Вход

Деятельность Жукова как зеркало советской истории.

Рекомендуемая категория для самостоятельной подготовки:
Реферат*
Код 141840
Дата создания 2008
Страниц 31
Источников 6
Покупка готовых работ временно недоступна.
780руб.

Содержание


Введение.
I. Молодость Георгия Константиновича Жукова
II. Становление Жукова как полководца
III. Великая Отечественная Война
IV. Послевоенная деятельность Жукова
Заключение.
Список литературы.

Фрагмент работы для ознакомления

Маршал пытался опровергнуть предъявленные ему обвинения. Судя даже по скудной протокольной записи, он резко возражал против «дикого», по его словам, вывода, будто он стремился отгородить Вооруженные Силы от партии, и отказался признать, что принижал значение партийно-политической работы. Вместе с тем он высказал готовность признать критику и исправить ошибки, попросив в заключение назначить компетентную комиссию для расследования обвинений в свой адрес.
Но, как видно, исход дела был предрешен заранее. Члены партийного ареопага боялись Жукова, он нужен был им не исправляющий ошибки, а низвергнутый. Они все (особенно усердствовали Н.А. Булганин, М.А. Суслов, Л.И. Брежнев, Н.Г. Игнатов) выступили в поддержку уже не раз звучавших обвинений.
Ему, однако, предстояло еще раз пройти тягостную процедуру шельмования на пленуме ЦК 28 октября. Оставаясь пока членом ЦК КПСС, он, даже если бы и хотел, не мог избегнуть ее. Впрочем, уклоняться от испытаний было не в привычках Жукова. Другое дело, что одновременно с полномочиями министра обороны он лишился доступа к служебной документации, которая позволила бы аргументировано отвечать на выдвинутые обвинения.
Система навалилась на Жукова всей мощью. Помимо 262 членов ЦК, кандидатов в члены ЦК и членов Центральной ревизионной комиссии, а также нескольких десятков секретарей обкомов партии, заведующих отделами и ответственных работников аппарата ЦК КПСС, к работе октябрьского пленума были привлечены 60 высших военачальников. Знаменательно, что с докладом выступал секретарь ЦК Суслов, которому такая миссия отводилась практически всегда, когда рассматривались «персональные» вопросы.
В качестве важнейшего свидетельства тягчайшего, с точки зрения Президиума ЦК, преступления Жукова было названо учреждение им спецназа – школы диверсантов в две с лишним тысячи слушателей. Как своего рода ударный «кулак» в личном распоряжении министра обороны, могущий быть использованным во вполне конкретных заговорщических целях («Диверсанты. Черт его знает, что за диверсанты, какие диверсии будут делать»), расценил новую воинскую часть в своем выступлении и Хрущев.
Давая объяснения, Жуков особо просил обратить внимание на отсутствие у него какого-то преступного умысла, что легко могла бы установить соответствующая партийная комиссия, о создании которой маршал ходатайствовал здесь же. Школа была создана из имевшихся в военных округах 17 рот, готовивших спецназовцев, чтобы сделать уровень подготовки (обучение иностранным языкам, сохранение военной тайны) соответствующим тем требованиям, которые предъявляются к такого рода учебным заведениям.
Признав, что он допустил ошибку, не проведя решение о создании такой школы через Президиум ЦК, Георгий Константинович вместе с тем решительно отверг обвинения, будто он вообще действовал тайно. Он сослался на то, что дважды устно докладывал об этом Хрущеву, и характерно, что первый секретарь, так охотно, судя по стенограмме пленума, вступавший в полемику с ораторами, не решился опровергнуть эти слова перед лицом участников пленума.
Причиной другого принципиального обвинения в адрес Жукова стали слова, сказанные им в июне 1957 г. в тот момент, когда члены Президиума ЦК, противостоявшие Хрущеву, попытались выяснить, не удастся ли привлечь армейские части для разрешения в свою пользу политического кризиса. «Без моего приказа ни один танк не тронется с места», – заявил министр обороны, и Хрущев тогда же оценил эанятую им позицию как партийную. Да и какую иную оценку он мог дать, если это веское заявление Жукова обеспечивало ему сохранение поста руководителя КПСС. Теперь же, всего через четыре месяца, первый секретарь ЦК предпочел «забыть» об этом, доверив своим приближенным искажение реальной картины происшедшего. Так, А.И. Микоян заявил: «Оказывается, танки пойдут не тогда, когда ЦК скажет, а когда скажет министр обороны». И, по существу бросая в адрес Жукова обвинение в антисоветской и антипартийной деятельности, заметил, что таким образом поступают в странах, где компартия в подполье, где «всякие хунты-мунты», а «у нас политический климат не подходит для таких вещей».
Слова Жукова относительно его готовности напрямую обратиться к армии и народу в случае, если оппозиционеры (Молотов и К˚) будут настаивать на снятии Хрущева, по мнению Микояна, прямо указывали на бонапартистские устремления маршала. «Разве не ясно, что это позиция – непартийная и исключительно опасная», – вопрошал по этому поводу и Суслов.
Фарисейство этих слов было очевидным для всех, кто знал обстоятельства кризиса в партийных верхах в июне 1957 г. Ведь по существу именно твердая позиция трезво мыслящего, волевого и патриотически настроенного маршала уберегла страну от острейшего рецедива сталинизма. И, если уж доводить мысль Суслова о бонапартизме Жукова до логического завершения, то напрашивается вопрос: что мешало министру обороны уже в тот момент взять власть в свои руки, если он к ней стремился? «Мешало» элементарное – отсутствие такого стремления.
И уж, конечно, пленум отмахнулся от объяснений Жукова, что он намеревался обратиться через голову антипартийной группы к парторганизациям Вооруженных Сил единственно для того, чтобы посредством них довести до сведения широких партийных масс информацию о положении в Президиуме ЦК. К слову, это тоже вопринималось партноменклатурой как огромное преступление, ибо парторганизации на местах могли получать информацию, только просеянную через аппарат и только в концепции высшего руководства. Любой отход от этих канонов воспринималось как антипартийное проявление.
В своем выступлении Жуков настойчиво опровергал обвинения в свой адрес, носившие явно надуманный характер. Георгий Константинович был убежденным коммунистом, хорошо знал, какую цементирующую роль играли армейские коммунисты (но не партийные функционеры) и на фронте, и в мирные будни. Он всегда отдавал должное высокому моральному духу солдата и офицера. Но в то же время он, прошедший несколько войн, отлично знал, что прямой зависимости между крепостью духа и, скажем, количеством политико-массовых мероприятий нет. Поэтому настойчиво выступал против все возраставшего формализма, бездумного наращивания числа штатных политработников, резонно считая, что более эффективным является другой путь – повышение роли и участия командного состава в воспитательном процессе.
Характеризуя состояние Вооруженных Сил в его бытность министром обороны, маршал обратил внимание на существенное укрепление воинской дисциплины и уставного порядка, сокращение числа чрезвычайных происшествий и преступлений, рост боевой выучки личного состава. Одним из главных средств достижения такого положения он назвал укрепление авторитета и значения командира-единоначальника.
Вот здесь-то, как представляется, и был корень разногласий маршала и партийной верхушки. Ибо укрепление единоначалия неизбежно вело к снижению властных полномочий политсостава, а идеологическая работа переставала быть самоцелью и должна была всецело подчиняться интересам боевой учебы и службы. Но это как раз и не устраивало ни ЦК, ни политорганы, отстаивавшие принцип «единоначалия на партийной основе», что давало им рычаги контроля над служебной деятельностью командного состава.
Защищаться от нападок маршалу Жукову было сложно еще и потому, что он был человеком рационалистического склада ума, мыслил и говорил по существу, не выносил политического пустозвонства и демагогии, которые как привычное средство взяли на вооружение его оппоненты. Многолетняя традиция партийных форумов – съездов, конференций, пленумов требовала от любого члена партии, независимо от заслуг и занимаемого поста, непременно отдавать дань «мудрости» партии, каяться в собственных ошибках, действительных и мнимых, скатываясь буквально до самоуничижения.
Партийная элита почувствовала, что при такой личности во главе Министерства обороны, как Жуков – подлинном герое войны, авторитетном военном руководителе, человеке независимом, не склонном к компромиссам и политиканству, использовать армию в качестве орудия захвата и (или) удержания власти невозможно. Если ЦК рассматривал армию как орудие борьбы за власть, как «орган подавления» любых действий, враждебных политическому режиму, то Жуков – как орудие защиты Отечества от внешней опасности. Столкнулись, таким образом, интересы государства, за которые ратовал Жуков, и интересы партийного руководства, которые отстаивал Президиум ЦК. В этом состояла объективная основа глубоких подлинных, а не мнимых разногласий Жукова с партийной номенклатурой.
Итог подвел Хрущев: по его предложению Георгий Константинович был снят с поста министра обороны.
Жукова отправили на отдых, но в такой обстановке, в расцвете сил разве мог быть отдых для человека, у которого вся жизнь с ранних лет была накрепко связана с военной службой, строительством и укреплением Советских Вооруженных Сил. Отставку 1957 года маршал воспринял очень тяжело. Жуков, как и А.В. Суворов, любил армию и рос вместе с ней свыше 40 лет, не мыслил он своей жизни без армии. Теперь же из его сердца вырвали главное. Некоторые даже постарались, чтобы он был снят с партийного учета в Министерстве Обороны. До конца своих дней он состоял на партийном учете на электромашиностроительном заводе «Память революции 1905 года» в Краснопресненском РК КПСС.
Последние годы жизни Жукова
После долгого перерыва Жуков впервые публично появился в Кремлевском Дворце Съездов на торжественном заседании, посвященном 20-летию Победы в мае 1965 года. В 1965 году Жуков живет в деревне Сосновке, вступает вторично в брак - с Галиной Александровной Семеновой. Навещали Георгия Константиновича многие - это и соратники - маршал Советского Союза Багратион, генерал Минюк, Иван Кожедуб. Бывали и писатели - Симонов, Смирнов, Песков и много боевых друзей. Жуков очень любил рыбалку, охоту на дичь, любил собирать грибы. Навещал свою родину, бывал в музеях, побывал он и на атомной станции в Обнинске. В конце 1967 года Жуков со своей семьей поехал в санаторий в Архангельское. Там Георгий Константинович серьезно заболел, его срочно положили в госпиталь, где он пролежал много месяцев. Только в конце лета 1968 года он почувствовал себя лучше, и его направили в санаторий в Барвиху. В ноябре 1973 года умерла жена Жукова. После похорон Галины Алвександровны Жуков очень изменился, стал задумчив. И хотя он старался не поддаваться своей болезни, выходил в сад несколько раз в день, пережил свою жену он только на полгода.
В 1969 году вышла из печати его книга «Воспоминания и размышления», до последних дней он работал над новым ее изданием. Оно вышло в свет, когда Жукова уже не стало. 18 июня 1974 года великий полководец скончался.
Заключение.
«Дни моих самых больших радостей совпали с радостями Отечества. Тревога Родины, её потери и огорчения всегда волновали меня больше, чем личные. Я прожил жизнь с сознанием, что приношу пользу народу, а это главное для любой жизни»
Так пишет о себе и своей жизни Георгий Константинович Жуков. Человек, который посвятил свою жизнь народу, который сделал всё для того, чтобы каждый человек сегодня мог жить и радоваться мирной жизни.
Неудивительно, что этот человек добился таких высот. Жуков бы с молодости честным, смелым и порядочным человеком. Благодаря своему упорству и настойчивости, он довольно быстро продвигался по служебной лестнице для того чтобы выполнить своё главное предназначение – служить народу.
Георгий Константинович Жуков - фигура в русской истории исключительная, человек редкого военного таланта. Жизнь то поднимала его до небес, то низвергала. Его боялись такие люди как Сталин и Хрущев, ненавидел Брежнев. Обладая громадной властью, они унижали его, передвигая на второстепенные должности или вовсе оставляли не у дел, но при всем желании они не могли лишить его боевой славы, всемирной известности. Не будем умалять достоинств других полководцев. Каждый из тех, кто вел народ к победе, достоин безграничной признательности. Но пальму первенства надо все-таки отдать Г.К. Жукову, ибо только за ним закрепилось звание, не предусмотренное «табелью о рангах»- Народный Маршал.
Список литературы.
Баграмян И.Х. Записки начальника оперативного отдела. – М.: Вся Россия, 1967. – 598.
Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 3-х т. – М.: АПН, 1986. – 303.
Исаев А. В. Георгий Жуков. Последний довод короля. – М.: Яуза, 2007 – 496.
Кайден М. Тигры горят. – Н., 1974г. – 376.
Карпов В.В. Маршал Жуков. Его соратники и противники в дни войны и мира. – М.: Вече, 2002. – 544.
Фрунзе М.В. Избранные произведения, т.2. – М.: Воениздат, 1957. – 456.
Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 3-х т. – М.: АПН, 1986. – 303
там же
Карпов В.В. Маршал Жуков. Его соратники и противники в дни войны и мира. – М.: Вече, 2002. – 544.
Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 3-х т. – М.: АПН, 1986. – 303
там же
там же
Баграмян И.Х. «Записки начальника оперативного отдела», 1967г., стр. 60
Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 3-х т. – М.: АПН, 1986. – 303
Карпов В.В. Маршал Жуков. Его соратники и противники в дни войны и мира. – М.: Вече, 2002. – 544.
Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 3-х т. – М.: АПН, 1986. – 303
Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 3-х т. – М.: АПН, 1986. – 303
Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 3-х т. – М.: АПН, 1986. – 303
Кайден М. Тигры горят. – Н., 1974г.
Карпов В.В. Маршал Жуков. Его соратники и противники в дни войны и мира. – М.: Вече, 2002. – 544.
А. В. Исаев Георгий Жуков. Последний довод короля. – М.: Яуза, 2007 – 496.
Фрунзе М.В. Избранные произведения, т.2. – М.: Воениздат, 1957. – 456.
Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 3-х т. – М.: АПН, 1986. – 303.
3

Список литературы

1.Баграмян И.Х. Записки начальника оперативного отдела. – М.: Вся Россия, 1967. – 598.
2.Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 3-х т. – М.: АПН, 1986. – 303.
3.Исаев А. В. Георгий Жуков. Последний довод короля. – М.: Яуза, 2007 – 496.
4.Кайден М. Тигры горят. – Н., 1974г. – 376.
5.Карпов В.В. Маршал Жуков. Его соратники и противники в дни войны и мира. – М.: Вече, 2002. – 544.
6.Фрунзе М.В. Избранные произведения, т.2. – М.: Воениздат, 1957. – 456.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала. Данный материал ни целиком, ни любая из его частей не является готовым научным трудом, выпускной квалификационной работой, научным докладом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации. Данный материал представляет собой субъективный результат обработки, структурирования и форматирования собранной его автором информации и предназначен, прежде всего, для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки работы указанной тематики.
© Рефератбанк, 2002 - 2019