догматически относиться к категориям, их определению и применению. Смысл категорий устанавливается во взаимодействии друг с другом, в тесной связи с тем, в рамках какой теории и методологии они оформлялись, что с их помощью хотели зафиксировать и выразить. Целесообразность использования той или иной категории и соответствующих терминов определяется избираемой методологической стратегией. Выбор же стратегии (и теории) должен основываться не на идеологических соображениях, а на конкретно-научных задачах. (Например, не выходя за рамки ценностно-нормативной методологии нельзя не только решать, но даже ставить проблему взаимоотношения сознания и деятельности, «слова и дела»).
В связи с этим возникает вопрос: как совместить подобное «разномыслие» с «однозначностью понятийного фонда», что, как известно, является признаком научности? Допустима ли такая «нестрогость», не выводит ли она социологию за пределы науки? Не видеть в этом проблемы, которая порождает серьезные трудности в осуществлении социологической деятельности, нельзя. И все же социолог должен стремиться к научной строгости, а социология лишь в идеале «имеет» однозначный понятийный фонд.
Однако придавать универсальное значение таким социологическим категориям, как «ценность», «социальная роль», «ценностные ориентации» и др., считать именно их признаком «универсального социологического языка» вряд ли правомерно. Сказанное справедливо и применительно к категориям, типичным для марксистской социологической методологии. Но, осваивая богатый и плодотворный опыт западной социологии, интенсивно включаясь «в процесс развития мировой социологии», необходимо отдавать должное и марксистской социологической методологии, использовать содержащиеся в ней возможности для описания и анализа общественных явлений. «Приобретая — не потеряй» — этому девизу желательно следовать, усваивая и приумножая уже достаточно богатый опыт социологического наследия.
Заключение
Реконструкция марксистской теории классовой структуры, отраженной в различных дискуссиях, представленных в настоящей работе, все еще находится на своих относительно ранних стадиях. Многие авторы соглашаются с тем, что для постижения особенностей социальных противоречий и возможностей классовой борьбы позднего капитализма необходимо развить марксистскую концепцию классов, выходящую за простую поляризованную схему классовой структуры. Однако согласия среди марксистов становится меньше, когда встает вопрос о постижении сложностей этой классовой структуры. В конце концов, соперничество всех этих концепций будет снято на основе их способности дать системные объяснения социального конфликта и социальных изменений и, значит, на основе их возможности содействовать формированию политических стратегий, направленных на социальные изменения.
Данная работа имеет как теоретическую, так и практическую значимость. Теоретическая значимость заключается в систематизации и обобщении существующих на данный этап развития социологической мысли теоретических положений по изучаемой тематике. Практическая значимость заключается в возможности использования результатов исследования как в процессе преподавания при изучении соответствующих вопросов, так и в использовании при проведении научных исследований подобной тематики.
Список использованной литературы:
Аутвейт У. Реализм и социальная наука // Социологос: Социология, антропология, метафизика. Вып. 1. Общество и сферы смысла. - М.: Прогресс, 1991. С.152.
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности // Современная зарубежная социология (70-80-е годы). - М.: 1993. С. 141.
Босков А. От общественной мысли к социологической теории // Современная социологическая теория. - М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1961.
Бхаскар Р. Общества // Социологос. М.: Прогресс, 1991.
Вебер М. Основные социологические понятия // Избранные произведения. - М.: Прогресс, 1990. С. 626.
Давыдов Ю.Н. Введение. Теоретическая социология и ее история // Очерки по истории теоретической социологии XIX — нач. XX вв. - М.: Наука, 1994.
Ионин Л.Г. Понимающая социология: историко-критический анализ. - М.: Наука, 1979.
Казакевич X. Реализм и социология: вышла ли социология из кризиса // Социологос. - М.: Прогресс, 1991. С. 170.
Кайе А. Интересна ли социология интереса? (К вопросу об использовании экономической парадигмы в социологии) // Современная зарубежная социология (70-80-е годы). - М: 1993.
Комаров M.C. Размышления о предмете и перспективах социологии// Социол. исслед. 1990. N11.
Кочанов Ю.Л. Резервы и тупики марксистской социологии: целостность и тоталицизм // Социологос. - М.: Прогресс, 1991.
Краткий словарь по социологии. М.: Изд-во полит, лит-ры, 1989. С. 88.
Мамардашвили М. Как я понимаю философию. - М.: Прогресс, 1990. С. 297.
Маркс К. К критике политической экономии // Маркс К, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.13. С.7.
Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. Соч. 2-е изд. Т. З. С. 18.
Новые направления в социологической теории. - М.: Прогресс, 1978. С.138.
Попова И.М. Системный анализ в социологии и проблема ценностей. (О ценностно-нормативной модели общества) //Вопросы философии. 1968. N5.
Попова И.М. Ценностные представления и «парадоксы» самосознания // Социол. исслед. 1984. N5.
Скиннер Б. Технология поведения // Американская социологическая мысль. - М.: Изд-во МГУ, 1994. С39.
Смелзер Н. Социология. - М.: Феникс, 1994. С. 21.
Современная западная социология. Словарь. - М.: Изд-во полит, лит-ры, 1990. С. 116
Социологический реализм и проблема онтологического обоснования социальной науки («круглый» стол редакции) // Социол. исслед. 1990. N 9. С.51.
35

Список литературы

Список использованной литературы:
1.Аутвейт У. Реализм и социальная наука // Социологос: Социология, антропология, метафизика. Вып. 1. Общество и сферы смысла. - М.: Прогресс, 1991. С.152.
2.Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности // Современная зарубежная социология (70-80-е годы). - М.: 1993. С. 141.
3.Босков А. От общественной мысли к социологической теории // Современная социологическая теория. - М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1961.
4.Бхаскар Р. Общества // Социологос. М.: Прогресс, 1991.
5.Вебер М. Основные социологические понятия // Избранные произведения. - М.: Прогресс, 1990. С. 626.
6.Давыдов Ю.Н. Введение. Теоретическая социология и ее история // Очерки по истории теоретической социологии XIX — нач. XX вв. - М.: Наука, 1994.
7.Ионин Л.Г. Понимающая социология: историко-критический анализ. - М.: Наука, 1979.
8.Казакевич X. Реализм и социология: вышла ли социология из кризиса // Социологос. - М.: Прогресс, 1991. С. 170.
9.Кайе А. Интересна ли социология интереса? (К вопросу об использовании экономической парадигмы в социологии) // Современная зарубежная социология (70-80-е годы). - М: 1993.
10. Комаров M.C. Размышления о предмете и перспективах социологии// Социол. исслед. 1990. N11.
11. Кочанов Ю.Л. Резервы и тупики марксистской социологии: целостность и тоталицизм // Социологос. - М.: Прогресс, 1991.
12. Краткий словарь по социологии. М.: Изд-во полит, лит-ры, 1989. С. 88.
13. Мамардашвили М. Как я понимаю философию. - М.: Прогресс, 1990. С. 297.
14. Маркс К. К критике политической экономии // Маркс К, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.13. С.7.
15. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. Соч. 2-е изд. Т. З. С. 18.
16. Новые направления в социологической теории. - М.: Прогресс, 1978. С.138.
17. Попова И.М. Системный анализ в социологии и проблема ценностей. (О ценностно-нормативной модели общества) //Вопросы философии. 1968. N5.
18. Попова И.М. Ценностные представления и «парадоксы» самосознания // Социол. исслед. 1984. N5.
19. Скиннер Б. Технология поведения // Американская социологическая мысль. - М.: Изд-во МГУ, 1994. С39.
20. Смелзер Н. Социология. - М.: Феникс, 1994. С. 21.
21. Современная западная социология. Словарь. - М.: Изд-во полит, лит-ры, 1990. С. 116
22. Социологический реализм и проблема онтологического обоснования социальной науки («круглый» стол редакции) // Социол. исслед. 1990. N 9. С.51.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2019