Вход

Революция в жизни и творчестве Блока и Маяковского

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Реферат*
Код 141857
Дата создания 2008
Страниц 30
Источников 15
Покупка готовых работ временно недоступна.
780руб.

Содержание

Введение
1. Революция в жизни и творчестве А. Блока
1.1. А. Блок во время революционных перемен: отношение к революции
1.2 А. Блок: изображение революции в творчестве
2. Революция в жизни и творчестве В.Маяковского
2.1. Отношение поэта к революционной действительности
2.2 Революция и гражданский пафос в творчестве В.Маяковского
Заключение
Литература

Фрагмент работы для ознакомления

Владимир Маяковский.
Основоположники российского футуризма не только в творчестве, но и в поведении (даже и прежде всего в поведении) были экстравагантны. В их поведении была достаточно жесткая логика.
Многие писатели и поэты, не принявшие революцию и оказавшиеся в эмиграции резко отзывались о Маяковском. Например, Бунин в своих воспоминаниях о Маяковском ссылался на эти его строчки как на образец славословия преступной большевистской власти: 
И мы реалисты,
                 но не на подножном
корму,
       не с мордой, упершейся вниз, —
мы в новом,
             грядущем быту,
                              помноженном
на электричество
                   и коммунизм.
 Имя В. Маяковского чаще всего ассоциировалось у эмигрантов с неприемлемым для их системы ценностей понятием советского литератора, «баловня Кремля», поступившего на службу режиму, певшего хвалебные оды революции, ее вождям и новому социальному порядку. Жесткому и безжалостно-несправедливому огрублению образ Маяковского подвергается в бесчисленном множестве материалов, принадлежащих перу писателей и поэтов-изгнанников — от известной статьи В. Ходасевича (1930), вызвавшей несогласие даже у Г. Адамовича, далеко не самого горячего поклонника таланта Маяковского, или не менее известного отзыва упоминавшегося выше И. Бунина («...Маяковский останется в истории литературы большевицких лет как самый низкий, самый циничный и вредный слуга советского людоедства по части литературного восхваления его и тем самым воздействия на советскую чернь...») до полуграмотных виршей, в которых с негодованием писалось о поэте, который якобы
 Блистал, как шут, везде шутовским одеяньем
И заглушил талант своим смешным кривляьем, —
или — до более мастерской, но не менее едкой эпиграммы С. Черного:
Смесь раешника с частушкой,
Барабана с пьяной пушкой, –
     Красный бард из полпивной,
Гениальный, как оглобля, –
От Нью-Йорка до Гренобля
    Мажет дегтем шар земной.
 Вообще в эмигрантских текстах Маяковский предстает фигурой оплевываемой или резко окарикатуренной. Все эти и многие другие безоттеночные, как правило, суждения создали весьма схематическую оппозицию, в которой ему, советскому «агитатору, горлану, главарю», противополагался Н. Гумилев — поэт, отвергнутый и казненный властью.
Однако, вырывая Маяковского из вульгарно-социологических схем советского литературоведения, можно однако тут же впасть в другую крайность, а нужно пытаться найти истоки его творчества не в конфликте с социальной действительностью, а в её изменении под себя.
2.2 Революция и гражданский пафос в творчестве В.Маяковского
История революции лучше всего показана В. Маяковским в поэме «Хорошо!», гражданский пафос произведения долгие годы будоражил его оппонентов. Здесь мы видим взаимодействие лирического и эпического. В поэме ярко передано действительное отношение поэта к революционной действительности.
В.Маяковский о революции и социалистическом Отечестве писал много и «со смаком», среди многих произведений можно в связи с этим выделить: «Оду революции», «Левый марш», «Последняя страничка гражданской войны», «Товарищу Нетте – пароходу и человеку», «Рассказ Хренова о Кузнецкстрое и о людях Кузнецка», «Американцы удивляются», «Стихи о советском паспорте» и многие другие.
Разнообразие его настроений переходит и в жанровые разновидности стихотворений Маяковского, это и стихотворный очерк, и фельетон, и разговор, и приказ, и ода, и марш и многое другое.
Несмотря на критику, раздававшуюся из эмиграции, в то же самое время совершенно несомненно проникновение Маяковского в эмигрантскую среду, в особенности молодых поэтов, в иной роли — подлинного художника, одного из вождей русского литературного авангарда. То здесь, то там — в Париже или Харбине, Берлине или Нью-Йорке — проявляются знаки его влияния — от цитирования ходовых выражений и укорененных в конвенциональном языке поколения образов.
Новаторство Маяковского проявляется во всех жанрах, к которым он обращался и оно проявилось задолго до революции. Так, при обсуждении двух заключительных строк из дореволюционного стихотворения Маяковского “Вам!” (“Я лучше в баре бл…ям буду подавать ананасную воду”) – часто косвенно затрагивается такой аспект творчества, как стиль. Реакция “товарища” – недоумение, проявляющееся в его вопросе: Какая бродячая собака?
Вторая цитата затрагивает другой аспект творчества – творческий процесс. В стихотворении “Верлен и Сезан” Маяковский характеризует творческий процесс с предельной резкостью и жесткостью, намеренно снижая тему: “Поэт, как бл…ь рублевая, живет с словцом любым”. С негодованием на это реагирует “товарищ из органов”: Ну это он уже слишком…Чересчур… А еще лучший - талантливейший!
Так мы добираемся до результата творческого процесса – художественного образа. Третья цитата – из вступления в поэму “Во весь голос” – предлагает в качестве образа достаточно рельефную картинку, не лишенную даже некоторой гротескной заостренности:
Неважная честь,
чтоб из этаких роз
мои изваяния высились
по скверам,
где харкает туберкулез,
где бл…ь с хулиганом
да сифилис.
Неудивительно, что Ходасевич писал, что Маяковский удивительно смахивал на лошадь — и грохотом тяжелой литературной поступи, и примитивностью морали, и многим другим. Поэтому-то и мало кто верил, что Маяковский — великолепнейший наглец, непревзойденный хам и профессиональный наплеватель — застрелился? Многие решили в связи с этим, что более кричащего подтверждения невыносимости советской каторги придумать нельзя.
Так, например, в стихотворении «Дачный случай», напечатанном в «Комсомольской правде» в 1928 г. Маяковский в интересной манере утверждает о своей преданности революции:
Компания                           дальше в кáшках пошла, ревóльвер                           остыл давно, пошла                           беседа,                                                     в меру пошла. Но — знаю:               революция                                        еще не седа, в быту                     не слепнет кротóво, — революция                    всегда, всегда                     молода и готова.
По сюжету к поэту на дачу приезжают гости, принимать которых по праздникам надо. Это люди из партийной элиты, “товарищи”, имеющие солидные оклады, английские костюмы и, главное, право — причем все, в том числе, по-видимому, и женщины, — на ношение оружия, т. е., скорее всего, именно чекисты. Выйдя погулять в березовую рощицу, они ни с того ни с сего открывают пальбу по поляне и валяющимся там старым газетам, чем, согласно лозунговому финалу, доказывается вечная молодость революции» «Против чего же здесь направлен взрыв насилия?» Ответ, подсказываемый текстом… инвариантен для Маяковского. В концовке стихотворения главная опасность дана в упор — это “старость”, в противовес которой произвольным актом заявляется, что революция еще не седа, а, напротив, всегда… молода». В этом и заключается главный ключ к пониманию и восприятию Маяковским революции.
Заключение
Революция для творческих людей была подобна фейерверку, глотку свежего воздуха. Вначале она у обоих поэтов вызывала только бурные и положительные эмоции. Однако после Блок стал сознавать, что впервые в новейшей истории создавалось государство победившей черни, основанное на крови, насилии, массовых убийствах. В нем не было места для Александра Блока. Он «задыхался», умирал от отсутствия воздуха.
В данном случае этого не скажешь о Маяковском. Его отношение к революции, как и всё его творчество, как ни оценишь: возвеличишь, низвергнешь, поместишь в середину - ощущение, что ломишься в открытую дверь, а вломившись, хватаешь руками воздух. Бесконечно размноженный, он всюду с нами, тот или иной - у всех на слуху. Но любая попытка сказать и назвать - кончается крахом, потому что всегда остается чувство, что упущено главное.
Поэтому думается, что Маяковского лучше не трогать, так спокойней, так безопасней. Но тронув, вспомнив, заговорив - пусть случайно, в разговоре о другом, мимоходом, - чувствуешь каждый раз необходимость хоть какую-то мысль довести до точки, хоть какому-то суждению об этом поэте придать полноту и определенность, достаточную если не для общего пользования, то для собственного душевного равновесия. Уж если решиться говорить о Маяковском, то только будучи абсолютно уверенным в своей в данный момент беспристрастности. Главное и в его оценке революции - это не быть предвзятым. Не искать подтверждений - вот что главное. Не иметь никаких предварительных мнений, никакого счета не предъявлять, а открыть и читать стих за стихом, как читают неизвестного ранее поэта, выстраивая тот мир и тот образ автора, какие выстроятся сами собой.
Маяковский - это не просто литературный факт, это часть самой Революции, часть нашей противоречивой истории.
Блок и Маяковский – это антиподы по характеру, происхождению (первый дворянин, другой – родился в глухом грузинском селе в семье лесничего), политическим взглядам, литературному стилю, отношению к жизни. Кажется единственное, что их объединяет, это отношение к Революции, вера в её чистое и светлое предназначение в самом её начале.
Итак, можно сказать, что и Блок и Маяковский в самом начале революционных событий приняли революцию, как СВОЮ, однако Блок не смог воспринять её кровавых жерновов, а Маяковский в свете своего восприятия действительности как апокалипсиса, так и не отрекся от неё.
Литература
Фонды Музея-квартиры Александра Блока (Санкт-Петербург, ул. Декабристов, 57).
Азадовский К.М. Блок в дневнике Ф.Ф. Фидлера // Труды Государственного Музея истории Санкт-Петербурга. Вып.4. Музей-квартира А.Блока. Материалы научных конференций. СПб., 1999. – С.63 - 87.
Ахматова А. Воспоминания о А.Блоке. М., 1965. 176 с.
Бажанов Б. О советском зверинце. Маяковский и Эйзенштейн // НЛО. - 1999. - № 40. – С.101-112.
Блок А. Проза поэта. М.: Вагриус, 2000. – 302 с.
Блок А. Стихи. М., 2001.
Галанина Ю.Е. «…В доме сером и высоком у морских ворот Невы» // Труды Государственного Музея истории Санкт-Петербурга. Вып.4. Музей-квартира А.Блока. Материалы научных конференций. СПб., 1999. – С.7 - 62.
Гончаров Б.П. Поэтика Маяковского. – М.: Наука, 1983.
Денисова И.В. Революция – любовь: Новаторские принципы послеоктябрьской лирики Маяковского. – М.: Сов. Россия, 1988.
Карпов А.С. Маяковский–лирик. – М.: Просвещение, 1988.
Лекманов О. Уточнение из газеты // НЛО. - 2005. - № 75. - С.56.
Меньшутин А. Владимир Маяковский // История русской советской литературы. – Т.1. – М.: Наука, 1967.
Метченко А. Маяковский. Очерк творчества // Метченко А. Избранные труды: В 2 т. – Т.2. – М.: Худ. лит., 1982.
Последний адрес А.А. Блока. Спб., 2005. – 20 с.
Санкт-Петербург, Петроград, Ленинград в русской поэзии. Антология. СПб.: Лимбус Пресс, 1999. – 671 с.
Цит. по: Иоффе Г. А.Блок как историк падения монархии // Новый журнал. – 2007. № 246.- С.59.
Ахматова А. Воспоминания о А.Блоке. М., 1965. С.76.
Иоффе Г. А.Блок как историк падения монархии // Новый журнал. – 2007. № 246.- С.59.
Блок А. Стихи. М., 2001. – С.98.
Иоффе Г. А.Блок как историк падения монархии // Новый журнал. – 2007. № 246.- С.59.
Блок А. Стихи. М., 2001. – С.47.
Иоффе Г. А.Блок как историк падения монархии // Новый журнал. – 2007. № 246.- С.59.
Там же.
Блок А. Собрание сочинений: В 8 т. М, Л., 1963. Т. VII. C. 537.
Блок А. Стихи. М., 2001. – С.67.
Санкт-Петербург, Петроград, Ленинград в русской поэзии. Антология. СПб.: Лимбус Пресс, 1999. – С.9.
Блок А. Стихи. М., 2001. – С.73.
Блок А. Пушкинскому дому // Санкт-Петербург, Петроград, Ленинград в русской поэзии. Антология. СПб.: Лимбус Пресс, 1999. - С. 340.
Цит. по: Денисова И.В. Революция – любовь: Новаторские принципы послеоктябрьской лирики Маяковского. – М.: Сов. Россия, 1988. – С.23.
Там же.
Бажанов Б. О советском зверинце. Маяковский и Эйзенштейн // НЛО. - 1999. - № 40. – С.101.
Там же.
См.: Хазан В. «Петидная ерунда» // Вопросы литературы. - 2005. № 5. – С.76.
См.: Гофман Е. Бред и чудо // Октябрь. 2005. № 12. С.87.
Бажанов Б. О советском зверинце. Маяковский и Эйзенштейн // НЛО. - 1999. - № 40. – С.101.
Лекманов О. Уточнение из газеты // НЛО. - 2005. - № 75. - С.56.
2

Список литературы

1.Фонды Музея-квартиры Александра Блока (Санкт-Петербург, ул. Декабристов, 57).
2.Азадовский К.М. Блок в дневнике Ф.Ф. Фидлера // Труды Государственного Музея истории Санкт-Петербурга. Вып.4. Музей-квартира А.Блока. Материалы научных конференций. СПб., 1999. – С.63 - 87.
3.Ахматова А. Воспоминания о А.Блоке. М., 1965. 176 с.
4.Бажанов Б. О советском зверинце. Маяковский и Эйзенштейн // НЛО. - 1999. - № 40. – С.101-112.
5.Блок А. Проза поэта. М.: Вагриус, 2000. – 302 с.
6.Блок А. Стихи. М., 2001.
7.Галанина Ю.Е. «…В доме сером и высоком у морских ворот Невы» // Труды Государственного Музея истории Санкт-Петербурга. Вып.4. Музей-квартира А.Блока. Материалы научных конференций. СПб., 1999. – С.7 - 62.
8.Гончаров Б.П. Поэтика Маяковского. – М.: Наука, 1983.
9.Денисова И.В. Революция – любовь: Новаторские принципы послеоктябрьской лирики Маяковского. – М.: Сов. Россия, 1988.
10.Карпов А.С. Маяковский–лирик. – М.: Просвещение, 1988.
11.Лекманов О. Уточнение из газеты // НЛО. - 2005. - № 75. - С.56.
12.Меньшутин А. Владимир Маяковский // История русской советской литературы. – Т.1. – М.: Наука, 1967.
13.Метченко А. Маяковский. Очерк творчества // Метченко А. Избранные труды: В 2 т. – Т.2. – М.: Худ. лит., 1982.
14.Последний адрес А.А. Блока. Спб., 2005. – 20 с.
15.Санкт-Петербург, Петроград, Ленинград в русской поэзии. Антология. СПб.: Лимбус Пресс, 1999. – 671 с.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2019