Вход

выбрать тему из списка

Дипломная работа*
Код 100493
Дата создания 2011
Страниц 89
Источников 67
Покупка готовых работ временно недоступна.
6 120руб.

Содержание

Оглавление
Введение
Глава 1. Историография вопроса
Глава 2. Общая картина советского искусства 1920 - 1930-х годов. Предпосылки, факторы развития. Культурный и исторический контекст
Глава 3. Авангардная модель развития искусства
Глава 4. Реалистическая модель развития искусства и метод социалистического реализма
Заключение
Список использованной литературы и источников:
Перечень иллюстраций
Иллюстрации

Фрагмент работы для ознакомления

Первейшей задачей «самого передового искусства нашего времени» было прославление лидеров ЦК КПСС. («Никогда в искусстве прошлого нельзя было найти таких произведений, встретить такое решение темы, такое понимание образа, какое дают нам полотна и скульптуры, рассказывающие о деятельности великого вождя. Только стоя на позициях социалистического реализма – этого самого высшего в истории искусств метода познания действительности художник может дать действительно глубокое и правдивое воплощение образов вождей».)
«Сталинский социалистический реализм» (вплоть до 1954 года именно так именовался этот «проект»), были логическим итогом большого периода в русской и мировой истории. У истоков этой эпохи стояла научно-техническая революция ХIX века, перевернувшая все представления о силе и скорости, времени и пространстве; о могуществе разума и созидательной мощи человека. «Несомненно, что человечество вплотную подошло к грани чудовищного перелома, стоит уже в преддверии совершено нового мира, который родился не только из новых физических возможностей, но не в меньшей мере из возможностей психологических, ибо новая душа не может не возникнуть из совокупности всех новых обстоятельств ее окружающих и властно захватывающих».
Перелом, совершившийся на протяжении жизни одного поколения, отсекший новейшее время от всей многотысячелетней истории человечества, привел мир, и, прежде всего Россию, по мнению М.Чегодаевой «к двум психологическим «обретениям». Первое – полное, безоговорочное отрицание прошлого как безнадежно отжившего». Передовые люди прониклись непреложным убеждением, что сотворению «нового мира» должно предшествовать беспощадное уничтожение «старого», настолько враждебного новому, что ничего иного, кроме полной ликвидации к нему не может быть применено. «Отречемся от старого мира, отряхнем его прах с наших ног...»
На этом убеждении основывалась революция и вся дальнейшая политика большевиков. В преддверии коллективизации Максим Горький выступил со статьей «Если враг не сдается, его уничтожают»: «Против нас все, что отжило свои сроки, отведенные ему историей, и это дает нам право считать себя все еще в состоянии гражданской войны. Отсюда следует естественный вывод: если враг не сдается, его истребляют». Совершенно те же взгляды на прошлое как на врага исповедовало новое искусство. «Мы стоим на обрыве столетий! Так чего же ради оглядываться назад? – провозглашал в «Манифесте футуристов» идеолог футуризма Филиппо Томмазо Маринетти. – Ведь мы вот-вот прорубим окно прямо в таинственный мир Невозможного! Нет ни Времени, ни Пространства! Мы живем уже в вечности, ведь в нашем мире царит одна скорость! /.../ А ну-ка, где там славные поджигатели с обожжеными руками? Давайте-ка сюда! Тащите огня к библиотечным полкам! Направьте воду из каналов в музейные склепы. /.../ Хватайте кирки и лопаты! Крушите древние города!».
Ему вторили русские «авангардисты»: «Мы пришли, /.../ чтобы выжечь в мозгу плесень прошлого. /.../ Мы предсказали ... свержение всего академического хлама и плюнули на алтарь его святыни!» – гремел Казимир Малевич. Рождение нового искусства, как и нового социалистического строя не мыслилось без беспощадного разрушения старого.
Второе «обретение», теснейшим образом связанное с первым – отказ от Бога, отвержение религии, как мракобесия, позорного наследия прошлого. «Религия – опиум для народа». Захлестнувший, еще начиная с XVIII века интеллигентские умы атеизм обрел в материалистических доктринах социализма окончательное, не подлежащее сомнению «научное обоснование». «Атеизм есть общая вера, в которую крещаются вступающие в лоно церкви интеллигентски-гуманистической. /.../ Традиционный атеизм русской интеллигенции сделался как бы самой собой разумеющейся ее особенностью...» – это наблюдение Сергея Булгакова всецело применимо как к русской, так и к западноевропейской либеральной элите. Но в русском атеизме были свои, присущие ему особенности. Фактически, это было не «безбожие», а «богоборчество». В отличие от западного атеизма, безбожие передовой русской интеллигенции второй половины XIX и ХХ веков явилось не отрицанием существования Бога, а ниспровержением его. Русские «атеисты» воспринимали Бога столь же реально, как царя и помещика, видели в нем врага, которого надо сокрушить, лишить власти. Сокрушить можно только того, кто действительно существует и чью власть можно отнять.
Придя к власти, большевики попытались осуществить на практике обе «доктрины нового мира»: разрушить «до основанья» старый «мир насилья» и осуществить «спасение» прежде всего России, а затем и всего человечества – построить на земле коммунистический рай. Говоря об истории России и нашего искусства периода социализма, нужно помнить эти две «составляющие» мировоззрения ХХ века.
Сокрушение Бога трактовалось как величайшая победа большевиков. Борьба с религией в СССР по существу являлась борьбой победившей религии, утвердившейся в качестве господствующей, с религией побежденной. Исследователи отмечают, что ««соцреализм» в контексте сталинской эпохи явился тем, чем являлось на протяжении веков религиозное искусство».
Основополагающим сталинским мифом был миф о торжестве победившего социализма – земного рая, уже осуществившегося, уже пребывающего здесь, сейчас, в советской действительности. Необходимо было убедить свой народ и весь мир в реальности его существования – воплощении всех упований человечества. Официальное искусство всеми средствами возбуждало в советских людях чувство беспредельного счастья жить в самой передовой в мире стране, под заботливым оком величайшего Вождя всех времен и народов; твердило: «Мы счастливы, мы счастливы, мы счастливы»... «Заключение договора о соцсоревновании» – счастье новых советских трудовых отношений; «Колхозный праздник» – счастье колхозного строя; портреты «знатных людей» – депутатов, лауреатов – счастье жить и трудиться в сталинской стране. Атмосфера торжества, богатства, сказочной «красоты» в павильонах Сельскохозяйственной выставки, в вестибюлях московского метро, в экспозиции выставки «подарков Сталину» и.т.д. должна была приводить зрителя в состояние восторженной экзальтации, беспредельной гордости за свое социалистическое государство, за своих великих вождей, за самого себя – «советского человека «В сверкающих дворцах сказочного города создается художественный стиль, стиль монументальный, стиль социалистического реализма».
«Социалистический реализм» был идеальным отражением и воплощением сталинской эпохи. И все-таки историки отмечают в этом «единстве» странное противоречие. «Пронизывающая всю деятельность Сталина страсть к полной ликвидации всего, что создала и оставила российскому народу его многовековая история – к разрушению веками сложившихся укладов и устоев, к физическому уничтожению всего и всех, кто казался «пережитком проклятого прошлого» – старых специалистов, старой интеллигенции, старого крестьянства, не говоря уж о священнослужителях – казалось бы, требовала такого же уничтожения старого искусства, типичного «пережитка прошлого». Как мог утвердиться в качестве государственного официоза художественный стиль, весь опрокинутый в прошлое, совершенно подобный жанровым картинкам из приложений к дореволюционной «Ниве»»? Всякое отдельно взятое произведение официальной советской живописи, будь то портрет вождя или картина на тему революции и гражданской войны, равно как и портреты «знатных людей», и жанры типа «В цех привезли станки новой марки», представали традиционным литературным «сюжетом в красках» в духе позднего передвижничества, прямым наследником которого и был АХРР.
Этих мастеров, как уже было сказано, объединяла общая идеологическая направленность. Они настаивали на создании искусства повествовательного, жанрового, которое было бы понятным народу и правдиво отражало действительность. Тематические каноны советского искусства полностью оформляются в практике тематических выставок АХРР. «Они известны: «историко-революционная тема»; батальная картина, повествующая о победном пути рабоче-крестьянской Красной Армии; «тема труда» с разработкой индустриально-урбанистических мотивов, которые символизируют «социалистическую реконструкцию» России «лапотной», завоевания сталинских пятилеток. Плюс к тому сюжеты «нового советского быта».
Соответственно строится иерархия жанров изобразительного искусства, среди которых вскоре обозначаются ведущие, официально поощряемые (о них говорится как о «социальном заказе»), и не просто периферийные, но официально пренебрегаемые, даже гонимые». Сюжетность, повествовательность, доходчиво излагающая новый проект действительности, выдвигает  на первый план тематическую картину. Предпочтение оказывается темам широкого общественного звучания. Со временем мотивы соцреалима складываются в  определенный язык заклинаний, обладающих знаковой природой. Излюбленными   становятся мотивы праздника, изобилия, индустриального преображения мира, эффекты чудесной свободы (полет, бег), спорт, темы молодости, материнства, счастливого детства, особую страницу составляют мифы о вождях и героях.
От иерархии, жанров в понимании старого европейского академизма эта новейшая отличалась, пожалуй, более всего именно воинствующей нетерпимостью в отношении периферийных жанровых форм. В первой половине 1930-х годов их «каноническая» соподчиненность закрепляется догматом партийности художественного творчества в СССР. Отпадавшие от руководящей линии партии лишали себя не только публичного творческого статуса, поскольку требование партийности искусства было записано в уставе каждого из новосозданных « единых творческих союзов», но как бы и гражданского статуса вообще.
Герой нового искусства - ясный, цельный, бодрый, оптимист, начисто свободный от рефлексии. Возвышенный дух и горделивый пафос титанической личности Ренессанса оказался  адаптированным к запросам массовой культуры. Из искусства изгоняются многозначность образов, усложняющая прочтение, как и драматизм и психологизм. Смысловая структура предельно упрощается.
Образ нового человека формируется из многих советских персонажей— вождей, революционеров, рабочих, ударников. Некоторые исследователи считают, что в советском искусстве рассматриваемого периода истинного человека труда олицетворяет женщина. Таково мнение Г.Ревзина который считает что все эти персонажи к мифу о новом человеке имели косвенное отношение. По настоящему репрезентирует образ нового советского героя только женщина. Действительно, в общественном сознании при упоминании искусства 30-х годов прежде всего, встает образ девушки с веслом, или мухинской колхозницы. Причем образ женщины одновременно и воплощение пола, и представление в новых, ранее неженских социальных ролях.
Большинство крупных мастеров 30-х годов — Ю.Пименов, А.Самохвалов, Г.Ряжский, В.Мухина внесли свой вклад в создание образа женщины. Общая черта соединенного женского образа — это преобладающая в соцреализме ориентация на ставший классическим идеал античности и Возрождения, сочетающий дорическую целостность и эллинистическое совершенство. Причем идеал, лишенный внешней сентиментальности, деталировки, с акцентом на большую физическую силу, не свойственную классическим образцам. Во всех наиболее тиражируемых женских изображениях социалистического реализма можно увидеть такой образ. Это касается и серии «Метростроевок» Самохвалова, где физическая мощь героинь приобретает карикатурный характер, и персонажей А.Дейнеки («Раздолье» и др.), и картины С.Рянгиной «Все выше!». Причина здесь заключается в трансформации классического изображения под влиянием собственных советских мифологических систем, вместивших в себя многие элементы европейской философии, в частности философии Ницше. В изобразительном искусстве эта характеристика переносится на любого положительного героя.
К этому привела художественная традиция изображения женщины в русском и советском искусстве, её широкий и восприимчивый мифотворческий спектр, способный принять любую характеристику и смысловую нагрузку, придавая им символическую глубину. Однако нельзя сказать, что женская образность, по примеру платоновской материи, являясь последовательным ничто, не привносит в процесс создания «из себя» ничего собственного. Наиболее устойчивым её значением остается воплощение идеи России, её мифа.
Такого рода мифомышление можно считать стержнем художественных волеизъявлений советских 30-х гг. Оно пронизывает живопись, и другие виды искусств. Для пластических искусств это означало тягу к изображению пространств, полных солнечного сияния, состояний взлета, парения, радостно бегущих фигур и дорог, рельсов, уносящихся вдаль, развеваемых ветром древесных крон, летящих самолетов и дирижаблей, стремительных автомобилей и локомотивов. Всему этому в начале 30-х гг. заново учатся, словно бы вспоминая светящиеся пространства голуборозовцев, ритмику силуэтов, пятен, фигур у примитивистов, футуристов, остовцев-экспрессионистов (Дейнека, Пименов).
Образ нового человека формируется из многих советских персонажей— вождей, революционеров, рабочих, ударников. Некоторые исследователи считают, что в советском искусстве рассматриваемого периода истинного человека труда олицетворяет женщина. Таково мнение Г.Ревзина который считает что все эти персонажи к мифу о новом человеке имели косвенное отношение. По настоящему репрезентирует образ нового советского героя только женщина. Действительно, в общественном сознании при упоминании искусства 30-х годов прежде всего, встает образ девушки с веслом, или мухинской колхозницы. Причем образ женщины одновременно и воплощение пола, и представление в новых, ранее неженских социальных ролях.
Большинство крупных мастеров 30-х годов — Ю.Пименов, А.Самохвалов, Г.Ряжский, В.Мухина внесли свой вклад в создание образа женщины. Общая черта соединенного женского образа — это преобладающая в соцреализме ориентация на ставший классическим идеал античности и Возрождения, сочетающий дорическую целостность и эллинистическое совершенство. Причем идеал, лишенный внешней сентиментальности, деталировки, с акцентом на большую физическую силу, не свойственную классическим образцам. Во всех наиболее тиражируемых женских изображениях социалистического реализма можно увидеть такой образ. Это касается и серии «Метростроевок» Самохвалова, где физическая мощь героинь приобретает карикатурный характер, и персонажей А.Дейнеки («Раздолье» и др.), и картины С.Рянгиной «Все выше!». Причина здесь заключается в трансформации классического изображения под влиянием собственных советских мифологических систем, вместивших в себя многие элементы европейской философии, в частности философии Ницше. В изобразительном искусстве эта характеристика переносится на любого положительного героя.
К этому привела художественная традиция изображения женщины в русском и советском искусстве, её широкий и восприимчивый мифотворческий спектр, способный принять любую характеристику и смысловую нагрузку, придавая им символическую глубину. Однако нельзя сказать, что женская образность, по примеру платоновской материи, являясь последовательным ничто, не привносит в процесс создания «из себя» ничего собственного. Наиболее устойчивым её значением остается воплощение идеи России, её мифа.
Такого рода мифомышление можно считать стержнем художественных волеизъявлений советских 30-х гг. Оно пронизывает живопись, и другие виды искусств. Для пластических искусств это означало тягу к изображению пространств, полных солнечного сияния, состояний взлета, парения, радостно бегущих фигур и дорог, рельсов, уносящихся вдаль, развеваемых ветром древесных крон, летящих самолетов и дирижаблей, стремительных автомобилей и локомотивов. Всему этому в начале 30-х гг. заново учатся, словно бы вспоминая светящиеся пространства голуборозовцев, ритмику силуэтов, пятен, фигур у примитивистов, футуристов, остовцев-экспрессионистов (Дейнека, Пименов).
После ожесточенной борьбы, которую вели между собой многочисленные художественные союзы и группировки, победа достается АХРР – и метод соцреализма, как уже говорилось выше, утверждается единственным художественным методом. Входившие в эту ассоциацию художники мастеровито «отображали» несуществующую реальность, создавая в изобразительном искусстве (так же как другие деятели советской культуры – в литературе, театре, кино) соблазнительный образ Советской страны с ее мудрыми вождями и счастливым населением. ««Гордый и свободный человек труда» занимает в этой картине центральное место. Его особенности: функциональная означенность и романтическая приподнятость. Здесь, в России, он накладывается на исторически не изжитый образ героя эпохи романтизма и отчасти принимает его черты. Вождь – это, конечно, средоточие и мифологического, и человеческого: миф о Человеке. Вождь – это «самый человечный человек»». В 1934 г. на I Всесоюзном съезде писателей сформулирован и утвержден метод социалистического реализма – отныне единственный дозволенный метод отображения действительности.
Таким образом, в соцреализме произведение искусства было рассчитано не на отдельную человеческую личность, а на некоего усредненного «простого советского человека», винтика единой государственной машины. Деперсонализация воздействовала и на творческую жизнь, и на жизнь общества в целом. Во многих произведениях талантливых мастеров будут «обкатываться» одни и те же тематико-сюжетные решения - массовые шествия, манифестации, парады, производственные действа, оборонно-защитные и спортивные выступления и т.д. Как в кривом зеркале, в искусстве воспроизводились сцены клятв, митингов, соревнований, коллективных писем, массовых танцев в контексте времени –«агитации за счастье».
Метод социалистического реализма становится основным методом социалистической пропаганды. Руководствуясь этим методом, люди творчества должны были «показать действительность в ее революционном развитии, что значило проявить зоркость видения настоящего, прошлого и будущего». Окончательное утверждение данного метода требовало появления новых героев, новых тем произведений. Лебедев П.И. уделял большое значение этой проблеме и еще в начале 20-х годов говорил, что «...главным героем искусства будет свободный, строящий социализм простой советский человек: рабочий, крестьянин, командир и боец Красной Армии, советская женщина - энергичные, действенные натуры, преданные идеям Октябрьской революции». Предсказание Лебедева оказалось верным, действительно, в советском искусстве утверждал себя новый герой - трудящийся человек, ставший господствующей фигурой общественной жизни. Эти новые герои придавали искусству совершенно иной характер. В каждом произведении, по мнению критиков того времени, должна была быть скрыта какая-либо идея, прославляющая новое, советское общество, клеймящая пережитки прошлого. Произведение искусства было рассчитано не на отдельную человеческую личность, а на некоего усредненного «простого советского человека», винтика единой государственной машины. В искусстве воспроизводились сцены клятв, митингов, соревнований, коллективных писем, массовых танцев в контексте времени –«агитации за счастье».
Такой взгляд на искусство, на его возможности и задачи являлся уже действительностью советского искусства, о чем свидетельствуют сами произведения советских художников. В работах художников того времени идет «сознательное заострение образов ради ясного выражения идеи и ради увеличения действенной силы, способной вооружить зрителя». Это явление нередко делало произведения художников, архитекторов, скульпторов излишне пафосными, гротескными, но тем не менее позволило яснее донести до зрителя саму идею правильности борьбы советского государства в лице пролетариата и крестьянства против пережитков старого мира за идеалы мировой социалистической революции.
Мир, созданный искусством социалистического реализма, некоторые авторы рассматривают как следствие некоего восторженного состояния художника: «Событийный оптимизм настойчиво поощрялся руководителями художественного процесса... Эстетика триумфа и оптимистического конформизма была почти тотальной, и ей подчинялись далеко не всегда по принуждению: в художественном сознании размывались границы между суровой реальностью и «сказкой», обращенной в быль. «Колхозный праздник» А.Пластова (1937) – наивно-искренняя картина избыточного изобилия и безудержной радости, картина-миф – написана с увлечением, с точно подобранными типами, широко и свободно. Но какой непростительной ошибкой было бы подозревать художника в элементарной конъюнктуре! Ведь это было время действительно поражающих воображение трудовых побед, настоящего энтузиазма». Соцреалистический стиль складывается поразительно быстро. Идеологический штамп прочитывается идеопластически, поверх сюжета – через мажорный колорит, композицию, пластику фигур, выражение лиц.
Как уже отмечалось, по поводу искусства социалистического реализма искусствоведы до сих пор спорят, представляя два противоположных взгляда на творчество представителей этого метода. По мнению одних, «художник, создавая образ ложный, фальшивый, но построенный на принципах визуального правдоподобия, заставлял уверовать в него массы, которые были полны искреннего (а в 30-е годы особенно ярко выраженного) стремления к всеобщему счастью трудящегося человечества». Другие придерживаются точки зрения, что этот метод, особенно в период зарождения, в 30-е годы, стал выразителем духа эпохи грандиозного перелома и строительства нового общества.
Заключение
Искусство советской эпохи - один из интереснейших культурных феноменов XX века. Впитав в себя художественные традиции российского искусства XIX – начала XX века, советское искусство стало самостоятельным явлением в художественной культуре нашей страны.
В 20-30-е годы прошедшего столетия искусство России определялось социально-политическими условиями. Основным социальным фактором была Октябрьская социалистическая революция. В эти годы искусство начало решать, прежде всего, политические задачи. Выполняя воспитательную, убеждающую функцию, искусство должно было утверждать новый образ жизни, нового героя, новые ценности, и делать это понятно. Искусство должно было изъясняться на  доступном пониманию, ясном языке; это требование обуславливает целый ряд  последствий. Искусство должно опереться на образы реальности (но преображенной, в «революционном развитии»). Реализм объявляется единственно возможной формой высказывания, появляется понятие «социалистический реализм». Искусство социалистического реализма было основано на академической манере, прежде всего творчества художников-передвижников. В поисках доступности искусству приходилось ориентироваться на вкусы большинства, чаще всего непритязательные. Соцреализм в выборе средств смыкается с массовой культурой, в то же самое время заявившей о себе как влиятельный феномен. Сочетания идеологической нагруженности и высокого профессионального мастерства, представителей таких объединений, как ОСТ, ЛЕФ, АХРР и Союза Художников, объединившего все предыдущие группы, делают это искусство по-своему уникальным.
Искусство, выполняя воспитательную, убеждающую функцию, должно утверждать новый образ жизни, нового героя, новые ценности  на  доступном пониманию, ясном языке. Это требование предопределило ряд признаков официальной культуры. Ориентируясь на вкусы большинства, соцреализм в выборе средств смыкается с массовой культурой. Он опирается на  архаичные, самые стабильные  стереотипы сознания. Мифы соцреализма  восходят к традиционным схемам мифа о культурном герое. Гедонизм, упоение красотой мира, радостью существования проявляется и в  стремлении к зрелищности, зрительной эффектности.
В период, когда страна была поставлена перед задачей полного обновления художники создают картины – сказки, мифическое отражение реальности. В этом чувствуются некоторые романтические мотивы. Романтика трудового подвига воодушевляет, или должна воодушевлять, рядового труженика на великие трудовые победы во благо социалистического государства. При этом манера письма у художников различна, что свидетельствует об еще не утраченном разнообразии художественных школ начала XX века.
Долгие годы единственно возможным было рассмотрение  истории искусства как «битвы реализма с формализмом», т.е. как истории неуклонного прогрессивного развития по пути освоения метода социалистического реализма. В один прекрасный момент этот вариант был заменен прямо противоположным: «золотой век авангарда», раздавленный тоталитарной машиной. В основе обеих версий лежит разделение искусства на положительные и отрицательные явления, т.е. оценочная позиция. Эти версии можно считать  разными проявлениями одного и того же стереотипа сознания.
С середины 1920-х годов авангард, зародившийся в России, постепенно сходит со сцены. Несомненно, огромную роль в этом сыграли внешние факторы: давление государственной власти, нуждавшейся в управляемом искусстве- средстве пропаганды; усталость зрителя, а часто и враждебность общества, шокированного агрессивностью и тотальными претензиями авангарда.
Авангард не мог удовлетворить власть по причине  своей малой доступности широким массам. Уход авангарда со сцены был  свидетельством радикального изменения мировосприятия и формирования нового эстетического идеала. Происходит поворот от диктата идей «формотворческого произвола» или функционализма к идеалам «красоты» и «гармонии» в традиционном понимании.
Воспевание и любование зримой красотой мира, чувственной прелестью вещей становится источником праздничности всего искусства 1920-1930-х годов. Новая редакция эстетического идеала неизменно связывалась с победно-оптимистической установкой. Такая позиция отметает как уходящее и несуществующее все, что не радует взгляд.
Если в 20-е годы в России существовало множество художественных объединений, исповедующих различные художественные системы, то менее чем за десятилетие изобразительный язык советского искусства становится настолько единообразным, что прежние принципы классификации, опирающейся на различные направления, теряют смысл. Теперь определяющим моментом становится тема. В станковом искусстве появляется обязательный набор тем: революционная, колхозная, производственная, военная, спортивная, празднично-триумфально-героическая, парадно-портретная и др.
Таким образом, можно сделать вывод, что  соцреализм - стиль эклектичный по своей природе, его нельзя считать принципиальным новообразованием. От авангарда соцреализм наследует позицию преобразования мира и человека с использованием специфических возможностей массово-эстетического внушения; устремленность в будущее и мифологический характер; социальный оптимизм. От культурной традиции - изобразительность, сюжетность, реалистические формы, использование черт  стилистики неоклассицизма и  реализма. Объектом визуальной пропаганды при этом является  не реальность, а миф. Между авангардом и соцреализмом присутствует идейная преемственность. Фактически 10-е, 20-е, 30-е годы во многом принадлежат одному духовному хронотипу.
Можно констатировать, что авангард и соцреализм - две системы художественного мышления, соотносящиеся с разными эстетическими ориентирами, но связанные генетически. Соцреализм, восстанавливая значимость классической европейской традиции, реабилитируя вещность, как и понятия «красота», «гармония»- основные  элементы эстетической системы предшествующего периода,- наследует суть авангарда: его демиургический и мифотворческий пафос. Соцреализм преследует цели, сходные с целями авангарда - объединение индивидуумов в массы,- желая иметь возможность манипулирования сознанием, при этом смыкается в выборе средств с массовой культурой.
В тоже время единой концепции русского искусства XX века еще не сложилось. На сегодняшний день можно наблюдать разное отношение к искусству 20-30 годов, от неприятия до восхищения. Исследуемая эпоха рождает вопросов больше, чем ответов. Вероятно, потребуется еще немало времени и усилий, чтобы сформировать картину эволюции русского искусства XX века, однако обсуждение этих вопросов  само по себе очень важно.
Список использованной литературы и источников:
Аболина Р.Я. Советское искусство периода гражданской войны и первых лет строительства социализма (1917-1932). – М.: Изд-во Академии художеств СССР, 1962.
Адаскина Н. Л.Закат авангарда в России // Поэзия и живопись: Сб. трудов памяти Н. И. Харджиева / Под ред. М. Б. Мейлаха и Д. В. Сарабьянова. - М.: Языки русской культуры, 2000. - С. 148-158.
Ассоциация художников революционной России. Сборник воспоминаний, статей, документов. – М., 1975.
Ахунов В.М. Тема труда в советском изображении (1970-80гг.) – Л., 1985.
Б. Иогансон : из собрания Государственной Третьяковской галереи / сост. О. В. Рожнова. - М. : Изобраз. искусство, 1988. - 44 с.
Борис Владимирович Иогансон. Избранные произведения. – М.: Советский художник, 1950.
Борьба за реализм в изобразительном искусстве 20-х годов. Материалы. Документы. Воспоминания / Ред.- сост. В.Н.Перельман.- М.: Советский художник, 1962.
Брик О. В порядке дня// Искусство и производство. Сб. статей - Москва,1921.
Буш М., Замошкин А. Путь советской живописи. 1917-1932.- М.: Изогиз, 1933.
Булгаков С. Героизм и подвижничество//Вехи. - 1914. - С. 23-69
Вопросы истории и историографии социалистической культуры.- М., 1987.
Герман И. Сердцем слушая революцию. Искусство первых лет Октября. – Л., 1980.
Горький М. Торжество социалистического реализма. Искусство, 1949, №2.- С.11-16.
Горький М. Собрание сочинений в 30 томах. - Т. 25. – М.: Художественная литература, 1949-1957 г.
Дейнека А. Жизнь. Искусство. Время. литературно - критическое наследие / Сост. и вст. ст. В.П.Сысоева.- Л.: Художник РСФСР, 1974.
Дейнека А.А. Учитесь рисовать.- М.: Изд. академии художеств СССР, 1961.
Жердеева Р. Тема труда в произведениях художников ОСТ(а) // Искусство.- 1973.- № 3.- С.29-38.
Изобразительное искусство периода гражданской войны (1917-1920). – М., 1967
Иогансон Б.В. Молодым художникам о мастерстве. – М., 1959.
История искусства народов СССР т.7; Искусство народов СССР от ВОСР до 1941 г. (Л.С.Зингер, М.А.Орлова). - М.: Изобр.искусство, 1972.
История русского искусства в 13 т.- М.: Изобр. Искусство, 1961
История русского и советского искусства/Под ред. Д.В.Саробьянова. – М.: Высшая школа, 1979.
Князева В.П. Ассоциация художников революционной России. – Л., 1967.
Костин В. ОСТ. – Л., 1967.
Крусанов А.В. Русский авангард: 1907-1932 (Исторический обзор). В 3 т. Т.1. Боевое десятилетие. Кн.1. – М.: Новое литературное обозрение, 2010.
Лапшина Н.П. «Мир искусства»: очерки истории и творческой практики. – М.: Искусство, 1977.
Лебедев П.И. - Сов. искусство в период иностранной военной интервенции и гражданской войны. -М.: Искусство, 1949
Лебедев П.И. - Из истории борьбы за реализм в советском искусстве (1921-1932 г.г.). - М.: Сов.худ., 1962.
Лебедянский М.С.Становление и развитие русской советской живописи 1917- начало 1930-х гг. – Л.: Художник РСФСР, 1983.
Ленин В. И. Партийная организация и партийная литература. Полн. собр. соч. — Т. 41.- М., 1954.
Луначарский А.В. Об изобразительном искусстве. Т2. – М.: Искусство, 1967.
Меликадзе Е. Художник – боец передовой линии идеологического фронта //«Искусство», №6, 1948.- С. 13-16.
Морозов А. И.Конец утопии. Из истории искусства в СССР 1930-х годов. - М.1995.
Морозов А.И. Соцреализм и реализм. — М.: Галарт, 2007.
Неклюдова М. Г. Традиции и новаторство в русском искусстве конца XIX — начала XX века - М.: Искусство, 1991.
Ненарокомова И. «Люблю большие планы…» Художник Александр Дейнека. – М.: Советский художник, 1987.
Никифоров Б.М. А. Дейнека.- М.: Изогиз, Государственное издательство изобразительных искусств. 1937.
Никифоров Б.М. Живопись. Краткий очерк. Советское искусство. – Л.- М., 1948.
О живописи, плакате и скульптуре за 15 лет. Сб. статей. – М., 1934.
Орлова М., Ситник К. Скульптура и живопись на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. //Архитектура СССР, 1939, №9. -С.30-36.
Первый съезд советских писателей. Стенографический отчет.// Борьба за реализм в изобразительном искусстве 20-х годов. Материалы. Документы. Воспоминания / Ред.- сост. В.Н.Перельман.- М.: Советский художник, 1962.
Полищук Э.А. Тема труда в советской живописи. – М., 1970
Полищук Э.А. Труд в произведениях советских художников. – М., 1971.
Пунин Н. Русское и советское искусство. - М., 1976.
Ревзин Г. Девушка моей мечты // Искусство. - 1990. - № 3. - С.39-43.
Салько О. Борис Иогансон : биография отдельного лица. - М. : Изобраз. искусство, 1970.
Сарабьянов Д.В. История русского искусства конца XIX - начала XX века. - М.,1993.
Сарабьянов Д.В. Новейшие течения в русской живописи предреволюционного десятилетия (Россия и Запад)// Советское искусствознание. – 1980. - №1. –С.26-30.
Сарабьянов Д.В. Русская живопись конца 1900-х – начала 1910-х годов. – М., 1971.
Сарабьянов Д.В. К своеобразию живописи русского авангарда начала XX века// http://www.independent-academy.net/science/library/sarabjanov/4_2.html
Свиридова И.А. Советский политический плакат. – М.: Изобразительное искусство, 1975.
Северюхин Д.Я., Лейкинд О.А. Золотой век художественных объединений в России и СССР (1820-1932) : справочник / Д.Я. Северюхин, О.Л. Лейкинд.– СПб.: Изд-во Чернышева, 1992.
Станкевич Н. И. Б. В. Иогансон. – М: Художник РСФСР, 1978.
Становление социалистического реализма в советском изобразительном искусстве.- М., 1960.
Стернин Г. Художественная жизнь России 1900-1910-х годов.- М., 1988.
Сысоев П.К новым успехам советского изобразительного искусства. //«Советское искусство», 20 марта 1948.- С.5-7.
Сысоев В.П. Александр Дейнека. Монография. – М.: Изобразительное искусство, 1989.
Толстой А.В. Русская художественная эмиграция в Европе. ХХ век. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора искусствоведения. - М.: Российская Академия Художеств, 2002.
Тугендхольд Э. Искусство октябрьской эпохи. – Л., 1930.
Турчин В.С. По лабиринтам авангарда - М., 1993.
Федоров-Давыдов А. А. Русское искусство промышленного капитализма. - М.,1929.
Федоров-Давыдов А.А. Русское и советское искусство. Статьи и очерки. – М., 1975.
Федоров-Давыдов А.А. Художественная жизнь Москвы. Статьи и очерки. М., «Искусство», 1975
Чегодаев А. А.А Дейнека. О творчестве художника.//Искусство.- 1957.- №5. - С. 21
Чегодаева М. Неиссякаемый источник вдохновенья (К вопросу о советском «идеализме»)// Моя тревога. Сб.критических статей об искусстве ХХ–XXI века. – М., 2006.
Эстетическое самосознание русской культуры в 20-е гг. XX века. – М.: РГГУ, 2003.
Якимович А.К. Двадцатый век. Искусство. Культура. Картина мира. – М.,2003.
Перечень иллюстраций
Дейнека. А.А.. Оборона Петрограда 1928 г.
Бродский И. И. В. И. Ленин в Смольном. 1930 г.
Петров - Водкин К. С. Смерть комиссара. 1928 г.
Греков (Мартыщенко) М. Б. Тачанка. 1925г.
Машков И. И. Снедь московская. Хлебы. 1924г.
Кончаловский П.П. Сирень. 1933г.
Кандинский В. Желтое-красное-синее. 1925 г.
Малевич К. С. Женщина с граблями. 1930-1931
Ряжский Г. Г. Делегатка. 1927 г.
Яковлев Б. Н. Транспорт налаживается. 1923 г.
Дейнека А. А. Мать. 1932 г.
Герасимов С. В. Колхозный праздник. 1937 г.
Нестеров М. В. Портрет академика И. П. Павлова. 1935 г.
Пименов Ю. И. Новая Москва. 1937г.
Иллюстрации
Илл.1 Дейнека. А.А.. Оборона Петрограда 1928 г.
210х238см. Холст, масло. Центральный музей Вооружённых Сил СССР, Москва
Илл.2 Бродский И. И. В. И. Ленин в Смольном. 1930 г.
190х287см. Холст, масло. ГТГ, Москва
Илл.3. Петров - Водкин К. С. Смерть комиссара. 1928 г.
196 x 248см. Холст, масло. Русский музей. Санкт-Петербург.
Илл.4. Греков (Ма

Список литературы

Список использованной литературы и источников:
1.Аболина Р.Я. Советское искусство периода гражданской войны и первых лет строительства социализма (1917-1932). – М.: Изд-во Академии художеств СССР, 1962.
2.Адаскина Н. Л.Закат авангарда в России // Поэзия и живопись: Сб. трудов памяти Н. И. Харджиева / Под ред. М. Б. Мейлаха и Д. В. Сарабьянова. - М.: Языки русской культуры, 2000. - С. 148-158.
3.Ассоциация художников революционной России. Сборник воспоминаний, статей, документов. – М., 1975.
4.Ахунов В.М. Тема труда в советском изображении (1970-80гг.) – Л., 1985.
5.Б. Иогансон : из собрания Государственной Третьяковской галереи / сост. О. В. Рожнова. - М. : Изобраз. искусство, 1988. - 44 с.
6.Борис Владимирович Иогансон. Избранные произведения. – М.: Советский художник, 1950.
7.Борьба за реализм в изобразительном искусстве 20-х годов. Материалы. Документы. Воспоминания / Ред.- сост. В.Н.Перельман.- М.: Советский художник, 1962.
8.Брик О. В порядке дня// Искусство и производство. Сб. статей - Москва,1921.
9.Буш М., Замошкин А. Путь советской живописи. 1917-1932.- М.: Изогиз, 1933.
10.Булгаков С. Героизм и подвижничество//Вехи. - 1914. - С. 23-69
11.Вопросы истории и историографии социалистической культуры.- М., 1987.
12.Герман И. Сердцем слушая революцию. Искусство первых лет Октября. – Л., 1980.
13.Горький М. Торжество социалистического реализма. Искусство, 1949, №2.- С.11-16.
14.Горький М. Собрание сочинений в 30 томах. - Т. 25. – М.: Художественная литература, 1949-1957 г.
15.Дейнека А. Жизнь. Искусство. Время. литературно - критическое наследие / Сост. и вст. ст. В.П.Сысоева.- Л.: Художник РСФСР, 1974.
16.Дейнека А.А. Учитесь рисовать.- М.: Изд. академии художеств СССР, 1961.
17.Жердеева Р. Тема труда в произведениях художников ОСТ(а) // Искусство.- 1973.- № 3.- С.29-38.
18.Изобразительное искусство периода гражданской войны (1917-1920). – М., 1967
19.Иогансон Б.В. Молодым художникам о мастерстве. – М., 1959.
20.История искусства народов СССР т.7; Искусство народов СССР от ВОСР до 1941 г. (Л.С.Зингер, М.А.Орлова). - М.: Изобр.искусство, 1972.
21.История русского искусства в 13 т.- М.: Изобр. Искусство, 1961
22.История русского и советского искусства/Под ред. Д.В.Саробьянова. – М.: Высшая школа, 1979.
23.Князева В.П. Ассоциация художников революционной России. – Л., 1967.
24.Костин В. ОСТ. – Л., 1967.
25.Крусанов А.В. Русский авангард: 1907-1932 (Исторический обзор). В 3 т. Т.1. Боевое десятилетие. Кн.1. – М.: Новое литературное обозрение, 2010.
26.Лапшина Н.П. «Мир искусства»: очерки истории и творческой практики. – М.: Искусство, 1977.
27.Лебедев П.И. - Сов. искусство в период иностранной военной интервенции и гражданской войны. -М.: Искусство, 1949
28.Лебедев П.И. - Из истории борьбы за реализм в советском искусстве (1921-1932 г.г.). - М.: Сов.худ., 1962.
29.Лебедянский М.С.Становление и развитие русской советской живописи 1917- начало 1930-х гг. – Л.: Художник РСФСР, 1983.
30.Ленин В. И. Партийная организация и партийная литература. Полн. собр. соч. — Т. 41.- М., 1954.
31.Луначарский А.В. Об изобразительном искусстве. Т2. – М.: Искусство, 1967.
32.Меликадзе Е. Художник – боец передовой линии идеологического фронта //«Искусство», №6, 1948.- С. 13-16.
33.Морозов А. И.Конец утопии. Из истории искусства в СССР 1930-х годов. - М.1995.
34.Морозов А.И. Соцреализм и реализм. — М.: Галарт, 2007.
35.Неклюдова М. Г. Традиции и новаторство в русском искусстве конца XIX — начала XX века - М.: Искусство, 1991.
36.Ненарокомова И. «Люблю большие планы…» Художник Александр Дейнека. – М.: Советский художник, 1987.
37.Никифоров Б.М. А. Дейнека.- М.: Изогиз, Государственное издательство изобразительных искусств. 1937.
38.Никифоров Б.М. Живопись. Краткий очерк. Советское искусство. – Л.- М., 1948.
39.О живописи, плакате и скульптуре за 15 лет. Сб. статей. – М., 1934.
40.Орлова М., Ситник К. Скульптура и живопись на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. //Архитектура СССР, 1939, №9. -С.30-36.
41.Первый съезд советских писателей. Стенографический отчет.// Борьба за реализм в изобразительном искусстве 20-х годов. Материалы. Документы. Воспоминания / Ред.- сост. В.Н.Перельман.- М.: Советский художник, 1962.
42.Полищук Э.А. Тема труда в советской живописи. – М., 1970
43.Полищук Э.А. Труд в произведениях советских художников. – М., 1971.
44.Пунин Н. Русское и советское искусство. - М., 1976.
45.Ревзин Г. Девушка моей мечты // Искусство. - 1990. - № 3. - С.39-43.
46.Салько О. Борис Иогансон : биография отдельного лица. - М. : Изобраз. искусство, 1970.
47.Сарабьянов Д.В. История русского искусства конца XIX - начала XX века. - М.,1993.
48.Сарабьянов Д.В. Новейшие течения в русской живописи предреволюционного десятилетия (Россия и Запад)// Советское искусствознание. – 1980. - №1. –С.26-30.
49.Сарабьянов Д.В. Русская живопись конца 1900-х – начала 1910-х годов. – М., 1971.
50.Сарабьянов Д.В. К своеобразию живописи русского авангарда начала XX века// http://www.independent-academy.net/science/library/sarabjanov/4_2.html
51.Свиридова И.А. Советский политический плакат. – М.: Изобразительное искусство, 1975.
52.Северюхин Д.Я., Лейкинд О.А. Золотой век художественных объединений в России и СССР (1820-1932) : справочник / Д.Я. Северюхин, О.Л. Лейкинд.– СПб.: Изд-во Чернышева, 1992.
53.Станкевич Н. И. Б. В. Иогансон. – М: Художник РСФСР, 1978.
54.Становление социалистического реализма в советском изобразительном искусстве.- М., 1960.
55.Стернин Г. Художественная жизнь России 1900-1910-х годов.- М., 1988.
56.Сысоев П.К новым успехам советского изобразительного искусства. //«Советское искусство», 20 марта 1948.- С.5-7.
57.Сысоев В.П. Александр Дейнека. Монография. – М.: Изобразительное искусство, 1989.
58.Толстой А.В. Русская художественная эмиграция в Европе. ХХ век. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора искусствоведения. - М.: Российская Академия Художеств, 2002.
59.Тугендхольд Э. Искусство октябрьской эпохи. – Л., 1930.
60.Турчин В.С. По лабиринтам авангарда - М., 1993.
61.Федоров-Давыдов А. А. Русское искусство промышленного капитализма. - М.,1929.
62.Федоров-Давыдов А.А. Русское и советское искусство. Статьи и очерки. – М., 1975.
63.Федоров-Давыдов А.А. Художественная жизнь Москвы. Статьи и очерки. М., «Искусство», 1975
64.Чегодаев А. А.А Дейнека. О творчестве художника.//Искусство.- 1957.- №5. - С. 21
65.Чегодаева М. Неиссякаемый источник вдохновенья (К вопросу о советском «идеализме»)// Моя тревога. Сб.критических статей об искусстве ХХ–XXI века. – М., 2006.
66.Эстетическое самосознание русской культуры в 20-е гг. XX века. – М.: РГГУ, 2003.
67.Якимович А.К. Двадцатый век. Искусство. Культура. Картина мира. – М.,2003.
Пожалуйста, внимательно изучайте содержание и фрагменты работы. Деньги за приобретённые готовые работы по причине несоответствия данной работы вашим требованиям или её уникальности не возвращаются.
* Категория работы носит оценочный характер в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставляемого материала, который не является научным трудом, не является выпускной квалификационной работой и представляет собой результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, но может использоваться в качестве источника для подготовки работы указанной тематики.
Сколько стоит
консультация по подготовке материалов?
1
Заполните заявку - это бесплатно и ни к чему вас не обязывает. Окончательное решение вы принимаете после ознакомления с условиями выполнения работы.
2
Менеджер оценивает работу и сообщает вам стоимость и сроки.
3
Вы вносите предоплату 25% и мы приступаем к работе.
4
Менеджер найдёт лучшего автора по вашей теме, проконтролирует выполнение работы и сделает всё, чтобы вы остались довольны.
5
Автор примет во внимание все ваши пожелания и требования вуза, оформит работу согласно ГОСТ, произведёт необходимые доработки БЕСПЛАТНО.
6
Контроль качества проверит работу на уникальность.
7
Готово! Осталось внести доплату и работу можно скачать в личном кабинете.
После нажатия кнопки "Узнать стоимость" вы будете перенаправлены на сайт нашего официального партнёра Zaochnik.com
© Рефератбанк, 2002 - 2018