Вход

Внешняя политика Южной Кореи в 21 веке.

Дипломная работа
Дата создания 06.05.2016
Страниц 80
Источников 50
Вы будете перенаправлены на сайт нашего партнёра, где сможете оформить покупку данной работы.
5 445руб.
КУПИТЬ

Содержание

СОДЕРЖАНИЕ Введение 3 Глава 1. Внешняя политика Республики Корея в отношении Российской Федерации 7 Глава 2 Отношения Республики Корея с Соединенными Штатами Америки: характеристика и перспективы 24 Глава 3. Особенности дипломатических отношений Японии и Республики Корея 37 Глава 4. Отношения Республики Корея с Корейской Народно-Демократической Республикой: проблема объединения стран на современном этапе 53 Выводы 71 Список использованной литературы 75 Содержание

Фрагмент работы для ознакомления

Северная Корея же под давлением экономических трудностей внутри страны была вынуждена пересмотреть свой статус в системе международных отношений. В 90-х годах около миллиона человек погибли в результате голода, 62% детей в возрасте до 7 лет недоедали. По данным ООН в 2004 году 37% населения страдали от хронического недоедания.В апреле 1998 г. Министерство объединения РК отменило существовавшие ограничения (5–10 миллионов долларов) на объеминвестиций в КНДР, что открыло путь для более крупных капиталовложений с Юга на Север. В межкорейской торговле РК перешла от установления списка разрешенных товаров к обнародованию списка запрещенной для обмена продукции, упростив таким образом, действовавший режим двустороннего товарообмена.Правительство также облегчило административные процедурыдля одобрения визитов в КНДР представителей крупных корпораций и глав экономических организаций, а также разрешилонеправительственным организациям продолжить гуманитарнуюпомощь Северу. Кроме того, правительство заявило о намерении выработать фундаментальные меры по оказанию помощиСеверной Корее в преодолении нехватки продовольствия черезразвитие сотрудничества в сельскохозяйственном секторе .Пхеньян сначала отреагировал на новый курс Сеула критикой. В официальных печатных органах КНДР ожесточенным нападкам подвергался и лично президент РК и провозглашенный имкурс на примирение и сотрудничество с Севером. Однако вскоре,Пхеньяну стало ясно, что в условиях затяжного кризиса и неясности перспектив, экономическая помощь с Запада «политикасолнечного тепла» Ким ДэЧжуна стала одним из немногих реальных источников получения внешнего содействия. После успешного завершения процесса перехода власти кКимЧен Иру северокорейскому руководству было необходимо срочно обратитьсяк задаче вывода экономики КНДР из кризисного состояния.В 1998 г. были внесены поправки в Конституцию КНДР, повысившие статус Государственного комитета обороны, председателемкоторого являлся Ким Чен Ир. В ведение ГКО были переданы«важнейшие политические, военные и экономические вопросы».Тогда же, в 1998 г. КНДР объявила о курсе на создание «кансонтэгук»(могучей в военном и экономическом плане державы). Приэтом подчеркивалось, что могущественная держава уже построенав области идеологии, политики и обороны, осталось «достроить»лишь экономическую составляющую. Руководство КНДРпрекрасно отдавало себе отчет в том, что опираясь только на собственные силы сделать это не удастся.В результате из прагматичных соображений на рубежеXX–XXI вв. произошло резкое изменение политики северокорейского руководства в отношении Сеула: отказ от конфронтации, вражды и военных провокаций, приостановка оскорблений южнокорейского президента в северокорейской прессе.КНДР пошла на сближение с РК прежде всего для достижениясвоих экономических (получение помощи в выведении экономики из кризиса) и внешнеполитических (налаживание отношений с внешним миром) целей. Готовность РК к диалогу исотрудничеству с КНДР без каких-либо предварительных условий была крайне удобна для Пхеньяна, использовавшего «политику солнечного тепла» по своему усмотрению. По мнениюЛанцовой, «политика солнечного тепла», разработаннаяКим ДэЧжуном для постепенного втягивания северокорейской экономики в систему межкорейских интеграционных связей, оказалась неоднозначной, поскольку только подчеркнула наличие структурных противоречий.В марте 2000 г. в Берлине президент Ким ДэЧжун выступил с речью, обращенной к КНДР. Он заявил, что правительство Республики Корея готово помочь Северу преодолеть егоэкономические трудности, и подчеркнул, что настало времядля сотрудничества двух правительств. Ким ДэЧжун вновьповторил, что его ближайшей целью является не объединение,а оказание помощи Северной Корее в духе искреннего примирения и сотрудничества. Позитивный отклик КНДР на предложения президента РК позволил сторонам впервые в истории договориться о проведении встречи глав двух корейских государств. Созданию благоприятной международной обстановки вокругКНДР и возобновлению межкорейского диалога способствовалии другие региональные игроки. Китай взял на себя роль посредника для организации переговоров о проведении саммита. СШАв период администрации Клинтона проводили «политику вовлечения» по отношению к КНДР и поддерживали усилия Ким ДэЧжуна в межкорейском диалоге. Россия в феврале 2000 г. заключила новый Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничествес КНДР, чем упрочила позиции Северной Кореи.Первый межкорейский саммит проходил с 13 по 15 июня2000 г. в Пхеньяне. В ходе исторической встречи лидеры КНДРи РК фактически согласились на взаимное признание в интересах прекращения конфронтации и мирного сосуществования. Наэтом саммите впервые на высшем уровне обсуждался широкийкруг вопросов двусторонних отношений, а по итогам встречи былаподписана Совместная декларация Севера и Юга. В пункте 4 декларации стороны договорились «укреплять взаимное доверие,сбалансированно развивая национальную экономику посредством экономического сотрудничества и активизируя сотрудничество и обмены в различных отраслях». Пункт 5 предполагал начало регулярного межправительственного диалога междуСевером и Югом с целью скорейшего выполнения обозначенныхдоговоренностей.За 7 лет в межкорейских отношениях удалось достичь серьезных успехов, которые однако омрачались несколькими серьезными проблемами. КНДР продолжала свою ядерную программу, что привело к кризису в октябре 2002 года. В течении несколько лет проблему пытались разрешить дипломатическим путем в формате шестисторонних переговоров. Помимо этого, серьезной проблемой для отношений Корей стал военный инцидент в Желтом море в июне 2002 года, в котором погибли 6 военных Южной Кореи.После исторического саммита 2000 года так и не произошло ответного визита Ким Чен Ира в Сеул, хотя преемник Ким Де Чжуна на посту президента РК Но МуХен подтверждал готовность провести встречу.13 февраля 2007 года на шестисторонних переговорах по ядерной программе было подписано договор, по которому Северная Корея обещала прекратить разработку ядерного оружия. Это создало условия для проведения второго межкорейского саммита, который состоялся снова в Пхеньяне 2-4 октября 2007 года. В ходе саммита были проведены две встречи, на которых лидеры обеих Корей обсуждали вопросы межкорейского сотрудничества. Итогом саммита стала декларация которую можно свести к следующим тезисам.Подтверждалось действие «Основного соглашения между Республикой Корея и Корейской Народно-Демократической Республикой» подписанного в декабре 1991 года как и декларации от 15 июня 2000 года. Обе стороны провозглашали курс на примирение, ослабление военного напряжения и достижения совместного процветания.Далее предлагался механизм реализации декларации в виде создания совета по межэкономическому сотрудничеству Севера и Юга и проведение переговоров министрами обороны. РК и КНДР обсудили ослабление военного противостояния и развитие экономического сотрудничества.Курс на сотрудничество оказался под угрозой сразу после того как в феврале 2005 года КНДР объявила себя ядерной державой. 19 сентября 2005 удалось достичь компромисса - подписать Совместное заявление, в котором зафиксировали договоренности по основам урегулирования ядерной проблемы. Северокорейская сторона обязалась прекратить военную ядерную программу, вернуться в ДНЯО и допустить инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты. В то же время, США подтвердили отсутствие ядерного оружия в Южной Корее и намерений силового решения проблемы. КНДР удалось добиться разрешения на мирное использование атомной энергии, которому сначала противилась Америка. Однако формулировка совместного заявления была довольно расплывчатой и открывала возможность для различных интерпретаций. Уже в июле 2006 г.. Северная Корея заявила о прекращении переговоров «из-за враждебную политики США, направленной на свержение политического режима» страны и осуществила неудачный запуск ракеты большой дальности. К сентябрю 2006 ситуация обострилась, 9 октября Пхеньян провел первое подземное испытание плутониевого ядерного устройства. В ответ СБ ООН принял резолюцию, осуждающую КНДР и требует прекращения таких действий, возвращение в ДНЯО и ввел санкции. США, Япония и РК ввели еще более жесткие ограничительные санкции. В апреле 2009 годав КНДР проведен второй неудачный запуск трехступенчатой ​​ракеты, а 25 мая - второе подземное испытание ядерного устройства мощностью 20 килотонн.В ответ Совет Безопасностибыли введены новые жесткие санкции.Несмотря на мощный импульс, приданный развитию межкорейских экономических связей в начале XXI в., сохранить туже динамику роста и расширить направления сотрудничества,как было запланировано по итогам второго саммита КНДР и РК,в последующую пятилетку сторонам не удалось. Главным фактором,приведшим к застою и, в конечном итоге, свертыванию двусторонних обменов, стал начавшийся в 2008 г. кризис в межкорейских политических отношениях. Он был обусловлен сменой приоритетов в северокорейском курсе РК при президенте Ли Мен Баке (2008–2013 гг.).После прихода к власти в Южной Корее нового правительства в феврале 2008 года, для Пхеньяна было очень важно получитьподтверждение того, что Сеул будет выполнять экономическиедоговоренности, достигнутые на двух межкорейских саммитах.Заявление президента Ли Мен Бака о том, что период пребыванияу власти Ким ДэЧжуна и Но МуХена стал «потерянным десятилетием», и упоминание Основного соглашения 1991 г. как базыдвусторонних отношений между Севером и Югом свидетельствовали о том, что он не считал себя связанным подписанными егопредшественниками в 2000 и 2007 гг. договоренностями. Говоряо новых экономических проектах, зафиксированных в Декларации от 4 октября 2007 г., Ли Мен Бак, основываясь на принципе прагматизма, подчеркнул: «Новое правительство будетвыполнять договоренности Юга и Севера с учетом прогрессав разрешении ядерной проблемы КНДР, экономической целесообразности проектов, возможностей их финансированияи гражданского согласия». КНДР восприняла это заявлениес враждебностью, как предлог РК, чтобы отказаться от выполнения затратных проектов.Ли Мен Бак также заявил, что экономическая помощь КНДРбудет продолжена только в том случае, если Пхеньян начнет возвращать на родину захваченных Севером рыбаков и граждан ЮжнойКореи, попавших в северокорейский плен во время войны 1950–1953 гг. (по подсчётам Сеула, их было более 1 тыс.). СевернаяКорея, отметим, отрицает их наличие. Подобная увязка, похожаяна копирование японской линии в вопросе похищенных, вызвала негативную реакцию Пхеньяна и автоматически означала прекращение существенной помощи КНДР. Расходование средствФонда межкорейского сотрудничества РК, выделенных на целимежкорейского гуманитарного и экономического сотрудничества, стало стремительно сокращаться, и в 2008 г. составило 18,1 %,а в 2011 г. – лишь 4,2 %.Новая политика Сеула вызвала резко негативное отношениесо стороны Пхеньяна. Ряд достаточно резких заявлений официальных лиц РК в отношении КНДР привёл к свёртываниюмежкорейских обменов на официальном уровне. Намеченныена начало 2008 г. заседания комитетов и подкомитетов проведены не были. В конце марта 2008 г. северокорейские власти выслали южнокорейских чиновников из Офиса межкорейскогоэкономического сотрудничества в Кэсоне и объявили о запретена пересечение пограничной линии для всех официальных лицюжнокорейского правительства. В то же время, что немаловажно, для работников совместных проектов никаких ограниченийналожено не было. Одним из вариантов возможного сотрудничества Севера иЮга, обозначившимся в начале 2009 г., могло стать приобретениеРеспубликой Корея топливных стержней из северокорейскогоядерного реактора. В январе 2009 г. южнокорейская делегация воглаве с заместителем представителя РК на шестисторонних переговорах ХванЧун Гуком посетила Пхеньян, где в течение 5 днейвела переговоры по поводу возможного приобретения ЮжнойКореей неиспользованных топливных стержней из ядерного реактора в Ёнбене. Покупка Сеулом этих стержней позволила быПхеньяну выполнить одно из важнейших оставшихся условийв рамках процесса выведения из строя северокорейского атомного комплекса. Сеул предложил купить их в 2007 г. для использования в своих атомных реакторах. Пхеньян оценил стоимость имеющихся у него 14 800 топливных стержней (эквивалент 100 т урана)в 11 миллионов долларов. Однако Сеул прагматично посчитал, что ценадолжна быть ниже, так как Югу придется заплатить еще и за их переработку. В конечном итоге соглашение по поводу их покупки между двумя странами достигнуто так и не было.В первом полугодии 2009 г. ситуация на полуострове осложнилась в результате проведения в марте ежегодных военных учений РК и США и ареста южнокорейского инженера в Кэсоне.Запуск Северной Кореей ракеты (5 апреля) и осуществленное еювторое ядерное испытание (25 мая) вызвали осуждение со стороны мирового сообщества. ООН ввела новые санкции в отношении КНДР, к которым присоединилась и Южная Корея. В ситуации, когда Кэсонский промышленный комплекс остался единственным крупным проектом двух корейских государств, властиКНДР решили использовать его для оказания давления на южан.Весной того же года Сеулу было предложено провести официальные межкорейские переговоры в КПК (впервые при Ли Мен Баке).В ходе состоявшейся встречи северяне потребовали от представителей РК повысить зарплаты северокорейским рабочим, занятым в КПК, а также начать выплачивать арендную плату за землюв 2010 г., а не в 2014 г., как было решено в 2005 году.Обосновываясвои требования, Северная Корея заявила, что льготные условия и низкие затраты на производство для южнокорейских фирмв КПК были основаны на «исторической Совместной декларации Севера и Юга от 15 июня 2000 г.», в которой были провозглашены цели экономического сотрудничества для достижениянационального объединения. В условиях же, когда по словамПхеньяна, Сеул отказался от данного соглашения, он должен былплатить полную цену. В связи с этим Северу показалось вполнеоправданным требовать повышения зарплаты для своих рабочих в 4 раза – до 300 долларов в месяц, а также настаивать на выплате Югом500 миллионов долларов за аренду земли, на которой располагается КПК. Данные действия КНДР, вероятно были продиктованыстремлением повлиять на политику Ли Мен Бака и стали попыткой выкачать максимум денежных средств из находящейся на еетерритории экономической зоны, в которой завязаны интересыюжнокорейского бизнеса. Неоднократно подчеркивая в официальных средствах массовой информации свою поддержку вотношении КПК, Пхеньян продолжал переговоры с Сеулом, настаивая на выполнении своих материальных требований. В то жевремя на очередных переговорах в июне 2009 г. северяне намекнули на свою готовность ослабить введенные 1 декабря 2008 г. ограничения на въезд в КПК и выезд из него. В данной ситуациичетко прослеживалась традиционная северокорейская тактикаэскалации требований до уровня невыполнимых для того, чтобыпотом, пойдя на уступки, вернуться на прежние позиции.Новое обострение началось после того как 26 марта 2010 года после того как корабль ВМС Республики Корея «Чхонан» был потоплен торпедой выпущенной северокорейской субмариной, что стало причиной гибели 46 человек. КНДР отрицала свою причастность к данному инциденту, однако расследование, проведенное международной группой экспертов, нашло неопровержимые доказательства вины северокорейского флота в данной трагедии, которая имела далеко идущие последствия. Президент Ли Мен Бак объявил о полном разрыве торговых связей с КНДР как часть мер направленных на нанесении ответного удара с помощью дипломатических и финансовых мер. КНДР выступила с симметричными действиями и разорвав договор о ненападении подписанный ранее.Через полгода напряжение усилилось, после того, как Северокорейская артиллерия обстреляла принадлежащий РК остров в Желтом море. Южная Корея произвела ответный огонь, и, в общем итоге, это привело к гибели двух морпехов РК, и двух гражданских лиц и еще около полутора десятка раненых. Сообщалось о гибели 10 северных корейцев, что отрицалось Пхеньяном. Город был эвакуирован и президент Южной Кореи официально заявил, что в случае повторной атаки, ВВС нанесут удар по ближайшей ракетной базе КНДР.С избранием новой администрации Пак Кын Хе (которая является дочерью диктатора Пак ЧжонХи) ей пришлось быстро решать проблемы связанные с новым обострением на полуострове, после того как Пхеньян в декабре 2012 года провел испытания баллистической ракеты и нового ядерного испытания в феврале 2013 года. Это привело к усилению военной активности, проведению широкомасштабных военных учений вместе с США. Реакция КНДР на эти действия была предсказуемо резкой. Впервые за долгое время полуостров оказался на грани новой войны. КНР, США и России пришлось приложить серьезные усилия для того чтобы разрядить ситуацию, которая привела к консультациям по возобновлению шестисторонних переговоров.После начала обострения, контакты между РК и КНДР практически прекратились. Пхеньян объявил о разрыве всех соглашений по вопросам безопасности. Наиболее заметным признаком похолодания в межкорейских отношениях стало закрытия промышленной зоны в Кэсоне, а южнокорейские бизнесмены уехали из Северной Кореи. Как результат торговый оборот резко уменьшился.Несмотря на неблагоприятные обстоятельства, правительство Пак Кын Хе предлагает возобновить диалог с КНДР. Сеул заявил о готовности возобновить продовольственную помощь при одном условии – полном прекращении ракетно-ядерной программы и начать переговоры по решению проблем полуострова. Президент Южной Кореи предложила программу оздоровления отношения между Севером и Югом из следующих пунктов: денуклеаризация КНДР, превращение Корейского полуострова в зону мира и процветания, установление доверительных отношений между корейскими сторонами, создание парка мира в демилитаризованной зоне, превращение Северо-Восточной Азии в регион мира и сотрудничества. Помимо вышеназванной инициативы Сеул предложил провести переговоры о возобновлении работы промышленной зоны Кэсон. Причина заинтересованности Республики Корея в данном проекте это потенциальные убытки в размере 3 миллиардов долларов, как для страны, так и для 120 фирм-участников проекта.Пхеньян прореагировал на данное предложение с нескрываемым скепсисом. Тем не менее считалось, что имеются определенные шансы на возобновление диалога. После визита в КНР спецпредставителя лидера КНДР появилась информация о заинтересованности Севера в переговорах. В частности предлагалось начать переговоры о замене Соглашения о перемирии в Корее мирным договором, о нормализации работы Кэсонской зоны, возобновлении туризма в Алмазных горах и проведении встреч разлученных родственников.Несмотря на все усилия, серьезных успехов в разрешении Корейской ядерной проблемы достигнуть так и не удалось до сегодняшнего дня. К сожалению, у данной ситуации существует очень серьезное объяснение. Руководство КНДР во главе с Ким Чен Ином считает ядерное оружие гарантией выживания северокорейского режима. Они считают, что без наличия инструмента сдерживания, США вместе с Южной Кореей сметут их при первой же удобной возможности. На данный момент у Пхеньяна нет средств доставки ядерных зарядов, но эти исследования продолжаются и вызывают очевидное беспокойство у соседних государств, включая США и КНР. Помимо фактора сдерживания, Пхеньян использовал ядерную программу в качестве инструмента на переговорах, фактически занимаясь вымогательством гуманитарной помощи. Стоит учитывать и вопрос престижа, поскольку население Северной Кореи гордится наличием у себя ядерного арсенала.Это вовсе не означает, что КНДР не способно на какие-то компромиссы по данному вопросу, просто для него является принципиальным вопрос сохранения ядерного арсенала, в то время как для США неприемлем сам факт существования у Северной Кореи ядерных боеголовок. В обмен на замораживание ядерной программы Пхеньян рассчитывает добиться важных для себя уступок. Проблема в том, что для США корейская ядерная проблема это часть большей проблемы – проблемы соблюдения Договора по нераспространению ядерного оружия, который в 1968 году КНДР также подписала, но позже нарушила. Для США и других гарантов, выход из этого договора КНДР является прямым вызовом статус-кво. В результате корейская ядерная проблема остается неразрешимой на данном этапе.Логика развития мирового сообщества свидетельствуют об отсутствии долгосрочной исторической перспективы тоталитарного режима КНДР. Поэтому его «исторически закономерна кончина» многим политикам и исследователям, прежде всего западным, кажется вопросом времени. Европейская постбиполярная история и логика современных процессов глобализации подсказывает, что наиболее вероятным вариантом объединения двух Корей (альтернативным «китайской модели» - «одна страна - две общественно-политические системы») является «немецкая модель» - «поглощения» Республикой Корея Северной Кореи с последующим принятием единых политических и экономических законов, соответствующих принципам либеральной демократии и рыночной экономики (по такой модели в начале 1990-х гг. Федеративная Республика Германия поглотила Германскую ДемократическуюРеспублику).В контексте «логики обреченности» КНДР, ее ядерный блеф и шантаж рассматриваются, как единственный способ выиграть время и растянуть политическую жизнь режима. Северная Корея избегает переговоров по поиску мира и стабильности на полуострове, поскольку политический компромисс, либерализация, демократизация и информационная открытость привели бы к краху тоталитарного режима. Катастрофой для режима может стать и продолжение ядерных испытаний, окончательно обесценит политику ядерного шантажа и сформирует единый фронт стран в поддержку жестких международных санкций против КНДР. При выборе стратегии, прежде всего, заинтересованные страны, по урегулированию «Корейской проблемы» выходят из следующего: северокорейский режим исторически обречен; ядерные испытания КНДР лишают ее такого дипломатического козыря, как шантаж; объединение Кореи вероятнее всего произойдет путем «поглощения» «Севера» «Югом»; для обеспечения преобразований в КНДР необходимы координированные усилия стран. Для проведения эффективной политики «вовлечения» необходимо создание надежных основ обеспечения мира на полуострове (Мирный договор вместо соглашения о перемирии 1953) странам «пятерки» и ООН целесообразно воздержаться от активного реагирования на политику блефа и ядерного шантажа со стороны КНДР. Отсюда вырисовывается «дорожная карта» решения «Корейской проблемы». Первый этап: проведение трехсторонней встречи Китай - КНДР - США (или «шестисторонних переговоров») по таким проблем: а) достоверный и верифицируемый, отказ Северной Кореи от военной ядерной программы; б) нормализация отношений США - КНДР, КНДР - РК). Второй этап: нормализация отношений между КНДР и Японией. Третий этап: «Шестисторонние переговоры» по юридическим гарантиям безопасности КНДР, оказание экономической помощи в обмен на реформы и открытость.Ключевую роль в урегулировании «Корейской проблемы» играет растущий фактор Китая, определяет осторожность, с которой ведут американцы в Корее по сравнению с их действиями в Ираке и Ливии. Главным приоритетом Китая, России и США в рамках переговоров является безъядерный статус Корейского полуострова и соблюдение режима нераспространения. Для КНДР, в чем ее поддерживают КНР и Россия, весьма важные гарантии безопасности. Очевидно, что главная роль в урегулировании «Корейской проблемы» принадлежит США и КНДР, однако перспективы их двусторонних переговоров выглядят туманными, учитывая диаметральную противоположность позиций сторон.По мнению российских экспертов, в стратегическом плане США не заинтересованы в полном урегулировании «Корейской проблемы», поскольку это поставило бы под сомнение необходимость их дальнейшего военного присутствия в Южной Корее, что противоречит американской стратегии развития двусторонних военных альянсов с Японией и РК, обеспечивают передовое базирования войск США, необходимых для обеспечения военно-политического доминирования в АТР. Возможно, логика американской стороны заключается в том, что поддержание определенного уровня напряженности на полуострове дало бы им возможность продолжить военное присутствие, а за «благоприятное» развитие ситуации - осуществить смену режима и ликвидировать государственность КНДР. Такое развитие обеспечило бы США контроль над всем Корейским полуостровом - стратегически важным районом на пересечении границ Китая, России и Японии. Растущая актуальность такого контроля определяется американо-китайским соперничеством в регионе, которое по мере роста военной и экономической мощи КНР будет обостряться.Таким образом, спустя 60 лет после окончания Корейской войны проблема объединения полуострова остается неразрешенной. На данный момент перспективы воссоединения корейского народа остаются делом долгосрочной перспективы, в то время как большинство экспертов считают наиболее вероятным решение корейской проблемы после коллапса северокорейского тоталитарного режима, которое является вопросом времени. Руководство Республики Корея судя по всему также осознает высокую вероятность подобного исхода, однако ввиду катастрофических последствий подобного разрешения Корейской проблемы явно не собираются способствовать ускорению коллапса КНДР, опасаясь непредсказуемых для собственно стран последствий от потери управляемости над территорией на которой проживает более двух десятков миллионов человек.ВыводыПодводя итоги по исследованию данной проблемы можно сделать следующие выводы.В-первых, отношения между Республикой Корея и Российской Федерации строятся на позициях экономического сотрудничества. Участие в переговорах по Корейской ядерной программе дает России возможность влиять на события, происходящие в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Россия является сторонником переговоров по данной проблеме, поскольку разделяет позицию Пекина о низкой целесообразности экономической изоляции КНДР. С другой стороны РФ также как и Китай не заинтересована в наличии у Северной Кореи ядерного оружия, так как это представляет, в том числе угрозу и для российского Дальнего Востока. В отличие от Китая для Российской Федерации нет никаких причин препятствовать потенциальному объединению Корейского полуострова, так как это не несет прямого ущерба российским интересам, но в то же время, очевидно, что Россия предпочла бы обойтись без коллапса Северной Кореи, так как этот кризис нанес бы большой урон не только Китаю и Южной Кореи, но и Приморью, которое имеет границу с КНДР. В экономической сфере Россия является одним из крупнейших экономических партнеров Республики Корея, которая в свою очередь имеет большой интерес к инвестиционным проектам на российском Дальнем Востоке.Во-вторых, отношения Республики Корея и Соединенных Штатов Америки остаются важнейшей частью внешней политики Сеула. Стратегический альянс заключенный более 50 лет назад по-прежнему остается актуальным, поскольку является эффективным инструментом сдерживания влияния Китайской Народной Республики и гарантией безопасности на случай агрессии КНДР. США является одним из важнейших экономических партнеров для Южной Кореи несмотря даже на то, что Китай сумел оттеснить их с первого места по товарообороту. Важнейшим признаком важности экономического сотрудничества между двумя странами является подписанное в 2012 году соглашение о свободной торговле, которое призвано интенсифицировать торговлю между двумя странами. Между странами существуют разногласия касательно подходов по решению проблемы объединения полуострова и северокорейской ядерной программе, однако данный союз является слишком выгодным для обеих сторон, чтобы негативно повлиять на их отношения. Исходя из нынешней ситуации Соединенные Штаты Америки будут и в дальнейшем оставаться одним из важнейших стратегических партнеров Республики Корея.В-третьих, отношения между Японией и Южной Кореей остаются сложными и холодными, поскольку обе страны никак не могут забыть о тяжелом историческом прошлом, на которое накладываются не решенные территориальные и политические споры. Япония принципиально не хочет признавать свою ответственность за оккупацию Корейского полуострова в первой половине XX века, поскольку это может нанести ей имиджевый и финансовый ущерб. Несмотря на это обе страны активно сотрудничают друг с другом в культурной и экономической сфере, что подтверждает заинтересованность обеих сторон в налаживании отношений. Помимо этого Япония с одной стороны крайне обеспокоена Корейским ядерным кризисом, но с другой стороны не заинтересована в объединении полуострова, поскольку единая Корея будет серьезным соперником для японских политических и экономических интересов.В-четвертых, отношения Республики Корея с Корейской Народно-Демократической Республикой остаются крайне сложными. Несмотря на то, что обе страны декларируют желание провести воссоединение на практике основной преградой остается Северокорейский режим, который опасается утраты власти в случае реформ, однако для Южной Кореи воссоединение также является крайне противоречивым. Разница в уровне жизни Корей тридцатикратная и руководство Республики Корея опасается, что страна не выдержит в одиночку затраты необходимые на интеграцию Севера. Мировые державы также не заинтересованы в падении Северной Кореи, поскольку последствия для региона могут быть поистине катастрофическими и к такому сценарию никто не готов. Однако неизбежность коллапса КНДР при отсутствии реформ является очевидной для всех и корейскую проблему так или иначе придется решать, ради предотвращения катастрофы. Дипломатические отношения между двумя странами в XXI веке можно разделить на период потепления времен Ким Де Чжуна и Но МуХёна известный как политика «солнечного тепла» и период похолодания вызванный с одной стороны победой Ли Мен Бака и ракетно-ядерными испытаниями проведенными Пхеньяном с другой. Ситуация с 2009 года постепенно усугублялась из-за нежелания КНДР отказываться от ядерного оружия, которое ее руководство рассматривает как инструмент самозащиты, и провоцируемые северокорейской стороной вооруженные инциденты призванные шантажом выбить для Пхеньяна необходимую экономическую помощь и послабление санкций. Однако своими действиями Северная Корея время от времени начинает вызывать раздражение даже у лояльного к нему руководства Китайской Народной Республики, которое в таких случаях не препятствует ужесточению санкций Советом Безопасности ООН. Касательно сценария воссоединения полуострова наиболее реалистичным выглядит немецкий сценарий с фактической аннексией ГДР ФРГ в 1989 году.Таким образом, внешнюю политику Республики Корея на современном этапе можно охарактеризовать как комплексную и долгосрочную стратегию, направленную на защиту интересов страны на международной арене и признание Южной Кореи в качестве глобальной силы. Республика Корея проводит активную внешнюю политику поддерживая отношения со всеми крупными игроками в регионе. Для Сеула ставшего одной из мощнейших экономик мира вполне закономерно подтвердить свою экономическую и военную мощь с помощью политического влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Главной стратегической проблемой и вызовом для страны остается нерешенность проблемы Корейской Народно-Демократической Республики. В случае благоприятного для Республики Корея решения данной проблемы в обозримом будущем, у страны потенциалдля превращения в одну из мощнейших держав мира.Список использованной литературыСписок специализированной и научной литературы на русском языкеАфонин Б. М. Политика Японии в АТР: основные тенденции и направления//Территория новых возможностей. Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса. – Выпуск № 4 (27) . – 2014.–C.23–33.Бурлаков В. А. Военно–политическая составляющая геополитического анализа международных отношений в Северо–Восточной Азии//Ойкумена. – № 2. – 2011. – С. 20–33.Валиахметова Г. Н. Азия в мировой политике XXI века. – Издательство Уральского университета. – Екатеринбург. – 2015.Вербицкий С.И. Япония в поисках новой роли в мировой политике. – М.,1992. – 271 с.Воронцов А., Ревенко О. Южная Корея в поисках баланса: Сеул между различными центрами влияния//Россия в глобальной политике. – Том 6. – №6 Ноябрь–Декабрь. – 2008. – С. 151–161.Гарусова Л. Н. Преемственность политики США в восточной Азии: проблемы региональной стабильности и безопасности в XXI веке//Территория новых возможностей. Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса. – Выпуск № 2 (2). – 2009. – С.78–83.Губин А. В. Военно–морской фактор в национальной безопасности стран Северо–Восточной Азии//Ойкумена. – № 2. – 2011. – С. 34–43Денисов В. И. Россия на Корейском полуострове: проблемы и перспективы//Аналитические Записки. – Выпуск 5(45). – Институт международных исследований МГИМО (У) МИД России. – 2009. – С. 3–21.Денисов В. И. Смена власти в Южной Корее: новые лица или новый курс//Ежегодник ИМИ. – Выпуск 3–4 (5–6) . – 2013. – С. 179–188.Денисов В.И. Япония и две Кореи. Проблемы и перспективы отношений// Япония в Восточной Азии: внутреннее и внешнее измерения. Сб. Статей /Институт международных исследований. – М.: МГИМО. – Университет, 2009. –С. 205–226.Жидков В. О. Элементы южнокорейской мягкой силы//Дискурс–Пи. – Выпуск № 2–3. – том 11. – 2014. – С. 172–174.Захарова Л. В. Межкорейские экономические отношения: от истоков до современности. – М.: ИДВ РАН, 2014. – 250 с.Золотов Е.У. К вопросу о ситуации вокруг острова Докдо//Проблемы Дальнего Востока. – 2006. – №5. – С. 42.Иванов А. В. Состояние и перспективы решения территориальных споров между Японией и ее соседями: Республикой Корея и Китайской Народной Республикой//ЕЖЕГОДНИК ИМИ. – Выпуск 1 (3) . – 2013. – С. 203–216.Киреева А. А. Отношения Россиисостранами Восточной Азии: новыевызовы и возможности Международные отношения. – С. 9–19.Корейский ядерный кризис: перспективы деэскалации. Под ред. А.Г. Арбатова, В.З. Дворкина, С.К. Ознобищева. – М.: ИМЭМО РАН, 2013. – 68 c.Костяев С. Корейское лобби в США: соглашение о свободной торговле, военное сотрудничество//МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. –№ 8. – С. 95–101. – 2010.Ланцова И. С. Политика «Солнечного тепла» как модель управления межкорейским конфликтом: исток, итоги, перспективы//Вестник Московского Университета. Серия 12. Политические науки. – 2012. – № 6. – С. 91–98.Ланцова И. С. Эволюция отношений Российской Федерации и Республики Корея: от первых контактов к интеграционным проектам. – С. 141–146.Международные отношения, трансграничное сотрудничество, региональная безопасность в АТР [Текст]: учебное пособие. Научн. ред. д.и.н., проф. Л.Н. Гарусова. Общ.ред. к.и.н., доц. Н.В. Котляр. – Владивосток: Изд–во ВГУЭС, 2015. – 230 с.ОxСунгюн Политика Российской Федерации по отношению к Республике Корея и Корейской Народно-Демократической Республике на современном этапе//Евразийская интеграция: экономика, право, политика. – 2011. – № 10. – С. 173–178.Пак ЧжуЕн Современный этап решения проблемы и значение межкорейского саммита 2007 года//История, Социология, Политология. – С. 66–71.Политика США в Азиатско–Тихоокеанском регионе в период администрации Б. Обамы / отв. ред. Б.А. Ширяев, И.А. Цветков, Я.В. Лексютина. – СПб.: СПбГУ, 2012. – 260 с.Поскребышева Е.С. О региональной политике руководства Республики Корея//Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – Выпуск № 4–2. – 2014. – С. 1–3.Русакова О. Ф. Мягкая сила стран Азии//Дискурс–Пи. – Выпуск № 1–2. – том 10. – 2013. – С. 31–36.СалимуллинЛ.Ш.Приоритетные направления внешнеэкономического сотрудничества России и Республики Корея в конце XX – начале XXI веков//Филология и культура. – Выпуск № 22. –2010. – С. 1 –3.Сидоров А. А. Американо–корейское соглашение о свободной торговле

Список литературы

Список использованной литературы Список специализированной и научной литературы на русском языке 1. Афонин Б. М. Политика Японии в АТР: основные тенденции и направления//Территория новых возможностей. Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса. – Выпуск № 4 (27) . – 2014.– C.23–33. 2. Бурлаков В. А. Военно–политическая составляющая геополитического анализа международных отношений в Северо–Восточной Азии//Ойкумена. – № 2. – 2011. – С. 20–33. 3. Валиахметова Г. Н. Азия в мировой политике XXI века. – Издательство Уральского университета. – Екатеринбург. – 2015. 4. Вербицкий С.И. Япония в поисках новой роли в мировой политике. – М.,1992. – 271 с. 5. Воронцов А., Ревенко О. Южная Корея в поисках баланса: Сеул между различными центрами влияния//Россия в глобальной политике. – Том 6. – №6 Ноябрь–Декабрь. – 2008. – С. 151–161. 6. Гарусова Л. Н. Преемственность политики США в восточной Азии: проблемы региональной стабильности и безопасности в XXI веке//Территория новых возможностей. Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса. – Выпуск № 2 (2). – 2009. – С.78–83. 7. Губин А. В. Военно–морской фактор в национальной безопасности стран Северо–Восточной Азии//Ойкумена. – № 2. – 2011. – С. 34–43 8. Денисов В. И. Россия на Корейском полуострове: проблемы и перспективы//Аналитические Записки. – Выпуск 5(45). – Институт международных исследований МГИМО (У) МИД России. – 2009. – С. 3–21. 9. Денисов В. И. Смена власти в Южной Корее: новые лица или новый курс//Ежегодник ИМИ. – Выпуск 3–4 (5–6) . – 2013. – С. 179–188. 10. Денисов В.И. Япония и две Кореи. Проблемы и перспективы отношений// Япония в Восточной Азии: внутреннее и внешнее измерения. Сб. Статей /Институт международных исследований. – М.: МГИМО. – Университет, 2009. – С. 205–226. 11. Жидков В. О. Элементы южнокорейской мягкой силы//Дискурс–Пи. – Выпуск № 2–3. – том 11. – 2014. – С. 172–174. 12. Захарова Л. В. Межкорейские экономические отношения: от истоков до современности. – М.: ИДВ РАН, 2014. – 250 с. 13. Золотов Е.У. К вопросу о ситуации вокруг острова Докдо//Проблемы Дальнего Востока. – 2006. – №5. – С. 42. 14. Иванов А. В. Состояние и перспективы решения территориальных споров между Японией и ее соседями: Республикой Корея и Китайской Народной Республикой//ЕЖЕГОДНИК ИМИ. – Выпуск 1 (3) . – 2013. – С. 203–216. 15. Киреева А. А. Отношения России со странами Восточной Азии: новые вызовы и возможности Международные отношения. – С. 9–19. 16. Корейский ядерный кризис: перспективы деэскалации. Под ред. А.Г. Арбатова, В.З. Дворкина, С.К. Ознобищева. – М.: ИМЭМО РАН, 2013. – 68 c. 17. Костяев С. Корейское лобби в США: соглашение о свободной торговле, военное сотрудничество//МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. –№ 8. – С. 95–101. – 2010. 18. Ланцова И. С. Политика «Солнечного тепла» как модель управления межкорейским конфликтом: исток, итоги, перспективы//Вестник Московского Университета. Серия 12. Политические науки. – 2012. – № 6. – С. 91–98. 19. Ланцова И. С. Эволюция отношений Российской Федерации и Республики Корея: от первых контактов к интеграционным проектам. – С. 141–146. 20. Международные отношения, трансграничное сотрудничество, региональная безопасность в АТР [Текст]: учебное пособие. Научн. ред. д.и.н., проф. Л.Н. Гарусова. Общ. ред. к.и.н., доц. Н.В. Котляр. – Владивосток: Изд–во ВГУЭС, 2015. – 230 с. 21. Оx Сунгюн Политика Российской Федерации по отношению к Республике Корея и Корейской Народно-Демократической Республике на современном этапе//Евразийская интеграция: экономика, право, политика. – 2011. – № 10. – С. 173–178. 22. Пак Чжу Ен Современный этап решения проблемы и значение межкорейского саммита 2007 года//История, Социология, Политология. – С. 66–71. 23. Политика США в Азиатско–Тихоокеанском регионе в период администрации Б. Обамы / отв. ред. Б.А. Ширяев, И.А. Цветков, Я.В. Лексютина. – СПб.: СПбГУ, 2012. – 260 с. 24. Поскребышева Е.С. О региональной политике руководства Республики Корея//Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – Выпуск № 4–2. – 2014. – С. 1–3. 25. Русакова О. Ф. Мягкая сила стран Азии//Дискурс–Пи. – Выпуск № 1–2. – том 10. – 2013. – С. 31–36. 26. Салимуллин Л.Ш. Приоритетные направления внешнеэкономического сотрудничества России и Республики Корея в конце XX – начале XXI веков//Филология и культура. – Выпуск № 22. –2010. – С. 1 –3. 27. Сидоров А. А. Американо–корейское соглашение о свободной торговле: предпосылки проблемы перспективы//Вестн. Моск. ун–та. – Сер. 25. Международные отношения и мировая политика. – 2011. – № 1. – С. 49–75. 28. Современные международные отношения: Учебник/Под ред. А. В. Торкунова, А. В. Мальгина. – М.: Аспект Пресс, 2012. – 688 с. 29. Солин Д. В. Эволюция подходов к объединению севера и юга Корейского полуострова в 1950–1990–е гг. – С. 125–141. 30. Суслина С. С, Самсонова В.Г. Южная Корея в новой архитектуре политико–экономических связей в АТР//Вестник Московского университета. Серия 25. Международные отношения и мировая политика. – № 3. – 2012. – С. 96–113. 31. Толорая Г. Д. Россия и проблемы Корейского полуострова на современном этапе Международные отношения. – С. 82–91. 32. Торкунов А.В., Денисов В.И., Ли Вл.Ф. Корейский полуостров: метаморфозы послевоенной истории. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2008. – 544 с. 33. Трифонов В. И. Ситуация в Азиатском–Тихоокеанском регионе : столкновение линий на сотрудничество и противоборство//Китай в мировой и региональной политике. История и современность. – Выпуск № 17. – Том 17. – 2012. – С. 29–44. 34. Эсаулова Д.Е. Сеул-Токио: попытки преодоления прошлого (2000 – 2011 гг.)//Ойкумена. Регионоведческие исследования. – Выпуск № 1 (20). – 2012. – С. 34–42. Список иностранных источников 35. Ellen Kim and Victor Cha Between a Rock and a Hard Place: South Korea’s Strategic Dilemmas with China and the United States Asia policy. – № 21 (January 2016). – P. 101–121. 36. Heike Hermanns National Role Conceptions in the ‘Global Korea’ Foreign Policy Strategy The Korean Journal of International Studies. – Vol. 11. – No. 1(June 2013). – P. 55–82. 37. Hyun Daesong. The historical perceptions of Korea and Japan. – Pajubook city.: Nanam publishing house. – 2008. – 465 p. 38. Jason U. Manosevitz Japan and South Korea. Security Relations Reach Adolescence. – ASIAN SURVEY. – VOL. XLIII. – №5, SEPTEMBER/OCTOBER. – 2003.– P. 801–825. 39. Jojin V. John Globalization, National Identity and Foreign Policy: Understanding «Global Korea». – The Copenhagen Journal of Asian Studies. – 33(2). – P.38–57. – 2015. 40. Jung–Ho Bae, Abraham Denmark The U.S.–ROK Alliance in the 21st Century. – Korea Institute for National Unification (KINU). – 2009. – 380 p. 41. Kaan Korkmaz and John Rydqvist The Republic of Korea: A Defence and Security Primer. – 2012. – 126 p. 42. Kim Hongnack Japan's policy towards the Two Koreas in the Post-Cold War Era. – International Journal of Korean Studies. – Vol.2. – №1. – P. 27–44. 43. Rachel M. Hale The Pivot to Asia. South Korea as a Strategic Partner for U.S.. – Foreign Policy in Asia Liberty University. – 2014. – 66 p. 44. Scott Snyder Lee Myung–bak’s Foreign Policy: A 250–Day Assessment. – Korean Journal of Defense Analysis. – Vol. 21. – Issue 1.– 2009.– P. 85. 45. Takahashi Tetsuya. Yasukuni Shrine: a controversial historical issue involving Japan and Korea // The historical perceptions of Korea and Japan. Korea. – Pajubook city.: Nanam publishing house. – 2008. – 465 p. 46. To Hai Liou U.S. – South Korean relations under Kim Dae –jung and beyond. – Tamkang Journal of International Affairs. – Vol. 9. – No. 2. – 2005. – P. 51–87. 47. Yong Sook Lee Balanced Development in Globalizing Regional Development? Unpacking the New Regional Policy of South Korea. – Regional Studies. – Vol. 43.3. – P. 353–367. – 2009. Интернет-источники 48. «Россия заинтересована в южнокорейских инвесторах». – [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/9473. – [Дата обращения: 06.04.2016]. 49. Докдо: Территория Корей. Принципиальная позиция правительства Республики Корея по поводу острова Докдо//Министерство иностранных дел и торговли Республики Корея. [Электронный ресурс]. URL:http://www.mofat.go.kr/mofat/popup/2008_dokdo/lang/rus.pdf [Дата обращения: 6.04.2016]. 50. Такэсима: 10 пунктов для понимания проблемы о-вов Такэсима//Министерство иностранных дел Японии. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ru.emb-japan.go.jp/territory/takeshima/pdfs/takeshima_point.pdf [Дата обращения: 06.04.2016]. список литературы
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
Сколько стоит
заказать работу?
1
Заполните заявку - это бесплатно и ни к чему вас не обязывает. Окончательное решение вы принимаете после ознакомления с условиями выполнения работы.
2
Менеджер оценивает работу и сообщает вам стоимость и сроки.
3
Вы вносите предоплату 25% и мы приступаем к работе.
4
Менеджер найдёт лучшего автора по вашей теме, проконтролирует выполнение работы и сделает всё, чтобы вы остались довольны.
5
Автор примет во внимание все ваши пожелания и требования вуза, оформит работу согласно ГОСТам, произведёт необходимые доработки БЕСПЛАТНО.
6
Контроль качества проверит работу на уникальность.
7
Готово! Осталось внести доплату и работу можно скачать в личном кабинете.
После нажатия кнопки "Узнать стоимость" вы будете перенаправлены на сайт нашего официального партнёра Zaochnik.com
© Рефератбанк, 2002 - 2017