Вход

Политика ЕС в отношении Кыргызстана

Дипломная работа
Дата создания 08.06.2016
Страниц 71
Источников 29
Вы будете перенаправлены на сайт нашего партнёра, где сможете оформить покупку данной работы.
5 445руб.
КУПИТЬ

Содержание

Оглавление Введение 3 Глава 1. Формирование политики ЕС в отношении Кыргызстана 6 1.1 Геополитическое положение Кыргызстана с точки зрения приоритетов внешней политики ЕС 6 1.2 Место Кыргызстана в центрально-азиатской стратегии ЕС 24 Глава 2. Механизмы и рычаги в осуществлении политики ЕС в Кыргызстане 33 2.1 Политика ЕС в Кыргызстане в сфере экономики 33 2.2 Культурная политика ЕС в Кыргызстане 47 Глава 3. Особенности развития политической стратегии ЕС в отношении Кыргызстана 58 3.1 Место ЕС во внешнеполитической стратегии Кыргызстана 58 3.2 Перспективы развития отношений ЕС и Кыргызстана 63 Заключение 66 Список использованных источников и литературы 69 Содержание

Фрагмент работы для ознакомления

Так, программа «Инвестирование в человеческие ресурсы» (1,060 млн. евро) наряду с программами здоровья, знаний и навыков, занятости, социальной сплоченности, гендерного равенства предусматривает лишь отдельные проекты по культуре. Соответственно, «Межкультурный диалог» не замечен в каких-либо значимых программах ЕС, как и в деятельности похожих структур в ЦА. В Стратегии сделан акцент на разнообразии вероисповеданий и многовековых традиций мира, подчеркивается толерантность народов Центральной Азии в качестве ценного наследия региона. В частности, в документе позитивно оценивается мирное сосуществование многочисленных этносов и культур в Центральной Азии, говорится об отличительной черте республик ЦА: при умеренном и толерантном исламском мышлении уважаются светские принципы конституции. В этом смысле в обновляемых документах Стратегии и в своих программах Европейский Союз мог бы более активно поощрять диалог в гражданском обществе, диалог религий, знания о традициях. Данный аспект отношений ЕС–ЦА можно было бы зафиксировать отдельным блоком так, чтобы «инициировать», к примеру, диалог с «европейским» исламом, противодействуя радикализации религии и т.п., обращаясь к опыту решения противоречий непосредственно в Европе и в Центральной Азии. Итак, в настоящее время пока рано говорить о гуманитарно-культурном взаимодействии как самостоятельном и сложившемся направлении в отношениях между ЕС и ЦА. Однако «Стратегия ЕС для ЦА» изменила суть этих отношений, за прошедшие годы сформировались новые подходы к решению многих задач. Как правило, отношения в гуманитарно-культурной сфере реализуются на двух уровнях: институциональном и инициативном. Наряду с инициативными проектами (общекультурные, образовательные, научные, туристические, духовные, благотворительные инициативы), которые содействуют деловым и экономическим связям, совершенно отчетливо определилась институциализация гуманитарно-культурных связей между ЕС и ЦА с упором на сферу образования. В гуманитарно-культурной сфере вполне отчетливо выделяется, пожалуй, одно направление – «Инвестирование в будущее: молодежь и образование» (Investing in the Future: Youth and Education). Среди шести направлений Стратегии по финансовым затратам оно на третьем месте, в общей сложности составляет 89 млн. евро. Сфера образования была выбрана с далеким стратегическим прицелом. Образование «должно быть направлено на обеспечение устойчивого развития, достижение Целей развития тысячелетия, на продвижение принципов демократии, эффективное госуправление, соблюдение прав человека и верховенства закона» (Стратегия ЕС, 2007 г.). Указывая цель – «содействие адаптации систем образования в республиках Центральной Азии к потребностям всемирной глобализации», стратегический документ ЕС обоснованно считает: «Будущее Центральной Азии будет определяться ее молодежью. Большинство населения ЦА составляют люди возраста до 25 лет, что обеспечивает огромный потенциал для развития. Хорошее образование имеет серьезное значение, поскольку открывает этот потенциал для молодого поколения» (Стратегия ЕС, 2007). Следует добавить еще одну причину, о которой было сказано ранее, почему ЕС склонялся в пользу программы «Инвестирование в будущее: молодежь и образование»: «нам [ЕС] не безразлично, куда смотрит будущая элита государств ЦА». Тем самым, «Молодежь и образование» как направление и как лейтмотив гуманитарно-культурного сотрудничества ЕС и ЦА получили широкое распространение. Так, уже в первый год реализации Стратегии ЕС была осуществлена институциализация отношений в сфере образования. В процесс согласования стратегических направлений ЕС – ЦА включились соответствующие министерства образования и науки в странах ЦА и ЕС, внешнеполитические ведомства, оказана государственная и политическая поддержка; приняли участие действующие образовательные и научные учреждения – университеты, академии, институты, школы. Конкретным шагом явилась разработка концептуального документа для сферы образования, который был согласован со странами и структурами ЕС и передан центральноазиатским партнерам на министерской встрече в Ашхабаде в апреле 2008 г. Согласно концепции, планировалось расширить диалог в области образования; увеличить ресурсы для программ обмена; расширить кампанию по повышению осведомленности в ЦА о возможностях обучения и об образовательных программах обмена в ЕС. Эти и другие вопросы обсуждались на первой региональной встрече с партнерами из ЦА в Каире 8 мая 2008 г. с упором на качество высшего образования, решить которые предполагалось в рамках соответствующих программ. Разработанный комплекс нормативно-правовых документов двусторонних отношений и Болонского процесса позволил вскоре ввести страны ЦА в общеевропейское образовательное пространство. К 2012 г. 47 стран, в их числе республики ЦА, приняли новую европейскую стратегию для повышения мобильности с определенной целью - по крайней мере, 20 % из всех выпускников в Европе в 2020 г. должны обучиться или пройти стажировку за рубежом. Прочное положение в регионе, особенно в развитии двусторонних программ обмена, заняли европейские программы ТЕМПУС и Эразмус Мундус, ставшие полезным инструментом при проведении институциональных реформ образования в странах ЦА. Кроме них завершила свое действие «Индикативная программа (2011-2013)», которая охватывает один из «фокусов регионального сотрудничества и добрососедских отношений» – это «фокус (b) образование, наука и активность человеческих контактов». Здесь накоплен значительный опыт, который может быть предметом критического осмысления и предложений на новом этапе сотрудничества. Признавая важность образования в качестве основы экономического и социального прогресса, страны Центральной Азии, вполне осознанно направили свои усилия на углубление связей с ЕС и европейским образовательным пространством. На институциональном уровне они регламентировали главным образом сферу образования, аспекты сотрудничества науки и исследований. Но остаются не регламентированными такие направления культурной деятельности, как сотрудничество театров и музеев, средств массовой информации, телекоммуникаций и др. Европейская Образовательная Инициатива. Она введена в действие Стратегией ЕС как один из приоритетов, уже имеет видимые результаты и продолжение. «Европейская инициатива в области образования» для стран ЦА поддерживает следующие направления: начальное образование; среднее образование; профессионально-техническое образование и подготовка специалистов. сотрудничество в области высшего образования, обмен студентами и преподавателями (программы Erasmus Mundus и ТЕМПУС). ЕС по праву считается источником качественного образования, передовой науки, новейших технологий и производства, и потому оставляет за собой право быть своего рода «спонсором» образовательных услуг для Центральной Азии. Находясь в стратегическом векторе Европейского Союза, республики ЦА вынуждены оставаться пока реципиентами достижений Европы, чтобы создавать у себя устойчивую основу для качественной модернизации образования и на равных условиях войти в конкурентную среду глобальных перемен. Таким образом, в течение шести лет действия Стратегии ЕС сектор образования остается в центре всеобщего внимания и приложения усилий по модернизации всего региона и отдельных его стран. ЕС поддерживает развитие региональных образовательных центров, в частности в тесном сотрудничестве была открыта Академия ОБСЕ в Бишкеке. При этом в отчетах ЕС указывается на существующие различия между республиками ЦА, на их восприятие данной Инициативы. Говорится о том, что качество образования варьируется от страны к стране. Например, Казахстан и Кыргызстан проводят масштабные реформы, нацеленные на соответствие Болонской системе «бакалавриат-магистратура-докторантура», как условие для признания отечественных дипломов на международном уровне. В Туркменистане еще при президенте С. Ниязове (Туркменбаши) была сокращена продолжительность школьного обучения, в настоящее время она постепенно восстанавливается. В Кыргызстане в связи с нехваткой электричества в зимние периоды многие учебные заведения, прежде всего, школы закрываются. В сравнение, Казахстан и Узбекистан инвестируют достаточно крупные средства в образовательную сферу. Образовательная Инициатива ЕС, получив широкое одобрение в ЕС и в ЦА, считается «долгосрочным» и «жизнеспособным проектом». Глава 3. Особенности развития политической стратегии ЕС в отношении Кыргызстана 3.1 Место ЕС во внешнеполитической стратегии Кыргызстана Современная внешняя политика Кыргызстана строится на основе закона, принятого в июне 2012 года, - «О взаимодействии государственных органов в сфере внешней политики Кыргызской Республики». В 2015 году во внешнеполитической сфере проводилась работа, направленная на поддержание благоприятного политического фона межгосударственных отношений и продвижение приоритетных вопросов развития в двустороннем формате и многосторонних площадках. С этой целью осуществлялось полноформатное взаимодействие со стратегическими партнерами - Россией, Казахстаном, Турцией и Китаем, в том числе в рамках многосторонних институтов – Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ) и других региональных объединений. В то же время основные усилия были направлены на процедуры завершения присоединения Кыргызской Республики к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС). Одним из приоритетов внешней политики Кыргызской Республики стало продолжение политического диалога со странами Европы и Европейским Союзом, последовательное развитие взаимодействия в рамках Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между КР и ЕС, а также Стратегии ЕС для Центральной Азии. Сотрудничество с США оставалось одним из важных внешнеполитических направлений КР. Продолжена работа по углублению сотрудничества с государствами Азии и арабскими странами залива. Основное внимание уделено дальнейшему продвижению сотрудничества со специализированными учреждениями и программами системы ООН, ОБСЕ и другими международными организациями по приоритетным направлениям. Кроме того, активизированы межгосударственные отношения с рядом государств региона, Азии и Европы, с которыми осуществлены ряд визитов на самом высоком уровне. За период 2011-2015 гг. значительно укрепился международный авторитет Кыргызстана: 23 декабря 2014 года на заседании Высшего Евразийского экономического совета подписан Договор о присоединении Кыргызской Республики к Договору о Евразийском экономическом союзе. 8 мая 2015 года в г. Москва подписаны дополнительные протоколы к Договору о присоединении Кыргызской Республики к Договору о Евразийском экономическом союзе. 12 августа 2015 года после завершения всеми государствами-членами ЕАЭС внутригосударственных процедур Кыргызстан стал полноправным членом Евразийского экономического союза. 28 октября 2015 г. на Генеральной Ассамблеи Организации объединенных наций большинством голосов (147) Кыргызстан был избран членом Совета ООН по правам человека на период 2016-2018 гг. В 2016 г. Кыргызстан будет председательствовать в двух международных организациях – Содружестве независимых государств (СНГ) и Совете сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ). В сентябре 2016 года в гг. Бишкек и Чолпон-Ата будут организованы два саммита с участием глав государств-членов данных организаций. Кроме того, в рамках саммита ССТГ намечается проведение Вторых Всемирных игр кочевников. Первые Всемирные игры кочевников прошли в 2014 году. Тогда в турнире приняли участие 22 сборные команды и более 430 спортсменов из 19 стран мира. Окончание всех процедур по присоединению Кыргызстана к Евразийскому экономическому союзу можно трактовать, как вывод отношений с Российской Федерацией на новый уровень. Сегодня это направление может быть признано центральным для киргизской внешнеполитической стратегии, хотя так было не всегда. Так, на протяжении 1990–2010-х гг. Россия и Киргизия уделяли значительное внимание развитию многоформатного и разноуровневого сотрудничества друг с другом. Их отношения развивались поступательно и имели достаточно ровный характер, хотя и не были свободны от серьезных противоречий. В 1991-1999 гг. в российско-киргизских отношениях наблюдался прогрессивный рост, хотя темпы их развития не были особенно высокими. В это время Россия оказывала Киргизии значительную материальную и финансовую помощь, сохранив с ней те принципы взаимодействия, которые были типичны для советского времени. При этом в отличие от Казахстана, степень заинтересованности России в развитии отношений с Киргизией была существенно меньшей, а степень заинтересованности Кыргызстана в сохранении связей с Российской Федерацией - намного большей. В 2000 г. новое российское руководство взяло курс на осуществление модернизации российско-киргизского сотрудничества. В результате отношения между нашими странами стали более выгодными для России, а степень зависимости Бишкека от Москвы еще более возросла. Однако Кыргызстан перестал видеть в России своего безусловного защитника и «старшего брата», поэтому отношения между ними лишились теплоты, присущей им в предыдущие годы. Это привело к стремительному нарастанию кризисных тенденций в российско-киргизском сотрудничестве, которые не были преодолены до 2012 г. Между Россией и Киргизией никогда не наблюдалось того уровня взаимопонимания, который присутствовал в отношениях России с другими странами постсоветского пространства. Стороны редко шли на уступки друг другу, и достижение ими компромисса скорее являлось исключением из общей практики их сотрудничества. С середины 2000-х гг. Россия все чаще выстраивала свой диалог с Кыргызстаном с позиций силы, что вызывало у последнего вполне объяснимый протест. Вместе с тем, подобную тактику российской дипломатии не следует подвергать острой критике, поскольку киргизская сторона зачастую нарушала свои обязательства перед Россией и вела себя в отношении нее как непредсказуемый и ненадежный партнер. На этом фоне весьма важной особенностью российско-киргизских отношений представляется их исключительная устойчивость. Несмотря на возникавшие между двумя странами противоречия и случавшиеся в них кризисы, им всегда удавалось сохранить общий курс на постепенное расширение и углубление своего сотрудничества. Отношения между ними никогда не достигали идеального уровня, но в то же время не испытывали полного замерзания. Поэтому создается впечатление, что при возникновении конфликтных ситуаций Россия и Киргизия неизменно чувствовали ту грань, которую им не следовало переходить в своих дискуссиях. При этом ни одна из сторон не подвергала сомнению фундаментальные принципы своих отношений, а именно - следование курсу на укрепление стратегического партнерства и союзнического взаимодействия друг с другом. Тем не менее продвижение связей с Европейским Союзом, особенно с Германией как ведущим партнером и донором, остается выгодным направлением внешней политики Кыргызстана согласно концепция внешней политики Крыгызстана. На сегодняшний день Европейский Союз является важным торговым и инвестиционным партнером Кыргызской Республики. После распада СССР европейские государства начали оказывать помощь молодым независимым государствам, в том числе и Кыргызстану. Была создана специальная программа технической помощи «ТАСИС», в рамках которой осуществлялись различные программы и проекты по развитию стран СНГ, в том числе Киргизии. Европейский Союз является крупнейшим донором и доверительным партнером Кыргызстана, оказывающим помощь в сфере экологии, демократизации и прав человека, социально-экономических, гуманитарно-образовательных реформ, усиления безопасности границ и борьбы с наркотрафиком, а также обеспечения продовольственной безопасности. За годы партнерства с Европейским Союзом Кыргызстан получил около 200 млн. евро на реализацию различных программ и проектов. Сохраняется ежегодная техническая помощь Кыргызской Республике в размере 10 млн. евро. Министерство иностранных дел Кыргызской Республики проводит целенаправленную работу по развитию и углублению всестороннего и взаимовыгодного киргизско-европейского диалога, основанного на положениях Соглашения «О партнерстве и сотрудничестве между Кыргызской Республикой и Европейским Союзом». С целью обеспечения выполнения положений упомянутого Соглашения были созданы три наблюдательных органа: Совет по сотрудничеству, Комитет по сотрудничеству и Парламентский комитет по сотрудничеству. В последнее время наблюдается устойчивый политический диалог с Европейским Союзом и постоянный взаимный обмен визитами на всех уровнях, что показывает обоюдную заинтересованность в продвижении двусторонних связей. Таким образом, можно констатировать, что отношения с Европейским Союзом вызывают интерес у всех центрально-азиатских республик. Особая активизация этого процесса заметна в 2010-е годы. Центрально-азиатские страны в большей степени заинтересованы в росте инвестиций со стороны европейских государств. В обмен на это Евросоюз стремится контролировать их внутриполитическое развитие (соблюдение демократических ценностей, прав человека, т.д.). 3.2 Перспективы развития отношений ЕС и Кыргызстана ЕС в восприятии стран Центральной Азии воспринимается как источник помощи, которая сопряжена с попытками насаждения западной демократии, что часто несовместимо ни с национальным укладом, ни с тоталитарными формами управления государством. В силу истории и географии Россия и Китай ближе и понятнее, тем более, что психология и политика находящегося у власти старшего поколения элиты этих стран все еще остается в парадигме советской системы мышления. на политическую ориентацию стран Центральной азии влияют и экономические факторы. Китай является крупнейшим покупателем казахской нефти и туркменского газа и крупнейшим торговым партнером региона, а в будущем может стать и главным донором программ развития экономики. В ноябре 2014 г. председатель КНР Си Цзиньпин объявил о готовности Китая ассигновать на финансирование проекта «Экономический пояс шелкового пути» 40 млрд. долларов, тогда как затраты ЕС за семь лет с 2014 по 2020 гг. на программы в Центральной Азии составят сумму в 40 раз меньше. Активизация политики Китая в регионе, равно как и членство Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана в ЕАЭС ставит непростые вопросы перед всеми участниками, вовлеченными в систему отношений в регионе. В Европе отношение к китайскому проекту по созданию сухопутного моста между Китаем и Европой достаточно двойственно. С одной стороны, в Брюсселе понимают, что проходящая через Центральную Азию железная дорога еще больше укрепит и без того сильные экономические позиции Китая а регионе. С другой – «новый шелковый путь», возможно, откроет новые возможности для экспорта европейских товаров в Китай. Как отмечал работающий в Центральной Азии с 1999 г. итальянский журналист Григорио Фиакони, «китайское правительство должно внимательно рассмотреть возможность создания программы поощрения торговли в сотрудничестве с центрально-азиатскими и Европейскими банками, используя свободные экономические зоны, такие как существующая в Бишкеке, которые могут стать серьезным вкладом для транзита европейских товаров, экспортируемых в Китай». В том, что касается будущего сотрудничества между ЕАЭС и ЕС в Центральной Азии, то аналитики Института стратегических исследований ЕС считают возможной координацию действий двух интеграционных объединений. «В своих отношениях с Евразийским экономическим союзом ЕС имеет несколько вариантов  – он может полностью игнорировать его, он может установить с ним сотрудничество на не слишком высоком уровне, или он может пойти на полномасштабное сотрудничество с ним. Наиболее предпочтительным вариантом является комбинация этих вариантов. В основе этого лежит соображение, что ЕАЭС по многим вопросам может быть более рациональным партнером, чем Россия. Другие страны этого союза не питают грандиозных иллюзий и не испытывают слишком большого энтузиазма относительно конфронтации с Западом. С этой точки зрения открывается потенциально более благоприятная возможность сотрудничества между ЕАЭС и ЕС, чем непосредственно с Россией. Это дает другим странам ЕАЭС возможность сохранить свое собственное мнение в рамках союза. Более глубокие отношения с государствами ЕАЭС также будут этому способствовать». Рассматривая Центральную Азию как регион, хотя не играющий серьезно заметной роли в экономических расчетах ЕС, в Брюсселе понимают его стратегическое значение. С этой точки зрения координация региональных программ ЕС и ЕАЭС может создать предпосылки для процесса «интеграции интеграций». Заключение На современном этапе интерес к региону Центральной Азии продолжает усиливаться не только со стороны региональных сил, но и ключевых акторов мировой политики. Среди данных мировых игроков особенно выделяются страны Европейского Союза, Российская Федерация, США, КНР, Иран, Турция и многие другие, все они ставят для себя цель по усилению собственного влияния на указанный регион. Такой интерес обуславливается различными факторами, среди которых особое значение играют экономические интересы, важность доступа к региональным ресурсам (тут речь идет в больше степени об энергетическом сырье), обеспечение региональной и международной безопасности в различных ее аспектах. Политические тенденции развития центрально-азиатских республик после получения ими независимости после распада СССР и до сегодняшних дней позволяют выделить несколько общих особенностей. В первую очередь надо отметить тот факт, что руководство данных государств стало размышлять о развитии процессов внутренней интеграции, но это так и не получило развития на практике вплоть до сегодняшних дней. Также в странах Центральной Азии с конца ХХ столетия стал усиливаться религиозный фактор, который в советские годы не проявлялся. Все пять центрально-азиатских республик почти одновременно получили независимость и стали развивать собственную государственность в качестве суверенных государств. Европейский Союз, чья политика в отношении Кыргызстана стала объектом исследования в данном исследовании, с самого начала следил за развитие ситуации во всех странах Центральной Азии. Это отразилось на принятых впоследствии документах и программах, а также их финансировании Проведенный анализ показал, что политика Евросоюза в центрально-азиатском регионе в целом не имеет большой истории, потому что взаимоотношения с данными странами европейские государства стали развивать лишь после распада СССР. Длительное время ЕС делал приоритетным в рамках постсоветского пространства развитие отношений с Центральной и Восточной Европой, большая часть стран которой сегодня уже стала членами ЕС. Еще в начале 1990-х годов центрально-азиатские республики не трактовались стратегическим регионом для Евросоюза. В XXI веке ситуация изменилась и европейские структуры предпринимают все больше усилий для укрепления собственного положения в регионе. Кыргызстан и Европейский Союз начали строить взаимоотношения в самом начале на основе двусторонних связей, именно в их рамках формировались институциональные отношения. Из-за того, что весь регион Центральной Азии трактовался в ЕС очень сложным с точки зрения безопасности и стабильности, то данная организация стремилась поощрять включение центрально-азиатских стран в программы СБСЕ/ОБСЕ. В самом конце 90-х годов ХХ века было подписано Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Кыргызстаном (аналогичные соглашения были заключены и с остальными государствами региона Центральной Азии). Именно это событие можно считать точкой отсчета для развития киргизско-европейских партнерских контактов. СПС подтвердило обоюдную заинтересованность ЕС и Кыргызстана в развитии сотрудничества. Именно на этой базе впоследствии развивались двусторонние связи сторон, а позже они переместились и на многостороннюю основу. Проделанное исследование позволяет сделать вывод о том, что Евросоюз сыграл очень важную роль в реализации программы СПЕКА как в Кыргызстане, так и остальных центрально-азиатских республиках. Данная программа была создана под эгидой ООН, ее работа продолжается до настоящего момента. Главную роль в СПЕКА осуществляет Европейская экономическая комиссия, именно она стала разработчиком главных приоритетов в сотрудничестве со странами Центральной Азии (среди данных приоритетов следует выделить транспорт, энергетику, охрану окружающей среды, помощь малому и среднему бизнесу). Среди всех направлений СПЕКА наибольших достижений добилась программа по развитию транспорта, она оказалась интересна все странам, в том числе и Кыргызстану. Большой толчок взаимодействию ЕС и Кыргызстана дала программа ЕС – Стратегия Евросоюза в отношении стран ЦА, которая была принята в 2007 году, она действовала вплоть до 2013 года. В это документе Евросоюз впервые обозначил открыто своей стратегический интерес к региону. На смену документу пришла новая Стратегия ЕС в Центральной Азии на период до 2020 гг., принятая в июне 2015 г. Сегодня отношения Кыргызстана и Европейского Союза продолжают свое развитие на основе всех действующих документов. Надо отметить что Кыргызская Республика особенно выделятся ЕС с точки зрения функционирования механизма сменяемости власти, что позволяет ЕС отнести ее к категории демократических стран. Список использованных источников и литературы Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М.: Международные отношения, 2009. Большаков А.Г. Многовекторность внешней политики Киргизии в контексте изменения конфликтности на постсоветском пространстве // URL: http://www.politex.info/content/view/698/ Бондарец Л.М. Внешнеполитический фактор конфликтной ситуации в Центральной Азии // Материалы международной конференции «Будущее государств Центральной Азии», 26-28 июня 2001 г. Бишкек, 2001. С. 64-71. Вартанян А. Программа СПЕКА - новая региональная инициатива ЕС в Центральной Азии // Новые рынки. 2001. №5. Годы, которые изменили Центральную Азию (коллективная монография, русскоязычное издание) Под ред. И.Д. Звягельской. М.: ИВ РАН, ЦСПИ, 2009. Гузенкова Т.С. Политика Евросоюза в отношении стран постсоветского пространства в контексте евразийской интеграции // Проблемы национальной стратегии. 2015. №2 (29). С. 9-51. Дружиловский С.Б., Хуторская В.В. Политика Турции и Ирана в Центральной Азии и Закавказье // ИРАН и СНГ. Под ред. Н.М. Мамедова. М., 2003. С. 37-71. Европейский Союз в поиске глобальной роли: политика, экономика, безопасность. Под ред. А.А. Громыко, М.Г. Носова. М.: Весь мир, 2015. Каберник В. Революция в военном деле: возможные контуры конфликтов будущего // Мета морфозы мировой политики. Под ред. М.М. Лебедевой.М.: МГИМО-Университет, 2012. С. 148-178. Кулагина Л.М. Россия, Иран и государства Центральной Азии // ИРАН и СНГ. Под ред. Н.М. Мамедова. М., 2003. С. 24-36. Омаров Н. Зачем Европе Центральная Азия? // Независимая газета. 2008. 30 июня. Президент Киргизии тоже хочет в Европейский союз, НАТО и Таможенный союз одновременно // URL: http://pda.iarex.ru/articles/41359/ Президент России. официальный сайт. 13 сентября 2013 г. // URL: special.kremlin.ru Шаймергенов Т. Проблемы и перспективы реализации центрально-азиатской стратегии НАТО: роль Казахстана // Центральная Азия и Кавказ. 2008. №2 (56). Boonstra Jos. Reviewing the EU’s approach to Central Asia. EUCAM. № 34, February 2015. Central Asia DCI Indicative Programme 2011-2013. Central Asia Indicative Programme, 2007-2010, Regulation EC № 1905/2006. Council conclusion on EU Strategy for Central Asia. Foreign Affairs Council, 22 June 2015 // URL: Режим доступа: http://www.data.consilium.europa.eu Council of the European Union. Joint Progress Report by the Council and the European Commission to the European Council on the implementation of the EU Central Asia Strategy. Brussels, 28 June 2010. EU announces future commitments for development with Central Asia Region: Press Release // URL: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-13-1119_en.htm European Community Regional Strategy Paper for Assistance to Central Asia for the period 2007-2013 // URL: https://ec.europa.eu/europeaid/regional-strategy-paper-central-asia-2007-2013_en Fiacconi G. Dual language policy equals economic success // The Times of Central Asia. 2015. 5 January. Minnitti M. Central Asian Security: the Role of NATO // URL: http://www.nato-pa.int/default.asp?SHORTCUT=902 Nye J. Soft Power: The Means to Success in World Politics. New York: Public Affairs, 2004. Popescu N. Eurasian Union: the real, the imaginary and the likely // Chaillot papers. September 2014. Р. 44. Prague Summit Declaration Issued by the Heads of State and Government Participating in the Meeting of the North Atlantic Concil in Prague, November 21, 2002 // URL: http://www.nato.int/docu/pr/2002/p02.127e.htm Sehring J., Warkotsch A. The European Union and Central Asia. Routladge, 2008. P. 101. Special Programme for the Economies of Central Asia // URL: http:// www.unece.org/speca/Welcome_ru.html The Treaty Establishing the European Community // URL: http://europa.eu.int/eur-lex/lex/en/treaties/dat/12002E/htm/C_2002325EN.003301.html#ANaRT152 Годы, которые изменили Центральную Азию (коллективная монография, русскоязычное издание) Под ред. И.Д. Звягельской. М.: ИВ РАН, ЦСПИ, 2009. С. 10. Шаймергенов Т. Проблемы и перспективы реализации центрально-азиатской стратегии НАТО: роль Казахстана // Центральная Азия и Кавказ. 2008. №2 (56). С. 58. Бондарец Л.М. Внешнеполитический фактор конфликтной ситуации в Центральной Азии // Материалы международной конференции «Будущее государств Центральной Азии», 26-28 июня 2001 г. Бишкек, 2001. С. 64-71. Бондарец Л.М. Внешнеполитический фактор конфликтной ситуации в Центральной Азии // Материалы международной конференции «Будущее государств Центральной Азии», 26-28 июня 2001 г. Бишкек, 2001. С. 64-71. Кулагина Л.М. Россия, Иран и государства Центральной Азии // ИРАН и СНГ. Под ред. Н.М. Мамедова. М., 2003. С. 24-36. Дружиловский С.Б., Хуторская В.В. Политика Турции и Ирана в Центральной Азии и Закавказье // ИРАН и СНГ. Под ред. Н.М. Мамедова. М., 2003. С. 37-71. Бондарец Л.М. Внешнеполитический фактор конфликтной ситуации в Центральной Азии // Материалы международной конференции «Будущее государств Центральной Азии», 26-28 июня 2001 г. Бишкек, 2001. С. 64-71. Стратегия Европейского Союза в Центральной Азии на 2007-2013 гг.: предварительные итоги. Под общ. ред. А.Е. Чеботарёва. Алматы: Центр актуальных исследований «Альтернатива», 2013. С. 27. Там же. Цит. по: Стратегия Европейского Союза в Центральной Азии на 2007-2013 гг.: предварительные итоги. Под общ. ред. А.Е. Чеботарёва. Алматы: Центр актуальных исследований «Альтернатива», 2013. С. 32. Minnitti M. Central Asian Security: the Role of NATO // URL: http://www.nato-pa.int/default.asp?SHORTCUT=902 Prague Summit Declaration Issued by the Heads of State and Government Participating in the Meeting of the North Atlantic Concil in Prague, November 21, 2002 // URL: http://www.nato.int/docu/pr/2002/p02.127e.htm Цит. по: Европейский Союз в поиске глобальной роли: политика, экономика, безопасность. Под ред. А.А. Громыко, М.Г. Носова. М.: Весь мир, 2015.С. 163. Special Programme for the Economies of Central Asia // URL: http:// www.unece.org/speca/Welcome_ru.html Вартанян А. Программа СПЕКА - новая региональная инициатива ЕС в Центральной Азии // Новые рынки. 2001. №5. С. 24. Там же. Sehring J., Warkotsch A. The European Union and Central Asia. Routladge, 2008. P. 101. Омаров Н. Зачем Европе Центральная Азия? // Независимая газета. 2008. 30 июня. European Community Regional Strategy Paper for Assistance to Central Asia for the period 2007-2013 // URL: https://ec.europa.eu/europeaid/regional-strategy-paper-central-asia-2007-2013_en Boonstra Jos. Reviewing the EU’s approach to Central Asia. EUCAM. № 34, February 2015. P. 2. Council of the European Union. Joint Progress Report by the Council and the European Commission to the European Council on the implementation of the EU Central Asia Strategy. Brussels, 28 June 2010. Р. 2. Boonstra Jos. Reviewing the EU’s approach to Central Asia. EUCAM. № 34, February 2015. P. 6. Central Asia DCI Indicative Programme 2011-2013. Р. 15-16. Council conclusion on EU Strategy for Central Asia. Foreign Affairs Council, 22 June 2015 // URL: Режим доступа: http://www.data.consilium.europa.eu EU announces future commitments for development with Central Asia Region: Press Release // URL: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-13-1119_en.htm Президент Киргизии тоже хочет в Европейский союз, НАТО и Таможенный союз одновременно // URL: http://pda.iarex.ru/articles/41359/ Президент России. официальный сайт. 13 сентября 2013 г. // URL: special.kremlin.ru Central Asia Indicative Programme, 2007-2010, Regulation EC № 1905/2006. Гузенкова Т.С. Политика Евросоюза в отношении стран постсоветского пространства в контексте евразийской интеграции // Проблемы национальной стратегии. 2015. №2 (29). С. 9-51. Гузенкова Т.С. Политика Евросоюза в отношении стран постсоветского пространства в контексте евразийской интеграции // Проблемы национальной стратегии. 2015. №2 (29). С. 49. Там же. Каберник В. Революция в военном деле: возможные контуры конфликтов будущего // Мета морфозы мировой политики. Под ред. М.М. Лебедевой.М.: МГИМО-Университет, 2012. С. 148-178. Nye J. Soft Power: The Means to Success in World Politics. New York: Public Affairs, 2004. The Treaty Establishing the European Community // URL: http://europa.eu.int/eur-lex/lex/en/treaties/dat/12002E/htm/C_2002325EN.003301.html#ANaRT152 Цит. по: Стратегия Европейского Союза в Центральной Азии на 2007-2013 гг.: предварительные итоги. Под общ. ред. А.Е. Чеботарёва. Алматы: Центр актуальных исследований «Альтернатива», 2013. С. 32. Закон Кыргызской Республики от 4 июля 2012 года № 96 «О взаимодействии государственных органов в сфере внешней политики Кыргызской Республики» // URL: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/203696?cl=ru-ru Большаков А.Г. Многовекторность внешней политики Киргизии в контексте изменения конфликтности на постсоветском пространстве // URL: http://www.politex.info/content/view/698/ Fiacconi G. Dual language policy equals economic success // The Times of Central Asia. 2015. 5 January. Popescu N. Eurasian Union: the real, the imaginary and the likely // Chaillot papers. September 2014. Р. 44. 2

Список литературы

Список использованных источников и литературы 1. Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М.: Международные отношения, 2009. 2. Большаков А.Г. Многовекторность внешней политики Киргизии в контексте изменения конфликтности на постсоветском пространстве // URL: http://www.politex.info/content/view/698/ 3. Бондарец Л.М. Внешнеполитический фактор конфликтной ситуации в Центральной Азии // Материалы международной конференции «Будущее государств Центральной Азии», 26-28 июня 2001 г. Бишкек, 2001. С. 64-71. 4. Вартанян А. Программа СПЕКА - новая региональная инициатива ЕС в Центральной Азии // Новые рынки. 2001. №5. 5. Годы, которые изменили Центральную Азию (коллективная монография, русскоязычное издание) Под ред. И.Д. Звягельской. М.: ИВ РАН, ЦСПИ, 2009. 6. Гузенкова Т.С. Политика Евросоюза в отношении стран постсоветского пространства в контексте евразийской интеграции // Проблемы национальной стратегии. 2015. №2 (29). С. 9-51. 7. Дружиловский С.Б., Хуторская В.В. Политика Турции и Ирана в Центральной Азии и Закавказье // ИРАН и СНГ. Под ред. Н.М. Мамедова. М., 2003. С. 37-71. 8. Европейский Союз в поиске глобальной роли: политика, экономика, безопасность. Под ред. А.А. Громыко, М.Г. Носова. М.: Весь мир, 2015. 9. Каберник В. Революция в военном деле: возможные контуры конфликтов будущего // Мета морфозы мировой политики. Под ред. М.М. Лебедевой.М.: МГИМО-Университет, 2012. С. 148-178. 10. Кулагина Л.М. Россия, Иран и государства Центральной Азии // ИРАН и СНГ. Под ред. Н.М. Мамедова. М., 2003. С. 24-36. 11. Омаров Н. Зачем Европе Центральная Азия? // Независимая газета. 2008. 30 июня. 12. Президент Киргизии тоже хочет в Европейский союз, НАТО и Таможенный союз одновременно // URL: http://pda.iarex.ru/articles/41359/ 13. Президент России. официальный сайт. 13 сентября 2013 г. // URL: special.kremlin.ru 14. Шаймергенов Т. Проблемы и перспективы реализации центрально-азиатской стратегии НАТО: роль Казахстана // Центральная Азия и Кавказ. 2008. №2 (56). 15. Boonstra Jos. Reviewing the EU’s approach to Central Asia. EUCAM. № 34, February 2015. 16. Central Asia DCI Indicative Programme 2011-2013. 17. Central Asia Indicative Programme, 2007-2010, Regulation EC № 1905/2006. 18. Council conclusion on EU Strategy for Central Asia. Foreign Affairs Council, 22 June 2015 // URL: Режим доступа: http://www.data.consilium.europa.eu 19. Council of the European Union. Joint Progress Report by the Council and the European Commission to the European Council on the implementation of the EU Central Asia Strategy. Brussels, 28 June 2010. 20. EU announces future commitments for development with Central Asia Region: Press Release // URL: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-13-1119_en.htm 21. European Community Regional Strategy Paper for Assistance to Central Asia for the period 2007-2013 // URL: https://ec.europa.eu/europeaid/regional-strategy-paper-central-asia-2007-2013_en 22. Fiacconi G. Dual language policy equals economic success // The Times of Central Asia. 2015. 5 January. 23. Minnitti M. Central Asian Security: the Role of NATO // URL: http://www.nato-pa.int/default.asp?SHORTCUT=902 24. Nye J. Soft Power: The Means to Success in World Politics. New York: Public Affairs, 2004. 25. Popescu N. Eurasian Union: the real, the imaginary and the likely // Chaillot papers. September 2014. Р. 44. 26. Prague Summit Declaration Issued by the Heads of State and Government Participating in the Meeting of the North Atlantic Concil in Prague, November 21, 2002 // URL: http://www.nato.int/docu/pr/2002/p02.127e.htm 27. Sehring J., Warkotsch A. The European Union and Central Asia. Routladge, 2008. P. 101. 28. Special Programme for the Economies of Central Asia // URL: http:// www.unece.org/speca/Welcome_ru.html 29. The Treaty Establishing the European Community // URL: http://europa.eu.int/eur-lex/lex/en/treaties/dat/12002E/htm/C_2002325EN.003301.html#ANaRT152 список литературы
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
Сколько стоит
заказать работу?
1
Заполните заявку - это бесплатно и ни к чему вас не обязывает. Окончательное решение вы принимаете после ознакомления с условиями выполнения работы.
2
Менеджер оценивает работу и сообщает вам стоимость и сроки.
3
Вы вносите предоплату 25% и мы приступаем к работе.
4
Менеджер найдёт лучшего автора по вашей теме, проконтролирует выполнение работы и сделает всё, чтобы вы остались довольны.
5
Автор примет во внимание все ваши пожелания и требования вуза, оформит работу согласно ГОСТам, произведёт необходимые доработки БЕСПЛАТНО.
6
Контроль качества проверит работу на уникальность.
7
Готово! Осталось внести доплату и работу можно скачать в личном кабинете.
После нажатия кнопки "Узнать стоимость" вы будете перенаправлены на сайт нашего официального партнёра Zaochnik.com
© Рефератбанк, 2002 - 2017