Вход

Журналистика 20 века

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Курсовая работа*
Код 142071
Дата создания 2008
Страниц 76
Источников 34
Покупка готовых работ временно недоступна.
1 270руб.

Содержание

ВВЕДЕНИЕ
1.КАПИТАЛИЗАЦИЯ ЖУРНАЛИСТСКОГО ТВОРЧЕСКОГО ПРОЦЕССА И ЕЁ ПОСЛЕДСТВИЯ
2. РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ В ПЕРИОД РЕВОЛЮЦИИ 1905-1907 ГГ.
3. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В РУССКОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ ДОРЕВОЛЮЦИОННОГО ПЕРИОДА
4. ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА И ЖУРНАЛИСТИКА
5. РАЗВИТИЕ ПЕРИОДИКИ В УСЛОВИЯХ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 Г.
6. РАЗВИТИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ ВОЕННОЙ ПРЕССЫ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ЛИТЕРАТУРА

Фрагмент работы для ознакомления

Это было особенно заметно в программных статьях А. Белого, активного сотрудника «Весов» во все время их существования».
Но не только борьбой себе подобными занимался этот журнал. Он смог проложить дорогу многим автором, среди которых особо выделялся Н.Гумилев, который в 1907-1908 годах был парижским корреспондентом «Весов», и статьи его весьма нахваливал В.Брюсов. Там же ему приходит идея издавать собственный журнал. Символично, что носил он название «Сириус», такое же, как у основателя «Весов». Но если «Весы» хотя бы несколько лет продержались на плаву, то у Гумилева хватило сил только на три тоненькие книжки. Они были выпущены таким маленьким тиражом, что даже не являются библиографической редкостью. Издание журнала покрыто мраком неизвестности. Доподлинно известно, что работал в нем сам Гумилев, да печатались стихи его невесты А. Горенко (более известной под псевдонимом Ахматовой). Она печаталась под инициалами А.Г. По крайней мере, так было подписано стихотворение «На руке его много блестящих колец».
Гумилев также публиковал стихи как под своей фамилией, так и под именем Анатолия Гранта.
Основным принципом этого объединения стал тезис «искусство ради искусства», любые попытки совместить искусство и, например, политические дискуссии, подвергались авторами «Скорпиона» жестокой критике. Они не говорили решительного «нет» всему, кроме искусства: «не против законных и даже необходимых сопоставлений важнейших фактов в сфере искусства с современными им другими социальными событиями, а против безраздельного господства этих последних, зачастую совершенно оттеняющих и затирающих собственно художественные явления».
Эта позиция стала причиной жесткой полемики с другими изданиями, которые окунулись в стихию революционных потрясений. Так критиковалась позиция журнала радикальной мысли Н.М. Минского «Перевал». Это отчетливо проявилось в статье «Сапожник, пекущий пироги». В ней Минского, за которым закрепилась слава одного из зачинателей символизма, открыто обвинили в непрофессионализме. Причина – намерение «Перевала» соединить свободу в искусстве со свободой политической, что очень соответствовало тогдашним общественным настроениям.
На страницах «Весов», равно как и других изданий, шла бурная полемика, которая порой заслоняла собой все остальное. Один из самых «плодовитых» авторов «Весов» - Валерий Брюсов так писал об этом: «Среди «декадентов», как ты увидишь отчасти и по «Весам», идут всевозможные распри. Все 4 фракции декадентов: «Скорпионы», «Золоторуновцы», «Перевальщики» и «Оры» в ссоре друг с другом и в своих органах язвительно поносят один другого. «Слишком много нас расплодилось и приходится поедать друг друга, иначе не проживешь».
Эта полемика, в конце концов, сыграла против самих «Весов». Далеко не все члены редколлегии был согласны с такой жесткой линией руководства, поэтому вынуждены были покинуть журнал. В итоге он из критико-библиографического становится ежемесячником искусств и литературы, но, все же продолжая печатать обзоры и рецензии на новейшие издания. В 1909 году из журнала ушел самый активный его автор – В.Брюсов. Это, плюс хроническая нехватка средств привело к его закрытию.
Немалую долю на печатном рынке занимали также специализированные издания, в частности, посвященные театральной жизни России. До 1917 года таких насчитывалось не менее трехсот пятидесяти. «Театральная периодика до революции выпускалась в 30 городах. Подавляющее большинство журналов и газет (140) выходило в течение всего периода в Петербурге и свыше 20% (90) - в Москве. Далее по числу театральных изданий идут Одесса (29 наименований), Киев (21), Харьков и Тифлис (по 12 журналов), Ростов-на-Дону (8), Нижний Новгород (3). В 16 городах издавалось по одному или двум журналам».
Русская театральная периодика насчитывает не одну сотню лет, и не намного моложе самого русского театра, заведенного еще Петром Великим.
Театральная журналистика прошла тот же тернистый путь цензуры, как и остальная пресса. Но веяния времени и здесь делали свое дело. Расцвет театральной журналистики приходиться на последнюю четверть XIX столетия. «Театральная газета» (1876–1877), «Музыкальный свет» (1875–1878), «Театральная библиотека» (1879–1880), «Театр» (1883), «Искусство» (1883–1884), «Музыкальный и театральный вестник» (1883), «Театр и жизнь» (1884–1893), «Артист» (1889–1895), «Дневник Артиста» (1892–1893) и многие другие.
Наиболее солидным журналом второй половины XIX в. являлся «Артист», издававшийся в Москве. В нем сотрудничали известные драматурги, критики, художники, по определению современников, - цвет московской передовой интеллигенции». Издатель «Артиста» А. Куманин был горячим приверженцем новаторства в театре которых тогда выражался в пьесах Островского и в творчестве таких великих актрис как Комиссаржевская и Ермолова.
На страницах этого журнала печатались не только материалы о театре. Там были статьи о живописи, поэзии, скульптуре. Но все-таки театр был главным. Это было видно даже по тому, как выходили очередные его книжки. Первый номер вышел в сентябре 1889 года, что совпадало с начало сезона в театрах. Последние номера подписчики получали в конце апреля, когда сезон подходил к концу. «Помимо собственно театральной критики (рецензии, обзоры, исторические экскурсы, биографии) печатались обильная хроника текущей жизни театров по всей России и информация о новых пьесах. Две-три драматургические новинки помещались в конце каждого номера в качестве приложений. Таким образом львиная доля печатного текста и иллюстраций отдавалась театру, значительно меньшая – музыке, еще меньшая – изобразительному искусству».
В начале ХХ века подобное издание появилось в столице. Издателем его был А. Плещеев. «Петербургский дневник театрала» выполнял такие же функции, но при этом не отказывал себе в удовольствии позабавить свои читателей околотеатральной информацией «со всего мира»: «Знаменитый итальянский тенор Таманьо выставил свою кандидатуру на предстоящих выборах во втором округе г. Турина. Его конкурентом явился некий социалист Моргари. Следовало бы г. Таманьо переложить свою политическую программу на музыку и спеть ее пред избирателями, чтобы быть уверенным в успехе выборов» - так писал журнал 22 августа 1994 года. При желании здесь также можно разглядеть «тонкий намек» - вот, в Италии даже теноры могут принимать участие в выборах, а в России об этом даже не мечтают. Хотя может быть, тогда это казалось просто курьезом из «тамошней жизни».
Современные журналисты, ознакомившись с тем, что писала тогдашняя театральная пресса, приходят выводу, что за сто лет мало что изменилось. Вот несколько примеров: «С Новым годом! Минувший год был не особенно благоприятным для развития сценического искусства и служил, так сказать, продолжением того упадка, который замечается в театре уже в течение многих лет».
Или например, опубликованы в «Дневнике» правила «внутреннего распорядка для господ артистов»: "Артистки и артисты во все время нахождения в театре должны обращаться друг с другом вежливо; виновники в нарушении сего подвергаются вычету из жалованья за 10 дней". Хорошо, что подобные жестокости царили в далеком прошлом, а то ведь так и разориться недолго». Последняя ремарка принадлежит современному знатоку театрального закулисья.. Впрочем, доставалось и журналистам и критикам: «: "Еще хорошо, что критик добавил - "как говорят-де французы", а то просто и не знали бы, на каком языке он пишет и зачем».
Журнал Плещеева был не единственным в столице. На Моховой улице, в доме 45 располагалась редакция журнала «Театр и искусство». Издателем ее был А. Кугель. «Театр и искусство» начал выходить тиражом в 1 тыс. экз. Подписчиков он собрал, по косвенным данным, около двух сотен, причем актеров среди них были единицы. В розницу журнал расходился неплохо, — хотя это и стоило дороже, — но все же не полностью, так что годовые подшивки «Театра и искусства» еще несколько лет свободно продавались в конторе издательства». Со временем тираж журнала поднялся до двух тысяч, но до уровня рентабельности не дошел. Журнал для многих был очень неудобным источником информации. Определяющим было мнении редактора, а вот оно далеко не всех устраивало: «Театр и искусство» являл редкий для отечественной практики пример, когда личные качества редактора затмевали его ошибочные в глазах современников позиции… И. Туркельтауб неоднократно был свидетелем визитов крупнейших государственных фигур, приезжавших «мирить Кугеля с царем», т. е. просить быть снисходительнее к милым монаршему сердцу персонам, о чьих выступлениях на подмостках в журнале писалось без каких-либо оглядок».
Те, кто общался с редактором Кугелем и бывал в его редакции, обнаруживал извечные проблемы подобных изданий: бедность, безалаберность и горячие споры. «Даже спустя десять лет с момента основания «Театра и искусства» пресса констатировала, что «среда, по самой профессии своей обязанная интересоваться делом театра, к сожалению, всегда настолько скудно обставлена материально, что театральному журналу всего менее приходится рассчитывать на подґдержку подписчика-актера, да и в целом вялость и апатичность русского читателя к области литературы и искусства заявляет себя с особенной выразительностью, когда речь специально заходит об искусстве сцены». Актерская братия в качестве читателей была публикой сложной: самолюбивой, мелочной, склочной, не останавливающейся ни перед чем». Отмечали и еще такой факт: в журнале не печатали того, что сейчас называют «джинсой» - проплаченной рекламы. И у ж тогда это было так странно, что некоторые открыто усомнились в нормальности редактора. Журнал просуществовал двадцать лет, и ушел в историю вместе с Российской империей. Новой России понадобились новые журналы, газеты и журналисты.

4. Первая мировая война и журналистика
Война 1914 г. внесла существенные коррективы в судьбы русской печати. Легальные большевистские издания были закрыты. Снова заграничная газета «Социал-демократ» стала руководящим органом революционных марксистов. Большевики считали войну величайшим бедствием для трудящихся, о чем заявили в Государственной думе. Они выдвигают лозунг поражения своего правительства. С развитием хода военных действий ряда неудач русской армии идея пораженчества проникает все шире в солдатские массы. Газеты сменяются листовками, устной пропагандой. Развивается мысль о превращении империалистической войны в войну гражданскую.
Эсеры, меньшевики заняли националистическую, подчас шовинистическую позицию и сомкнулись с буржуазными лидерами, печатью. Ими пропагандировалась идея всеобщего объединения народа перед лицом врага ради обороны страны, война до победного конца.
Значительная часть интеллигенции, многие писатели (А. Куприн, И. Бунин, Б. Брюсов, Н. Гумилев и др.) заняли патриотическую оборонческую позицию, позицию защитников европейской культуры от немецких варваров.
В сентябре 1915 г. всю русскую легальную печать («Утро России», «Речь», «Новое время», «Русские ведомости») обошло воззвание за подписью Плеханова, Дейча, Аксельрода и др., в котором путь национальной обороны, путь, ведущий к победе в войне, был признан путем к народной свободе.
С начала военных действий правительством была введена военная цензура, которая распространялась на все фронтовые и прифронтовые губернии. Строго регламентировалась деятельность военных корреспондентов. Количество журналистов при Ставке Верховного главнокомандующего ограничивалось 10 персонами. Нижним чинам вообще было запрещено принимать участие в работе печати. Правительством, военным руководством принимались меры усиленного распространения в армии промонархических газет. В стране появились такие новые еженедельники, как монархический «Илья Муромец», «Альбом героев войны».
Социальные противоречия, обострившиеся с войной (нехватка продовольствия в промышленных городах, увеличение продолжительности рабочего дня, военные неудачи и сама затянувшаяся на годы война), привели весной 1917 г. к буржуазно-демократической народной революции и отречению Николая II от престола. Власть перешла к Временному правительству.
5. Развитие периодики в условиях Февральской революции 1917 г.
Революционные события, происходившие в последние дни февраля 1917 г., заметно отразились на рынке столичной прессы. С 25 февраля по 5 марта в Петрограде ни одна газета, кроме «Русского инвалида», не увидела света. Да и опубликованные здесь материалы не давали представления о том, что реально происходит в городе. Сложная ситуация с выпуском газет сложилась в эти дни и в Москве. Из-за того что издатели не захотели поместить сообщения о беспорядках в столице и деятельности сформированного в Петрограде Совета рабочих депутатов, а затем Временного комитета Государственной думы, типографские рабочие отказались печатать их газеты. Исключение составило «Русское слово», возобновившее свой выход 2 марта. Остальные московские газеты появились лишь на следующий день и лишь после того, как их издатели выполнили требования печатников.
2 марта было сформировано Временное правительство. Рупором проводимой им политики стал его официальный орган «Вестник Временного правительства», который стал продолжением «Правительственного вестника» и сохранил его дореволюционную нумерацию. Содержание «Вестника Временного правительства» в марте 1917 г. не позволяет судить о каких-либо кардинальных переменах во внутренней и внешней политике страны. Пришедшее к власти мирным путем Временное правительство продолжало прежний курс царизма. Эта политика не устраняла существовавших в обществе противоречий. Они, как и прежде, продолжали существовать, побуждая к активной деятельности все политические партии России, занимавшие различные позиции по вопросам войны, мира, земли, дальнейших судеб революции.
Февральскую буржуазно-демократическую революцию «Русское слово» не могло оставить вне внимания. Одна из старейших буржуазных газет страны, она не была изданием, далеким от политики. За годы своей деятельности газета не раз меняла политическое направление, но при этом делала это так умело, что в сознании читателей оставалась приятным собеседником, поэтому тираж ее к началу 1917 г. достигал 600–800 тыс. экз., а порой и миллиона экземпляров. Всегда осторожная, чутко улавливающая складывавшуюся политическую ситуацию, газета в самом начале марта 1917 г. достаточно определенно выразила свою позицию: поддержка думскому правительству.
В материалах «Вестника Временного правительства» отразились процессы возрождения российской прессы в первые дни после февральских событий, ее отношение к новой власти. 5 марта 1917 г. «Вестник» писал, что все газеты – «Русское слово», «Речь», «Биржевые ведомости», «Новое время», «День» и др. – приветствуют Временное правительство и призывают поддерживать его. В этом же номере сообщалось о том, что назначен комиссар по делам печати.
Многое для популяризации новой власти сделал А. Керенский, занявший пост министра юстиции. Он был единственным представителем демократии в правительстве. По его инициативе при министерстве юстиции было создано бюро печати, в задачи которого входило сообщение политических новостей и важнейших мероприятий, проводимых правительством. Бюро печати составляло особые бюллетени для министра юстиции.
Ситуацией, сложившейся после победы Февральской буржуазно-демократической революции, воспользовались все социалистические партии, и в первую очередь большевики, также получившие возможность легально работать. 5 марта возобновилось издание «Правды», закрытой царским правительством в июле 1914 г. перед самым началом первой мировой войны. Газета фактически стала центральным органом большевистской партии. Одновременно в Москве увидел свет орган МК большевиков «Социал-демократ». Он был наиболее влиятельной после «Правды» большевистской газетой, имевшей широкую читательскую аудиторию в центральных районах страны.
В мартовские дни 1917 г. большевистские издания вышли в Харькове, Киеве, Екатеринославе, в ряде городов Закавказья, Прибалтики, Туркестана. В течение марта появилось 16 большевистских газет, общий тираж которых составил 300 тыс. экземпляров.
В течение последующего месяца большевистская пресса получила дальнейшее развитие за счет военных изданий. Как орган Военной организации при Петроградском совете рабочих и солдатских депутатов вышла газета «Солдатская правда», преобразованная затем в орган Военной организации при ЦК РСДРП(б). «Окопная правда», «Волна», «Утро правды» и другие издавались партийными комитетами ряда военных организаций армии и флота.
В структуре большевистской журналистики заметное место заняла крестьянская печать, главной целью которой было привлечение на сторону большевиков многомиллионной массы крестьян. Для них выпускались газеты «Деревенская беднота», «Деревенская правда», «Крестьянская газета» и др.
Наиболее ярыми противниками большевиков внутри рабочего движения являлись меньшевики, которые также в начале марта 1917 г. развернули активную издательскую деятельность.
7 марта в Петрограде вышла «Рабочая газета», представлявшая взгляды меньшевиков и ставшая рупором их видных лидеров: П. Аксельрода, Ф. Дана, В. Засулич, А. Потресова и др. Несколько позже «Рабочая газета» стала Центральным органом меньшевиков.
В Февральскую буржуазно-демократическую революцию меньшевики вступили заметно разобщенными. «Рабочая газета» отражала взгляды лишь одной их партийной группы. На правом фланге меньшевизма стояла небольшая группа меньшевиков-оборонцев во главе с Г. Плехановым. Эта группа получила название «Единство» и издавала газету под таким же названием. В редакцию входили известные меньшевистские деятели: Г. Плеханов, Г. Алексинский, Л. Дейч и др. Газета выступала за поддержку Временного правительства, за союз с буржуазией, настаивала на установлении в стране «твердой власти».
В апреле 1917 г. появилось издание еще одной группы – сторонников Мартова и меньшевиков-интернационалистов. К ним примкнули также писатели, сотрудничавшие в журнале «Летопись». Вышедшая газета получила название «Новая жизнь», а в ее редакцию вошли М. Горький, Н. Суханов, В. Базаров и др.
Значительное число меньшевистских изданий выходило во многих крупных городах страны: в Москве увидела свет газета «Вперед»; в течение марта – апреля меньшевистские издания появились в Киеве, Тифлисе, Екатеринбурге, Баку, Одессе, Ростове-на-Дону и других городах.
В результате Февральской буржуазно-демократической революции легализовала свою деятельность и партия эсеров. В марте 1917 г. ее ЦК приступил к выпуску в Петрограде своего органа «Дело народа». Это была ежедневная политическая и литературная газета, на страницах которой активно выступали А. Керенский, В. Чернов и другие лидеры эсеровского движения. «Дело народа», выражая официальную эсеровскую идеологию, поддерживало Временное правительство, не исключало возможности содружества с ним, стояло на позициях оборончества.
В апреле 1917 г. в Петрограде вышла еще одна эсеровская газета – «Воля народа». Хотя она издавалась правыми эсерами, ее политическая линия мало чем отличалась от «Дела народа». Правоэсеровскими являлись также «Известия Всероссийского Совета крестьянских депутатов». В Петрограде партия эсеров также издавала газеты «Свободная Россия», «Самоуправление».
До десяти эсеровских газет издавалось в Москве. Среди них: «Труд», «Земля и воля», «Народное слово», «Власть труда», «Социалист-революционер». Среди московских эсеровских изданий особо выделялась ежедневная газета «Солдат-гражданин», выпускавшаяся эсеро-меньшевистским Советом солдатских депутатов. Она поднимала вопросы, волновавшие крестьян, – о наделении их землей, о тяжелом положении деревни и т.д.
Эсеровские газеты выходили в Киеве («Воля народа»), в Вологде («Вольный голос Севера»), в Казани («Голос труда»), в Екатеринбурге («В народ»), в Баку, Тифлисе, Владивостоке и некоторых других городах (они имели одинаковое название – «Знамя труда»). Под влиянием эсеров находились «Известия» некоторых Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
Активную издательскую деятельность вели и другие социалистические партии: трудовики, народно-социалистическая партия (энэсы), максималисты, анархисты.
В начале марта в Петрограде начал действовать комитет журналистов. Его печатный орган «Известия» ставил своей задачей всестороннее освещение деятельности новой власти.
В 20-х числах марта «Русское слово» опубликовало разработанный в своей время партией конституционных демократов проект Закона о печати, открывавшийся словами: «Печать свободна. Цензура отменяется отныне и навсегда». Обращение к Временному правительству об учреждении Закона о печати было принято на собрании пятнадцати литературных организаций Москвы. В резолюции собрания отмечалось: «В интересах общего блага, для обеспечения печати возможности должным образом выполнить свое ответственное и важное в свободной стране дело», необходимо «без всякого промедления издать временный закон».
Вскоре Временным правительством были предприняты шаги для создания совета российской печати, которому надлежало заняться разработкой законопроектов о печати.
Буржуазные издания, встав на сторону Временного правительства, весьма настороженно относились к Советам рабочих депутатов. Редактор «Русского слова» В. Дорошевич потребовал от сотрудников газеты не сбиваться влево, ни по тону, ни по содержанию публикаций не становиться на сторону Советов. В конце марта в редакции «Русского слова» для руководства газетой создается Особый комитет, деятельность которого регламентировалась программой, уставом, инструкцией. Комитет, на который возлагалось общее руководство газетой, объявлял «Русское слово» беспартийным изданием, разрешавшим себе поддерживать отношения со всеми социалистическими партиями. Но при этом газета должна была стоять на защите частной собственности, а во Временном правительстве – видеть единственную законную власть. Особый комитет стал коллегиальным органом редакции. Он обсуждал на своих заседаниях материалы сотрудников редакции, предназначенные для публикации в других изданиях, если эти выступления противоречили позиции «Русского слова».
В условиях развивавшихся политических событий в стране Временное правительство, продолжая издание «Вестника», приступило к выпуску своего нового печатного органа. Им стала «Народная газета», вышедшая 21 апреля 1917 г.
Газетный мир России в условиях буржуазно-демократического государства неуклонно рос. Бурно развивалась региональная печать, особенно в Центральном Черноземье, Ставрополье, Сибири. Однако открывшиеся возможности для издательской деятельности всех партий, социальных групп и объединений не были законодательно закреплены. 27 апреля 1917 г. Временное правительство приняло Закон о печати, провозгласивший беспрепятственный выпуск, распространение и торговлю печатными изданиями любых политических направлений.
Закон о печати способствовал дальнейшему развитию в центре и на местах многопартийной, многонациональной журналистики. В социалистической прессе появляются новые лево- и правоэсеровские, анархистские издания, растет сеть солдатских газет, а также органов на национальных языках. Около 30 газет различных направлений выходили на украинском, белорусском, латышском, армянском, азербайджанском, грузинском, узбекском, литовском, эстонском и других языках. Благодаря закону о печати газеты и журналы социалистических партий распространялись в крупных городах страны и свободно там продавались.
Значительное место в журналистике России 1917 г. занимали «Известия рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». Созданные как органы Советов различных уровней, они тесно смыкались с изданиями социалистических партий, тем более что редакции «Известий» в большинстве своем были укомплектованы сотрудниками различных политических убеждений. Так, «Известия» Петроградского, Архангельского, Минского и ряда других Советов находились в руках меньшевиков и эсеров, а в «Известиях Совета рабочих и солдатских депутатов Бакинского района» участвовали как большевики, так и меньшевики.
Характеризуя структуру российской периодики после Февральской революции 1917 г., нельзя не обратить внимания на укрепление позиций печати буржуазных партий. В новую полосу истории России она вступила, обладая многочисленной и широко разветвленной сетью периодических изданий. Уже с 5 марта возобновилось издание таких крупных газет, как суворинское «Новое время», основанная в декабре 1916 г. царским министром внутренних дел А. Протопоповым «Русская воля», «Биржевые ведомости», за которыми стояло правое крыло кадетов во главе с П. Струве. Вслед за ними вышли ликвидаторская газета «День», кадетская «Речь» и др.
Стремясь усилить свое влияние на массы, революционизировавшиеся под воздействием февральской буржуазно-демократической революции, буржуазные партии продолжали развивать свою издательскую деятельность. В Петрограде, в частности, они создали новые газеты: «Живое слово», «Голос Руси», «Финансовая газета» и др., которые поддерживали Временное правительство и выражали интересы крупных промышленных корпораций и влиятельных банковских структур. В августе 1917 г. А. Суворин приступил к изданию еще одной газеты «Молва», заявлявшей о своей приверженности Временному правительству. Все органы буржуазной прессы занимали враждебную позицию по отношению к большевикам и Советам.
После Февральской революции 1917 г. в структуру буржуазной прессы входили, как и в прошлые годы, дешевые развлекательные, сенсационные, бульварные издания: «Копейка», «Маленькая газета», «Петербургская газета», «Петербургский листок», «Вечерняя почта» и др., рассчитанные на вкусы невзыскательного читателя.
Господствующее место в буржуазной прессе 1917 г. занимала кадетская печать. Центральный орган партии «Речь», издававшаяся в Петрограде газета «Современное слово», московские «Русские ведомости» многое сделали для того, чтобы партия кадетов, в дни Февральской революции 1917 г. и после ее победы, обрела особую силу, став не монархической, а республиканской. Ее лидер П. Милюков занял пост министра иностранных дел Временного правительства.
С мая 1917 г. кадеты начали выпускать свой журнал «Вестник партии народной свободы». В период Февральской буржуазно-демократической революции у конституционных демократов было около 40 изданий, выходивших в различных городах и регионах страны.
6. Развитие и становление военной прессы
С первых дней Февральской революции в печати России четко обозначились три тенденции. Первую выражала буржуазная журналистика. Она считала революцию завершенной и провозглашала дальнейший конституционный путь развития страны. Но при этом обходила стороной пути решения самых насущных вопросов, волновавших массы: о войне, мире, труде, земле. Буржуазная пресса, в том числе и кадетская, выступала за продолжение войны и совместные действия с союзниками.
Вторая тенденция была связана с деятельностью печати меньшевиков, эсеров, анархистов – основной части социалистической журналистики. Она призывала к сотрудничеству с Временным правительством за предотвращение возможных путей наступления на демократические свободы. Журналистика этих социалистических партий выражала недоверие большевикам, несогласие с их политикой, преследовавшей цель установления диктатуры пролетариата.
Третью тенденцию выражала большевистская пресса. Она отстаивала идею перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую, критиковала социалистические партии за их несогласие с платформой большевиков, обвиняла меньшевиков и эсеров в примиренчестве, соглашательстве с Временным правительством.
Знакомство с газетной периодикой весны и лета 1917 г. не оставляет сомнений в том, что журналистика России испытывала серьезные противоречия. Все более непримиримыми они становились между изданиями большевиков и других социалистических партий. Уже в первом номере возобновившейся «Правды» содержатся категорические требования к Советам и другим демократическим силам не оказывать никакой поддержки Временному правительству, которое продолжает вести войну, не решает назревших социальных проблем, стало на путь завершения революции. Однако в марте, когда на короткое время ведущую роль в газете занял Л. Каменев, в ее позиции произошли серьезные изменения. Каменев осуществил правку и сокращение присланных Лениным из-за рубежа «Писем из далека», убрав из них места, связанные с отношением к Временному правительству, и опубликовал в «Правде» статьи «Временное правительство и революционная социал-демократия» и «Без тайной дипломатии». В первой из них он заявил о необходимости условной поддержки Временного правительства постольку, поскольку оно борется с реакцией и контрреволюцией. Во второй он одобрял взгляды меньшевиков и эсеров о том, что лозунг «Долой войну!» устарел. Каменев предлагал не прекращать военных действий без согласования с союзниками. Позиция Каменева и «Правды» в мартовские дни 1917 г. была единственной попыткой поиска путей для установления блока большевиков с другими социалистическими партиями.
С возвращением Ленина в Россию в начале апреля 1917 г. «Правда» и другие большевистские издания настойчиво повели линию на непримиримость с позициями всех других социалистических партий. Расхождения были не только в отношениях к Временному правительству, но и во взглядах на мирное перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую, передачу всей власти Советам, провозглашенных Лениным в «Апрельских тезисах». Бескомпромиссными оставались большевики и к кризисам Временного правительства, к созданию коалиционного правительства с участием в нем представителей всех социалистических партий.
Несовместимость взглядов социалистической журналистики в вопросах стратегии и тактики революции определила отношение большевистской прессы к буржуазной и, по выражению Ленина, «соглашательской» прессе меньшевиков и эсеров. Сближение позиций этих партий привело к созданию совместных изданий: «Искра», «Голос солдата».
Будучи непримиримым к инакомыслию, Ленин опубликовал в «Правде» несколько статей, отражавших его резко отрицательное отношение к действиям меньшевиков и эсеров и выступлениям их газет. Так, в апреле 1917 г. появились его статьи «Один из коренных вопросов», «Церетели и классовая борьба» и другие, в которых он заявлял о том, что политика эсеров и меньшевиков представляет собой политику прислужничества буржуазии, а Плеханова и его сторонников называл «социал-шовинистами», обвиняя в отступничестве от идей революции и смыкании с кадетами. Плеханов же, вопреки Ленину, не без оснований утверждал, что пролетариат и крестьянство не готовы к управлению государством, а поэтому не должны брать политическую власть в свои руки. Исключительный интерес в этой связи представляют плехановские публикации в газетах «Единство» и «Наше единство», объединенные затем в цикл «Год на Родине».
Во многом созвучны с утверждениями Плеханова и рассуждения М. Горького в серии статей «Несвоевременные мысли». Первая из них появилась в газете «Новая жизнь» в апреле 1917 г. Статьи-размышления Горького представляют собой своеобразную летопись революции: от Февраля к Октябрю. В «Несвоевременных мыслях» Горький утверждал, что в современных условиях России социалистическая революция преждевременна, гибельна для рабочего класса и передовой интеллигенции. Горький не соглашался с теми, кто путь к возрождению видел в перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую. В этом споре главным оппонентом М. Горького был В. Ленин. Противоречия в их взглядах не уводили писателя от революции, а, наоборот, вели к более реалистическому пониманию ее задач и возможностей.
С первых дней революции противоборство двух тенденций в социалистическом движении России выражали «Правда» и «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов». «Известия» резко полемизировали с «Правдой», которая в свою очередь обвиняла редакцию «Известий» в предательстве интересов революции. В августе 1917 г. с образованием Центрального Исполнительного Комитета Советов рабочих и солдатских депутатов «Известия» становятся органом ЦИК и переходят в руки большевиков.
Полемика в социалистической журналистике, развернувшаяся вокруг «Апрельских тезисов» Ленина и отношения к Временному правительству, достигла своей высшей точки в период июльских событий 1917 г., когда представители меньшевиков и эсеров, вошедшие в состав коалиционного Временного правительства, выступили против организации политической демонстрации 3–4 июля. Временное правительство, видя раскол в рядах социалистических партий, расценивая как незаконный призыв большевиков и их печати лишить его власти, разгромило 5 июля редакцию «Правды». Меньшевики и эсеры одобрительно отнеслись к этой акции правительства, хотя его действия были явно антидемократическими.
За истекшие пять месяцев буржуазно-демократической революции провозглашенные свободы дали заметный импульс для развития прессы всех политических партий России. Возникли новые кадетские газеты «Власть народа», «Война и мир» и др.; буржуазная партия Народной свободы начинает издавать газеты «Свободный народ», «Свободное слово» и т.д.
Заметно усилилась и печать социалистических партий. У меньшевиков появились не только новые газеты, в числе которых были «Вперед», «Свободная жизнь», но и журналы «Рабочая мысль» (Петроград), «Мысль» (Астрахань) и др. Центральным органом партии меньшевиков по-прежнему оставалась «Рабочая газета», занимавшая, как и прежде, позицию поддержки Временному правительству и поиска путей совместных действий с эсерами. Из московских изданий меньшевиков следует отметить «Освобождение труда» – бюллетени московского комитета всероссийской организации «Единство». Это была еженедельная газета, выходившая при участии Г. Плеханова, В. Засулич, Л. Дейча. Около 20 новых газет и журналов стали издавать эсеры и анархисты. Их периодика выходила в Петрограде, Москве, Ростове-на-Дону, Киеве, Харькове, Тифлисе, в различных городах Сибири и Урала. Несмотря на разгром редакции «Правды», продолжало расти и количество большевистских газет и журналов. В сентябре их выходило более 70, в том числе около 30 издавались на национальных языках.
В дни корниловского мятежа противоречия между социалистическими партиями и их печатью проявились с новой силой. Действия Временного правительства, вставшего на путь установления жесткой власти, подавления демократических свобод, заметно поколебали доверие масс. Хотя социалистические партии занимали выжидательную позицию и не столь продолжительное время, этого вполне хватило, чтобы большевики подняли народ на борьбу с корниловщиной и выступили как защитники завоеваний революции. Именно на этой волне шло последующее развитие событий, и вера народа в лозунги, выдвигаемые большевиками, укреплялась.
Февральская буржуазно-демократическая революция объединила устремления большей части соц

Список литературы

1.Есин Б.И. История русской журналистики (1703—1917): Учебно-методи¬ческий комплект. — М., 2000.
2.Есин Б.И. Русская газета и газетное дело в России. — М., 1981.
3.Жирков Г.В. История цензуры в России XIX-XX вв. Учебное пособие. М.: Аспект Пресс, 2001.
4.Избранные страницы русской журналистики начала XX века. — М., 2001.
5.История русской журналистики XVIII-XIX веков / Под ред. Западова А.В. М.: Высшая школа, 1973.
6.История русской журналистики начала XX века: Учебно-методический комплект (Учебное пособие, Хрестоматия) / С.Я. Махонина. — М.: Флинта: Наука, 2004
7.Кузнецов И.В. История отечественной журналистики. Учебное пособие. Хрестоматия. М.: Флинта: Наука, 2002
8.Литературный процесс и русская журналистика конца XIX - начала XX века / Социал-демократические и общедемократические издания. — М., 1981.
9.Литературный процесс и русская журналистика конца XIX- начала XX века / Буржуазно-либеральные и модернистские издания. — М., 1982.
10.Махонина С.Я. Русская дореволюционная печать (1905—1914). — М., 1991.
11.Овсепян Р. История новейшей отечественной журналистики./Под ред. Засурского Я.Н. Учебное пособие. М., Изд-во МГУ, 1999
12.Русская журналистика XX в. Тексты. Выпуск первый. — М., 1996.
13.Русская литература и журналистика начала XX века / Большевистские и общедемократические издания. — М., 1984.
14.Русская литература и журналистика начала XX века / Буржуазно-либе¬ральные и модернистские издания. — М., 1984.
15.Смирнов С.В. Легальная печать в годы первой русской революции. — Л., 1981.
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
1.Азадовский К.М., Максимов Д.Е. Брюсов и «Весы» (К истории издания)//В. Брюсов: Литературное наследство. Т.15. М.,1976.
2.Алешкин А. Прозрение отца Сергия /Парламентская газета, 2005, 11 августа
3.Ардов М. Падеие Третьего Рима /Эксперт, 2007 № 1
4.Бачинин В. О петербургских религиозно-философских собраниях начала ХХ века /Живая вера, 2005, № 4
5.Борзенко В. Театральные журналы в дореволюционной России /Полюс, 2006 11 ноября
6.Время, назад /Время новостей 2000, № 111, 25 августа
7.Графов Э. Подождем еще столько же/ Известия 2007, 27 декабря
8.Дмитревская М. К читателям и коллегам /Петербургский театральны журнал 2005, № 39
9.Евстигнеева Л. Журнал «Сатирикон» и поэты-сатириконцы М., 1968
10.К истории издания журнала «Весы»//Альманах библиофила. Вып.25. М., 1989
11.Кауфман Р.С. Очерки истории русской художественной критики XIX в.: от К. Батюшкова до А. Бенуа. М., 1990,
12.Современный западный социологический словарь. М., 1990.
13.Сто лет назад. Наука и жизнь в начале ХХ века /Наука и жизнь, 2003, № 12
14.Тимохова Е. Русский консерватизм рубежа XIX-XX веков /Полис, 2006, № 10
15.Швецова Л. К. Массовые еженедельники для "пестрого" читателя // Литературный процесс и русская журналистика конца XIX - начала XX века, 1890-1904. М., 1982.
16.Шерер Ю. В поисках христианского социализма в России /Вопросы философии 2000, № 12,
17.Щукин И. Рецензия//Весы. 1905. № 6.
18.Юрьева Ю. Читатель почитывал / Тверская жизнь, № 161, 2003, 4 сентября
19.Юрьева Ю. Читатель почитывал / Тверская жизнь, № 161, 2003, 4 сентября
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2019